Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом: Учебно-методический комплекс (учебное пособие)
Издание подготовлено в форме учебно-методического комплекса и является учебным пособием для студентов юридических вузов, иных учебных заведений, близких по своему профилю к данной проблематике, а также для всех лиц, которые интересуются организацией публичной власти, государства и общества в целом.
Оговорки и заявления о толковании в механизме имплементации
международно-правовых антикоррупционных стандартов: проблема
фрагментированной имплементации

Оговорки и заявления являются важным инструментом в механизме имплементации международно-правовых антикоррупционных стандартов, позволяющим государству "настроить" международный договор под себя.
В Руководстве по международным договорам отмечается, что в некоторых случаях государства выступают с определенными заявлениями к договору. Такие заявления могут именоваться оговорками, заявлениями, разъяснительными заявлениями, а также декларациями или заявлениями о толковании. Независимо от формулировки или названия любое такое заявление, направленное на исключение или изменение юридического действия некоторых положений договора в их применении к заявителю, представляет собой по существу оговорку, которая позволяет государству быть стороной в многостороннем договоре, участвовать в котором в противном случае оно либо не пожелало бы, либо не смогло <653>.
--------------------------------
<653> См.: Руководство по международным договорам. Подготовлено Договорной секцией Управления по правовым вопросам Организации Объединенных Наций. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 2002. С. 13. Полный текст книги на русском языке см.: URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/treaty_handbook.pdf (дата обращения: 26.08.2016).

Согласно Венской конвенции о праве международных договоров "оговорка" означает одностороннее заявление в любой формулировке и под любым наименованием, сделанное государством при подписании, ратификации, принятии или утверждении договора или присоединении к нему, посредством которого оно желает исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к данному государству (п. "е", п. 1, ст. 2).
Государство может при подписании, ратификации, принятии или утверждении договора или присоединении к нему формулировать оговорку, за исключением тех случаев, когда: данная оговорка запрещается договором; договор предусматривает, что можно делать только определенные оговорки, в число которых данная оговорка не входит; или оговорка несовместима с объектом и целями договора (ст. 19 Венской конвенции о праве международных договоров).
Например, Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию ETS N 174 (Страсбург, 04.07.1999), участницей которой Российская Федерация не является, в ст. 17 категорично провозглашает, что никакие оговорки не могут быть сделаны в отношении какого-либо положения настоящей Конвенции.
Оговорка, которая определенно допускается договором, не требует какого-либо последующего принятия другими договаривающимися государствами, если только договор не предусматривает такого принятия. Оговорка может требовать принятия ее всеми участниками договора, если из ограниченного числа участвовавших в переговорах государств и из объекта и целей договора явствует, что применение договора в целом между всеми его участниками является существенным условием для согласия каждого участника на обязательность для него договора.
В других случаях, если договор не предусматривает иное, принятие оговорки другим договаривающимся государством делает государство, сформулировавшее оговорку, участником этого договора по отношению к принявшему оговорку государству; возражение другого договаривающегося государства против оговорки не препятствует вступлению договора в силу между государством, возражающим против оговорки, и государством, сформулировавшим оговорку, если возражающее против оговорки государство определенно не заявит о противоположном намерении; акт, выражающий согласие государства на обязательность для него договора и содержащий оговорку, приобретает силу, как только по крайней мере одно из других договаривающихся государств примет эту оговорку.
Если договор не предусматривает иное, оговорка считается принятой государством, если оно не выскажет возражений против нее до определенного в Конвенции момента (п. п. 1 - 2, 4, 5 ст. 20 Венской конвенции о праве международных договоров).
Оговорка, действующая в отношении другого участника: изменяет для сделавшего оговорку государства в его отношениях с этим другим участником положения договора, к которым относится оговорка, в пределах сферы действия оговорки и изменяет в той же мере указанные положения для этого другого участника в его отношениях со сделавшим оговорку государством. Оговорка не изменяет положений договора для других участников в их отношениях между собой. Если государство, возражающее против оговорки, не возражало против вступления в силу договора между собой и сделавшим оговорку государством, то положения, к которым относится оговорка, не применяются между этими двумя государствами в пределах сферы действия такой оговорки (ст. 21 Венской конвенции о праве международных договоров).
Если договор не предусматривает иное, оговорка может быть снята в любое время, и для ее снятия не требуется согласия государства, принявшего оговорку (п. 1 ст. 22 Венской конвенции о праве международных договоров).
Конвенция ООН против коррупции в п. п. 3 и 4 ст. 66 предусматривает возможность оговорок: каждое Государство-участник может при подписании, ратификации, принятии или утверждении настоящей Конвенции или при присоединении к ней заявить о том, что оно не считает себя связанным положениями п. 2 ст. 66. Другие государства-участники не связаны положениями п. 2 ст. 66 в отношении любого государства-участника, сделавшего такую оговорку. Государство-участник, сделавшее такую оговорку, может в любое время снять эту оговорку путем направления уведомления Генеральному секретарю ООН.
Пункт 2 ст. 66 предусматривает, что любой спор между двумя или более государствами-участниками относительно толкования или применения Конвенции, который не может быть урегулирован путем переговоров в течение разумного периода времени, передается по просьбе одного из этих государств-участников на арбитражное разбирательство. Если в течение шести месяцев со дня обращения с просьбой об арбитраже эти государства-участники не смогут договориться о его организации, любое из этих государств-участников может передать спор в Международный суд, обратившись с заявлением в соответствии со Статутом Суда.
Возможностью сделать такую оговорку воспользовались 35 стран. Россия оговорку не сделала.
Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию предусматривает, что любое государство в момент подписания или сдачи на хранение ратификационной грамоты, документа о принятии, одобрении или присоединении может сделать в той или иной степени оговорки в отношении ст. ст. 4, 6 - 8, 10 и 12, ст. 5, п. 2 ст. 17, п. 1 ст. 26 Конвенции. Тем не менее никакое государство не может высказывать оговорки по более чем пяти упомянутым в этих статьях положениям. Никакие другие оговорки не допускаются. Оговорки однородного характера по ст. ст. 4, 6 и 10 Конвенции считаются одной оговоркой (ст. 37).
Оговорки считаются имеющими юридическую силу в течение 3 лет с момента вступления Конвенции в силу для соответствующего государства. Однако такие заявления и оговорки могут продлеваться на период той же продолжительности. За 12 месяцев до истечения срока действия оговорки Генеральный секретариат Совета Европы уведомляет об этом соответствующее государство. Не позднее чем за 3 месяца до истечения срока действия соответствующее государство уведомляет Генерального секретаря о том, что оно подтверждает, изменяет или отзывает свое заявление или оговорку. В случае отсутствия уведомления со стороны соответствующего государства Генеральный секретариат информирует это государство о том, что действие заявления или оговорки считается автоматически продленным на срок в 6 месяцев. Непредставление государством уведомления о намерении подтвердить или изменить свое заявление или оговорку до истечения этого срока влечет прекращение действия заявления или оговорки. Если Договаривающаяся Сторона делает оговорку, то она представляет ГРЕКО разъяснение с изложением обоснования продолжения их действия (ст. 38).
Россия не воспользовалась своим правом сделать оговорку к Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию.
Другим важным инструментом являются заявления о толковании.
В Руководстве по международным договорам отмечается, что государство может сделать заявления о толковании, т.е. заявление по поводу своего понимания какого-либо вопроса, содержащегося в том или ином конкретном положении договора, или толкования такого положения. Заявления подобного характера не направлены, в отличие от оговорок, на исключение или изменение юридического действия договора. Цель заявления о толковании состоит в том, чтобы прояснить значение отдельных положений договора или всего договора в целом <654>.
--------------------------------
<654> См.: Руководство по международным договорам. Подготовлено Договорной секцией Управления по правовым вопросам Организации Объединенных Наций. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 2002. С. 18. Полный текст книги на русском языке см. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_convAreaty_handbook.pdf (дата обращения: 26.08.2016).

Конвенция ООН против коррупции была ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 08.03.2006 N 40-ФЗ <655>. При этом Российская Федерация сделала 8 заявлений.
--------------------------------
<655> Федеральный закон от 08.03.2006 N 40-ФЗ "О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции" // Собрание законодательства РФ. 2006. N 12. Ст. 1231.

Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию в ст. 36 предусматривает, что любое государство в момент подписания или сдачи на хранение ратификационной грамоты, документа о принятии, одобрении или присоединении может заявить, что оно будет рассматривать как уголовные правонарушения активный или пассивный подкуп иностранных публичных должностных лиц в соответствии со ст. 5, должностных лиц международных организаций согласно ст. 9 или судей и должностных лиц международных судов в соответствии со ст. 11 лишь в той степени, в какой публичное должностное лицо или судья действует или воздерживается от действий в нарушение своих обязанностей. В отношении юридической силы и пересмотра заявлений Конвенция в ст. 38 использует изложенный выше механизм, что правомерно и по отношению к оговоркам. Российская Федерация не воспользовалась своим правом и заявлений к Конвенции не сделала.
Использование оговорок и заявлений о толковании позволяет сделать исполнение международных антикоррупционных обязательств максимально гибким для государства. Но одновременно оно порождает фундаментальную проблему фрагментации международных обязательств или частичной имплементации международных антикоррупционных стандартов. Такая фрагментация существенно обедняет международный антикоррупционный механизм, не позволяет международным антикоррупционным стандартам реализовываться в своей целостности и полноте.
Как уже было сказано, Россия не сделала оговорок к международным антикоррупционным договорам, участницей которых она является, но она сделала 8 заявлений к Конвенции ООН против коррупции. В связи с этим встает вопрос о степени реализации отдельных положений Конвенции. Одним из самых дискуссионных вопросов реализации конвенционных положений является ст. 20 "Незаконное обогащение" Конвенции ООН против коррупции.
Согласно ст. 20 Конвенции ООН против коррупции: "При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать".
Эта статья примечательна тем, что сформулирована особым образом.
Во-первых, в этой статье используется формулировка "рассматривает возможность принятия" применительно к обязательствам государства.
Во-вторых, в эту статью включена оговорка "при условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы". Похожие оговорки включены в формулировки еще нескольких статей Конвенции (п. 8 ст. 31, п. 17 ст. 46, п. 1 ст. 50). Тем самым реализация данных международных обязательств не должна влечь возникновение противоречия с конституционными принципами и базовыми принципами правовой системы. Если данные международных обязательств вступают в конфликт с указанными принципами, то они не могут быть реализованы. Таким образом, реализация данных международных обязательств оставлена на усмотрение государств-участников.
Российская Федерация, ратифицируя Конвенцию ООН против коррупции, в Федеральном законе "О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции" не сделала заявление о толковании относительно ст. 20, указав, что обладает юрисдикцией в отношении деяний, признанных преступными согласно ст. 15, п. 1 ст. 16, ст. ст. 17 - 19, 21 и 22, п. 1 ст. 23, ст. ст. 24, 25 и 27 Конвенции ООН против коррупции, в случаях, предусмотренных п. п. 1 и 3 ст. 42 Конвенции ООН против коррупции. Как видно, в перечне нет ст. 20 Конвенции ООН против коррупции.
Как следствие, Россия не предприняла каких-либо мер для имплементации незаконного обогащения в рамках ст. 20 Конвенции ООН против коррупции в свой национальный правопорядок. Незаконное обогащение в рамках ст. 20 Конвенции ООН против коррупции не включено в Уголовный кодекс РФ в качестве уголовно наказуемого деяния.
В ст. 49 Конституции РФ провозглашается принцип презумпции невиновности: "Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность", который является как раз тем "препятствием" для имплементации, о котором говорит ст. 20 Конвенции ООН против коррупции как об "условии соблюдения конституции". Поэтому Россия, как и многие другие страны, конституции которых закрепляют презумпцию невиновности, до сих пор не реализовала ст. 20 Конвенции ООН против коррупции.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!