Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом: Учебно-методический комплекс (учебное пособие)
Издание подготовлено в форме учебно-методического комплекса и является учебным пособием для студентов юридических вузов, иных учебных заведений, близких по своему профилю к данной проблематике, а также для всех лиц, которые интересуются организацией публичной власти, государства и общества в целом.
Конституционное право и антикоррупционные стратегии:
пересечение предметного поля

Для того чтобы лучше сориентироваться в антикоррупционном потенциале и многообразии соответствующих задач конституционно-правовой науки и законодательства, было бы логично обратиться к наиболее обобщенным взглядам на оптимальный дизайн национальных стратегий противодействия коррупции. Наложение структуры комплексной стратегии антикоррупционных реформ на структуру традиционного конституционного права способно дать наглядное представление о широте области их взаимного пересечения.
Представление о структуре конституционного права должно быть хорошо знакомо государствоведческой дискуссии и является более или менее стабильным результатом конвенции в данной области юридической науки. Разумеется, в разных правопорядках в силу единства базовых проблем властеотношений большинство вопросов этой структуры если не идентичны, то во многом сходны. По крайней мере это с уверенностью можно сказать о странах, принадлежащих одной правовой семье. Сравнение структуры национальных моделей конституционного права стран, относящихся к разным правовым семьям, показывает большие различия в формулировках и логике, последовательности и соотношении, а также актуальности различных правовых институтов. Между тем и эта особенность нигде не оставляет за бортом конституционного права различных по своему правовому строю государств классические проблемы властеотношений, которые оказываются в поле зрения юридических оценок.
В этой связи очевидно, что такое же отсутствие идентичности структуры антикоррупционных стратегий в разных странах никак не может говорить об отсутствии единства и цельности современного антикоррупционного знания. Несомненно, оно неполно, но так же, как неполно любое другое знание. Степень же его неполноты находится в зависимости от многих параметров, например от текущих задач, которые ставятся перед наукой, количества вовлеченных в изучение проблемы научных школ, времени, прошедшего от начала диалога по данной теме, и т.д. Поэтому если постановка вопроса в зарубежной социологии о возможности построения некой системной государственной антикоррупционной стратегии насчитывает от силы несколько десятков лет, да и то с большой долей условности, было бы неоправданно предъявление претензий к подвижности структуры антикоррупционного знания при сравнении его развития в разных странах.
Тем не менее и в этой сравнительно молодой комплексной области знаний начинает выкристаллизовываться определенный фронт проблем, набор которых можно считать если не классическим, то по меньшей мере стандартным. Например, нас совершенно не должно вводить в заблуждение, что в странах с развитыми демократически институтами вопросы политической коррупции занимают сегодня весьма узкое место, как правило, в связи с проблемами финансирования выборов и предотвращения незаконных лоббистских практик. Ключевое слово здесь - "сегодня". Абсолютное большинство проблем политической коррупции вроде патронажа или непотизма, характерных в настоящее время для авторитарных государств, были более чем знакомы демократическим странам в относительно недавнем прошлом. Вот что по этому поводу замечает Джеймс Скотт: "...следует отметить, что еще в середине 19-го века для большей части Европы было характерно восприятие государственной должности как частной собственности... Их (государственные посты. - С.Ш.) можно было закладывать, давать в приданое и продавать на аукционе по высокой цене... Таким образом, еще сто лет назад европейские практики как дома, так и за границей не отличались от туземных практик в колониях настолько, чтобы у приезжего европейца возникли серьезные проблемы с усвоением местных порядков" <48>.
--------------------------------
<48> Скотт Дж. Анализ коррупции в развивающихся странах. Борьба с ветряными мельницами? Социально-антропологический подход к исследованию коррупции / Сост. и отв. ред. И.Б. Олимпиева, О.В. Паченков. СПб.: Алетейя, 2007. С. 19.

Да и сегодня вряд ли можно сказать, что политическая коррупция в странах западной демократии перестала быть актуальной проблемой. Несомненно, что коррупция здесь сильно эволюционировала за полтора века, частью приобретя респектабельные формы гонораров юристов или сложной интеракции депутатов со своими предвыборными спонсорами <49>, а частью мигрировав в бизнес-среду, где неолиберальная экономика продолжает давать массу возможностей развивать деловые практики, которые на государственной службе являлись бы преступными. Следовательно, актуальность различных антикоррупционных проблем для их отражения в текущем законодательстве, действительно, может сильно варьироваться в различных странах в зависимости от степени укорененности там демократических институтов, экономического развития и т.д. В текущем антикоррупционном дискурсе на поверхности могут лежать разные вопросы, однако структура комплексного современного научного знания о базовых проблемах противодействия коррупции все больше приобретает черты стабильности и цельности.
--------------------------------
<49> См.: Антикоррупционная политика... / Под ред. Г.А. Сатарова. С. 79.

Далее. Поскольку мы задались целью определить область пересечения со структурой конституционного права антикоррупционных проблем, необходимо избрать для них некую объединяющую категорию, которая была бы не только информативна, но принципиально сравнима с отраслью права, отраслью законодательства, отраслью правового знания или учебной дисциплиной, так как конституционное право может являться нам во всех этих ипостасях, раскрывая особенности своей структуры.
В какой же форме может быть выражено это обобщенное видение систематики противодействия коррупции, если антикоррупционное законодательство разных стран не может дать нам об этом адекватного представления в силу существенных различий, а наука о противодействии коррупции носит междисциплинарный характер? В таких условиях наиболее релевантным способом определить структуру "стандартного", "традиционного" антикоррупционного материала, который бы не слишком зависел от национальных особенностей разных правопорядков, было бы обращение к универсальным антикоррупционным стратегиям, которые разрабатывались в разное время под эгидой международных правительственных и неправительственных организаций для выполнения своих уставных задач.
Предваряя сомнения некоторых наблюдателей о том, что советы таких организаций бывают порой тенденциозными и часто служат орудием в руках отдельных международных союзов, стран или даже корпораций в их конкурентной борьбе, укажем, что, несмотря на наличие определенных оснований так полагать <50>, ничто не мешает нам относиться к результатам таких исследований со скепсисом, принимать или не принимать их во внимание, а также отсеивать идеологию и субъективные оценки и толкования полевых данных от достоверных научных доказательств. Кроме того, мы вполне можем сделать набор источников информации в достаточной степени репрезентативным, а их подбор вызывающим доверие, чтобы улавливать тенденции. В нашем случае этой тенденцией будет представление о примерной структуре современной антикоррупционной стратегии, которая была бы универсальной (т.е. пригодной для разных стран) и комплексной (т.е. включающей все наиболее полезные для этого институциональные инструменты).
--------------------------------
<50> Эти сомнения не стоит как сбрасывать со счетов, так и переоценивать. Доминирующий сегодня во многих частях света ультраконсерватизм и даже фундаментализм в политическом видении часто заслоняет существо проблемы. Кроме того, даже такие вызывающие подозрение в глазах развивающихся стран международные институты, как, например, Мировой банк, с течением времени меняют свои взгляды на механизмы стимулирования продуктивных реформ. Это довольно важный момент: есть основания полагать, что после десятилетия неудачных попыток насильственного свержения автократических режимов в 90-х гг. XX в., "цветных революций", "арабской весны" и т.п. меняется стилистика международного общения. В частности, некоторые ученые утверждают, что неопатримониальным государствам больше не угрожает какая-либо внешняя агрессия (если только они сами не угрожают системе международной безопасности). Ставка сегодня делается преимущественно на ценностную эволюцию. Более того, даже радикальные экономические реформы, которые приводят к слому авторитарных государственных институтов, начинают восприниматься с недоверием. Поэтому стратегии государственного развития, стимулируемые различными наднациональными образованиями, становятся более осторожными и пытаются "не выплеснуть с водой ребенка". См., например, об этом в работе Инге Амундсен: "One of the most simplistic and implacable measures proposed and sometimes undertaken to curb corruption, was to do away with the corrupted politicians and bureaucrats altogether, through the downsizing of the state" and "privatisation". This was the policy recommended by the World Bank, the IMF and other Western lenders and donors in the late 1980s and early 1990s, in particular for the over-sized and inefficient neo-patrimonial African regimes. However, as this is not only interfering in internal relations, it possibly "throws the baby out with the bath". Economic liberalisation, privatisations and more power to the market has not given the prescribed effects, and even the World Bank now propagates a lean but strong, efficient and democratic developmentalist state". Amundsen Inge. Political Corruption: An Introduction to the Issues. WP 1999: 7. P. 21 - 22.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!