Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом: Учебно-методический комплекс (учебное пособие)
Издание подготовлено в форме учебно-методического комплекса и является учебным пособием для студентов юридических вузов, иных учебных заведений, близких по своему профилю к данной проблематике, а также для всех лиц, которые интересуются организацией публичной власти, государства и общества в целом.
Проблема взаимосвязи коррупции и политической
модернизации общества

Среди многочисленных тем, которые развиваются зарубежной наукой в плоскости проблематики политической коррупции, одной из основных проблем является взаимосвязь коррупции и политической модернизации (или "демократического транзита" в других прочтениях). Все крупнейшие имена в этом предметном сегменте социальных наук связаны с дискуссией по данной проблеме (С. Хантингтон, С. Роуз-Аккерман, Р. Клитгаард, А. Хайденхаймер, М. Джонстон и др.).
С тех пор как С. Хантингтон в своем общемировом обзоре зафиксировал "третью волну демократизации" <101> (середина 1970-х - начало 90-х гг.), уже прошло достаточно много времени, чтобы судить о ее результатах скептически. Оказалось, что несмотря на глобализацию экономики, культурное давление внешней среды или развитие технологий общения в нашем мире недемократические режимы не рассыпаются в прах перед мощью очевидных преимуществ демократизации. Более того, появляются особые полудемократии, которые оказываются весьма устойчивыми, стабильными политическими образованиями. Ф. Шмиттер называет их "гибридными режимами", которые сочетают в себе элементы автократии и демократии. Интересно, что их появление характерно для стран, которые не смогли преодолеть свое социалистическое наследие и не довели до конца полный цикл политической трансформации <102>.
--------------------------------
<101> Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце XX века: пер. с англ. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2003. 368 с.
<102> См., например: Шмиттер Ф.К. Угрозы и дилеммы демократии. URL: http://www.politnauka.org/library/dem/schmitter.php.

Так, "в 1984-м около половины всех стран в мире были автократическими, и около четверти демократическими. В 2004-м мы наблюдаем обратную ситуацию, половина стран демократические и только 15% автократические. Эти цифры отражают очевидный прогресс в государственном управлении во многих частях мира, но некоторые эмпирические аспекты, подразумевающие "третью волну демократизации" (Huntington 1991), приводят в замешательство. Доля полудемократических стран возросла с 24% до 37%, несмотря на то что этот политический режим по своей сути нестабилен (Gates et al. 2006; Sanhueza 1999; Epstein et al. 2006). Похоже, полудемократии стали более стабильными за этот период" <103>.
--------------------------------
<103> Фьелде Ханне, Хегре Хавард. Политическая коррупция и институциональная стабильность. Перевод статьи см. на сайте ГУ ВШЭ. URL: https://lap.hse.ru/announcements/119002565.html (Hanne Fjelde, Havard Hegre. Political Corruption and Institutional Stability). Оригинал статьи см. на сайте Института исследования проблем мира (Осло): URL: https://www.prio.org/Publications/Publication/?x=5156.

Считается, что основой для успехов полудемократических режимов является успешное оседлание местными политическими элитами механизмов управления системой политической коррупции. К последним могут относиться манипуляции с выборными институтами, периодическая "чистка" рядов вменяемой оппозиции, превалирование неформальных практик политического общения над конституционными, безусловный контроль армии и правоохранительной системы за счет материальных стимулов и символически хорошо различаемой системы поощрений за лояльность. Могут использоваться и многие другие механизмы, набор которых, последовательность и приоритетность использования сильно зависят от местного политического ландшафта, правовой культуры, исторического наследия, прочности общественных институтов и т.д.
Один из выводов современных исследований на этот счет состоит в том, что такие гибридные режимы являются столь же стабильными, как и демократии, преодолевшие определенный порог благосостояния <104>, поскольку при умелом управлении ресурсом политической коррупции в потенциале они могут воспроизводиться бесконечно в условиях современного мирового политического уклада. Важно понимать, что политическая коррупция в полудемократиях является не побочным продуктом развития социально-политической системы, а стержневым механизмом, обеспечивающим сплачивание поддержки и повышение управляемости перед риском потери нитей управления за извлечением ренты, контроля власти и богатства, будь то под угрозами внешнего давления, внутренней культурной эволюции и т.д. <105>.
--------------------------------
<104> К примеру, по мнению Ф. Фукуямы, у демократий мало шансов вернуться в лоно авторитарного устройства при ВВП более 6 000 долл. на душу населения: "...хотя переход к демократии осуществляется с одинаковой частотой при любом уровне развития, поворот в обратную сторону гораздо более вероятен, если страна не достигла уровня развития, при котором доход на душу населения при исчислении ВВП составляет приблизительно 6 000 долл.". См.: Фукуяма Ф. Америка на распутье: демократия, власть и неоконсервативное наследие: пер. с англ. М.: АСТ Москва, 2008. С. 170 - 171.
<105> "Our argument and the results shed new light on the third wave of democratization. The remarkable increase in the number of democracies during the time-frame of our analysis has been accompanied by an increase in the number of semi-democracies and possibly an increase in corruption levels as measured here. According to our argument, this is not an anomaly, but a deliberate adaption from powerful elites under international pressure to democratize. The third wave of democratization may be less strong than it appears from studying increases in average levels of formally democratic institutions. The results have implications for studies of the effects of democracy on a variety of outcomes that do not take the informal "institutions" into account." Hanne Fjelde, Havard Hegre. Political Corruption and Institutional Stability. URL: https://www.prio.org/Publications/Publication/?x=5156. P. 26.

Данный срез исследований, описывающих взаимную связь проблем коррупции и политической модернизации, можно признать довольно плодородной почвой для формирования весьма убедительных научных наблюдений. Механизмы политической коррупции в настоящее время предстают наиболее надежным и весьма популярным средством для нивелирования конституционализма. Более того, сравнительные исследования показывают, что она является еще и средством универсальным. Это верно для нестабильных государств, где "кочующий бандит" Олсона не освоил навыки централизованного управления коррупционным ресурсом и не смог стабилизировать государство к своей выгоде. Здесь коррупция выступает в виде "премии за риск". Но также это верно и в стабильных авторитарных государствах, где коррупция является инструментом контроля над бюрократией, бизнесом и другими "системно значимыми" группами для обеспечения политической лояльности. "Контроль над бюрократией и бизнесом достигается через так называемый "механизм заложников". Все вовлеченные в коррупционный рынок получают определенную прибыль, но при этом попадают в зависимость от карательных органов. Тем самым коррупция создает основу для политики "кнута и пряника". "Кнут" может быть применен ко всем, кто решится выступить против режима, и примеры многочисленных избирательных антикоррупционных дел против оппозиционеров лучшее тому подтверждение. Выгода же от участия в коррупции образует "пряник" <106>.
--------------------------------
<106> Лазарев Е.А. Коррупция и политическая стабильность: институциональная перспектива // Полития. 2011. N 1 (60). С. 57.

Весьма примечательное исследование Е.А. Лазарева проливает свет на политико-правовые причины стабильности государств СНГ. "Парадокс устойчивости" в странах, не всегда близких к характеристикам демократических, объясняется целой группой характерных институциональных черт, которые позволяют формироваться коррупционным сетям в государствах региона. Это: "(1) ориентация элит на извлечение ренты; (2) президенциализм; (3) низкий уровень институционализации политических партий; (4) зависимость СМИ от органов государственной власти; (5) политизация антикоррупционных программ" <107>.
--------------------------------
<107> Лазарев Е.А. Политическая коррупция: объясняя природу постсоветских трансформаций // Полис. Политические исследования. 2010. N 2. С. 120.

Во взаимосвязи с проблематикой политической коррупции ученый выделяет также оригинальную типологию постсоветских режимов, подразделяя их на такие группы: 1) демократическое равновесие (к этому типу режимов относятся страны Балтии); 2) демократическое неравновесие (на момент выхода его статьи в 2010 г. это: Украина, Молдова, Армения и Грузия); 3) авторитарное неравновесие (Киргизия); 4) авторитарное равновесие (Россия, Казахстан и Азербайджан) и 5) закрытый авторитарный режим (Белоруссия, Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан) <108>.
--------------------------------
<108> Там же. С. 117 - 119.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!