Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом: Учебно-методический комплекс (учебное пособие)
Издание подготовлено в форме учебно-методического комплекса и является учебным пособием для студентов юридических вузов, иных учебных заведений, близких по своему профилю к данной проблематике, а также для всех лиц, которые интересуются организацией публичной власти, государства и общества в целом.
Общественный контроль как средство противодействия
коррупции: государственная поддержка и правовые ограничения

Как уже было отмечено в § 1 данной главы, общественный антикоррупционный контроль является сложной проблемой для российского общества как в нормативном, так и в практическом аспектах. Между тем без его укоренения в процессе борьбы с коррупцией не будет противовеса государственной деятельности в данной сфере, что заведомо обрекает на неуспех применение любых антикоррупционных методик. Что уже сделано в указанном направлении и как добиться подлинной эффективности от институтов общественного контроля? Ответы на эти вопросы необходимы для выбора правильных ориентиров в использовании и совершенствовании конституционно-правовых средств, пригодных для борьбы с коррупцией в России.
По оценкам директора Левада-центра Л. Гудкова, власть в России неподконтрольна обществу, которое не только не выработало механизмов такого контроля, но даже не осознает его необходимости. Менее всего изменились по сравнению с советским периодом, как считает руководитель Левада-центра, судебная система, другие правоохранительные органы, армия. Им также была отмечена крайняя консервативность системы репродуктивных институтов (массового образования, воспитания, информации). Претерпев многочисленные реформы в перестроечный и постперестроечный период, все упомянутые институты сохранили основы своей прежней природы <454>.
--------------------------------
<454> Гудков Л. Имморализм посттоталитарного общества в России. Характер и природа русского национализма. URL: http://www.levada.ru/2016/07/26/mmoralizm-posttotalitarnogo-obshhestva-v-rossii/ (дата обращения: 30.09.2016).

Приведенные оценки не стоит оставлять без внимания не только потому, что они совпадают с суждениями ряда других исследователей (социологов, политологов, юристов) о состоянии общественной активности в современной России, но также и потому, что данные выводы подтверждаются опытом институционализации контрольной функции гражданского общества. Государственная власть, как уже было отмечено, стремится сама сформировать институты общественного контроля, прилагая к этому необходимые организационные усилия и создавая их правовую основу. Между тем если публичная власть действительно исходит от гражданского общества, то она принципиально должна быть основана на его независимой инициативе и усилиях. Но с началом 2000-х г. стала юридически оформляться такая тенденция взаимоотношений государственной власти и общественных структур, которая, с одной стороны, проявляется в стремлении государственно-политической элиты Российской Федерации наметить для общественных объединений "правильный вектор" активности, обеспечив неуклонное следование ему необходимыми организационными и правовыми средствами, а с другой стороны, поставить правовые преграды на пути тех общественных формирований, деятельность которых не "курируется" государственным аппаратом. Такой подход объясняется угрозами (действительными и мнимыми), которые исходят от деструктивной части несистемных общественных объединений.
Разумеется, общественное противодействие коррупции государственный аппарат обеспечивает правовой базой и форматирует ее использование с особой тщательностью. Можно проследить данный процесс на примере создания Федерального закона "Об общественном контроле". Параллельно с разработкой закона складывались две взаимосвязанные системы: общественных палат (федерального и регионального уровней) и Общероссийского народного фронта с его региональными отделениями (далее - ОНФ). Форма конституционно-правовой институционализации этих образований различна, а политическая природа и функции близки. В результате суммирования опыта общественного контроля, порожденного этими институциями, появился Федеральный закон от 21.07.2014 N 212-ФЗ "Об основах общественного контроля в Российской Федерации".
Еще в 2011 г. председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (далее - СПЧ) Михаил Федотов обращал внимание на то, что России нужен базовый закон об общественном контроле. "Уже есть Закон об Общественной палате, есть Закон об общественных наблюдательных комиссиях, однако нужен базовый закон об общественном контроле, который должен стать основным, на него будут ориентироваться другие нормативные документы", - отмечал он <455>. В конце сентября 2013 г. Президент РФ поручил сотрудникам Администрации Президента подготовить до 1 марта 2014 г. проект закона <456>. Внимание к этому вопросу глава государства привлек также в своем Послании Федеральному Собранию 12 декабря 2013 г., прямо указав на антикоррупционную направленность деятельности структур общественного контроля <457>. В том же Послании Президент призвал сформировать правовую базу для гражданского участия, подготовить проект закона "Об общественном контроле" и попросил активно включиться в эту работу Общественную палату, Совет по правам человека, другие общественные и правозащитные организации.
--------------------------------
<455> Теплов А. Гражданский контроль будет оформлен законом // Валовой внутренний продукт (ВВП). Рубрика: Общество. 2014. N 2 (86). URL: www.vvprf.ru/archive/clause914.htmТепловА (дата обращения: 30.09.2016).
<456> В соответствии с поручением главы государства, данным по итогам заседания СПЧ 4 сентября, ответственными по проекту были назначены Первый заместитель Руководителя Администрации Президента Вячеслав Володин, начальник Государственно-правового управления Президента Лариса Брычева и советник Президента - председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов (см.: Там же).
<457> Как при федеральных, так и при региональных органах исполнительной власти необходимо создавать общественные советы. Конечно, во многих органах власти они уже есть, но не везде. И самое главное, они не должны быть формальным придатком и декоративной структурой, а призваны выступать в роли экспертов, а порой и конструктивных оппонентов ведомств, быть активными участниками системы противодействия коррупции (см.: Послание Президента Федеральному Собранию 12 декабря 2013 года. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/19825 (дата обращения: 30.09.2016)).

Характеризуя социальную роль будущего закона, министр по вопросам "Открытого правительства" Михаил Абызов обратил внимание на то, что закон предоставит общественным организациям и гражданам возможности контролировать любую организацию, распоряжающуюся бюджетными средствами. "После принятия этого закона должна быть создана единая платформа общественного контроля. На ней предполагается объединить заинтересованные общественные организации, в том числе Общественную палату и ОНФ", - отметил Абызов. По словам министра, принятие закона даст импульс активизации контроля граждан в самых важных сферах - здравоохранении, образовании, ЖКХ, правоохранительной деятельности. "Для них предполагается подготовить отдельные законопроекты об общественном контроле", - пояснил Абызов <458>.
--------------------------------
<458> См.: Теплов А. Указ. соч.

Со стороны общественности не было столь единодушного оптимизма в отношении будущности закона. Как отметил руководитель Правового департамента Аппарата Федерации Независимых Профсоюзов России Юрий Пелешенко, рассматриваемый Закон расширяет возможности общественных палат за счет своего рода "общественного" актива, который будет работать на общественных началах, а официальные члены общественных палат будут затем все эти материалы обобщать и ставить себе в заслугу, при этом на усмотрение чиновников остается учет мнения общественности, которое, как показала практика деятельности Общественной палаты Российской Федерации, слабо влияет на законодательный процесс в Государственной Думе <459>.
--------------------------------
<459> URL: http://www.przrf.ru/news/full/inform/FNPR-schitaet-profanatciej-Federalnyj-zakon-Ob-osnovah/ (дата обращения: 30.09.2016).

Еще одной системой организаций, призванных осуществлять общественный контроль в России, является система Общероссийского народного фронта, имеющего подразделения во всех субъектах Российской Федерации. ОНФ - общественное движение, созданное в мае 2011 г. по предложению В.В. Путина. Приняв участие в думских и президентских выборах 2011 - 2012 гг. как неформальное объединение единомышленников, лишь в 2013 г. Общероссийский народный фронт "За Россию" был зарегистрирован в качестве юридического лица. Представители фронта осуществляют мониторинг исполнения майских указов Президента <460>, а также его поручений, вносят в Думу через получивших мандаты активистов ОНФ законопроекты (около 20 из них уже приняты), критикуют чиновников за расточительность.
--------------------------------
<460> Майские указы - это ряд документов, которые В.В. Путин подписал сразу после вступления в должность, 07.05.2012. В основу документов была положена предвыборная программа Президента. Реализация указов была объявлена приоритетом в деятельности Президента и правительства. Майские указы регулируют вопросы экономического и социального характера, развития здравоохранения, образования и науки, касаются проблемы обеспечения граждан доступным жильем, повышения качества услуг ЖКХ, совершенствования системы государственного управления, обеспечения межнационального согласия, развития и модернизации Вооруженных Сил, определения внешнеполитического курса и демографической политики.

ОНФ считается главной (из числа поддерживаемых властью) общественной структурой, ведущей борьбу с коррупцией. Такое особое положение ОНФ вполне объяснимо, если принять во внимание тот факт, что В.В. Путин является лидером организации, а в ее уставе прямо записано, что к целям общественного движения относится "поддержка и обеспечение прямого и постоянного диалога между гражданами и Президентом страны, общественного мониторинга и гражданского контроля исполнения законов, президентских инициатив и иных приоритетных государственных решений и программ" (п. 2.1.3) <461>.
--------------------------------
<461> Текст устава представлен на официальном сайте ОНФ. URL: https://onf.ru/structure/documents-0/ (дата обращения: 30.09.2016).

Одним из направлений деятельности ОНФ является антикоррупционный проект "За честные закупки", в рамках которого подготовлен "Индекс расточительности органов власти и госкомпаний за 2015 год", в который вошли более 100 заказчиков из 40 регионов страны. Общая сумма всех закупок, попавших в итоговый "Индекс", составила 2,54 млрд руб. <462>. Примечательно, что информация о злоупотреблениях чиновников, выявленных усилиями активистов ОНФ, дала импульс для привлечения правонарушителей к ответственности. По сведениям руководителя проекта "За честные закупки", на протяжении двух с половиной лет существования проекта удалось предотвратить реализацию около 600 сомнительных закупок на сумму в 175 млрд руб. Только в 2015 г. в каждом из субъектов Федерации прошли "Форумы действий" и девять антикоррупционных форумов "За честные закупки" в федеральных округах. Некоторые эксперты полагают, что ОНФ демонстрирует наличие общественной жизни в стране, является действенным инструментом контроля Москвы над губернаторами и перетягивания повестки у оппозиции <463>.
--------------------------------
<462> В "Индекс" вошли разделы: "Закупка автомобилей", "Корпоративные мероприятия и банкеты", "Сувенирная продукция", "Закупка чартерных авиаперелетов", "Закупка мебели", "Полисы добровольного медицинского страхования", а также два новых раздела - "Закупка кресел" и "Аренда автомобилей". URL: http://on1.ru/2016/01/20/on1-sostavil-itogovyy-indeks-rastochitelnosti-organov-vlasti-i-goskompaniy-za-2015-god/ (дата обращения: 30.09.2016).
<463> См.: Там же.

Все приведенные факты показывают определенные результаты действий государственной власти к "побуждению" общественной антикоррупционной инициативы и участия. Но даже если принять такую тактику выстраивания диалога государства с обществом как перспективную, то в любом случае главным положительным итогом ее использования должна стать не сумма фактов о "пойманных" коррупционерах "средней руки", а запуск механизмов самостоятельной антикоррупционной активности общества. Между тем пока этого не произошло.
Позиции (как правовые, так и фактические) общественных объединений, свободных от государственного финансирования и политических указаний, весьма уязвимы. Особенно остро это ощущают организации, которые имеют зарубежных доноров, обращение к которым нередко оказывается единственным шансом для сохранения этими структурами активного гражданского статуса.
На информационном портале Министерства юстиции РФ можно познакомиться со сведениями реестра некоммерческих организаций (далее - НКО), выполняющих функции иностранного агента (по данным на 06.09.2016 насчитывается 104 таких организаций). С момента создания данного реестра 37 НКО были из него исключены (24 - в связи с ликвидацией, а 13 - по причине прекращения функций иностранного агента) <464>. Примечательно, что более ста организаций получили статус "иностранного агента" и были включены в реестр, так как вели деятельность, влияющую на "формирование общественного мнения" <465>. Возможность выйти из реестра у ошибочно включенных или "исправившихся" организаций появилась только через 3 года после принятия упомянутого Закона. Согласно статистическим данным, приведенным в докладе Общественной палаты на форуме общественников и активных граждан "Сообщество" (3 - 4 ноября 2015 г.), количество НКО с января 2012 г. уменьшилось на 33%. Сокращение количества НКО, как следует из представленных Общественной палатой данных, началось после победы В.В. Путина на президентских выборах в марте 2012 г. <466> Уже летом началась кампания против критически настроенных к действующей власти общественников, у которых были налажены связи с зарубежными фондами, а 20 июля 2012 г. были приняты поправки в Закон об НКО, включившие в него новое понятие "иностранный агент". Согласно данному документу НКО, занимающиеся политической деятельностью на территории России, могут получать финансирование из иностранных источников и продолжать свое существование только в том случае, если они зарегистрируются в Минюсте России в качестве иностранных агентов. Закон предусмотрел значительные по размеру штрафы за нарушение порядка существования иностранных агентов <467>.
--------------------------------
<464> URL: http://unro.minjust.ru/NKOForeignAgent.aspx (дата обращения: 30.09.2016).
<465> URL: http://takiedela.ru/2016/03/nko/ (дата обращения: 30.09.2016).
<466> URL: http://www.rbc.ru/politics/03/11/2015/5638c5139a7947b51926c4eb (дата обращения: 30.09.2016).
<467> Так, например, 600 000 руб. заплатил правозащитный центр "Мемориал" за публикацию материалов на сайте без указания на то, что эти материалы изданы "иностранным агентом". URL: http://takiedela.ru/2016/03/nko/ (дата обращения: 30.09.2016).

Следующим шагом в направлении ограничения политического влияния "иностранного элемента" на развитие политического процесса в России стало принятие 28 декабря 2012 г. Федерального закона "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав человека и свобод человека, прав и свобод граждан РФ" N 272-ФЗ <468>, который СМИ зачастую именовали "законом Димы Яковлева" (данный Закон был подписан после принятия в США "Акта о верховенстве закона и подотчетности имени Сергея Магнитского", известного как "акт Магнитского"). Документ, в частности, предусмотрел приостановление деятельности в России финансируемых из США политических НКО, которые могли возобновить свою работу лишь в случае отказа от американских грантов <469>.
--------------------------------
<468> Российская газета. 2012. 29 декабря. N 5975 (302).
<469> В соответствии с ч. 1 ст. 3 упомянутого Федерального закона функционирование НКО, которые участвуют в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, и безвозмездно получают денежные средства и иное имущество от граждан (организаций) Соединенных Штатов Америки или реализуют на территории Российской Федерации проекты, программы либо осуществляют иную деятельность, которые представляют угрозу интересам Российской Федерации, приостанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций. Согласно ч. 4 той же статьи в случае, если данная НКО прекратит безвозмездное получение денежных средств и иного имущества от граждан (организаций) Соединенных Штатов Америки либо прекратит на территории Российской Федерации реализацию проектов, программ либо осуществление иной деятельности, которая представляет угрозу интересам Российской Федерации, функционирование данной организации возобновляется по решению федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере регистрации некоммерческих организаций.

На протяжении двух последующих лет прокуратура и Минюст России провели несколько тысяч проверок НКО, по итогам которых данный статус иностранного агента получили порядка 100 организаций <470>. Хотя это совсем немного в сравнении с общей численностью НКО в России (227 701 - по данным Минюста России на 07.09.2016) <471>, но среди иностранных агентов оказались влиятельные и авторитетные правозащитные организации: ассоциация наблюдателей за выборами "Голос", правозащитное общество "Мемориал", правозащитные организации "Комитет против пыток", "Общественный вердикт", российское представительство центра антикоррупционных исследований Transperency International, "Солдатские матери Санкт-Петербурга". В 2015 г. большой резонанс вызвало включение в реестр иностранных агентов фондов "Династия" и "Либеральная миссия", которые финансировал известный предприниматель Дмитрий Зимин <472>.
--------------------------------
<470> URL: http://www.rbc.ru/politics/03/11/2015/5638c5139a7947b51926c4eb (дата обращения: 30.09.2016).
<471> URL: http://unro.minjust.ru/NKOForeignAgent.aspx (дата обращения: 30.09.2016).
<472> Подробнее на РБК: URL: http://www.rbc.ru/politics/03/11/2015/5638c5139a7947b51926c4eb (дата обращения: 30.09.2016).

Наконец, еще одной мерой, призванной оградить российское общество от влияния извне, стал Закон о нежелательных организациях <473>, чья деятельность представляет угрозу основам конституционного строя, обороноспособности или безопасности страны. Упомянутый Закон установил запрет деятельности любой иностранной или международной НКО, которую прокуратура признает нежелательной в России. Согласно упомянутому Закону под запретом оказались и информационные материалы, подготовленные этой организацией: не допускается их производство, хранение и распространение через СМИ и в сети "Интернете".
--------------------------------
<473> Федеральный закон от 23.05.2015 N 129-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Российская газета. 2015. N 6682 (111). 26 мая.

Антикоррупционная активность НКО, имеющих иностранное финансирование, вполне могла бы вписаться в допустимые законом формы общественного контроля, но, как показал пример Левада-центра, - при определенных обстоятельствах это может привести к присвоению ей статуса иностранного агента и утрате реальных перспектив самостоятельного существования.
Согласно положениям п. 6 ст. 2 Федерального закона "О некоммерческих организациях" (далее - Закона об НКО), одной из форм политической деятельности считается "формирование общественно-политических взглядов и убеждений, в том числе путем проведения опросов общественного мнения и обнародования их результатов или проведения иных социологических исследований". Редакция, которую получил данный пункт за счет внесения в него изменений 2 июля 2016 г. <474>, усложнила существование благотворительных и других некоммерческих организаций, которые проявляют социальную активность, прямо не направляемую государственной властью, в том числе - антикоррупционного характера. Проведение общественных мероприятий, публичные обращения к органам власти, попытки влиять на их решения и публичная оценка этих решений, а также и проводимой государственными органами политики, теперь могут быть расценены как политическая деятельность <475>.
--------------------------------
<474> Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" в ред. Федерального закона от 02.06.2016 N 179-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 145.
<475> Имеется в виду п. 6 ст. 2 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях", где под некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, понимается российская некоммерческая организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ) (далее - иностранные источники), и которая участвует, в том числе в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации.
Некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она осуществляет деятельность в сфере государственного строительства, защиты основ конституционного строя Российской Федерации, федеративного устройства Российской Федерации, защиты суверенитета и обеспечения территориальной целостности Российской Федерации, обеспечения законности, правопорядка, государственной и общественной безопасности, обороны страны, внешней политики, социально-экономического и национального развития Российской Федерации, развития политической системы, деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, законодательного регулирования прав и свобод человека и гражданина в целях оказания влияния на выработку и реализацию государственной политики, формирование государственных органов, органов местного самоуправления, на их решения и действия.
Указанная деятельность осуществляется в следующих формах:
- участие в организации и проведении публичных мероприятий в форме собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирований либо в различных сочетаниях этих форм, организации и проведении публичных дебатов, дискуссий, выступлений;
- участие в деятельности, направленной на получение определенного результата на выборах, референдуме, в наблюдении за проведением выборов, референдума, формировании избирательных комиссий, комиссий референдума, в деятельности политических партий;
- публичные обращения к государственным органам, органам местного самоуправления, их должностным лицам, а также иные действия, оказывающие влияние на деятельность этих органов, в том числе направленные на принятие, изменение, отмену законов или иных нормативных правовых актов;
- распространение, в том числе с использованием современных информационных технологий, мнений о принимаемых государственными органами решениях и проводимой ими политике;
- формирование общественно-политических взглядов и убеждений, в том числе путем проведения опросов общественного мнения и обнародования их результатов или проведения иных социологических исследований;
- вовлечение граждан, в том числе несовершеннолетних, в указанную деятельность;
- финансирование указанной деятельности.
К политической деятельности не относятся деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность (п. 6 в ред. Федерального закона от 02.06.2016 N 179-ФЗ).

В соответствии с положениями Закона об НКО в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, 05.09.2016 включена Автономная некоммерческая организация "Аналитический Центр Юрия Левады" (далее - Левада-центр). Факт соответствия организации признакам некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, установлен в ходе проведения Главным управлением Минюста России по Москве внеплановой документарной проверки <476>. Левада-центр, будучи финансируемым иностранными организациями, участвует в политической деятельности в России в интересах этих организаций, сказано в акте проверки Минюста. Осуществляется эта политическая активность "путем подготовки и распространения, в том числе с использованием современных информационных технологий, мнений о принимаемых государственными органами решениях и проводимой ими политике, а также формирования общественно-политических взглядов и убеждений, путем проведения социальных исследований, опросов общественного мнения и обнародования их результатов", то есть с использованием тех форм политической деятельности, которые перечислены в пункте 6 статьи 2 Закона об НКО.
--------------------------------
<476> В ведомстве пояснили, что решение о включении в список НКО связано с тем, что организация получила грант от Висконсинского университета в Мэдисоне, "курирующим учреждением по которому значится Министерство обороны США". Также в ходе проверки Минюст выяснил, что социологический центр финансировали компании из Великобритании, Норвегии, Швейцарии и США, а также Колумбийский университет и Университет Джорджа Вашингтона. Левада-центр, будучи финансируемым иностранными организациями, участвует в политической деятельности в России в интересах этих организаций, сказано в акте проверки Минюста. URL: http://novayagazeta.ee/articles/9378/; http://minjust.ru/ru/novosti/avtonomnaya-nekommercheskaya-organizaciya-analiticheskiy-centr-yuriya-levady-vklyuchena-v (дата обращения: 30.09.2016).

В качестве примеров участия Левада-центра в политике Минюст приводит восемь выступлений директора центра Льва Гудкова и руководителя отдела социокультурных исследований центра Алексея Левинсона. Примечательно, что некоторые из этих высказываний содержат резкие критические оценки коррупционной ситуации в России, негативного отношения населения к представителям политической элиты и выводы об авторитарном и даже тоталитарном характере действий власти <477>. "Также директором организации Л. Гудковым выражается мнение о наличии авторитарности в системе действующей власти", - говорится в отчете <478>. Аналогичные суждения прозвучали в интервью радио "Свобода" в марте 2014 г.: "Ощущение, что вся политическая система в России так же коррумпирована, как и режим Януковича, никуда не делось" <479>.
--------------------------------
<477> Так, октябре 2014 года Л. Гудков на IV сессии Конгресса интеллигенции России выступил с докладом на тему "Парадокс успеха аморальной власти: насилие и добровольная безответственность", где, как указывает Минюст, он распространяет мнение о "действующей системе власти как мафиозной и коррумпированной". "Власть описывается всегда, во всех случаях, когда мы просим назвать типичные черты нашего депутата, политика, представителя власти, первые позиции занимают ответы: наглые, бесчестные, неэффективные, некомпетентные, коррумпированные, ставящие себя над законом, над властью, аморальные, скудоумные и т.п. Дается длинный список малосимпатичных определений. Такие характеристики дают от 45% респондентов и ниже", - приводит Минюст цитату из выступления Гудкова. URL: https://openrussia.org/post/view/1166/ (дата обращения: 30.09.2016).
<478> Побудило Минюст к решению о включение Левада-центра в ряд иностранных агентов также мнение, высказанное Гудковым во время его лекции в июле 2016 года, о политическом устройстве России "как о закрытой авторитарной системе, где власть опирается на силовые структуры, спецслужбы, олигархов, государственных чиновников, бюрократию и представляет их интересы". URL.: http://www.levada.ru/2016/07/26/immoralizm-posttotalitarnogo-obshhestva-v-rossii/ (дата обращения: 30.09.2016)
<479> См.: http://www.svoboda.org/aZ25301303.html (дата обращения: 30.09.2016).

Известным фактом является и то, что Левада-центр - единственная крупная социологическая служба, которая не финансируется государством. При этом рейтинги власти, которые им обнародуются, традиционно ниже, чем у двух других крупнейших социологических центров, выполняющих государственные заказы, - ФОМ и ВЦИОМ <480>. Поскольку материалы Левада-центра активно используются различными СМИ, как российскими, так и зарубежными, то в предвыборный период распространение подобной информации может повлиять (по мнению власти) на электоральное поведение части общества. Но масштабы такого влияния не стоит преувеличивать. Усилия общественных формирований по автономному антикоррупционному контролю носят спорадический характер, не нарушая планы государственной власти по организации общественного противодействия коррупции.
--------------------------------
<480> В начале сентября 2016 года Левада-центр опубликовал опрос, согласно результатам которого рейтинг "Единой России" заметно упал - с 39 до 31% опрошенных (опрос 1 600 человек в 48 регионах 26 - 29 августа 2016 года). По данным ВЦИОМ, за "Единую Россию" готовы были проголосовать 41% опрошенных (в опросе участвовали 1 600 человек в 130 населенных пунктах, проводился 28 августа), у ФОМ электоральный рейтинг партии составил 45% (опрос 3 тыс. человек, 28 августа) (см.: http://www.compromat.ru/page_37292.htm (дата обращения: 30.09.2016)).

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!