Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве: Учебное пособие
Деликтные обязательства относятся к разряду внедоговорных (внеконтрактных) обязательств. Конечно, внедоговорные обязательства не сводятся к деликтным.
5. Понятие внедоговорного вреда в английском праве

Понятие внедоговорного вреда (tort) относится к ключевым терминам английского права.
В англо-русских юридических словарях слово tort обычно переводится как "деликт, гражданское правонарушение" <166>. Ссылки на правонарушение, однако, мало что дают, поскольку сам термин "правонарушение", в свою очередь, также нуждается в определении. Иными словами, деликт - это и есть правонарушение. В целом доктрина деликтной ответственности исходит из того, что ее основу составляют обязательства, которые имеются в праве, а не вытекают из договора. Основанием ответственности в деликтном праве является неисполнение ответчиком таких обязательств.
--------------------------------
<166> Англо-русский юридический словарь. 3-е изд. М.: Руссо, 2000. С. 434.

В английских толковых юридических словарях деликт определяется как нарушение права одного лица другим лицом, позволяющее потерпевшему обратиться к нарушителю с иском из причинения вреда в суд. По сути, данное определение использует характеристику, которую в 1931 году деликту в английском праве дал профессор Уинфилд (1878 - 1953) в классическом труде "Предмет деликтного права". Согласно этому определению деликт рассматривается как "неисполнение обязанности, которая определяется нормами права; это обязанность перед всеми, а ее неисполнение обязывает на внедоговорных началах к возмещению вреда" <167>.
--------------------------------
<167> Winfield P. Province of the Law of Tort (1931). Cambridge University Press; Reissue. P. 4.

Как видим, в понимании английского права деликт - это правонарушение, действие (бездействие) ответчика, от которого в английском праве предусматривается исковая внедоговорная защита. При этом данное определение деликта не ставит своей целью указать критерии, с помощью которых можно было бы отличить деликтное правонарушение ответчика, влекущее гражданско-правовую ответственность, от правонарушений, которые ее не влекут или, что на самом деле одно и то же, которые влекут иную ответственность. На наш взгляд, проблема тут кроется в том, что дефиниция деликта, данная Уинфилдом, не может рассматриваться как понятие в строгом смысле слова. Понятия (термины), включая понятия и термины юридической науки, представляют собой форму мышления, отражающую предметы в их существенных признаках. Важна не сама по себе форма, в какой проявляются деликты, а их существенные свойства, позволяющие отличать их от правонарушений иной правовой природы.
В римском праве архаического периода причинение вреда порождало ответственность в форме кровной мести. Такая ответственность инициировалась членами того рода, к которому принадлежал претерпевший вред человек. При этом основой и критерием справедливого и должного воздаяния служит принцип талиона - "око за око, глаз за глаз". На смену кровной мести как внеправовому началу деликтной ответственности в римском праве со временем приходит система денежной компенсации. Род, претерпевший вред, отказывался от кровной мести, если получал надлежащее возмещение и была уплачена приемлемая сумма штрафа. Впоследствии эта система была заменена законодательно установленным размером возмещения <168>.
--------------------------------
<168> Гарсиа Гарридо М.Х. Римское частное право: казусы, иски, институты / Пер. с исп.; отв. ред. Л.Л. Кофанов. М.: Статут, 2005. С. 426.

Архаическое деликтное право на место кровной мести ставит возмещение обиды (injuriae). Например, Законами XII таблиц определялось, что за сломанную руку или ногу свободнорожденного обидчик должен был уплатить 300 ассов и 150 ассов, если рука или нога принадлежали рабу. В других случаях обида влекла штраф в размере 25 ассов.
В постклассический период появляется возможность заменить возмещение наказанием. Так, Юстиниан предоставил истцу право выбора: он мог вести процесс на основании обиды (в порядке правового обычая) или из правонарушения (в порядке правосудия).
Вред ("обида", от лат. injuria) в римском праве признавался деликтом, правонарушением. Материальные последствия, причиненные правонарушителем, назывались ущербом (damnum). Это понятие охватывало случаи уничтожения или повреждения чужого имущества. При этом условием возникновения обязательств из правонарушения служила причинная связь между действиями ответчика и причиненным потерпевшему ущербом. Кроме того, ущерб должен был быть прямым, т.е. он должен был явиться непосредственным следствием действий, учиненных ответчиком, или, как его определяли римские юристы, это был "ущерб, нанесенный телом телу". Впоследствии деликтные иски стали подаваться на началах аналогии, в том числе и в тех случаях, когда ущерб не был прямым, в отсутствие непосредственного порождения его ответчиком. В качестве примера можно привести решения, которыми признавалась ответственность за вред, наступивший при отсутствии непосредственного его причинения. Например, если человека оставляли без пищи и он умирал либо когда непосредственным источником вреда оказывались животные и т.п.
Иски из причинения вреда (damnum injuria datum) дозволялись в римском праве законом Аквилия. Этот закон получил такое название, потому что был принят на плебисците, проведенном по инициативе трибуна Аквилия (ок. 286 г. до н.э.). Иски по закону Аквилия были важны, т.к. в связи с ними юристы разработали понятие умышленной и неосторожной вины. Важно также отметить, что судебные решения по искам из причинения вреда оказали значительное влияние на всю доктрину аквилиевой, т.е. внедоговорной, гражданско-правовой ответственности. Закон Аквилия, отмечал известный римский юрист Домиций Ульпиан (170 - 228), отменил все предыдущие законы, предусматривавшие ответственность из противоправного причинения вреда, как Законы XII таблиц, так и другие, но при этом он оставил в силе несколько частных исков о взыскании или возмещении причиненного ущерба <169>.
--------------------------------
<169> Гарсиа Гарридо М.Х. Указ. соч. С. 460.

Подразделение деликтов на публичные и частные имеет более позднее по времени происхождение. Оно не известно источникам римского права. В них употребляются другие термины - iudicia publica и iudicia criminal. Это подразделение деликтов укоренилось и в английском праве.
К деликтам, которые влекли ответственность по правилам публичной юрисдикции, в римском праве относили те, которые нарушали интересы государства. Ответственность в таких случаях принимала форму наказания (вплоть до смертной казни), хотя и в форме штрафных санкций. Дела о деликтах публичного обвинения рассматривались особыми уголовными судами по специальным правилам судопроизводства.
Под деликтами частной юрисдикции в римском праве понимались посягательства на интересы частных лиц, которые в таком случае и обращались к властям с соответствующими исками и сами обеспечивали их рассмотрение. Так, по Законам XII таблиц выделялись две самостоятельные группы деликтов. Одни из них посягали на имущественные права, другие - на личные неимущественные права. К числу имущественных правонарушений относились как похищение имущества, так и его уничтожение или повреждение. Взыскание производилось в денежной форме в общем порядке, установленном для имущественных гражданско-правовых споров. Нарушение прав и интересов частных лиц порождало у причинителя вреда обязательство уплатить потерпевшему штраф или возместить понесенный им ущерб.
По закону Аквилия ответственность в виде денежного штрафа наступала в связи с намеренным причинением тех последствий, которые были указаны в законе, а именно за намеренное причинение смерти чужому рабу, домашнему животному (urere), а также за намеренное уничтожение (frangere) или повреждение (rumpere) чужого имущества. Это считалось обидой (iniuria). Обида в трактовке Аквилиевым законом нарушала интересы потерпевшего, которым признавался владелец раба, животного или вещи. Первоначально ответственность наступала лишь в том случае, если ущерб причинялся намеренно. Однако потом, в конце классического периода, в основном за счет преторских исков по аналогии (actions utiles) положения Аквилиева закона стали использоваться и в тех случаях, которые прямо его положениями не предусматривались, а именно при неосторожном причинении и даже при наступлении вреда (actiones in factum, англ. actions on case).
Ответственность по искам из обиды (iniuria) и вреда (damnum) признавалась юридически состоятельной не только при непосредственном причинении вреда ответчиком, но и в тех случаях, когда вред возникал, но не был причинен непосредственно ответчиком. Иными словами, деликтная ответственность была возможна и в тех случаях, которые прямо Аквилиевым законом не предусматривались. Это позволило К. Цвайгерту и Х. Кетцу прийти к выводу "о поразительном сходстве" в развитии деликтных исков из причинения вреда в римском и английском праве <170>. В данном случае указанные авторы имеют в виду случаи, когда иски из причинения вреда (actions in trespass) на началах аналогии применялись и к тем случаям, когда вернее было говорить о наступлении вреда. Такие иски (из наступления вреда) в римском праве были известны как actiones in factum. В английском праве иски из наступления вреда получили название actions on case. Таким образом, иски из причинения вреда намеренными действиями ответчика в английском праве известны как actions in trespass, а иски из наступления вреда - как actions on case. В современных условиях это различие осталось в прошлом.
--------------------------------
<170> Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем. Ю.М. Юмашева. М., 1998. Т. 1. С. 361.

В английском праве деликт рассматривается не как понятие, а как основание (условие), необходимое для внедоговорной гражданской ответственности. По сути, под деликтом в английском праве понимаются не действия/бездействие, совершенные ответчиком, а их юридическое значение. Поэтому в английском деликтном праве отсутствует и понятие деликта как такового в общепринятом смысле слова, а в практической сфере не возникает необходимости в формировании концепции генерального деликта <171>.
--------------------------------
<171> Белых В.С. Качество товаров в английском договоре купли-продажи. М.: МП "Глобус", Издательство стандартов, 1991. С. 61 - 62.

Не менее важно отметить, что в английском праве общее понятие генерального деликта отсутствует. Нет смысла говорить о генеральном деликте, давать ему определение, поскольку существуют лишь отдельные деликты. При этом они не объединены единой отраслевой принадлежностью. Вследствие этого в английской цивилистике изначально формируется представление о деликте, которое связывает деликтную ответственность с теми фактами, которые получили санкцию в форме так называемых "личных исков", т.е. по искам "о правонарушениях против личности" (trespass) либо по искам из "зловредности" (nuisance). Позже к этим исковым формам прибавляются некоторые другие.
Предлагаемые в английском праве понятия деликта в основном имеют описательный, а не аналитический характер. Так, Э. Дженкс определяет деликт следующим образом: "Tort - это гражданское правонарушение, не являющееся нарушением договора, из которого вытекает иск об убытках на основании общего права" <172>. Такой же подход преобладает и в определениях деликта, предлагаемых другими авторами. Например, Филипп Джеймс определяет деликт как "действие или бездействие, не санкционированное правом и совершающееся вне контракта, которое, во-первых: а) нарушает абсолютное личное право другого лица, или б) нарушает относительное личное право другого лица, причиняя ему вред, или в) нарушает публичные права и вследствие этого приводит к причинению существенного вреда потерпевшему, помимо вреда обществу; во-вторых, позволяет потерпевшей стороне обращаться в суд с иском о возмещении убытков" <173>.
--------------------------------
<172> Дженкс Э. Английское право. Источники права. Судоустройство. Судопроизводство. Уголовное право. Гражданское право / Предисл. М.М. Исаев; пер. с англ. Л.А. Лунц. М.: Юрид. изд-во МЮ СССР, 1947. С. 349.
<173> James, Philip S. General Principles of the Law of Torts. 4th ed. London: Butterworth & Co Publishers Ltd; 1964. P. 3.

Следует учитывать, что в английском праве деликт остается предметом, подлежащим не аналитическому определению, а выражению и юридическому закреплению в позиции судебной власти. Деликт, таким образом, это не вредоносные действия/бездействие ответчика, а их правовое значение, нашедшее выражение в таких действиях/бездействии. В понимании юриста общего права деликт - это вовсе не правонарушение, а выражаемая им правовая форма. Такая форма подлежит не определению, а выражению и распознаванию. Вследствие этого невозможно определить деликт последовательно логически, но его можно выразить юридически.
В странах континентального права деликты подразделяются на публичные (delicta publica) и частные (delicta privata). Такое подразделение не было известно римскому праву. Остается оно неизвестным и современному английскому праву.
Система деликтных обязательств в английском праве напоминает систему деликтных обязательств в римском праве, где, как это отмечается многими исследователями, "существовал определенный, исчерпывающий перечень случаев, в которых возникали такие обязательства, но не было установлено общего правила, что всякое недозволенное действие, нарушающее чьи-либо права или интересы, порождает обязательство лица, совершившего такое действие в отношении потерпевшего" <174>.
--------------------------------
<174> Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права: Учебник. М.: Проспект, 2010. С. 212.

Подобно римскому праву английская правовая система исходит из существования установленного судебными решениями исчерпывающего перечня юридических фактов, благодаря которым между причинителем вреда и потерпевшим возникают деликтные обязательства. На этом основании у них возникают права и обязанности, признаваемые государством и подлежащие судебной защите. Это положение можно рассматривать в качестве презумпции английского гражданского права. Ее преодоление приводит к обновлению указанного перечня деликтов. В то же время английское деликтное право не устанавливает общего запрета на совершение действий/бездействия, следствием которого оказывается причинение или наступление имущественного вреда или нарушение интересов других лиц.
Следует отметить, что по вопросу о понятии деликта среди представителей современной английской цивилистики, юридической и судебной практики единство мнений отсутствует.
Условно учения о деликте в рамках английской гражданско-правовой доктрины можно подразделить на две группы. Одна из них тяготеет к концепции генерального деликта и пытается рассматривать деликт как общее основание гражданско-правовой внедоговорной ответственности. Под деликтом в рамках этой концепции понимается правовое значение причинивших вред действий/бездействия ответчика в контексте иных обстоятельств дела. Следы этой доктрины в английском деликтном праве пытался установить выдающийся американский теоретик общего права и судья Холмс в своей ставшей широко известной книге "Общее право", где этому вопросу посвящена специальная глава <175>. Согласно этой юридической доктрине деликт рассматривается в качестве правового значения вреда, причиненного частному лицу, или наступивших вследствие совершенных ответчиком действий/бездействия иных последствий, если поведение ответчика не было санкционировано законом либо не возникло из другого надлежащего правового основания.
--------------------------------
<175> Holmes O.W. The Common Law. Boston: Little & Brown, and Co., 1881.

В соответствии со второй теорией (она тяготеет к сингулярной трактовке деликтной ответственности, и поэтому ее можно определить как традиционную) деликт есть обобщение условий деликтной ответственности, вне которых она исключается. С этой точки зрения причинение ущерба и иного вреда потерпевшему не порождает гражданско-правовой ответственности, если не удовлетворяет форме иска, определенной нормами прецедентного права. По образному выражению профессора Уинфилда, в традиционной доктрине деликтная ответственность рассматривается на манер выставленных в ряд почтовых ящиков, каждый из которых подходит только для одного вида причинения вреда <176>.
--------------------------------
<176> Rogers W.V.H. Op. cit. P. 14.

В английском праве деликты определяются как нарушения, совершение которых влечет гражданскую ответственность по нормам деликтного права. Так, Г. Уильямс и Б. Хеппле отмечают, что деликт - это такое нарушение, существование которого у суда не вызывает сомнений и вытекает из судебных решений <177>. Следовательно, в английском праве деликтом признается не всякое нарушение, а лишь такое, для которого в прецедентном судебном порядке предусмотрены специальные формы исковой защиты нарушенных гражданских прав и интересов.
--------------------------------
<177> Williams G., Hepple B.A. Foundations of the Law of Tort. 2nd ed. London: Butterworths, 1984. P. 1.

Само слово "деликт" - древнего происхождения. В английском языке оно появляется как заимствование из нормано-французского и употребляется как синоним английского слова "wrong". Несмотря на то что деликтная ответственность в английском праве была известна с древних времен, долгое время нормы, регламентирующие деликтную ответственность, не объединялись в рамках отдельной правовой отрасли и не имели обобщающего названия. Лишь со второй половины XIX века на нормативные установления по вопросам оснований и условий исковой защиты деликтных обязательств в судах стали ссылаться как на деликтное право (tort law). Хотя такую перспективу предвидел еще английский судья Уильям Блэкстон (1723 - 1780), первая монографическая работа на английском языке, посвященная деликтному праву, появляется лишь в 1869 году.
Тем не менее английские судьи на протяжении десятилетий продолжали определять основу деликтной ответственности посредством противопоставления деликтного права контрактному, исходя из дихотомии договорных и деликтных обязательств <178>.
--------------------------------
<178> Там же.

В жизни часто бывает так, что деликт и преступление совпадают в одном деянии. Например, угроза физическим насилием (assault) или физическое насилие (battery) как преступление и деликт нередко совпадают в одном деянии. В этом случае в английском праве действует принцип обязательного разъединения ответственности. В соответствии с ним в английском гражданском праве, как это уже было отмечено выше, гражданский иск в уголовном деле оказывается невозможным. Это не означает, конечно, что лицо, признанное судом виновным по уголовному делу, освобождается от гражданско-правовой ответственности из-за того, что гражданский иск в уголовном деле не рассматривался.
По общим правилам в английском праве гражданский иск, не получивший удовлетворения в уголовном деле, может быть заявлен самостоятельно в гражданском деле. Поэтому рассмотрение гражданского иска может состояться после процесса по уголовному делу, несмотря на то что по уголовному делу обвиняемый будет оправдан. Тем самым гражданский иск из деликтной ответственности может быть заявлен в суде после рассмотрения уголовного дела независимо от принятого судом решения. А вот наоборот не допускается. Невозможно возбудить исковое производство в суде против ответчика, если перед этим данное лицо по уголовному делу было оправдано судом. Объясняется это объемом тех требований, которые предъявляются по уголовному делу к стороне обвинения и к истцу - по гражданскому делу. Если по уголовному делу вина подсудимого должна быть доказана вне всяких сомнений, то по гражданскому делу требуется доказать лишь возможность того, что заявленное истцом - правда. Логика здесь, как видим, простая: если истец не смог доказать вину ответчика в гражданском процессе, где суд исходит из требований вероятности, то вряд ли можно рассчитывать, что это же потом будет доказано в уголовном процессе, где суд исходит из требований доказанности вины обвиняемого вне всяких сомнений.
Следует также учитывать, что в рамках правовой системы Великобритании уголовные и гражданские дела рассматриваются в разных судах. Здесь нет судов общей юрисдикции. Исключение составляют разве что магистратские суды, но принцип обязательного разъединения ответственности в равной мере распространяется и на них.
Следствием принципа обязательного разъединения служит то, что в ситуации совпадения деликта и преступления в одном деянии деликтные иски, как правило, подаются по окончании судебного процесса по уголовному делу. Такие иски рассматриваются судами не уголовной, а гражданско-правовой юрисдикции. В этих судах установлены разные требования к доказательствам.
Так, если в уголовном процессе действует презумпция невиновности подсудимого и обвинение должно быть доказано "вне всяких сомнений", то по гражданским делам действует презумпция виновности ответчика. Поэтому в гражданском деле от истца требуется доказать обоснованность своих претензий к ответчику на основе вероятности и правдоподобия. В силу принципа обязательного разъединения при совпадении преступления и деликта в одном деянии вполне возможно, что лицо, совершившее такое деяние, будет оправдано одним судом в рамках уголовного дела, но признано виновным другим судом в рамках гражданского дела.
Иная ситуация возникает в том случае, когда в одном деянии совпадают нарушение договора (nonfeasance) и деликтное нарушение (malfeasance). В таких случаях английское право допускает конкуренцию внедоговорной, деликтной ответственности, с одной стороны, и договорной ответственности - с другой <179>. Объясняется это тем, что такие иски рассматриваются в одних и тех же судах.
--------------------------------
<179> Осакве К. Сравнительное правоведение в схемах: Общая и Особенная части. М.: Дело, 2002. С. 302 - 303.

В силу конкуренции, существующей между договорной и внедоговорной (в частности, деликтной) формами судебной защиты, истцу приходится выбирать. Например, когда физический вред причинен ненадлежащим исполнением договора, истец вправе предъявить иск либо из нарушения договора, либо из деликта. Ему приходится выбирать. Такие ситуации возникают, например, при причинении вреда больному в результате врачебной ошибки, при авариях на транспорте со смертельным исходом или причинением вреда здоровью, при причинении вреда арендатору помещения арендодателем вследствие неисполнения последним обязательств по договору аренды и т.п.
Правила средневекового прецедента "нарушение землевладения" (trespass to land) применяются в настоящее время ко всем случаям нарушения владения имуществом (как движимым, так и недвижимым) и к случаям физического воздействия на личность (trespass to person).
Иски из trespass не исчерпывают всего перечня случаев деликтной ответственности при отсутствии имущественного вреда, причиненного вне договорных отношений. Англо-американское право признает такую ответственность также и для некоторых видов деликтных правонарушений из nuisance (зловредность). Например, любое препятствие естественному водному потоку путем заграждения его в целях, не связанных с обычным использованием воды владельцами прибрежной полосы земли, признается деликтом по иску любого владельца прибрежной земли даже в случаях отсутствия какого-либо материального ущерба.
Письменная клевета (libel) всегда служит основанием для деликтного иска без необходимости доказывать наличие вреда, в то время как в отношении устной клеветы данное правило применимо лишь в ограниченном числе случаев.
Англо-американская доктрина объясняет "безвредные деликты" историческими условиями развития law of torts. При подобном обосновании весь упор делается на существование в Средние века различий в правовом режиме исков "trespass" и исков "on the case" либо на то, что иски из письменной клеветы рассматривались в Звездной палате, которая была скорее уголовным, нежели гражданским трибуналом, подобно тому как trespass некогда рассматривалось как квазиуголовное деяние, а охрана публичных прав, как правило, осуществлялась и при отсутствии вреда, который можно было бы выразить в деньгах.
Деликтная ответственность в отсутствие имущественного вреда распространяется на причинение вреда правам личности (trespass to the person). Под понятие этого деликта подпадает, в частности, неправомерное лишение свободы (false imprisonment), понимаемое как нарушение права человека на свободу передвижения в отсутствие на то допускаемого правом основания.

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!