Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве: Учебное пособие
Деликтные обязательства относятся к разряду внедоговорных (внеконтрактных) обязательств. Конечно, внедоговорные обязательства не сводятся к деликтным.
9.3. Незаконное лишение свободы (False imprisonment)

Согласно нормам английского права ответчик признается виновным в незаконном лишении свободы, если истец докажет, что он лишил его свободы передвижения, не имея на то права. При этом данный деликт не ограничивается лишь такими формами, как запирание истца в помещении, которое он не может покинуть по своему желанию. При этом длительность лишения свободы принципиального значения не имеет. Практически действия, которыми потерпевший лишается возможности пользоваться своим правом на свободу передвижения, могут принимать разнообразные формы.
Например, незаконное лишение свободы может выразиться в оставлении потерпевшего без его согласия на острове, который он, вследствие этого, не может покинуть. Лицо, подлежащее ответственности, может просто удерживать потерпевшего за руку. Незаконное лишение свободы может выражаться в том, что жертву связывают, приковывают наручниками, а можно забрать одежду с тем, чтобы жертва не могла покинуть место своего нахождения. Классической формой незаконного лишения свободы является задержание и заключение арестованного под стражу без оснований. Доказывать причинение физического, материального, морального вреда или иных последствий при незаконном лишении свободы не требуется.
Для обретения свободы передвижения, на которую неправомерно посягает лицо при совершении деликта, т.е. фактически для защиты своего абсолютного права, потерпевший может применить физическую силу в порядке внесудебных мер защиты. Однако для этого требуется, чтобы деликт выразился в лишении, а не только лишь в ограничении свободы передвижения. Так, в английском праве не признаются незаконным лишением свободы случаи, когда ответчик возводит преграды на пути потерпевшего, мешающие ему двигаться в определенном направлении, проходить или проезжать в определенном месте, но при этом сохраняется возможность передвижения в других направлениях. Для незаконного лишения свободы требуется, чтобы потерпевший не мог воспользоваться своим правом на свободу передвижения вообще. При этом незаконное лишение свободы признается имеющим место быть в тех случаях, когда оставшиеся не заблокированными ответчиком пути передвижения грозят потерпевшему серьезной опасностью для его жизни или здоровья (например, когда единственным оставшимся свободным проходом является охваченное пожаром помещение, водная преграда и т.д.).
Доктрина ответственности из незаконного лишения свободы в английском праве сложилась в викторианскую эпоху. Так, в деле "Берд против Джоунза" (1845) некий предприниматель огородил часть Хаммерсмитского моста через Темзу и на этом месте возвел трибуны для желающих наблюдать с моста за соревнованиями по гребле. Берд, привыкший всю свою жизнь ходить по мосту именно в этом месте, был настолько возмущен этим, что перелез через ограждения и двинулся своей обычной дорогой. На его пути встал служивший у предпринимателя Джоунз, который встал на пути у Берда и предложил ему вернуться обратно и пройти, куда нужно, по другой стороне моста. После некоторой заминки Берд оттолкнул Джоунза, который позвал полицейского и попросил его задержать и доставить в полицейский участок хулигана. Берд был задержан и провел всю ночь взаперти в полицейском участке. Поскольку юридически истец был лишен свободы по инициативе Джоунза, хотя и посредством полиции, он обратился с иском в суд, обвинив Джоунза в незаконном лишении свободы. Лишение свободы Берда было законным лишь при условии, что Берд нарушил общественный порядок и применил насилие к Джоунзу, когда пытался пройти по мосту. Это, в свою очередь, зависело от законности действий предпринимателя, перегородившего проход по мосту. Иными словами, претензии истца были состоятельны, если он вынужден был применить силу для того, чтобы освободиться из неволи, а не для того, чтобы пройти дальше. Стоит отметить, что Берда, зашедшего за ограждение, нельзя было обвинить в нарушении границ владения (trespass), поскольку они были возведены в нарушение права. Перегораживание прохода, дороги в английском праве признается деликтом зловредности (nuisance). Поэтому Берд имел право на защиту своего права и на применение силы для устранения препятствий в виде ограждений, забора, но он не мог применять насилие по отношению к людям, просто вставшим у него на пути и перегородившим проход. Решением суда в иске из незаконного лишения свободы Берду было отказано.
Следует, кроме того, отметить, что в современном английском праве полиция имеет право на применение силы в целях пресечения нарушений общественного порядка, а также на нарушение границ владения. Эти правомочия полиции предусмотрены Законом "О полиции и доказательствах по уголовным делам" (1984).
Применение силы в ситуации пресечения правонарушений в общественных местах не охватывается нормами английского деликтного права, поскольку относится к области статутного, а не общего права. Применять силу для пресечения правонарушений в общественных местах дозволяется не только сотрудникам полиции, но и обычным гражданам. Поэтому такие случаи не образуют оснований для подачи исков из нарушения неприкосновенности личности при совершении соответствующих действий не только полицией, но и обычными гражданами. В то же время сотрудники полиции, располагая в этой сфере особыми полномочиями, имеют право делать то, на что обычные граждане права не имеют. В частности, они могут беспрепятственно нарушать границы чужого владения при наличии достаточных оснований полагать, что там имеет место нарушение правопорядка. Иски из нарушения неприкосновенности чужого владения в таких случаях судами не принимаются. В последнее время в связи с практикой страсбургского правосудия это право в отношении жилых помещений все же было пересмотрено. Теперь вторжение полиции в жилые помещения признается законным с учетом опасности возможного правонарушения.
В английском праве незаконное лишение свободы относится к деликтам строгой ответственности. Судебной казуистикой это подтверждается. В качестве одного из примеров можно сослаться на дело "Корона против управляющего Брикхилской тюрьмы" (2000). В этом деле истцом выступала осужденная, отбывавшая двухлетний срок лишения свободы. Согласно закону, как он толковался в то время, она подлежала освобождению из тюрьмы 18 ноября 1999 г. и ожидала этого дня. Однако 15 ноября 1999 г. судебные инстанции пришли к выводу, что прежнее толкование закона было ошибочным, и она сразу же была освобождена. Согласно новому толкованию закона выходило, что срок лишения свободы истек 17 сентября 1999 г. На этом основании истица обратилась с иском о возмещении ей вреда, причиненного незаконным лишением свободы в период с 17 сентября до 15 ноября. Несмотря на то что вины управляющего тюрьмы в лишении свободы, которое оказалось незаконным, не было никакой, иск был удовлетворен. Решение Апелляционного суда о выплате истице 15000 фунтов стерлингов возмещения в связи с незаконным лишением ее свободы в тюрьме было единогласно поддержано Палатой лордов. Палата лордов отметила, что ответственность из причинения вреда незаконным лишением свободы в английском праве не требует доказательства виновности ответчика в содеянном.
В то же время на практике суды не признают незаконным лишением свободы задержания и аресты, произведенные полицией согласно требованиям нормативно-правовых актов, которые впоследствии признаются не соответствующими закону ввиду изменения его толкования судебными инстанциями. Так, Апелляционный суд признал обоснованным отказ в иске из незаконного лишения свободы, поданном мисс Перси, которая в очередной раз была задержана полицией за неподчинение распоряжениям, законность которых у полиции на момент ее задержания не вызывала сомнений, но впоследствии эти распоряжения были признаны нарушающими требования закона. В 2001 году Палата лордов в одном из своих решений подтвердила, что в английском праве не признается незаконным лишением свободы помещение задержанного лица под стражу на основании ордера, если впоследствии основания для лишения свободы не подтверждаются.
Кроме того, не признаются незаконным лишением свободы также ситуации, когда ответчик располагал возможностью лишить истца свободы и даже желал это сделать, но не предпринял для этого никаких действий. Подобно угрозе насилием незаконное лишение свободы должно выражаться в конкретных действиях, совершенных ответчиком. Это требование английского деликтного права иллюстрирует дело "Корона против поселения Боурневуд и треста психиатрических больниц национальной службы здравоохранения, по заявлению Л. (при участии Министра здравоохранения)" (1998). Как следовало из искового заявления, истец, психически больной, пришел в сильное возбуждение во время посещения дневного центра, занимающегося помощью таким лицам и организацией их досуга. Поскольку связаться с его попечителями оказалось невозможно, по назначению врача он был доставлен в психиатрическую больницу. После осмотра дежурным психиатром было принято решение, что истец нуждается в госпитализации в психиатрическом стационаре и в соответствующем лечении. По Закону "О психиатрической помощи" (1983) врачи имели право решить вопрос о его принудительной госпитализации. Однако, поскольку истец не был против того, чтобы остаться в больнице, решение о принудительной госпитализации в психиатрическом стационаре не принималось. Его просто там оставили и поместили в обычную, незапираемую палату. Между тем медицинский персонал был предупрежден о том, что больной нуждается в постоянном надзоре, и всем было понятно, что в том случае, если он попытается покинуть больницу, к нему следует применить необходимые меры стеснения. Через некоторое время возник вопрос о том, возможен ли в этой ситуации иск из незаконного лишения свободы. Апелляционный суд разрешил предъявление иска, однако Палата лордов с этим не согласилась. Доводы Палаты лордов сводились к тому, что при незаконном лишении свободы физическое стеснение истца в свободе передвижения должно иметь место, поскольку является средством, с помощью которого осуществляется незаконное лишение свободы. Тот факт, что медперсонал мог прибегнуть и прибег бы к мерам по физическому стеснению истца в свободе передвижения в том случае, если бы он попытался покинуть территорию больницы, сам по себе не может быть признан незаконным лишением свободы.
Для ответственности из незаконного лишения свободы требуется, чтобы оно было совершено действиями ответчика, а не возникло из-за чьей-то нераспорядительности или непредусмотрительности.
Так, в деле "Сайерс против районного совета Урбан Харлоу" (1958) истица не смогла покинуть кабину уличного туалета из-за поломки замка и поранилась, пытаясь самостоятельно освободиться из заточения. В иске из незаконного лишения свободы по ее заявлению суд отказал на том основании, что никто истицу в туалете не запирал. В то же время местные власти были признаны виновными в ненадлежащем исполнении своих обязанностей.
Даже в том случае, когда незаконное лишение свободы совершено действием, не всегда легко определить, кем было совершено это действие. К выяснению правил, в соответствии с которыми надлежит разрешать эти вопросы, периодически обращается судебная практика. Примером этому может служить решение Апелляционного суда по делу "Дэвидсон против начальника полиции Северного Уэльса" (1994). Факты в этом деле были следующие. Истец купил в магазине кассетный магнитофон. Заплатив за покупку, он задержался у выхода из магазина, разговаривая со своим знакомым. Сотрудница охраны магазина обратила на него внимание, поскольку подумала, что он пытается вынести магнитофон без оплаты, и вызвала полицию. По прибытии наряда полиции она указала на истца как на вора. Полиция задержала истца, поскольку тот не смог предъявить кассовый чек, так как он его выбросил за ненужностью. Истец на основании заявления охранницы магазина был доставлен в полицейский участок, но через два часа отпущен, поскольку из магазина подтвердили оплату магнитофона.
После этого происшествия истец обратился в суд с иском из незаконного лишения его свободы. Ответчиком выступала охранная служба магазина. Выбор ответчика здесь не случаен: у полиции имелись законные возражения по иску из незаконного лишения свободы. В английском праве сотрудники полиции имеют право на задержание, а следовательно, и на лишение свободы лишь на основании обоснованного подозрения в совершении правонарушения. В то же время частные лица правомочны задерживать лишь в случае совершения преступления. Вследствие этого заранее было ясно, что иск к полиции не имеет судебной перспективы, тогда как у иска к службе охраны она имеется. Ответчик возражал, ссылаясь на то, что задержала истца полиция, а не сотрудница службы охраны магазина. Однако истец представил доказательства того, что полиция обычно задерживала всех тех, на кого укажет охрана магазина. На этом основании истец утверждал, что задержание было произведено хотя и силами полиции, но, по существу, сотрудницей охраны.
Рассматривая этот иск, суд пришел к выводу, что прежде необходимо ответить на вопрос о том, какое действие было совершено ответчиком: он всего лишь информировал надлежащий орган власти о происшествии, на основании чего полиция действовала уже сама, или он действовал сам, но посредством полиции, ее, так сказать, "руками"? Суд пришел к выводу, что сотрудница службы охраны должна считаться совершившей действия по неправомерному лишению свободы в том случае, если она не просто сообщила в полицию о своих подозрениях, но еще и инструктировала полицейских, добивалась задержания истца или требовала этого от полиции. В своем решении по данному делу суд пришел к выводу, что задержание произвели сами сотрудники полиции. На этом основании в удовлетворении иска было отказано, поскольку действия полиции по задержанию в данной ситуации не выходили за пределы их полномочий.
Лишить другого человека свободы передвижения незаконно в английском праве можно не только действием, но и словесными угрозами. Например, достаточно припугнуть потерпевшего тем, что в случае, если он покинет помещение, его убьют, чтобы возникло основание для ответственности из незаконного лишения свободы точно так же, как если потерпевшего оставят связанным или запертым в этом помещении.
При решении вопросов ответственности из незаконного лишения свободы не менее важно учитывать отношение английского права к осведомленности потерпевшего относительно самого факта нарушения его права на свободу передвижения. В прошлые времена суды исходили из того, что незаконное лишение свободы предполагает, что потерпевший должен осознавать происходящее именно как лишение свободы.
Например, в деле "Херринг против Бойла" (1834) администрация частной школы не позволила ученице в каникулы поехать домой, т.к. ее родители не оплатили ее учебу. При этом девочка могла свободно передвигаться по школе, выходить за ее пределы и не осознавала, что фактически она лишена свободы. Исходя из того что в английском общем праве на тот момент считалось, что незаконное лишение свободы предполагает обязательную осведомленность потерпевшего о своем положении, суд не признал иск из незаконного лишения свободы обоснованным.
В течение XX века суды пришли к убеждению, что отношение английского права к осведомленности потерпевшего о факте лишения его свободы передвижения изменилось. Теперь считается, что ответственность из незаконного лишения свободы наступает и в тех случаях, когда потерпевший не понимает, что фактически он лишен свободы передвижения.
Так, в деле "Мееринг против авиакомпании Грэхэма-Уайта" (1920) ответчик, думая на одного из сотрудников, что это он украл краску, поставил его в известность о своих подозрениях и потребовал, чтобы он в сопровождении двух полицейских пришел для разбирательства к нему в офис. Когда заподозренный в краже краски сотрудник находился в офисе, он не знал, что сотрудники полиции все время, пока ему задавали вопросы, ожидали за дверями, поскольку они намеревались задержать его в том случае, если подозрения оправдаются. Подозрения не оправдались, а безосновательно заподозренный сотрудник подал иск из незаконного лишения его свободы. В своих возражениях ответчики ссылались на то, что в момент разбирательства по поводу кражи краски истцу ничего не было известно о своем задержании и что в любой момент он мог уйти, если бы захотел, но сам не ушел. Тем не менее суд первой инстанции признал иск обоснованным. Апелляционный суд поддержал решение суда первой инстанции, указав, что, поскольку в офис для разбирательства истец пришел не сам, а в сопровождении сотрудников полиции, нельзя сказать, что он располагал свободой передвижения. В то же время отсутствие у него понимания того, что он на самом деле не свободен, не имеет конституирующего значения и не должно приниматься во внимание при решении вопроса о наличии основания ответственности из незаконного лишения его свободы. Как отмечается в решении суда, незаконное лишение свободы имело бы место даже в том случае, если бы истец в это время спал.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!