Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве: Учебное пособие
Деликтные обязательства относятся к разряду внедоговорных (внеконтрактных) обязательств. Конечно, внедоговорные обязательства не сводятся к деликтным.
8. Деликтно-правовая защита права
на имя и неприкосновенность частной жизни

В Германии первые попытки выделения права на неприкосновенность частной жизни предпринимались учеными во второй половине XIX века. Положения Гражданского кодекса Саксонии 1863 года позволили судам принимать решения о компенсации убытков в делах, связанных с распространением недостоверной информации о частной жизни, бизнесе и других отношениях. В то же время в обществе и в академической среде господствовала точка зрения, в соответствии с которой такие понятия, как честь, репутация и подобные им частные интересы не подлежат защите наравне с защитой собственности и другими материальными интересами.
Объективно условия жизни в конце девятнадцатого столетия в Германии не способствовали развитию защитных механизмов в области нематериальных прав. Только после окончания Второй мировой войны (1939 - 1945) начинается постепенный пересмотр норм деликтного права в этом направлении. Толчком послужило принятие Билля о правах, выраженного в первых двадцати статьях Боннской конституции 1949 года.
На сегодняшний день нормы немецкого права защищают право на имя физических и юридических лиц. В немецком праве убытки, рассчитанные на компенсационной или реституционной основе, возмещаются в случаях нарушения личных неимущественных прав. Также в такой ситуации может быть применен судебный запрет (Unterlassungsanspruch). Можно привести краткий перечень таких случаев:
- присвоение чужого образа или имени (BGH, 14 февраля 1958 года, BGHZ 26, 349);
- незаконное разглашение медицинских данных застрахованного лица (BGH, 2 апреля 1957 года, BGHZ 24, 72);
- подглядывание за соседями (OLG Koln, 15 октября 1988 года, NJW 1989, 720);
- чрезмерное публичное распространение информации о готовящемся бракоразводном процессе члена аристократической семьи (OLG Hamburg, 26 марта 1970 года, NJW 1970, 1325);
- незаконное извлечение органов умершего без разрешения родственников (LG Bonn, 25 февраля 1970 года, JZ 1971, 56);
- право на самоопределение сексуальной ориентации, включая право транссексуала на изменение информации о половой принадлежности в свидетельстве о рождении (1st Division of the Constitutional Court, 16 марта 1982 года, BVerfGE 60, 123);
- публикация незаконно добытой стенограммы телефонного разговора двух политиков (BGH, 19 декабря 1978 года, BGHZ, 73, 120);
- подделка автографа известного немецкого художника на картине (BGH, 8 июня 1989 года, BGHZ 107, 384);
- вскрытие чужой запечатанной корреспонденции без разрешения (BGH, 20 февраля 1990 года, VersR 1990, 531);
- имитация голоса умершего актера в целях рекламы без разрешения его наследников (OLG Hamburg 8 мая 1989 года, NJW 1990, 1995);
- фотосъемка публичного лица в публичном месте (BGH, 19 декабря 1995 года, BGHZ 131, 332 = NJW 1996, 1128). В этом деле суд акцентировал внимание на том факте, что у ответчика были исключительно корыстные мотивы при фотосъемке принца.
Интересными представляются дела, связанные с публикацией частной переписки без разрешения. Одним из первых было дело, рассмотренное Имперским судом, по делу наследников Ницше, которые намеревались предотвратить публикацию писем философа наследниками адресата этих писем. Суд постановил, что право собственности на письма перешло к наследникам адресата, но если письма рассматривать как результат творчества, то они подпадают под защиту авторского права.
С развитием права на неприкосновенность частной жизни возникали все более сложные проблемы. Так, немецкие суды столкнулись с необходимостью баланса между соблюдением принципа свободы прессы, гарантированного ст. 5 Конституции, и правом быть защищенным от часто безответственных СМИ. Общего правила о том, где должна быть проведена эта граница, не существует. В каждом конкретном случае это зависит от множества обстоятельств.
Чем активнее выступает лицо на публике, тем сложнее ему будет защитить неприкосновенность своей частной жизни.
Суды в Германии при рассмотрении таких дел преимущественное внимание уделяют нескольким факторам:
- мотив лица, опубликовавшего информацию (BVerfGE 7, 198; BVerfGE 25, 256). В этом случае, если суд выяснит, что нарушение права было следствием исключительно корыстного мотива, т.е. было продиктовано желанием обогатиться за счет истца, то убытки должны быть возмещены. Такое возмещение убытков, являющееся, по сути, наказанием, вызвало немало негативных отзывов в юридической литературе;
- общественное значение информации. Выясняется, вызвала ли она общественный резонанс или просто принесла прибыль лицу, ее озвучившему;
- способ получения информация об истце - законный или нет;
- степень распространения информации;
- степень достоверности информации - была сфабрикована СМИ или была достоверной;
- степень ограничений, которые истец хочет применить в отношении прав ответчика (в случае их чрезмерности суд может их не применить или ограничить).

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!