Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Налоговое право: Курс лекций

В курсе лекций рассматриваются основные понятия, принципы, институты налогового права. Большое внимание уделяется субъектам налогового права, элементам налогообложения, ответственности за нарушения налогового законодательства, способам защиты прав налогоплательщиков, правовому режиму взимания отдельных налогов (сборов).
4.2. Обжалование как способ защиты прав

Обжалование нормативных и ненормативных правовых актов, действий (бездействия) должностных лиц налоговых органов является традиционным способом активной защиты прав частных субъектов налогового права.
На основании ст. 4 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" можно предложить следующее определение: жалоба - составленное в письменной форме или в форме электронного документа требование частного субъекта налоговых правоотношений о восстановлении или защите его нарушенных прав, свобод или законных интересов.
Обжалование актов налоговых органов отличается от проверки акта самим органом, принявшим этот акт, либо вышестоящим органом по своей инициативе. Обжалование предполагает активные действия лица по отстаиванию своих прав путем подачи жалобы в орган (должностному лицу), уполномоченный ее рассматривать, в отличие от деятельности иных государственных органов (в том числе прокуратуры) и негосударственных организаций, занимающихся защитой прав по своей инициативе.
Значение оспаривания (обжалования) нормативных правовых актов в первую очередь предопределяется тем, что результат одного судебного разбирательства может предотвратить значительное число потенциальных споров по вопросам применения оспариваемого акта. При этом заявитель, добившийся положительного результата, по существу, дает возможность использовать его неограниченному кругу заинтересованных лиц. По мнению Р.А. Познера, с экономической точки зрения совокупность прецедентов в праве является основным капиталом, а именно запасом знаний, который приносит пользу в течение многих лет потенциальным участникам споров в форме информации о правовых обязательствах <1267>. Сходным образом рассуждает и А.Р. Султанов: если кто-либо оспорил письменное разъяснение Минфина России или ФНС России в Верховном Суде РФ, то судебное решение по этому делу становится обязательным для всех налогоплательщиков независимо от того, удовлетворено административное исковое заявление или нет и принимали ли они участие в оспаривании нормативного акта или акта его официального толкования. Можно сказать, что такое решение не имеет субъективных границ <1268>.
--------------------------------
<1267> Познер Р.А. Экономический анализ права. М., 2004. Т. 2. С. 719.
<1268> Султанов А.Р. Доступное право: оспаривание налогоплательщиками в суде официальных разъяснений // Налоговед. 2016. N 10. С. 40.

Исходя из п. 12 выступления В.Д. Зорькина "Актуальные проблемы деятельности Конституционного Суда РФ: вопросы и ответы" в Законе о КС заложен механизм защиты интереса заявителя, по жалобе которого норма была признана неконституционной или выявлен ее конституционный смысл, иной, чем примененный судами в деле заявителя - право на пересмотр дела, в рамках которого заявитель может получить удовлетворение своих притязаний. При этом такой подход не является нарушением принципа равенства - абсолютно любое лицо, к которому применена норма таким образом, что нарушает права, может при соблюдении несложных формальностей стать тем самым заявителем, который получает право на безусловный процессуальный пересмотр его дела. При этом в ряде случаев, когда удовлетворение притязаний заявителя в натуре уже невозможно (например, выборы уже состоялись и заключение под стражу (его продление) уже закончилось), КС прямо указывает на возможность заявителя воспользоваться компенсаторным механизмом <1269>.
--------------------------------
<1269> URL: http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=74.

Кроме того, как это следует из Постановлений Президиума ВАС РФ от 29 сентября 2010 г. N 6171/10, от 17 января 2012 г. N 9608/11 и N 11405/11, при признании недействующим нормативного правового акта возможно последующее предъявление требований о восстановлении прав, в том числе о взыскании убытков, возникших вследствие применения данного акта. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 4 октября 2005 г. N 7445/05 разъяснено, что выбор конкретного способа судебной защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов принадлежит заинтересованному лицу. Следовательно, общество вправе оспорить нормативный правовой акт, принятый МНС РФ (правопредшественником ФНС России), несмотря на то что у него имеется возможность оспорить в судебном порядке конкретные действия налоговых органов, основанные на положениях такого акта.
Следует отметить, что несоответствие некоторого нормативного акта, значимого для регулирования налоговых правоотношений, иному нормативному акту, имеющему большую юридическую силу, в общем случае может и должно быть выявлено судом в любом налоговом споре (ч. 2 ст. 11 ГПК РФ, ч. 2 ст. 15 КАС РФ, ч. 2 ст. 13 АПК РФ), а не только в процедуре отдельного оспаривания нормативного правового акта. Однако на практике, при оспаривании нормативного правового акта суд в большей степени фокусируется на правовой проблеме. Так, в решении ВАС РФ от 8 октября 2010 г. N ВАС-9939/10 признаны недействующими некоторые положения Порядка учета доходов и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей, утвержденного Приказом Минфина РФ и МНС РФ от 13 августа 2002 г. N 86н/БГ-3-04/430. Ранее, основываясь в том числе и на признанных впоследствии недействующими положениях указанного Порядка, ВАС РФ в Постановлении Президиума от 16 июня 2009 г. N 1660/09 счел возможным обложение НДФЛ и ЕСН денежных средств, поступивших индивидуальному предпринимателю в качестве авансовых платежей под предстоящую поставку товара. Доводов относительно соответствия Порядка нормам НК РФ в данном акте Судом не высказывалось (и, скорее всего, сторонами не заявлялось).
Тем не менее следует учесть, что с точки зрения высших судебных органов при применении определенных способов защиты прав необходимо предшествующее признание недействующим нормативного правового акта в отдельном процессе. В п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31 мая 2011 г. N 145 разъяснено, что требование о возмещении вреда, причиненного в результате издания нормативного правового акта государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующего закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, может быть удовлетворено в случае, если такой нормативный правовой акт признан недействующим по решению суда общей юрисдикции, арбитражного суда. Сходный подход имеет место в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28 февраля 2012 г. N 14489/11: возложение на публично-правовое образование ответственности за понесенные компанией убытки без исследования вопроса о соответствии закону или иному правовому акту акта государственного органа этого публично-правового образования, утвердившего спорные тарифы, не соответствует условиям, при наличии которых допускается возмещение вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов по правилам ст. ст. 16 и 1069 ГК РФ.
Представляется, что указанные примеры подтверждают то, что некоторые особенности данного способа защиты прав могут быть описаны следующей формулой: если в "обычном" процессе о признании недействительным ненормативного правового акта (незаконным действия или бездействия) заявляется довод о том, что конкретный нормативный правовой акт, ставший основой для принятия оспариваемого акта (действия, бездействия), не соответствует акту большей юридической силы, то суд примет этот довод во внимание, только если при этом ему не потребуется исследовать определенные факты, подтверждающие данный довод. Соответственно, для оперирования подобными доводами необходима возможность именно абстрактного нормоконтроля. В частности, в настоящее время кадастровая стоимость облагаемых объектов недвижимости утверждается специальными нормативными актами органов исполнительной власти. С изложенной точки зрения, скорее всего, не будет воспринят судом довод налогоплательщика, оспаривающего требование об уплате налога, о том, что взыскиваемый с него налоговым органом поимущественный налог основан на нормативном акте органа исполнительной власти, утвердившем завышенную кадастровую стоимость облагаемого объекта, в противоречии с федеральным законодательством. В данном примере налогоплательщик не сможет указать конкретную норму федерального законодательства, которой не соответствует региональная норма, определившая кадастровую стоимость объекта как "N" рублей. Ссылка на то, что кадастровая стоимость превышает рыночную, эффекта иметь не будет, так как данный довод потребует исследования фактов (в т.ч. отчетов оценщика). Оспаривание же нормативных правовых актов подобного вида вполне возможно, но должно проходить по отдельной процедуре (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 28 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости").
Нормативные правовые акты, содержащие наибольший объем норм налогового права, - федеральные законы, могут быть рассмотрены КС РФ на предмет их соответствия Конституции РФ в силу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Примечательны данные, приведенные И.В. Калининой применительно к моменту, с которого в США считается недействующим закон, признанный неконституционным: по мнению Верховного суда США, решения о неконституционности имеют обратную силу, но только в отношении незавершенных споров <1270>. Представляют интерес и сведения, приводимые Р. Боргдорфом: Федеральный Конституционный Суд Германии имеет разные возможности: он может подтвердить соответствие нормы Конституции, может объявить ее ничтожной (т.е. не действовавшей с момента издания), но может и признать ее не соответствующей Конституции и установить срок для законодателя для принятия новой правовой нормы (т.е. действующей до тех пор, пока законодатель не примет новую норму). В сфере налогового права Федеральный Конституционный Суд Германии предпочтительно использует именно этот вариант <1271>.
--------------------------------
<1270> Калинина И.В. Возмещение неконституционных налогов: на пороге нового права // Налоговед. 2016. N 9. С. 55.
<1271> Боргдорф Р. Значение конституционного права для развития налоговых правоотношений // Налоговое право в решениях Конституционного Суда РФ 2005 г. С. 98.

Конституционный Суд РФ тоже периодически устанавливает возможность применения до определенной даты нормативных правовых актов, признанных им неконституционными. Так, в Постановлении КС РФ от 30 января 2001 г. N 2-П оспариваемые положения федерального и региональных нормативных актов о налоге с продаж были признаны не соответствующими Конституции РФ. В то же время суд заключил, что налог с продаж, введенный на основании федерального закона законами субъектов РФ, является источником доходной части бюджетов соответствующих субъектов РФ и местных бюджетов. Немедленное признание оспариваемых положений утратившими силу может повлечь неисполнение указанных бюджетов и привести к нарушению прав и свобод граждан. На этом основании суд постановил, что указанные положения должны быть приведены в соответствие с Конституцией РФ и, во всяком случае, утрачивают силу не позднее 1 января 2002 г.
В п. 11 выступления В.Д. Зорькина "Актуальные проблемы деятельности Конституционного Суда РФ: вопросы и ответы" высказано обобщенное мнение: российским законодателем выбрана модель действия решения КС на будущее время, по примеру большинства стран, в которых осуществляется конституционное правосудие. Пока норма не признана неконституционной, ее применение исходя из презумпции конституционности не должно считаться ошибочным. Иное ставило бы под сомнение такую значимую ценность, как стабильность правоотношений, другой стороной в которых, кстати, иногда прямо, а почти всегда - косвенно являются другие граждане и организации <1272>.
--------------------------------
<1272> URL: http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=74.

Интересно то, что ЕСПЧ не усматривает нарушений в продлении КС РФ действия не соответствующего Конституции РФ "налогового" закона. Так, в решении ЕСПЧ от 6 ноября 2003 г. по вопросу приемлемости жалобы N 63343/00 по делу "Рошка против Российской Федерации" отмечается, что когда Конституционный Суд РФ временно оставил в силе, исключительно на переходный период, неконституционный закон, это было сделано, как представляется, из опасения создания существенного пробела в законодательстве в налоговой сфере. Такой взгляд представляется правомерным с точки зрения правовой определенности и, таким образом, не может рассматриваться как "произвольная конфискация".
Несколько иным образом была разрешена ситуация по "зарплатным" страховым взносам в Постановлении КС РФ от 17 июня 2013 г. N 13-П (в порядке разъяснения - в Определении КС РФ от 8 декабря 2015 г. N 2737-О-Р): если спорные взносы уже были уплачены (взысканы) на момент провозглашения данного судебного акта, то они возврату не подлежат; если же они не были уплачены (взысканы), обязанность по их уплате отсутствует. Суд отметил, что противоправность в действиях государства в указанный период (до вступления в силу данного Постановления) отсутствовала. Соответственно, взыскание с казны Российской Федерации указанных сумм взносов не вытекает из установленного порядка исполнения данного Постановления.
Соответственно, по существу, те, кто исполнял закон, впоследствии признанный неконституционным, оказались в худшем положении по сравнению с теми, кто закон игнорировал. В Определениях ВС РФ от 13 мая 2016 г. N 305-ЭС15-19072, от 23 мая 2016 г. N 305-ЭС15-6820 и N 305-ЭС15-10514 также исключена возможность возврата уплаченных до указанного момента страховых взносов через механизм, установленный в ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ.
Следует отметить, что в настоящее время КС РФ, оценивая акты законодательства, зачастую настаивает на том, что его компетенция достаточно ограничена, а законодатель, наоборот, обладает широкими дискреционными полномочиями, в которые КС РФ не может вмешиваться. Исходя из Постановления КС РФ от 20 декабря 2010 г. N 22-П законодательное усмотрение связано обязанностью следовать конституционно одобряемым целям, а также выбором средств их достижения, которые также не должны противоречить Конституции РФ. Соответственно, в Определениях КС РФ от 16 апреля 2009 г. N 527-О-О и от 23 июня 2009 г. N 833-О-О, от 21 апреля 2011 г. N 556-О-О содержится следующее положение: КС РФ в своих решениях неоднократно указывал, что разрешение вопросов об установлении и изменении состава налогоплательщиков и существенных элементов налогового обязательства не относится к его полномочиям, за исключением случаев, когда новому законодательному акту придается обратная сила и им ухудшается положение налогоплательщиков. Показательна и позиция КС РФ, изложенная в ряде Определений (от 21 апреля 2011 г. N 557-О-О, от 26 мая 2011 г. N 633-О-О): заявителем не исчерпана возможность защиты его прав в арбитражном суде или суде общей юрисдикции; при таких условиях конституционное судопроизводство было бы преждевременным и, по сути, использовалось бы как средство судебной защиты, подменяющее производство в суде по налоговым спорам, что в силу ст. ст. 118 и 125 Конституции РФ недопустимо.
К.А. Сасов по данному вопросу резюмирует: в реализации КС РФ своих полномочий в области налогового права имеют место две устойчивые тенденции: уход от правотворчества (этим должен заниматься законодатель) и уход от разрешения налогового спора по существу (этим должны заниматься суды) <1273>. Впрочем, с точки зрения ЕСПЧ, изложенной в решении от 6 июля 2006 г. по вопросу приемлемости жалобы N 14085/04 "Сергей Смирнов (Smirnov) против Российской Федерации", в рассматриваемом случае дело заявителя уже было рассмотрено национальными судами, вследствие чего обращение в КС РФ с заявлением об оспаривании конституционности ст. 131 ГПК РФ не имело перспективы разрешения дела в пользу заявителя. Таким образом, данная жалоба не могла быть отклонена ЕСПЧ на том основании, что заявитель не исчерпал всех средств правовой защиты.
--------------------------------
<1273> Сасов К.А. Конституционное правосудие: оценки и перспективы // Налоговое право в решениях Конституционного Суда РФ 2010 г. С. 22.

Высказывается и более общая позиция: решения КС РФ в целом стали носить умиротворяющий и даже усыпляющий характер с попыткой придать малозначительность поставленному вопросу, занизить его важность, то есть определить его как не имеющий конституционно-правового значения и не заслуживающий внимания КС РФ <1274>. Однако нельзя не учесть позицию А. Шайо: в демократии типичным местом решения общественных проблем является избирательная кабина, а не зал судебных заседаний. Несмотря на все противоположные утверждения, Верховный суд Соединенных Штатов в период расцвета своей социальной активности (с 1937 по 1967 гг.) отменил всего-навсего 12 законов Конгресса <1275>. При этом очевидно, что здесь имеется в виду весь спектр оспаривавшихся законов, а не только связанных с налогообложением.
--------------------------------
<1274> Конституция и налоги // Налоговед. 2012. N 6. С. 9.
<1275> Шайо А. Самоограничение власти (краткий курс конституционализма) / Пер. с венг. М., 2001. С. 242.

Глава 21 КАС РФ регламентирует производство по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами (ранее - гл. 24 ГПК РФ). Глава 23 АПК РФ в настоящее время регулирует рассмотрение судом по интеллектуальным правам дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами (т.е. в общем случае к налогам не относящиеся). В текстах указанных Кодексов применен не термин "обжалование", а термин "оспаривание", но в данном случае это принципиального значения не имеет.
Соответствующе разъяснение содержится и в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2007 г. N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части": существенными признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение и направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений. Сходная позиция изложена, например, в решениях ВАС РФ от 13 февраля 2003 г. N 10462/02 и от 26 января 2005 г. N 16141/04, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 марта 2008 г. N 9504/07.
Вообще говоря, могут иметь место акты органов власти, которые включают в себя положения как нормативного, так и ненормативного (индивидуального) характера (п. 3.5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 58 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов").
Статья 137 НК РФ предусматривает, что нормативные правовые акты налоговых органов могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном федеральным законодательством. В настоящее время обжалование любых положений "налоговых" нормативных правовых актов органов исполнительной власти подведомственно судам общей юрисдикции (гл. 21 КАС РФ, ранее - гл. 24 ГПК РФ). В подп. 1 и 1.1 п. 4 ст. 2 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" установлено, что ВС РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции административные дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, Генеральной прокуратуры РФ, Следственного комитета РФ, Судебного департамента при ВС РФ, Центрального банка РФ, Центральной избирательной комиссии РФ, государственных внебюджетных фондов, в том числе Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Федерального фонда обязательного медицинского страхования, а также государственных корпораций; а также об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти, иных федеральных государственных органов, Центрального банка РФ, государственных внебюджетных фондов, в том числе Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Федерального фонда обязательного медицинского страхования, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами.
С учетом Постановления КС РФ от 31 марта 2015 г. N 6-П, не исключено оспаривание в судебном порядке в т.ч. актов Федеральной налоговой службы, которые не соответствуют формальным требованиям, предъявляемым к нормативным правовым актам федеральных органов исполнительной власти, по форме, субъекту и порядку принятия, регистрации и опубликования, но при этом содержат обязательное для всех налоговых органов разъяснение (нормативное толкование) налоговых законоположений, которое может противоречить их действительному смыслу и тем самым нарушать права налогоплательщиков.
Федеральным законом от 15 февраля 2016 г. N 18-ФЗ введена ст. 217.1 КАС РФ "Рассмотрение административных дел об оспаривании актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами".
В силу п. 2 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации (утв. Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. N 1009) структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты. Таким образом, нормативные правовые акты Минфина России и ФНС России принимаются только указанным Министерством и Службой, которые территориально находятся в Москве и могут быть обжалованы с соблюдением соответствующих правил подсудности.
Однако нельзя не отметить, что в настоящее время число "налоговых" нормативных правовых актов органов исполнительной власти в целом невелико, вследствие последовательной реализации идеи о том, что НК РФ должен применяться преимущественно напрямую, без дополнительных нормативных актов.
Как предусмотрено в ч. 2 ст. 215 КАС РФ, по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается одно из следующих решений:
1) об удовлетворении заявленных требований полностью или в части, если оспариваемый нормативный правовой акт полностью или в части признается не соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, и не действующим полностью или в части со дня его принятия или с иной определенной судом даты;
2) об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.
Имеет место позиция, в соответствии с которой указанные формулировки не могут означать, что нормативный правовой акт, признанный судом недействующим, является не соответствующим нормативному правовому акту большей юридической силы только с момента вступления в силу решения суда. Очевидно, что он являлся таковым с момента принятия (или с момента принятия нормативного акта, имеющего большую юридическую силу, если этот момент имел место позднее). Так, если речь идет не о процедуре признания недействующим нормативного правового акта, а об ином налоговом споре, суд, признав спорный нормативный правовой акт не соответствующим нормативному правовому акту большей юридической силы, не признает его не действующим, а применяет акт большей юридической силы. Соответственно, специализированный процесс по признанию нормативного правового акта недействующим не может ущемлять права заинтересованных лиц и подразумевать период времени, в течение которого, очевидно, незаконный акт подлежал применению.
Соответствующее разъяснение было дано в п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 58: согласно ч. 2 ст. 13, ч. ч. 4 и 5 ст. 195 АПК РФ нормативный правовой акт или его отдельные положения, признанные судом недействующими, с момента принятия решения суда не подлежат применению, в том числе при разрешении споров, которые возникли из отношений, сложившихся в предшествовавший такому решению период.
Как отмечает М.К. Треушников, по делам об оспаривании нормативных правовых актов нет предмета доказывания в традиционном понимании этого явления, как совокупности юридических фактов основания иска и возражений против него. Доказывание имеет характер чисто логических операций. Функция суда сводится к выяснению соответствия одного закона другому, имеющему высшую юридическую силу <1276>. В этом плане следует отметить, что КС РФ может признать норму не соответствующей Конституции РФ с учетом смысла, придаваемого ей сложившейся правоприменительной практикой (в т.ч. Постановления от 12 октября 1998 г. N 24-П, от 28 марта 2000 г. N 5-П, от 13 июля 2010 г. N 15-П).
--------------------------------
<1276> Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 51.

Споры об обжаловании ненормативных правовых актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц являются весьма распространенной категорией споров, рассматриваемых как вышестоящими налоговыми органами, так и судами. Ю.Н. Старилов справедливо отмечает, что российское законодательство предусматривает два порядка обжалования актов публичного управления: судебный и административный <1277>.
--------------------------------
<1277> Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. М., 2002. Т. 2. С. 310.

Исходя из статистических сведений, размещенных на сайте Судебного департамента <1278> (форма N 1 - Отчет о работе арбитражных судов субъектов Российской Федерации), в 2015 году арбитражными судами субъектов РФ было рассмотрено 65 630 дел, связанных с применением налогового законодательства, из которых 51 209 дел (78,03%) - о взыскании обязательных платежей и санкций, 13 435 дел (20,47%) - об оспаривании ненормативных правовых актов налоговых органов, действий (бездействия) должностных лиц. Таким образом, прочие категории дел, связанных с применением налогового законодательства, составили всего 1,5%. Соответственно, из числа условно-активных способов защиты прав частных субъектов в арбитражных судах оспаривание ненормативных правовых актов налоговых органов, действий (бездействия) должностных лиц является наиболее популярным и относительно массовым. Кроме того, данные из того же источника свидетельствуют о том, что частные субъекты, избравшие этот способ защиты прав, обычно добиваются успеха. Из указанных 13 435 дел требования заявителей были полностью либо частично удовлетворены арбитражными судами по 6 756 делам (т.е. в 50,29% случаев).
--------------------------------
<1278> URL: http://www.cdep.ru.

Также представляет интерес проанализировать данные судебной статистики ВС РФ за 2015 год (форма N 2 - Отчет о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению гражданских дел по первой инстанции), также размещенной на сайте Судебного департамента <1279>. В категории "Из нарушений налогового законодательства", исков (заявлений) налоговых органов о взыскании налогов и сборов с физических лиц рассмотрено с вынесением решения (судебного приказа) - 3 560 716, в том числе с удовлетворением требования - 3 507 618 (98,51%). В этой же категории исков физических лиц к налоговым органам рассмотрено с вынесением решения - 3 780, в том числе с удовлетворением требования - 3 270 (86,51%). Соответственно, активные способы отстаивания своих прав налогоплательщиками в судах общей юрисдикции не являются массовым явлением. Данное обстоятельство подтверждает довод о том, что отечественное налоговое законодательство настроено на максимальное "выключение" физических лиц из процесса налогообложения (через институты косвенных налогов, налоговых агентов, относительно низкие ставки поимущественных налогов по "нестатусному" имуществу и т.д.) в т.ч. и для того, чтобы минимизировать недовольство и споры в данной сфере.
--------------------------------
<1279> URL: http://www.cdep.ru.

В п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 27 апреля 1993 г. N 5 (утратил силу) было разъяснено, что под правовым актом индивидуального характера понимается акт, устанавливающий, изменяющий или отменяющий права и обязанности конкретных лиц. В п. 2 ст. 46 Конституции РФ впоследствии была использована несколько иная терминология: решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Та же "триада": оспаривание решений, действий (бездействия), используется и в ст. 1 КАС РФ. Что касается АПК РФ, терминология в нем несколько иная, хотя и по существу равнозначная: оспаривание ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) - п. 2 ч. 1 ст. 29.
Примечательно то, что, как следует из п. 4 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 18 августа 1992 г. N 12/12 "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам", требования организаций и граждан-предпринимателей о признании неправомерными действий должностных лиц, нарушающих их права и охраняемые законом интересы, подлежат рассмотрению в суде, если обжалуемые действия не были оформлены распорядительными или иными документами.
С учетом указанного разграничения, налогоплательщик, обжалующий, например, действия руководителя налогового органа по вынесению решения по результатам проверки, скорее всего, в действительности обжалует не действия, а само решение по результатам проверки. В случае предъявления налогоплательщиком подобных требований и отказа уточнить их, суд, как представляется, не должен исследовать содержание решения, а обязан ограничиться установлением исключительно формальных обстоятельств (в основном - наличие у руководителя налогового органа полномочий на день вынесения решения).
Те же доводы можно привести в отношении обжалования, например, действий налогового органа по проведению камеральной проверки (п. 2 ст. 88 НК РФ), которая проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого-либо специального решения руководителя налогового органа. Если решение по проверке еще не вынесено, то такие действия, в общем случае, прав налогоплательщика нарушать не могут. Если же решение вынесено, то, скорее всего, плательщик обжалует именно решение.
Однако можно обнаружить эпизодические примеры, когда суды фактически приравнивают действия налогового органа (но не руководителя) и соответствующий ненормативный правовой акт. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 3 июля 2012 г. N 2941/12 требования налогоплательщика были сформулированы как признание незаконными действий инспекции по направлению в банк инкассового поручения.
Относительно бездействия сходное разъяснение содержится в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16 апреля 2013 г. N 16929/12: по смыслу гл. 24 АПК РФ к бездействию относится неисполнение органом, осуществляющим публичные полномочия, обязанности, возложенной на него нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц. Исходя из данного судебного акта отсутствие прямо определенной в нормативных правовых актах обязанности у публичного органа означает, что нет и основания для признания такого бездействия незаконным.
В итоге термины "решение", "ненормативный правовой акт", "индивидуальный акт" применительно к налоговым правоотношениям обычно используются в одном значении - как письменный документ налогового органа, содержащий властное волеизъявление и порождающий правовые последствия для конкретного физического лица (организации). Имеет место позиция, в соответствии с которой обозначение требования при выборе рассматриваемого способа защиты прав не должно иметь принципиального значения. Из письма ВС РФ от 5 ноября 2015 г. N 7-ВС-7105/15 следует, что формулировка требований о признании недействительными (незаконными) ненормативных актов органов государственной власти может быть также: об оспаривании, аннулировании, обжаловании, признании неправомерными и т.д.
Как уже отмечалось, иногда заинтересованное лицо может защитить свои права, влияя на процесс принятия ненормативного акта налоговым органом (представляя возражения и пояснения, непосредственно участвуя в квазисудебной процедуре рассмотрения материалов). Такой способ защиты прав предусмотрен в отношении решения по результатам проверки (подп. 15 п. 1 ст. 21, п. 6 ст. 100, п. 2 ст. 101, п. 7 ст. 101.4 НК РФ). Однако большинство ненормативных актов выносятся налоговыми органами без участия лица, к которому они относятся (налоговое уведомление - ст. 52 НК РФ, требование об уплате налога - ст. 69 НК РФ, решение о взыскании налога за счет денежных средств - ст. 4
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!