Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Право интеллектуальной собственности. Общие положения" (том 1)
Развитие науки и техники, потребности экономики приводят к возникновению все новых охраняемых объектов, таких как селекционные достижения, программы для ЭВМ, топологии интегральных микросхем и т.д.
§ 2. Система субъективных интеллектуальных прав

Система интеллектуальных прав, законодательно закрепленная в ст. 1226 ГК РФ, представлена следующим образом: 1) исключительное право; 2) личные неимущественные права; 3) иные интеллектуальные права.
Исключительное право - это право гражданина или юридического лица (правообладателя) использовать соответствующий объект (охраняемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации) по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом (абзац первый п. 1 ст. 1229 ГК РФ).
Исключительное право по своей отраслевой принадлежности является правом гражданским, вследствие чего к данному субъективному праву могут применяться общие положения ГК РФ об осуществлении гражданских прав (ст. 9 ГК РФ), пределах их осуществления (ст. 10 ГК РФ), а также судебной защите (ст. 11 ГК РФ).
В классификации субъективных прав на абсолютные и относительные рассматриваемое право относится к первой группе, - данное обстоятельство необходимо учитывать в том числе при рассмотрении споров, связанных с интеллектуальными правами. Наконец, в силу прямого указания закона исключительное право является имущественным правом (ст. 1226 ГК РФ), - отсюда следует, например, возможность денежной оценки данного права <1>.
--------------------------------
<1> Так, возможность бухгалтерского учета нематериальных активов, впервые признанная в России в 2000 г., сегодня регулируется Положением по бухгалтерскому учету "Учет нематериальных активов" (ПБУ 14/2007), утвержденным Приказом Минфина России от 27 декабря 2007 г. N 153н // Российская газета. 2008. 2 февр.

Рассматривая результаты интеллектуальной деятельности с экономической точки зрения, исследователи, как правило, не могут избежать обращения к правовой материи. Случайность это или закономерность? В западных развитых странах сформировалось целое направление экономической теории, пытающейся по-новому объяснить природу собственности. Уже в названии этой теории содержится указание на право: "теория прав собственности" (как указывается в литературе, из нее затем выросла "экономика права") <1>. Как отмечает Т.Р. Орехова, "в настоящее время доминируют два основных научных течения экономической теории: институционализм и неоинституционализм" <2>.
--------------------------------
<1> Козырев А.Н. Оценка интеллектуальной собственности / Вступ. ст. Н.Я. Петракова. М.: Экспертное бюро, 1997. С. 29 - 31.
<2> Орехова Т.Р. Право и экономика: методологические подходы к исследованию // Теоретико-методологические проблемы права / Под ред. М.Н. Марченко. М.: Зерцало-М, 2007. Вып. 2. С. 253.

"Дж. Коммонс, возглавивший социально-правовую разновидность институционализма, в экономических отношениях отводил решающую роль юридической стороне, правовым отношениям, утверждал примат права над экономикой" <1>, а "ссылки на знаменитую теорему Коуза <2> содержатся в 8 решениях судов штатов, в 17 решениях апелляционных судов и даже в решении Верховного суда США" <3>. Как замечает Р. Капелюшников в послесловии к сборнику статей Рональда Коуза, "работы Коуза... произвели переворот в видении экономической реальности" <4>; помимо прочего, было доказано отсутствие фундаментальных различий "между рынком товаров и рынком идей" <5>.
--------------------------------
<1> Там же. С. 252.
<2> Теорема Коуза была сформулирована в 1966 г. Дж. Стиглером следующим образом: если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то аллокация ресурсов (структура производства) будет оставаться эффективной и неизменной независимо от того, как распределены права собственности (цит. по: Капелюшников Р. Рональд Коуз, или Сотворение рынков // Коуз Р. Фирма, рынок и право / Пер. с англ. Б. Пинскера. М.: Новое издательство, 2007. (Библиотека Фонда "Либеральная миссия".) С. 210). Свое название теорема получила вследствие того, что основой для нее послужила статья Р. Коуза "Проблема социальных издержек". Оригинал статьи см.: The Problem of Social Cost // Journal of Law and Economics. Vol. 3 (October 1960). URL: http://http://inliberty.ru/assets/files/coasepdf (дата обращения: 18.01.2010).
<3> Орехова Т.Р. Указ. соч. С. 259 (в работе дана ссылка на: История экономических учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. Учеб. пособие. М.: ИНФРА-М, 2002. С. 679).
<4> Капелюшников Р. Указ. соч. С. 202. Теорема Коуза до настоящего времени активно обсуждается. См., например: Parisi F. Coase Theorem // University of Minnesota Law School. Legal Studies Research Paper Series. Research Paper No. 07-12 // Social Science Research Netwok. URL: http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=981282 (дата обращения: 25.02.2013).
<5> Коуз Р. Указ. соч. С. 217.

Вторая половина XX в. уже ознаменовалась признанием того факта, что "мир, на котором покоится классическая политическая экономия, - это половина мира, который окружает человека: мир вещей" <1>.
--------------------------------
<1> Моль А. Социодинамика культуры. М.: Прогресс, 1973. С. 87.

Коренные изменения, которые происходили в мире на рубеже XX и XXI вв., без преувеличения могут быть названы "интеллектуальной революцией". Общеизвестны концепции "постиндустриального", "информационного" общества, в которых интеллектуальный капитал становится ведущим ресурсом, приобретает решающее значение для дальнейшего развития. Не удивительно, что подходы к пониманию природы интеллектуальной деятельности, ее результатов и способов их правового урегулирования вновь стали подвергаться пересмотру.
В 1994 г. в американском издании Wired была впервые опубликована статья Джона Перри Барлоу, где утверждается: "Понятия собственности, ценности, владения и природы богатства претерпевают сейчас более фундаментальные изменения, чем в любое время" <1>.
--------------------------------
<1> Barlow John Perry. The Economy of Ideas // http://www.wired.com/wired/archive/2/03/economy.ideas.html.

В зарубежной экономической науке широко обсуждается, например, проблема взаимодействия (в ряде случаев представляемого как противостояние) интеллектуальной собственности и инноваций <1>; однако нельзя не согласиться со следующим достаточно очевидным выводом: в XXI в. нематериальные активы становятся центральным инструментом экономической политики <2>.
--------------------------------
<1> См., например: Stiglitz J.E. Economic foundations of intellectual property rights // Duke Law Journal. 2008. Vol. 57. P. 1693 - 1723; Wu T. Intellectual property, innovation, and decentralized decisions: Essay // Virginia Law Review. 2006. Vol. 92. P. 123 - 147.
<2> Wu T. Op. cit. P. 127.

В современной зарубежной (в частности, американской) юридической литературе продолжают обсуждаться вопросы о том, какую смысловую нагрузку несут слово "интеллектуальная" и слово "собственность" в соответствующем словосочетании (авторы указывают, например, что слово "интеллектуальная" может относиться и к созданию, и к использованию продукта) <1>.
--------------------------------
<1> Gordon W. Intellectual property // Boston University School Of Law. Working Paper Series. Law And Economics. Working Paper No. 03 - 10. Chapter 28: Intellectual Property // Social Science Research Network. URL: http://ssrn.com/abstract_id=413001 (дата обращения: 12.03.2013).

В работе американского профессора права Адама Моссофа (Adam Mossoff) обсуждается фундаментальная роль концептуального анализа в правовой доктрине вообще и в патентном праве в том числе <1>. Автор указанной статьи призывает как минимум критически осмыслить исключительную концепцию патентного права <2>, что может расцениваться как еще одно доказательство отсутствия устоявшейся (незыблемой) системы взглядов на исключительные права вообще. Поиск новых юридических форм, соответствующих объективно существующим отношениям, активно ведется в зарубежной правовой науке и в других направлениях - в частности, в связи с цифровыми технологиями <3>.
--------------------------------
<1> Mossoff A. Exclusion And Exclusive Use In Patent Law // Harvard Journal of Law & Technology. 2009. Vol. 22. No 2. P. 378.
<2> Ibid. P. 379.
<3> См., например: 21st Century Copyright Law In The Digital Domain Symposium Transcript. University Of Michigan Law School March 24, 2006 // Michigan Telecommunications And Technology Law Review. Vol. 13. Issue 1. P. 247 - 330.

Оборотоспособность прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации законодательно подтверждена п. 4 ст. 129 ГК РФ, однако определение места исключительного права в системе объектов гражданских прав представляет определенную сложность.
Объекты гражданских прав могут быть классифицированы по различным критериям, но если использовать законодательно закрепленное деление (ст. 128 ГК РФ), то исключительное право очевидно оказывается в неопределенном положении. С одной стороны, любое имущественное право суть разновидность имущества, с другой - и в законодательстве есть довольно много тому подтверждений - сфера исключительных прав регулируется иначе, т.е. законодатель признает, что это имущество, но в то же время обособляет эту разновидность имущественных прав, создавая для нее иные правовые нормы.
Дискуссия. Примером отмеченной неопределенности является правовое регулирование государственной регистрации имущества (ст. 8.1 ГК РФ) и охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации (ст. 1232 ГК РФ). Показательно, что вопросы применения ст. 8.1 ГК РФ к отношениям интеллектуальной собственности становились предметом специального рассмотрения Суда по интеллектуальным правам, который пришел к выводу о том, "что положения статьи 8.1 ГК РФ как в целом, так и в части ее пункта 7 неприменимы к отношениям в сфере государственной регистрации результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации" <1>.
--------------------------------
<1> Справка о соотношении статьи 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации с положениями раздела VII Гражданского кодекса РФ "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации", утв. Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 22 августа 2014 г. N СП-21/10.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" данный вопрос остался "в зоне умолчания", т.е. позиция не была выражена прямо, при этом указание в п. 3 данного Постановления на то, что положения ст. 8.1 ГК РФ подлежат применению независимо от того, что является объектом регистрации (права на недвижимое имущество, доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью и др.), во всяком случае, не исключает возможности применения в сфере интеллектуальной собственности общих положений ГК РФ <1>, при их корректировке с учетом положений части четвертой ГК РФ.
--------------------------------
<1> По данному вопросу см. также: Иванов А.А. Проблемы действия статьи 8.1 ГК РФ в отношении объектов интеллектуальной собственности // Вестник экономического правосудия. 2016. N 1. С. 59 - 65.

Содержательное определение понятия исключительного права также представляет собой доктринальную сложность. Известно, что В.А. Дозорцев, обосновывая различия между материальными (вещами) и нематериальными (результатами интеллектуальной деятельности) объектами, отмечал, что в отношении первых пользование есть извлечение полезных свойств, но ко вторым данный подход неприменим. В итоге, как было показано выше, законодательное определение содержания исключительного права основывается на понятии "использование" (в полном соответствии с концепцией В.А. Дозорцева).
Определение содержания исключительного права как интеллектуального права, носящего имущественный характер, безотносительно к его объекту вызывает определенные затруднения, о чем свидетельствует конструкция п. 1 ст. 1229 ГК РФ.
В отношении исключительных прав на отдельные виды объектов (произведения, изобретения, товарные знаки и т.д.) определение содержания предстает более отчетливым. Так, исключительное право на произведение - это право использовать его в любой форме и любым не противоречащим закону способом (п. 1 ст. 1270 ГК РФ). В силу прямой отсылки к п. 2 данной статьи ГК РФ не вызывает сомнений вопрос о том, что считать способами использования, - они перечислены в подп. 1 - 11 указанного положения ГК РФ. Однако формулировка "в том числе способами, указанными в пункте 2", используемая законодателем выше при конструировании общего понятия исключительного права на произведение (п. 1 ст. 1270 ГК РФ), такие сомнения порождает. Очевидно, что законодатель исходил из принципиального посыла - не ограничивать способы использования объектов авторского права установлением их закрытого перечня.
Критика избранного законодателем варианта основывается, как правило, на двух аргументах: 1) никаких иных способов использования произведения, кроме перечисленных в п. 2 ст. 1270 ГК РФ, нет;
2) допуская существование иных, не названных в ст. 1270 ГК РФ способов использования произведения, законодатель открывает дорогу неоднозначной правоприменительной практике.
Практика, как можно установить из многочисленных судебных актов, склонна применять прямо закрепленные ("поименованные") способы использования произведений (во всяком случае, нам не удалось обнаружить судебные акты, где бы констатировалось использование охраняемого результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, неизвестным действующим на момент рассмотрения спора положениям части четвертой ГК РФ). При этом разъяснения относительно того, что именно следует понимать под тем или иным способом использования объекта, поименованным в части четвертой ГК РФ, встречаются в том числе на уровне постановлений Пленума высших судебных инстанций <1>.
--------------------------------
<1> Так, в соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26 марта 2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" лицом, осуществляющим публичное исполнение произведения (в том числе при его представлении в живом исполнении), является юридическое или физическое лицо, организующее публичное исполнение в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, т.е. лицо, которое берет на себя инициативу и ответственность за проведение соответствующего мероприятия.

Тем не менее законодатель умышленно установил открытый перечень способов использования, поскольку жизнь развивается быстрее закона.
Полагаем, что гражданским правоотношениям и принципам, на которых основывается их регулирование (ст. ст. 1 и 2 ГК РФ), вариант, избранный законодателем, соответствует. Вопрос о том, что важнее - "чистота" конструкции (законодательной и (или) доктринальной) или потребности практики, - остается открытым.
Исключительное право носит срочный характер (п. 1 ст. 1230 ГК РФ).
Дискуссия. ГК РФ определяет продолжительность срока действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, порядок исчисления этого срока, основания и порядок его продления, а также основания и порядок прекращения исключительного права до истечения срока.
Специальные нормы о сроках действия исключительных прав на отдельные виды результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации предусматриваются гл. 70 - 74, 76 ГК РФ и обусловлены спецификой соответствующих охраняемых объектов. Различен и подход законодателя к конструированию норм о сроках действия исключительных прав применительно к различным объектам, что особенно ярко проявляется при делении таких объектов по принципу: объекты, требующие государственной регистрации либо не требующие таковой.
После прекращения действия исключительного права на охраняемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (объект) данный объект переходит в общественное достояние, т.е. может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты вознаграждения за использование.
Данное правило не закреплено применительно к исключительным правам на ноу-хау (секреты производства) и средства индивидуализации в силу их специфики. Тем не менее срочный характер присущ и данным видам прав; при этом установить точный и единый срок для всех ноу-хау невозможно, так как исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих данный секрет производства. Иными словами, право на конкретное ноу-хау может просуществовать один год, а может сохраняться многими десятилетиями. Что касается средств индивидуализации, здесь также нет единого правила. Например, срок действия свидетельства на зарегистрированный товарный знак составляет 10 лет, но может продлеваться в установленном порядке каждый раз еще на 10 лет, максимальный срок не ограничен. Таким образом, при условии заинтересованности субъекта права на товарный знак данное исключительное право может действовать сколь угодно долго.
Будучи по общему правилу оборотоспособным объектом, исключительное право может быть заложено, передано в доверительное управление, передано другому лицу по лицензионному договору или отчуждено по договору, который не получил специального наименования (ст. 1234 ГК РФ), однако в экономическом смысле является аналогом купли-продажи (в случае возмездного отчуждения) либо дарения (в случае безвозмездного отчуждения). Иначе говоря, исключительным правом можно распоряжаться. Что понимается под распоряжением как правомочием применительно к исключительному праву? Полагаем, что так же, как и в случае с материальными (вещественными) объектами, распоряжение - это определение юридической судьбы объекта.
Разумеется, исключительное право может переходить от одного субъекта к другому и по иным ("внедоговорным") основаниям.
Дискуссия. Интересен вопрос о применимости к интеллектуальным правам такого понятия, как выморочное имущество.
Последнее, как известно, является имуществом, которое в силу отсутствия наследников по закону и по завещанию переходит государству (ст. 1151 ГК РФ).
Применительно к интеллектуальным правам в полной мере оборотоспособным и носящим имущественный характер в силу прямого указания закона является лишь исключительное право, поэтому будем рассматривать поставленный вопрос применительно к этому виду интеллектуальных прав.
Итак, исключительное право, являясь имущественным правом, поступает в наследственную массу и в целом должно следовать судьбе этой массы, подчиняясь общим правилам о наследовании имущества. Вместе с тем для объектов авторских и смежных прав законодатель делает исключение, специально указывая на неприменимость в этих случаях правил ст. 1151 ГК РФ (п. 2 ст. 1283 и п. 5 ст. 1318 ГК РФ). Что же происходит с исключительными правами на данные результаты интеллектуальной деятельности? Они прекращаются, а соответствующее произведение или исполнение переходит в общественное достояние.
Названные исключения из общего правила порождают два вопроса: а) оправдан ли такой подход законодателя; б) почему такое исключение сделано только для двух видов результатов интеллектуальной деятельности?
Ответ на второй вопрос, по-видимому, кроется в максимально тесной связи прав на произведение и на исполнение с личностью лица, создавшего данные объекты (автора, исполнителя), вследствие чего переход данных прав к государству в отсутствие наследников представляется нецелесообразным.
Однако, размышляя далее, мы приходим к выводу о не вполне логичном подходе к различным охраняемым результатам интеллектуальной деятельности. Разве, например, изобретение не требует личного творческого, интеллектуального вклада конкретного лица? Понятно, что сроки охраны объектов патентных прав несопоставимы по длительности со сроками охраны объектов авторских и смежных прав. Но гипотетически возможный переход исключительного права на запатентованный объект в отсутствие наследников закономерно ставит вопрос о возможности применения в данном случае положений ст. 1151 ГК РФ, и ответ законодателя - положительный. То есть государство может таким способом "приобрести" исключительные права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, топологии интегральных микросхем, селекционные достижения, ноу-хау, но не может - исключительные права на произведения и исполнения.
Формально-логически объяснить установленное несоответствие сложно, скорее, это вопрос целесообразности, практической необходимости. Если все же говорить о признании единой конструкции исключительного права в рамках гл. 69 ГК РФ, то непонятно, почему к оборотоспособности данного права законодатель подходит различным образом, исходя из вида охраняемых результатов интеллектуальной деятельности.
В отношении средств индивидуализации вопросы правовой судьбы соответствующих обозначений после прекращения исключительных прав (а иных прав на средства индивидуализации не возникает в принципе) на них не регулируются ГК РФ вовсе. Означает ли это, что после прекращения, например, права на товарный знак по основаниям, предусмотренным законом, любое лицо может вновь воспользоваться тем же самым обозначением и, пройдя процедуру государственной регистрации, обрести "новое" исключительное право на данный товарный знак? Основываясь на букве закона, следует ответить: да, означает. Совпадают ли здесь юридическая форма и экономическое содержание, а также соответствует ли такое регулирование принципу добросовестности - ответы на эти вопросы не будут столь же однозначными. Оценка добросовестности поведения участников гражданских правоотношений возможна, как представляется, применительно к конкретной ситуации (реальной или смоделированной). Что касается соотношения юридического и экономического, на наш взгляд, несоответствие очевидно. Возможно, не слишком развитый рынок в сфере оборота прав на товарные знаки пока не востребует решение этого вопроса, вследствие чего существующее регулирование устраивает участников рассматриваемых правоотношений.
Личные неимущественные права как часть интеллектуальных прав, в отличие от исключительного права, признаются только в случаях, предусмотренных ГК РФ (ст. 1226 ГК РФ). Вряд ли данная формулировка является оптимальной, хотя понятно, что законодатель пытался кратко показать отличия одной группы интеллектуальных прав от другой: исключительное право стало центром, вокруг него строится вся система правового регулирования интеллектуальных прав согласно части четвертой ГК РФ. В отличие от исключительного права, личные неимущественные права не существуют в отношении средств индивидуализации (в силу отсутствия фигуры автора), кроме того, их перечень и регулирование различаются относительно отдельных видов охраняемых результатов интеллектуальной деятельности. Так, в отношении объектов авторского права личными неимущественными правами согласно ст. ст. 1265 и 1266 ГК РФ являются право авторства, право автора на имя, право на неприкосновенность произведения и защиту произведения от искажений. В отношении же, например, топологий интегральных микросхем признается только право авторства (ст. 1453 ГК РФ).
Возможно, по этой причине (неоднородности перечня личных неимущественных прав) в общих положениях части четвертой ГК РФ (гл. 69) отсутствует отдельная статья, посвященная данной группе интеллектуальных прав.
По мнению В.А. Дозорцева, права и свободы человека должны рассматриваться в системе интеллектуальных прав, но при этом данные права и свободы названы им публичными <1>. С точки зрения формальной логики, если к системе интеллектуальных прав относят явления публичного характера, то, очевидно, эти права нельзя рассматривать как область только лишь частноправового, а следовательно, это либо самостоятельная отрасль, либо часть другой отрасли права. Отметим, что основные начала гражданского законодательства, закрепленные в ст. 1 ГК РФ, отражают стремление обеспечить в правовом смысле независимость участников гражданско-правовых отношений.
--------------------------------
<1> См.: Схема "Система исключительных прав (объекты и соответствующие им средства охраны)", разд. 8.1 // Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 32.

Интеллектуальность как свойство, присущее только человеку, не только не может находиться вне сферы частных отношений, но и составляет ее "сердцевину" (возможно, поэтому первые попытки обосновать законодательное признание категории "интеллектуальная собственность" звучали столь высокопарно <1>).
--------------------------------
<1> "Докладчик проекта французского закона 1793 г. Ле Шапелье назвал литературную собственность самой священной... и самой личной из всех видов собственности" // Сиджанский Д., Кастанос С. Международная охрана авторского права. М.: Изд-во иностр. лит., 1958. С. 30 (в сноске 1).

На примере результатов интеллектуальной деятельности наблюдается, пожалуй, самая высокая степень полярности: частное происхождение - публичная значимость. Источник появления результатов интеллектуальной деятельности и сама специфика последней как нельзя лучше подтверждают их частную природу. Неприкосновенность интеллектуальной сферы объективно предопределена ее свойствами, вследствие чего вмешательство в интеллектуальную деятельность, принуждение к достижению конкретных результатов такой деятельности малоэффективны. В то же время общество, особенно развитое, весьма заинтересовано в получении таких результатов.
Отмеченное, на наш взгляд, ни в коей мере не свидетельствует о смешанной ("частно-публичной") правовой природе отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности либо о преобладании в них публичного элемента. Решая конкретные вопросы установления баланса интересов создателей интеллектуальной собственности и ее "потребителей", необходимо всегда помнить о естественном приоритете частного интереса в этой сфере. Указанный приоритет не означает принижения общественной значимости интеллектуальной собственности и тем более не должен трактоваться как эгоистическое стремление извлечь максимальную выгоду из результатов своего интеллектуального труда. Этот приоритет объективен.
В общей для всех объектов, охраняемых согласно части четвертой ГК РФ, ст. 1228 ГК РФ предусматривается, что автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, - право на имя и иные личные неимущественные права.
Единого понятия личного неимущественного права в ГК РФ нет <1>, однако в число таких прав обязательно входит право авторства (право признаваться автором результата интеллектуальной деятельности). Другие личные неимущественные права, включая право автора на имя, признаются тогда, когда они прямо предусмотрены ГК РФ.
--------------------------------
<1> Более того, личные неимущественные права граждан признаются, как можно заключить, например, из ст. ст. 150, 152.1, 152.2 ГК РФ, и за рамками сферы интеллектуальных прав, поэтому научные исследования данной группы прав возможны в двух не вполне совпадающих направлениях: личные неимущественные права как интеллектуальные права либо личные неимущественные права как права гражданские.

Отмечая несомненно меньший доктринальный <1>, а уж тем более практический интерес к личным неимущественным правам по сравнению с исключительным правом, необходимо акцентировать их важнейшую роль для всего института интеллектуальной собственности. Объясняется это обстоятельство весьма просто: автор - это то лицо, без которого результат интеллектуальной деятельности не может появиться на свет. Остальные личные неимущественные права "окружают" основное право - право авторства, помогая его осуществлению и защите.
--------------------------------
<1> Как отмечал О.С. Иоффе, до дискуссии о гражданском праве 1954 - 1955 гг. речь шла о личных правах (см., например: Флейшиц Е.А. Личные права в гражданском праве СССР и капиталистических стран. М.: Изд-во НКЮ СССР, 1941), впоследствии появляется термин "личные неимущественные отношения" (но не "личные неимущественные права". - Прим. авт.). В современной юридической литературе попытку ответить на вопрос, когда, почему и каким образом понятие личных прав трансформировалось в понятие личных неимущественных прав, предпринял В.А. Белов в книге: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 613 - 646 (автор очерка 16 - В.А. Белов).

Несмотря на признание права авторства обязательным элементом группы интеллектуальных прав, именуемых личными неимущественными, законодатель не дал в общих положениях части четвертой ГК РФ определения права авторства вообще. Таким образом, это определение сформулировано применительно к отдельным видам охраняемых результатов интеллектуальной деятельности. Так, в п. 1 ст. 1265 ГК РФ определены право авторства в отношении произведения - это право признаваться автором произведения, а также право автора на имя - это право использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под псевдонимом или без указания имени. Данные права неотчуждаемы и непередаваемы, в том числе при передаче другому лицу или переходе к нему исключительного права на произведение и при предоставлении другому лицу права использования произведения.
Не вполне ясно, что принципиально препятствовало общему определению права авторства и права на имя как личных неимущественных прав безотносительно к объекту, по поводу которого они возникают; содержательная сторона их характеристики остается неизменной, равно как и невозможность передачи (перехода) данных прав и даже отказа от них, который в силу ничтожности не порождает никаких правовых последствий.
Из положения о ничтожности отказа от права авторства и права автора на имя следует, что автор и созданный им объект (результат интеллектуальной деятельности) всегда остаются связанными в правовом смысле. По этой причине легко установить незаконность услуг (как бы они ни назывались и в какую бы форму ни облекались) по созданию результатов интеллектуальной деятельности "для других лиц" (речь идет о случаях, когда "заказчик" ставит свое имя на произведении, созданном другим лицом, причем обе "стороны" действуют сознательно).
Право на неприкосновенность произведения (п. 1 ст. 1266 ГК РФ) принято относить к личным неимущественным правам автора соответствующего результата интеллектуальной деятельности. При этом в законодательстве отсутствует прямое указание на невозможность осуществления права на неприкосновенность произведения другим лицом. Напротив, в силу абзаца второго п. 1 ст. 1266 ГК РФ при использовании произведения после смерти автора лицо, обладающее исключительным правом на произведение, вправе разрешить внесение в произведение изменений, сокращений или дополнений при условии, что этим не искажается замысел автора, не нарушается целостность восприятия произведения и это не противоречит воле автора, определенно выраженной им в письменной форме. Понятно, что данная норма является ответом на потребности практики, в частности на запрос со стороны наследников - обладателей исключительного права на произведения. Практически аналогичное положение установлено в отношении права на обнародование (п. 3 ст. 1268 ГК РФ), также традиционно включаемого в группу личных неимущественных прав. Наконец, отдельной статьей регулируется, но по смыслу является продолжением права на обнародование право на отзыв (ст. 1269 ГК РФ), которое, таким образом, также относится к личным неимущественным правам автора.
Личные неимущественные права охраняются бессрочно (абзац третий п. 2 ст. 1228, п. 1 ст. 1267 ГК РФ).
После смерти автора защиту его авторства и имени может осуществлять любое заинтересованное лицо, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 1267 и п. 2 ст. 1316 ГК РФ (данные исключения относятся к лицу, на которое автор возлагает охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания).
Личное неимущественное право можно определить как интеллектуальное право, неразрывно связанное с личностью автора и лишенное имущественного содержания.
Третья группа интеллектуальных прав не получила специального наименования, поэтому обозначается термином "иные интеллектуальные права". Под этими правами понимаются интеллектуальные права, не относящиеся к двум предыдущим группам (исключительное право и личные неимущественные права).
Законодательство и доктрина относят к иным интеллектуальным правам право доступа (ст. 1292 ГК РФ) и право следования (ст. 1293 ГК РФ). Впрочем, ст. 1226 ГК РФ содержит формулировку "и другие", позволяя выявить и не названные прямо в ст. 1226 ГК РФ интеллектуальные права. К таковым можно отнести, например, право автора на вознаграждение за использование служебного произведения (п. 2 ст. 1295 ГК
Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!