Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Право интеллектуальной собственности. Общие положения" (том 1)
Развитие науки и техники, потребности экономики приводят к возникновению все новых охраняемых объектов, таких как селекционные достижения, программы для ЭВМ, топологии интегральных микросхем и т.д.
§ 4. Недобросовестная конкуренция
в сфере исключительных (интеллектуальных) прав

Рассматривая вопросы правовой защиты от недобросовестной конкуренции в сфере исключительных прав, на наш взгляд, следует исходить из двух фактов:
- исключительные права относятся к правам гражданским, что влечет наличие у их обладателя предусмотренных ГК РФ правовых возможностей их защиты с учетом специфики данного рода прав и требования применить к нарушителю меры гражданско-правовой ответственности;
- защита от недобросовестной конкуренции является задачей публичного характера, так как направлена на обеспечение добропорядочности самой конкуренции, а не только на защиту интересов какого-либо одного участника рынка.
В этой связи ГК РФ указывается на то, что в случаях, когда нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией, защита нарушенного исключительного права может осуществляться как способами, предусмотренными настоящим Кодексом, так и в соответствии с антимонопольным законодательством.
Законом о защите конкуренции установлены запреты на недобросовестную конкуренцию, направленные на защиту законных интересов правообладателей, а также запреты, позволяющие признать в качестве недобросовестной конкуренции действия самого правообладателя, связанные с приобретением и использованием исключительных прав на средства индивидуализации.
1. Закон о защите конкуренции в своей новой редакции содержит запрет на любые действия хозяйствующего субъекта, способные вызвать смешение с деятельностью конкурента. Аналогичный запрет установлен в ст. 10bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности.
Вместе с тем Закон о защите конкуренции выделяет в действиях, вызывающих смешение, две группы. К первой из них относится использование обозначения, сходного до степени смешения с охраняемым товарным знаком, фирменным наименованием, коммерческим обозначением или наименованием места происхождения товара хозяйствующего субъекта-конкурента.
Ко второй группе запретов Закон о защите конкуренции относит действия по копированию и имитации внешнего вида товаров конкурента, элементов дизайна и фирменного стиля в целом, которым не была предоставлена правовая охрана в качестве товарного знака или промышленного образца.
Важным является также уточнение указанного Закона о том, что для целей квалификации в качестве недобросовестной конкуренции незаконно использованы быть могут интеллектуальные права только хозяйствующего субъекта-конкурента.
Пленум ВАС РФ, разъясняя действовавшие ранее нормы Закона о защите конкуренции, указывал на то, что лицом, действия которого могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция, должен являться первоначальный производитель товара или иное лицо при условии, если оно первым ввело товар в гражданский оборот с незаконным использованием данных объектов интеллектуальной собственности <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях".

Одной из новелл Закона о защите конкуренции является введение расширенного перечня противоправных действий, связанных с незаконным использованием средств индивидуализации конкурента и могущих привести к смешению.
В частности, Закон относит к таким способам размещение тождественного средству индивидуализации правообладателя или сходного до степени смешения обозначения на товарах, этикетках, упаковках и иным способом, а также использование в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, включая размещение в доменном имени и при других способах адресации.
Отдельно следует обратить внимание на то, что Закон о защите конкуренции относит к таким действиям незаконное использование подобных обозначений в сети Интернет, включая размещение в доменном имени и при других способах адресации, т.е. по сути два разных нарушения.
В первом случае в соответствии с имеющейся правоприменительной практикой речь может идти о размещении хозяйствующим субъектом на принадлежащем ему интернет-сайте предложений к продаже товаров с незаконным использованием товарного знака конкурента.
Так, в частности, подобный пример приведен в п. 10 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденного Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.
Во втором случае речь идет о действиях по приобретению прав на доменное имя, содержащее тождественное средству индивидуализации конкурента обозначение либо сходное с ним до степени смешения, независимо от того, размещается ли какая-либо информация на интернет-сайте с указанным доменным именем или нет <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 11 ноября 2008 г. N 5560/08; от 18 мая 2011 г. N 18012/10.

В настоящий момент правоприменительная практика по доменным спорам и применению для их разрешения норм о запрете недобросовестной конкуренции обобщена в справке по вопросам, возникающим при доменных спорах, утвержденной Постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 28 марта 2014 г. N СП-21/4.
В указанной справке отмечается возможность использования при разрешении подобного рода споров для установления содержания честных обычаев при регистрации и использовании (администрировании, делегировании и других действиях) доменных имен положений, сформулированных в Единообразной политике по разрешению споров в связи с доменными именами, одобренной интернет-корпорацией по присвоению названий и номеров (ICANN).
В целом недобросовестную конкуренцию в исследуемом аспекте следует понимать как действия, направленные на использование коммерческой ценности, различительной способности и известности средств индивидуализации хозяйствующего субъекта-конкурента, производимых им товаров или оказываемых услуг. При этом выбор нормы материального права (той или иной части ст. 14.6) при рассмотрении спора о недобросовестной конкуренции зависит, по сути, не столько от существа деяния правонарушителя, сколько от того, подлежит ли правовой охране используемое (имитируемое) им обозначение в качестве зарегистрированного товарного знака.
Характер и предмет доказывания в целом по обоим составам правонарушений в данном случае является сопоставимым.
В предмет доказывания по такой категории дел в обоих случаях входит:
- наличие конкурентных отношений между правообладателем и правонарушителем;
- наличие различительной способности незаконно используемых (имитируемых) средств индивидуализации (элементов) дизайна упаковок (этикеток), фирменного стиля;
- вероятность создания смешения.
Установление степени узнаваемости товарного знака является принципиально важным элементом доказывания. Так, длительность нахождения определенного товара на рынке, его активное рекламирование, в частности путем размещения наружной рекламы, рекламы в СМИ, участие во всевозможных выставках в совокупности с определенными качественными характеристиками влекут формирование в сознании потребителя устойчивых ассоциативных связей между дизайном этикетки, упаковки и ее формы, а также иными отличительными признаками товара и его наименованием с производителем данного товара. С учетом изложенного установление узнаваемости индивидуализирующего товар обозначения, на наш взгляд, играет важнейшую роль в выявлении недобросовестной конкуренции по двум взаимосвязанным причинам.
Во-первых, известность определенного товара и широкая различительная способность индивидуализирующих его элементов среди потребителей могут послужить стимулом для других хозяйствующих субъектов, впервые вышедших на рынок или решивших выпустить на рынок новый продукт, не затрачивать средства или минимизировать затраты для разработки собственных уникальных средств индивидуализации товаров, их продвижения в целях привлечения потребителей, а использовать репутацию конкурента, реализуемых им товаров и их средств индивидуализации путем их имитирования. Установление указанных обстоятельств позволит говорить о наличии в действиях хозяйствующего субъекта такого признака недобросовестной конкуренции, как направленность на получение преимуществ в предпринимательской деятельности.
Во-вторых, широкая различительная способность усиливает вероятность возникновения смешения товаров за счет сходства индивидуализирующих товары обозначений, что, соответственно, может повлечь негативные последствия для хозяйствующего субъекта, который вышел на рынок со своим товаром первым, в виде причинения убытков и (или) нанесения вреда деловой репутации.
Создание смешения товаров как результат может привести к лишению добросовестного предпринимателя возможности эффективно реализовывать свой товар, поскольку такие действия со стороны конкурента могут не позволить ему получить то, на что он был вправе рассчитывать при обычных условиях введения в гражданский оборот собственных товаров, что может сказаться на его прибыли, в том числе за счет перераспределения спроса на соответствующем товарном рынке.
Установление различительной способности и однородности товаров ознаменует необходимость ответа на главный вопрос, имеется ли сходство товаров и может ли повлечь данное сходство угрозу или реальный факт их смешения.
Универсальным принципом оценки вероятности смешения является субъективное, т.е. общее зрительное впечатление, могущее произвести сопоставление товаров с позиции рядового потребителя <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Постановления ФАС МО от 12 сентября 2011 г. по делу N А40-104143/10-119-587; от 28 мая 2013 г. по делу N А40-115053/12-154-1081; СИП от 19 марта 2014 г. N С01-69/2014 по делу N А40-53912/2012.

2. В качестве недобросовестной конкуренции подлежат рассмотрению действия хозяйствующего субъекта по продаже, обмену или иному введению в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности, за исключением средств индивидуализации, принадлежащих хозяйствующему субъекту-конкуренту.
С учетом правоприменительной практики можно предположить, что запрет направлен прежде всего на недопущение неправомерного использования хозяйствующим субъектом промышленных достижений хозяйствующего субъекта-конкурента, охраняемых, в частности, в качестве объектов патентного права (промышленной собственности) <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Постановление ФАС УО от 2 сентября 2010 г. N Ф09-6809/10-С1 по делу N А50-38336/2009.

Под незаконным использованием понимается применение указанных объектов третьими лицами без согласия правообладателя, а также при наличии иных обязательных условий, подтверждающих такое использование (например, использование всех признаков изобретения, охраняемого патентом, согласно критериям ст. 1358 ГК РФ).
Вместе с тем определение в данных действиях акта недобросовестной конкуренции должно исходить прежде всего из факта наличия конкурентных отношений между правообладателем либо лицензиатом по договору с правообладателем и хозяйствующим субъектом, совершающим незаконное использование объектов патентных прав.
Существенная сложность споров в сфере патентного права является причиной преимущественно судебного их разрешения с применением норм ГК РФ, нежели норм Закона о защите конкуренции, несмотря на то, что данные нормы, как и административный порядок разрешения подобных споров, имеют свои преимущества.
В этой связи обусловленность сути спора действиями, совершаемыми в конкурентной борьбе, позволяет правообладателю получить широкий выбор правовых инструментариев для защиты нарушенных прав, в том числе используя нормы о запрете недобросовестной конкуренции.
3. В качестве недобросовестной конкуренции рассматриваются действия, связанные с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.
Термин "приобретение" исключительных прав на средства индивидуализации понимается исходя из соответствующих положений ГК РФ. Так, приобретением исключительных прав на фирменное наименование в соответствии со ст. 1474 ГК РФ является государственная регистрация юридического лица и указание фирменного наименования в его учредительных документах. Приобретением исключительных прав на товарный знак является его государственная регистрация и получение свидетельства (ст. ст. 1477, 1480 ГК РФ), а также его приобретение по договору об отчуждении исключительных прав в соответствии со ст. 1490 ГК РФ.
Под использованием исключительных прав на средства индивидуализации исходя, в частности, из ст. 1484 ГК РФ понимается в том числе их размещение на этикетках, упаковках товаров, в документации, в доменных именах, т.е. выполнение ими непосредственной задачи по отличию их обладателя и реализуемых им товаров (услуг) от других хозяйствующих субъектов и их товаров (услуг).
Однако для целей применения Закона о защите конкуренции под недобросовестным приобретением исключительных прав на средства индивидуализации понимаются действия хозяйствующего субъекта, выразившиеся в умышленном приобретении исключительных прав на обозначение, которое уже определенное время использовалось конкурентом в качестве средства индивидуализации своей деятельности, производимых и реализуемых товаров, приобрело определенную узнаваемость у потребителей. При этом в случае недобросовестного приобретения исключительных прав на товарный знак такое обозначение ранее не было зарегистрировано в установленном порядке в качестве товарного знака, несмотря на широкое его использование его обладателем в предпринимательской деятельности.
Подобное толкование дано в справке по вопросам недобросовестного поведения, в том числе конкуренции, по приобретению и использованию средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, утвержденной Постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 21 марта 2014 г. N СП-21/2 (далее - справка Президиума СИП).
В частности, в п. 4 справки разъясняется, что одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что третьи лица (третье лицо) на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг без регистрации в качестве товарного знака, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди потребителей.
Вместе с тем то, что лицо знало или должно было знать об использовании третьими лицами тождественного или сходного до степени смешения обозначения до даты приоритета товарного знака, само по себе недостаточно для вывода о том, что лицо, приобретая исключительное право на товарный знак, действовало недобросовестно. Должно быть также установлено, что лицо, приобретая исключительное право на товарный знак, имело намерение воспользоваться чужой репутацией и узнаваемостью такого обозначения.
Вместе с тем следует иметь в виду, что в качестве недобросовестной конкуренции в соответствии с комментируемой статьей не могут быть признаны действия хозяйствующего субъекта по приобретению исключительных прав на товарный знак, если спорное обозначение приобрело широкую известность благодаря хозяйственной деятельности и инвестициям такого правообладателя, имевшим место до регистрации товарного знака, что также подтверждается правовой позицией Президиума СИП, изложенной в справке.
Использование исключительных прав на такие обозначения в целях недобросовестной конкуренции влечет возникновение вероятности или фактическое наступление последствий в виде смешения на рынке и введения в заблуждение в отношении производителя товара (услуги).
В этой связи в полной мере прецедентными можно назвать случаи рассмотрения в качестве недобросовестной конкуренции действий хозяйствующего субъекта, направленных на возникновение смешения с товарами конкурента, с помощью размещения принадлежащего ему товарного знака на однородных товарах, при котором сходство такого товарного знака с товарным знаком конкурента, также зарегистрированным в патентном ведомстве, значительно усиливается.
Так, ФАС Московского округа (Постановление от 5 сентября 2013 г. по делу N А40-131848/12-149-1248) было поддержано ранее принятое решение ФАС России, в котором был сделан вывод о том, что действия ответчика по приобретению исключительных прав на товарные знаки N 419863, 419864 и 419865 и их использованию в качестве средств индивидуализации майонеза "Майонез" являются недобросовестной конкуренцией, так как данные действия направлены на заимствование репутации, узнаваемости продукции добросовестного конкурента, производителя майонеза "Махеевъ" и как следствие на получение преимуществ в предпринимательской деятельности и причинение убытков конкуренту в результате перераспределения спроса, вызванного оттоком потребителей, введенных в заблуждение сходством оформления продукции заявителя и ответчика.
Аналогичная правовая позиция содержится в решении ФАС России от 23 мая 2014 г. по делу N 1-14-128/00-08-12, которым недобросовестной конкуренцией были признаны действия "Компании Ваказим Пропертиз Лимитед", связанные с приобретением и использованием исключительных прав на товарные знаки "Stahler" по свидетельствам N 437591 и 437592 <1>.
--------------------------------
<1> http://solutions.fas.gov.ru/ca/upravlenie-kontrolya-reklamy-i-nedobrosovestnoy-konkurentsii/1-14-128-00-08-12; Постановление СИП от 1 апреля 2014 г. по делу N А40-76177/2013.

Подход к квалификации в качестве недобросовестной конкуренции действий хозяйствующего субъекта, связанных с приобретением и использованием исключительных прав на фирменное наименование, является сходным.
Так, п. 3 ст. 1474 ГК РФ указывает на недопустимость использования юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.
Из приведенной нормы ГК РФ следует, что для выявления недобросовестной конкуренции необходимо доказать наличие конкурентных отношений между заявителем и ответчиком, а также факт преждепользования обозначением со стороны заявителя <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Постановление ФАС ЦО от 3 июня 2013 г. по делу N А09-7629/2012.

Под использованием для целей установления акта недобросовестной конкуренции в соответствии с комментируемой статьей также понимаются действия правообладателя товарного знака, прямо направленные на причинение убытков или нанесение ущерба деловой репутации конкурента, использующего данный знак задолго до подачи заявки на его регистрацию для целей индивидуализации товаров или услуг, тождественных товарам или услугам, на которые распространяется правовая охрана данного товарного знака.
То есть речь идет о препятствовании со стороны правообладателя в использовании конкурентом такого обозначения.
Данное препятствование может быть выражено в направлении писем, претензий, требований заключить лицензионный договор на право использования данного товарного знака, подаче искового заявления в арбитражный суд о прекращении незаконного использования товарного знака и выплате компенсации, направлении обращений в правоохранительные органы, осуществлении действий по включению данного товарного знака в Таможенный реестр прав на интеллектуальную собственность, а также направлении заявлений о недобросовестной конкуренции в антимонопольный орган.
Аналогичное толкование дано в справке Президиума СИП, в которой указывается на следующее.
Если до даты приоритета товарного знака спорное обозначение широко использовалось третьими лицами (например, конкурентами, в том числе наравне с последующим правообладателем), регистрация товарного знака одним из конкурентов могла быть произведена исключительно с целью устранения присутствия третьих лиц на рынке определенного товара. Такая регистрация не соответствует основной функции товарного знака по индивидуализации товаров правообладателя.
При рассмотрении судом вопроса о том, является ли регистрация обозначения в качестве товарного знака актом недобросовестной конкуренции, в качестве критерия недобросовестного поведения может быть принято во внимание последующее (после регистрации) поведение правообладателя.
Такое последующее поведение лица, зарегистрировавшего в качестве товарного знака обозначение, ранее использовавшееся им наравне с иными лицами, например, может состоять в действиях по вытеснению конкурентов с рынка путем предъявления в суд требований о пресечении использования спорного обозначения.
Толкование, изложенное в справке, основывается на судебной практике, среди которой целесообразно выделить следующие примеры.
Так, ФАС России было вынесено решение от 21 ноября 2011 г. по делу N 114/152-11 о действиях ЗАО "Натур Продукт Интернэшнл", связанных с приобретением и использованием исключительных прав на словесный товарный знак "АнтиГриппин" по свидетельству N 406816 от 20 апреля 2010 г. (дата приоритета 3 июня 2009 г.) и комбинированные товарные знаки, содержащие охраняемый словесный элемент "АнтиГриппин" по свидетельствам от 20 марта 2009 г. N 375093, 375094 (дата приоритета 27 марта 2007 г.) <1>. Ранее ФАС России по заявлению ЗАО "Натур Продукт Интернэшнл" было возбуждено дело N 114/116-11 о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ЗАО "НПО "Антивирал" по признакам нарушения п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, выразившегося в реализации лекарственных препаратов, маркированных обозначением "Антигриппин-АНВИ" и "Антигриппин-Максимум", сходных до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам N 375093, 375094, 406816.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС МО от 18 октября 2012 г. по делу N А40-4504/2012.

Однако в ходе рассмотрения дела N 114/116-11 о нарушении антимонопольного законодательства ЗАО "НПО "Антивирал" в ФАС России были представлены материалы, доказывающие, что ЗАО "НПО "Антивирал" использовало наименование "Антигриппин" до даты регистрации ЗАО "Натур Продукт Интернэшнл" лекарственного средства под торговым наименованием "Антигриппин", до начала введения ответчиком зарегистрированного им препарата в гражданский оборот на территории РФ и вплоть до даты приоритета товарных знаков по свидетельствам N 375093, 375094, 406816. Указанные обстоятельства стали основанием для возбуждения дела N 114/152-11 и вынесения итогового решения <1>.
--------------------------------
<1> http://fas.gov.ru/solutions/solutions_33701.html

В случае осуществления правообладателем действий, направленных на препятствование тем или иным образом в использовании обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком, в случае его использования до даты приоритета товарного знака такие действия могут причинить убытки хозяйствующему субъекту (например, в случае осуществления таможенными органами действий по приостановлению выпуска товара данного хозяйствующего субъекта <1> с размещением на них обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком, включенным в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности) или вред его деловой репутации (например, в случае возбуждения в отношении него дела об административном правонарушении, судебного разбирательства сведения об указанных фактах могут стать известными контрагентам и потребителям).
--------------------------------
<1> См., например: Постановление ФАС МО от 16 марта 2012 г. по делу N А40-54063/11-147-461.

При этом такое препятствование может быть совершено не по отношению к одному из конкурентов, а по отношению к нескольким компаниям одновременно в виде действий одного из поставщиков (импортеров) товара иностранного производства, который умышленно приобрел исключительные права на товарный знак, индивидуализирующий поставляемые товары, без разрешения правообладателя (производителя) и предъявил требования к иным поставщикам данного товара по прекращению его поставок ввиду незаконного использования последними вновь зарегистрированного товарного знака <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 23 апреля 2013 г. N 14186/12.

Таким образом, правовая конструкция рассматриваемого законодательного запрета в данной части является близкой правовой конструкции ст. 10 ГК РФ, установившей запрет на злоупотребление гражданскими правами, на их недобросовестное использование и использование в целях ограничения конкуренции.
Данный факт неоднократно подтвержден правоприменительной практикой и подчеркнут в том числе в п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 "Обзор практики применения арбитражными судами ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации", в котором дается описание спора, связанного с приобретением Компанией "Акай Юниверсал Индастриз Лтд" (Гонконг) исключительных прав на товарный знак "Akai".
Применение запретов на недобросовестную конкуренцию часто имеет место при разрешении споров о так называемых советских брендах.
С одной стороны, в качестве правонарушения могут быть признаны действия по приобретению и использованию исключительных прав на советский товарный знак, которые совершены хозяйствующим субъектом, не являющимся правопреемником советского предприятия, которое разработало данное обозначение <1>.
--------------------------------
<1> См., например: дело о плавленых сырах "Омичка" - Постановление 9 ААС от 24 мая 2010 г. N 09АП-6100/2010-АК; дело о детских велосипедах "Конек-Горбунок" - Постановление ФАС МО от 10 декабря 2012 г. по делу N А40-16148/12-130-149.

Вместе с тем преимущественно в практике антимонопольного органа встречаются ситуации, когда правовой оценке на предмет соответствия требованиям Закона о защите конкуренции подлежат действия по недобросовестному приобретению и использованию советского товарного знака хозяйствующим субъектом, являющимся правопреемником советского предприятия, которое не разработало данное обозначение, а только лишь его использовало на основании распорядительных документов государственных органов СССР. То есть правообладатель советского товарного знака использовал данное обозначение наряду с другими советскими предприятиями, также получившими его в директивном порядке, но не имел отношения к разработке данного обозначения. Получив исключительные права на такой советский товарный знак, правообладатель зачастую предпринимает действия по недопущению использования тождественных или сходных до степени смешения обозначений для индивидуализации однородных товаров хозяйствующими субъектами-конкурентами, которые также являются правопреемниками соответствующего советского предприятия.
Важной для данной категории дел стала правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в его Определении от 1 апреля 2008 г. N 450-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ЗАО "Московский завод плавленых сыров "Карат" на нарушение конституционных прав и свобод положениями ст. 4 и пункта 2 ст. 10 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", ст. 4 и ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции".
Следует отметить, что основанием для обращения ЗАО "Московский завод плавленых сыров "Карат" в КС РФ было решение Краснодарского УФАС России от 2 ноября 2005 г. N 124, в соответствии с которым действия данного хозяйствующего субъекта по приобретению и использованию комбинированных товарных знаков со словесными обозначениями "Дружба" и "Карат" были признаны актом недобросовестной конкуренции в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о конкуренции 1991 г.
КС РФ указал, что как положения ранее действовавшего в данной части Закона о конкуренции 1991 г., так и положения ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции, "как направленные на пресечение недобросовестной конкуренции, позволяющие признавать действия, в том числе связанные с регистрацией и (или) использованием известных советских товарных знаков, актом недобросовестной конкуренции с последующим рассмотрением федеральным патентным ведомством вопроса о полной или частичной недействительности регистрации средства индивидуализации продукции (выполнения работ, оказания услуг), не противоречат правовой природе товарного знака, не являются препятствием для реализации добросовестным правообладателем зарегистрированного товарного знака своего исключительного права использовать его любым не противоречащим закону способом, распоряжаться товарным знаком и разрешать или запрещать его использование другими лицами и ограничивают права хозяйствующих субъектов, закрепленные в статьях 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 34 Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой согласно статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц".
Данная правовая позиция получила свое широкое развитие в правоприменительной практике.
Так, например, в качестве недобросовестной конкуренции в соответствии с ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции ФАС России были квалифицированы действия ОАО "Русский Продукт" (правопреемника Московского пищевого комбината - предприятия пищевой промышленности СССР), связанные с приобретением исключительных прав на словесный товарный знак "Летний" по свидетельству N 287331, представляющий собой словесное обозначение, широко используемое несколькими независимыми производственными предприятиями СССР в качестве средства индивидуализации производимых растворимых кофейных напитков, и использованием данных прав путем препятствования своему конкуренту ОАО "Комбинат детского питания и пищевых концентратов" (правопреемнику Ленинградского пищевого комбината - предприятия пищевой промышленности СССР) в использовании словесного обозначения "Летний" в качестве наименования кофейных напитков <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС МО от 15 октября 2012 г. по делу N А40-10944/12-119-111.

Отдельно следует выделить дело, рассмотренное ФАС России по заявлению ОАО "Московская кондитерская фабрика "Красный Октябрь" о недобросовестной конкуренции со стороны ОАО "Оркла Брэндс Россия" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление ФАС МО от 28 мая 2013 г. по делу N А40-115053/12-154-1081.

Так, своим решением ФАС России признала, что действия ОАО "Оркла Брэндс Россия", связанные с использованием комбинированного обозначения (этикетка шоколада "Крупская Аленка" в дизайне 2009 г.), сходного до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам N 184515 и 80 (этикетки шоколада "Аленка" производства Кондитерской фабрики "Красный Октябрь"), являются недобросовестной конкуренцией, поскольку нарушают требования п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции (запрет на введение в оборот товара с незаконным использованием объектов интеллектуальных прав, принадлежащих конкуренту).
Вместе с тем Комиссия антимонопольного органа по рассмотрению данного дела установила, что Кондитерская фабрика имени Н.К. Крупской, правопреемником которой является ответчик, с 1965 г. выпускала шоколад "Аленка" в различных исторических этикетках, т.е. задолго до даты приоритета товарных знаков заявителя.
Более того, в ходе рассмотрения дела было установлено, что в СССР по утвержденной рецептуре с использованием утвержденного дизайна этикетки шоколад "Аленка" мог выпускать любой производитель кондитерской продукции.
Таким образом, Комиссия антимонопольного органа пришла к выводу о том, что действия ОАО "Оркла Брэндс Россия" по использованию словесного обозначения "Аленка" в форме исторической этикетки шоколада "Аленка", существовавшей в советский период времени до даты приоритета товарного знака по свидетельству N 184515, т.е. до 21 сентября 1999 г., не могут содержать признаки недобросовестной конкуренции.
В качестве недобросовестной конкуренции могут быть рассмотрены действия, связанные с приобретением и использованием исключительных прав на средства индивидуализации, если такие действия направлены на "паразитирование", т.е. использование в целях продвижения собственных товаров или услуг достижений и деловой репутации другого хозяйствующего субъекта и коммерческой ценности его средств индивидуализации.
ВОИС в своих разъяснениях дает общее определение "паразитарной" конкуренции как вида недобросовестной конкуренции, представляющего собой любое действие, предпринимаемое конкурентом или другим лицом, участвующим в операциях на рынке, с намерением прямо использовать промышленное или коммерческое достижение другого лица в собственных целях, не внося существенные изменения в оригинальное достижение <1>. Данному виду недобросовестной
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!