Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Взыскание долгов: от профилактики до принуждения
Представленная монография посвящена вопросам организации работы с дебиторской задолженностью компании.
Достаточно детально освещена работа по взысканию задолженности в ходе исполнительного производства; в частности, здесь рассмотрены вопросы работы с исполнительным листом, поиска имущества и обращения на него взыскания на данной стадии, а также уголовное преследование должника.
Основания передачи долга коллектору

На текущий момент наиболее распространены две схемы работы.
1. По агентскому договору. При заключении такого договора коллектор выступает в качестве банковского агента и действует от лица банка и по поручению кредитора. Как правило, в таком договоре указывается объем работ агентства, сумма долгов, их количество, сроки основных этапов работ (досудебные процедуры, суд, исполнительное производство), сроки звонков должнику, объемы передачи информации по должнику. В рамках взаимодействия с коллектором кредитор назначает ответственного сотрудника, на плечи которого ложатся контроль и координация работы с агентством, обычно это сотрудник департамента по работе с проблемными активами.
На практике часто возникает вопрос: необходимо ли согласие должника - физического лица на передачу долга в коллекторское агентство по агентскому договору в плоскости раскрытия персональных данных о заемщике третьим лицам?
В соответствии со ст. 7 Закона о персональных данных "...лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом". Однако, по нашему мнению, для данного случая как раз предусмотрено иное: согласие на передачу данных коллекторам не требуется, поскольку положениями п. 5 ч. 1 ст. 6 указанного Закона установлено, что обработка персональных данных допускается без согласия субъекта персональных данных в случае, если их обработка необходима для исполнения договора. Такая позиция подтверждена Апелляционным определением Московского городского суда от 16 октября 2012 г. по делу N 11-18797. Это означает, что вне зависимости от наличия согласия, даже при отзыве клиентом своего согласия на обработку персональных данных кредитор вправе передать договор для взыскания третьим лицам, если клиент перестает платить.
Но ч. 2 и 3 ст. 6 Закона о коллекторах внесли определенную ясность - согласие на обработку персональных данных необходимо брать. Если иное не предусмотрено федеральным законом, кредитор или лицо, действующее от его имени и (или) в его интересах, при совершении действий, направленных на возврат просроченной задолженности, не вправе без согласия должника передавать (сообщать) третьим лицам или делать доступными для них сведения о должнике, просроченной задолженности и ее взыскании и любые другие персональные данные должника.
Согласие должно быть дано в виде согласия должника на обработку его персональных данных в письменной форме в виде отдельного документа. Однако такого согласия не требуется при передаче данных будущему покупателю долга, если покупателем является коллектор (состоявший в реестре и отвечающий определенным требованиям) и ряд других организаций (ч. 5 ст. 6 Закона о коллекторах).
Отметим, что в силу ч. 10 ст. 6 Закона о коллекторах кредитор не вправе привлекать одновременно двух и более лиц для осуществления от его имени и в его интересах направленного на возврат просроченной задолженности взаимодействия с должником. Речь в данной части идет о звонках, личных встречах, письмах, СМС-сообщениях, т.е. обо всех досудебных способах воздействия.
Плюсом агентского договора по сравнению с договором оказания услуг является и то, что условие договора оказания услуг, ставящее размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, неправомерно.
Так, Президиум ВАС РФ в информационном письме от 29 сентября 1999 г. N 48 указал: "...в то же время не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.
В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)".
2. Продажа долга по договору уступки прав означает перемену лиц в обязательстве, т.е. взыскателем становится сам коллектор, а предыдущий взыскатель получает за продажу своих прав определенную сумму. Отметим, что использовать термин "продажа", конечно, не совсем верно, ведь речь идет об уступке прав и соответствующем разделе ГК РФ (кроме случаев продажи закладной), но для простоты мы будем использовать этот термин как равнозначный. Тем более в п. 4 ст. 454 ГК РФ можно найти указание на то, что продажа имущественных прав также регулируется нормами о купле-продаже.
На данный момент уступка прав становится все более популярным способом работы с долгом. Для банков это позволяет сразу "разгрузить" баланс, а для коллекторов - получить долг за небольшую сумму (1 - 5% от суммы основного долга), а затем взыскать с заемщиков гораздо больше. Но как это часто бывает в сфере российского правоприменения, судебная практика довольно непрогнозируемо вносит свои коррективы в процесс уступки.
Так, еще в 1990-х гг. были споры о том, что кредиты можно продавать лишь кредитным организациям (т.е. с лицензией), но суды, на наш взгляд, обоснованно в итоге указали на то, что лицензируется лишь деятельность на этапе выдачи кредита, а для возврата кредита банковская лицензия не требуется. В общем-то и Гражданский кодекс РФ в разделе об уступке никак не связывает возможность уступки с получением лицензии.
Но в 2012 г. ввиду многочисленных жалоб заемщиков на коллекторов правоприменитель вновь взял на себя функции законодателя и вышло Постановление Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", в п. 51 которого суд указал: "Разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении".
После выхода этого Постановления суды стали отказывать коллекторским агентствам во взыскании долгов, выкупленных у банков (если кредитный договор не содержал такого согласия).
Как и ожидалось, большая часть кредитных договоров, заключенных до 2012 г., не содержала прямого согласия заемщика на такую уступку (никто же не мог предположить, что такое согласие нужно), и эти договоры либо "выпали" из сделок уступки, либо стали выкупаться с большим дисконтом. Таким образом, следует на этапе выдачи кредита спрашивать потенциального заемщика, согласен ли он, что его долг может быть уступлен организации, не имеющей банковской лицензии. Такое согласие желательно оформлять отдельно от кредитного договора, поскольку последний может быть признан договором присоединения, при заключении которого заемщик не имеет выбора.
Точку (хотя ничего однозначного в вопросах правоприменения утверждать нельзя) в этом вопросе поставил Закон о потребительском кредите, в ст. 12 которого законодатель разрешил уступку, при этом согласно п. 13 ч. 9 ст. 5 этого Закона вопрос запрета уступки следует отдельно согласовать с заемщиком в индивидуальных условиях кредитного договора. Приведем Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 11 мая 2016 г. по делу N А33-28611/2015, которое наглядно показывает, как важно получать согласие и в какой форме это следует делать:
"В пункте 13 индивидуальных условий договора потребительского кредита от 20.11.2014, а также в пункте 13 типовой формы индивидуальных условий договора потребительского кредита, утвержденной заместителем председателя правления, руководителем дирекции обслуживания физических лиц и малого бизнеса, членом правления Степаненко А.С. 27.06.2014, содержится условие об уступке кредитором третьим лицам прав (требований) по договору.
Содержанием условия является следующее: банк вправе передать без согласия заемщика свои права по кредитному договору любому лицу, в том числе лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности, с соблюдением правил о передаче прав кредитора путем уступки права требования.
Таким образом, указанное условие рассматриваемого договора содержит право банка осуществлять уступку права требования по заключенному договору потребительского кредита или иной кредитной организации или другим лицам.
При этом, как обоснованно указано судом первой инстанции, под содержанием данного условия запись "не согласен" и место для подписи заемщика отсутствуют.
Таким образом, апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции, что условие пункта 13 индивидуальных условий кредитного договора при его подписании с Мельниковой М.С. не согласовывалось; повлиять на содержание данного условия третье лицо не могло, поскольку условие содержит запись только о согласии с данным пунктом; подпись заемщика предусмотрена внизу страницы указанных условий.
Кроме того, вышеназванное условие содержится в типовой форме индивидуальных условий кредитного договора, заранее включено в типовую форму, что влечет невозможность заемщика повлиять на содержание данного условия.
В соответствии с пунктом 13 части 9 статьи 5 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) согласовываются кредитором и заемщиком индивидуально и включают в себя следующие условия: возможность запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).
По части 1 статьи 12 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ кредитор вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором, содержащим условие о запрете уступки, согласованное при его заключении в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.
Таким образом, законом предусмотрено обязательное согласование с потребителем условия о запрете уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского кредита (займа).
Вместе с тем в рассматриваемом пункте договора обстоятельства, свидетельствующие о согласовании, то есть о достижении предварительной договоренности, возможности заемщику выразить возражения относительно условия об уступке прав требований третьим лицам, отсутствуют.
Следовательно, включение в договор условий, не позволяющих потребителю согласовать индивидуальное условие об уступке банком третьим лицам прав (требований) по кредитному договору, не соответствует требованиям Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ и ущемляет права потребителя".
Таким образом, прогнозировать в российском правоприменении - довольно неблагодарное дело, поэтому следует внимательно составлять кредитный договор и получать согласие заемщика - физического лица на отдельном документе на все существенные действия, которые планирует совершить кредитор. Вплоть до того, что после каждого пункта кредитного договора проставить два квадратика со словами "согласен" - "не согласен", в которых заемщик ручкой должен поставить галочку. По крайней мере практика применения потребительского законодательства идет в этом направлении. Но также следует понимать, что если клиент зафиксирует несогласие с уступкой кредита, то с большой вероятностью кредит он не получит.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!