Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Защита интеллектуальных прав: законодательные ошибки при определении статуса и компетенции специализированных органов, разрешающих дела в сфере промышленной собственности: Учебное пособие
Привлекательность государства для инвестирования в значительной мере зависит от состояния регулирования правовой охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности.
§ 2.1. Характер судебного производства и категории дел,
рассматриваемые СИП в качестве суда первой инстанции

В отличие от понятия "подведомственность", используемого для целей разграничения компетенции, по сути, между двумя судебными подсистемами (судов общей юрисдикции и арбитражными судами), понятие "подсудность" представляет собой разновидность подведомственности применительно к судам одной подсистемы. То есть подсудность есть свойство юридического дела, позволяющее определить компетентный на рассмотрение этого дела суд в рамках соответствующей подсистемы судов (здесь - арбитражных судов).
В теории цивилистического процесса традиционно различают родовую и территориальную подсудность. Применительно к СИП в качестве суда первой инстанции речь может идти только о специальной подсудности дел, что предопределено предназначением СИП как специализированного арбитражного суда.
В качестве суда первой инстанции СИП наделен компетенцией рассматривать только дела, возникающие из публичных правоотношений (этот тезис будет раскрываться далее в настоящей главе). Подобно ФПС Германии и ВСИС Японии, при осуществлении судебной деятельности в качестве суда первой инстанции СИП не компетентен рассматривать споры, возникающие из гражданских правоотношений.
Вместе с тем тщательный анализ законоположений, устанавливающих компетенцию СИП, демонстрирует, что она отличается от компетенции ФПС Германии, который уполномочен рассматривать:
1) дела о признании недействительными выданных патентов;
2) не совпадающие с первыми дела по аннулированию действующих немецкого или европейского патентов;
3) дела по оспариванию решений экспертных бюро и департаментов патентного ведомства (которые приняты в отношении изобретений, товарных знаков, полезных моделей, промышленных образцов и топологий интегральных микросхем) и апелляционных решений комитетов ведомства по сортоиспытаниям (в отношении сортов растений), связанных с принятием заявок на выдачу патента, выдачей, продлением, отменой либо ограничением патентов, заявлением возражений и т.д.;
4) дела, касающиеся выдачи или аннулирования принудительных лицензий и установления лицензионного вознаграждения за принудительные лицензии.
К полномочиям СИП в качестве суда первой инстанции законом сегодня прямо отнесено рассмотрение:
1) дел об оспаривании нормативных правовых актов в сфере интеллектуальной собственности (за определенными изъятиями);
2) дел об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами (в отношении промышленной собственности, а также топологий интегральных микросхем и секретов производства (ноу-хау), использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии);
3) дел об оспаривании решений федерального антимонопольного органа о признании недобросовестной конкуренцией действий, связанных с приобретением прав на средства индивидуализации (и только на них);
4) дел об оспаривании решений, актов, действий и бездействия российского патентного ведомства и иных уполномоченных органов, а также их должностных лиц;
5) дел о признании недействительными патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения (в том числе дела, касающиеся выдачи патента, с указанием в нем в качестве патентообладателя лица, не являющегося таковым; см. о них подробнее далее) и свидетельств на товарные знаки, наименования мест происхождения;
6) выделенных в самостоятельную категорию дел о досрочном прекращении охраны товарного знака вследствие его неиспользования.
Дела последней категории передаются на рассмотрение СИП чаще всего, составляя на сегодняшний день около 70% от всех дел, касающихся предоставления и прекращения правовой охраны объектов промышленной собственности. Такое положение вещей сложилось не сразу: в 2013 г. из 146 рассмотренных СИП дел 77 касались досрочного прекращения прав на товарные знаки; в 2014 г. из 783 дел 435 дела были о досрочном прекращении прав на товарные знаки; в первом полугодии 2015 г. из 365 дел 235 были о досрочном прекращении прав на товарные знаки <1>.
--------------------------------
<1> А ведь в 2013 г. предлагалось изъять эти дела из компетенции СИП с передачей их на рассмотрение арбитражных судов (см. проект Федерального закона N 251154-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" "").

Очевидно, что отнесение к компетенции СИП трех первых из названных категорий дел, не имеющих прямого отношения к собственно предоставлению и прекращению правовой охраны объектов промышленной собственности, выбивается из "стандартной" компетенции судов по интеллектуальным правам. Однако учитывая крайнюю незначительность числа подобных дел в практике СИП, их анализу далее будет уделено не слишком много внимания (см. § 2.2 настоящей работы). Здесь надо отметить, что в 2013 г. на рассмотрение СИП вовсе не передавались дела об оспаривании нормативных правовых актов, в 2014 г. таких дел было шесть (ни одно из требований не было удовлетворено); в первом полугодии 2015 г. поступило одно дело. Дела об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, только-только отнесены к компетенции СИП <1>. В отношении дел об оспаривании решений федерального антимонопольного органа статистика свидетельствует о том, что в 2013 г. на рассмотрение СИП поступило одно дело (требование не было удовлетворено), в 2014 г. таких дел было шесть (ни одно из требований не было удовлетворено - заявления возвращались вследствие неподведомственности); в первом полугодии 2015 г. в СИП поступило одно дело (требование по нему было удовлетворено).
--------------------------------
<1> На момент подготовки данной работы существовал лишь проект Федерального закона N 892355-6 "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации в части установления порядка судебного рассмотрения дел об оспаривании отдельных актов", принятый в третьем чтении.

Для целей более четкого определения сущности обозначенных категорий дел необходим краткий анализ используемых в тексте настоящей работы понятий "спор" и "дело", которые повсеместно используются не в соответствии с их значением, что порождает дополнительные правоприменительные проблемы.
В отношении понятия "спор" вряд ли вызовет возражение его понимание как разногласия между равноправными субъектами частного права, возникшего по факту нарушения или оспаривания субъективных прав одной стороны другой стороной правоотношения <1>. Это позволяет говорить о том, что понятие "спор", строго говоря, применимо только к частноправовым отношениям - к делам, возникающим из частных (в том числе гражданских) отношений. И здесь нельзя не вспомнить слова В.Л. Исаченко, который отмечал: "...под именем спора о праве не следует понимать простое разномыслие двух лиц о каком-либо юридическом вопросе; спором о праве гражданском называется такой спор, когда одно лицо, оспаривая право другого, присваивает его себе. Только в этом последнем случае каждый из спорящих вправе обратиться к суду и требовать его содействия" <2>.
--------------------------------
<1> Одни ученые считают, что спор о праве представляет собой материально-правовую категорию, другие придерживаются мнения о его процессуальной природе, третьи говорят о существовании двух самостоятельных понятий спора о праве в материальном и процессуальном смысле (см. об этом, например: Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М.: Изд-во ВЮЗИ, 1950. С. 69; Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М.: Юрид. лит., 1966. С. 6 - 7; Чечот Д.М. Иск и исковые формы защиты права // Правоведение. 1969. N 4. С. 74 - 75; Матиевский М.Д. Спор о праве в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 1978). Подробнее см.: Рожкова М.А. Понятие спора о праве гражданском // Журнал российского права. 2005. N 4. С. 98 - 102; СПС "".
<1> Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Практическое руководство для студентов и начинающих юристов. Т. 1. Пг., 1915. С. 1.

Так, являются частноправовыми спорами, неподсудными (а второе из упомянутых и неподведомственным в силу субъектного состава) СИП в качестве суда первой инстанции, требования о признании отсутствующим исключительного права на товарный знак <1>, о признании исключительного права на программу для ЭВМ <2> и пресечении действий по использованию программы для ЭВМ <3>, о запрете использовать полезную модель и возмещении убытков <4>, о прекращении использования тождественного фирменного наименования <5>, о признании не соответствующим закону коммерческого обозначения <6>, о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака <7>, об авторских правах на фотографию <8>.
--------------------------------
<1> Определение СИП от 25.03.2014 по делу N СИП-128/2014.
<2> Определение СИП от 14.05.2014 по делу N СИП-464/2014.
<3> Определение СИП от 28.07.2014 по делу N СИП-689/2014.
<4> Определение СИП от 25.03.2015 по делу N СИП-142/2015.
<5> Определение СИП от 08.04.2015 по делу N СИП-157/2015.
<6> Определение СИП от 29.06.2015 по делу N СИП-329/2015.
<7> Определения СИП от 13.07.2015 по делу N СИП-356/2015, от 07.09.2015 по делу N СИП-495/2015.
<8> Определение от 27.10.2015 по делу N СИП-577/2015.

В отличие от спора о праве спор по факту представляет собой разногласия сторон гражданского отношения по поводу какого-либо обстоятельства (факта) либо его оценки <1>. Например, такой спор может возникнуть при выяснении вопроса об объеме передаваемых по лицензии прав либо при оценке исполненного по договору о проведении научно-исследовательских работ или договору авторского заказа. Эти споры не предусматривают предъявления к одной из сторон требования об определенном поведении, ибо вопрос нарушения (оспаривания) субъективного права здесь еще не ставится. Вместе с тем они нередко перерастают в спор о праве.
--------------------------------
<1> См. о нем подробнее: Рожкова М.А. Средства и способы правовой защиты сторон коммерческого спора. М.: Волтерс Клувер, 2006 "".

В ситуации, когда речь идет об административных, финансовых, налоговых, таможенных и иных публичных отношениях, нет оснований говорить о том, что между их участниками - государственным органом, обладающим властными полномочиями, и частным лицом, обязанным подчиняться властным предписаниям первого, - возникает спор. Отношения власти-подчинения исключают возможность предъявления подчиненным субъектом какого-либо требования непосредственно к субъекту управомоченному (наделенному властными полномочиями и реализующему эти полномочия в отношениях с подчиненным субъектом), следовательно, всякий спор здесь попросту невозможен!
Вместе с тем подчиненный субъект вправе требовать от суда проверки законности в публичных отношениях, участником которых он выступил; основанием для возбуждения юридического дела в этом случае становится, в частности, обращенное к суду требование о защите от незаконного применения к частному лицу властных полномочий органами публичной власти и должностными лицами. Анализируя дела, возникающие из публичных правоотношений, М.Е. Глазкова подчеркивает: "Цель такого судебного процесса - пресечь неправомерное поведение публичных субъектов (т.е. действие в противоречии с предписаниями закона или в условиях их игнорирования) при реализации ими своих властных полномочий. В данном случае суд выступает элементом системы "сдержек и противовесов". К примеру, именно поэтому деятельность суда по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов именуется судебным нормоконтролем" <1>. С учетом вышесказанного в рассматриваемых случаях речь может идти о делах (юридических делах, возникающих из публичных правоотношений) - для использования понятия "спор" (применимого только в отношении дел, возникающих из частноправовых отношений) здесь нет никаких оснований.
--------------------------------
<1> Рожкова М.А., Глазкова М.Е., Савина М.А. Актуальные проблемы унификации гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства (автор очерка - М.Е. Глазкова) "".

Анализ разъяснений ВС РФ свидетельствует о том, что высший суд четко различает споры о праве и дела, возникающие из публичных отношений. Ярким примером этого может стать Постановление Пленума ВС РФ от 29.11.2007 N 48 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части", в котором стабильно используется выражение "дела, возникающие из публичных отношений", тогда как понятие "спор о праве" применяется для обозначения, в частности требований о возмещении вреда, причиненного в результате издания оспариваемого правового акта (п. 7).
Значительно более свободное обращение с терминологией имело место при разработке проектов федерального законодательства, определяющих компетенцию СИП, а также разъяснений, данных в соответствующих постановлениях ВАС РФ по этому поводу. В итоге, например, в п. 4.2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ указывается, что арбитражным судам подведомственны дела:
- во-первых, "по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами" (спорам, возникающим из гражданско-правовых отношений);
- во-вторых, "по спорам, отнесенным к подсудности Суда по интеллектуальным правам в соответствии с частью 4 статьи 34 настоящего Кодекса" (делам из публичных отношений, которые к "спорам" не имеют никакого отношения).
Достаточно вольное словоупотребление в правовых нормах без учета характера производства по делам, рассматриваемым СИП в качестве суда первой инстанции, приводит к тому, что судьи иных судов не могут справиться с определением того, каким судом должно рассматриваться то или иное дело. Нередки ситуации, когда увидев, что заявленное исковое требование касается спора об интеллектуальной собственности, в определении об отказе в принятии заявления ввиду неподведомственности (для судов общей юрисдикции) или о возвращении заявления ввиду неподсудности (для арбитражных судов) указывается соответственно на подведомственность или подсудность такого спора СИП. С учетом общего запрета на споры между судебными органами по поводу подведомственности/подсудности это способствует созданию ситуации нарушения права заявителя на суд, гарантированного п. 1 ст. 6 Конвенции по правам человека и ч. 1 ст. 46 Конституции РФ.
Примером подобной ситуации может стать следующее дело. Гражданин Бахревский В.А. обратился в Дорогомиловский районный суд г. Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Кинокомпания Аврора" о взыскании 5 млн. руб. компенсации за нарушение авторских прав. Названный суд отказал в принятии указанного искового заявления со ссылкой на неподведомственность данного спора суду общей юрисдикции. Истец обратился с данным иском в СИП, который принял данное дело к рассмотрению (в связи с отсутствием в АПК РФ норм, позволяющих оставить исковое заявление без рассмотрения по причине неподведомственности дела). Прекращая производство по данному делу в связи с отказом истца от иска, СИП счел возможным отметить следующее: "В данном случае прекращение производства по делу арбитражным судом в связи с неподведомственностью создаст угрозу невозможности реализации истцом права на судебную защиту, предусмотренного статьей 46 Конституции Российской Федерации, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, что недопустимо. Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.07.2010 N 2083/10" <1>.
--------------------------------
<1> Определение СИП от 16.02.2015 по делу N СИП-787/2014. См. также решение СИП от 31.07.2015 по делу N СИП-864/2014.

В целом соглашаясь с мнением судей СИП о недопустимости лишения права на судебную защиту, нельзя не отметить следующее. Рассмотрение дела судом, не обладающим необходимой компетенцией (рассмотрение неподсудного или неподведомственного дела), также представляет собой нарушение права на суд, поскольку каждому гарантировано право на рассмотрение его дела тем судом, к юрисдикции которого оно отнесено законом (п. 1 ст. 6 Конвенции по правам человека и ч. 1 ст. 47 Конституции РФ) <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее об этом: Рожкова М.А., Глазкова М.Е. Аспекты права на суд: новейшие тенденции // Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека / Russian Yearbook on the European Convention on Human Rights. N 1 (2015): Европейская конвенция: новые "старые" права. М.: Статут, 2015. С. 180 - 229 "".

Завершая данный параграф, хотелось бы отметить, что дела о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок по делам, подсудным СИП, не относятся к подсудности СИП. Встречающиеся в литературе утверждения об обратном <1>, по всей видимости, основаны на противоречащем закону п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ N 60, которым эти дела отнесены к подсудности СИП (см. об этом § 1.5 настоящей работы). Подобные дела в системе арбитражных судов уполномочены рассматривать только окружные суды, к которым СИП, вне сомнений, не относится. Подтверждением факта неподсудности данной категории дел СИП является и законопроект, которым предлагалось отнести данные дела к подсудности СИП, но который так и не был принят <2>.
--------------------------------
<1> См., например: Валеев Д.Х. Комментарий к положениям ГПК РФ о подведомственности судам гражданско-правовых споров // Вестник гражданского процесса. 2014. N 3; СПС "".
<2> См.: проект Федерального закона N 251154-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" "".

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!