Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Защита интеллектуальных прав: законодательные ошибки при определении статуса и компетенции специализированных органов, разрешающих дела в сфере промышленной собственности: Учебное пособие
Привлекательность государства для инвестирования в значительной мере зависит от состояния регулирования правовой охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности.
§ 2.3. Общая характеристика остальных категорий дел,
подлежащих рассмотрению СИП
в качестве суда первой инстанции

Все остальные (далее рассматриваемые) категории дел, по которым СИП является компетентным в качестве суда первой инстанции, общо обозначены в абз. 1 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ и абз. 1 п. 2 ч. 1 ст. 43.4 Закона об арбитражных судах. В них закреплено, что СИП в качестве суда первой инстанции может рассматривать "дела по спорам о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (за исключением объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем)...". Следует кратко разобрать содержание этого положения.
Во-первых, обращает на себя внимание, что в данном обобщающем обозначении подсудных СИП дел снова необоснованно используется понятие "спор" (о чем говорилось выше), что, собственно, и наталкивает на мысль о том, что к подсудности СИП как суда первой инстанции отнесены не только дела, вытекающие из публичных отношений, но и частноправовые споры. Между тем, как уже говорилось выше, из публичных отношений спора о праве не возникает, а функция суда при рассмотрении требований, вытекающих из публичных отношений, состоит в осуществлении судебного контроля (превентивного или последующего) за законностью действий органов публичной власти.
Негативный результат произведенной в законе подмены понятий отчетливо проявляется в судебной практике.
Так, гражданин Жирнов О.П. обратился в СИП с исковым заявлением, в котором требовал признания не соответствующими действительности результатов клинических исследований в тексте патента на изобретение "Аэрозольный препарат на основе апротинина для лечения вирусных респираторных инфекций", обязания Роспатента опубликовать в своем официальном бюллетене опровержение о подлоге клинических исследований в этом патенте и ответ Жирнова О.П. на публикацию в официальном бюллетене текста патента, а также взыскания с общества "ПЛАСТ" компенсации морального вреда в размере 1 млн. руб. Предъявление данных требований было обосновано тем, что в описании изобретения, опубликованном в официальном бюллетене Роспатента, содержатся сведения о проведении клинических испытаний указанного в формуле изобретения препарата на людях, что, по мнению заявителя, не соответствует действительности и противоречит медицинской морали, порочит его честь, достоинство и деловую репутацию как автора изобретения.
При рассмотрении дела Роспатент заявил ходатайство о неподведомственности данного дела СИП в качестве суда первой инстанции. СИП согласился с доводами Роспатента, но не прекратил производство по делу в силу следующего. До предъявления искового заявления в СИП гражданин Жирнов О.П. обращался с этим же требованием в суд общей юрисдикции. Однако определением районного суда ему было отказано в принятии к производству упомянутого искового заявления со ссылкой на подведомственность указанного спора СИП. Данное определение районного суда гражданин Жирнов О.П. не обжаловал исходя из правильности содержащегося в определении вывода суда общей юрисдикции о подведомственности дела СИП. Поскольку на момент обращения в СИП срок обжалования определения районного суда истек, СИП вынужден был констатировать: "Таким образом, поскольку гражданин Жирнов О.П. имеет право на доступ к суду, гарантированное статьей Конституции Российской Федерации, в связи с отказом суда общей юрисдикции в принятии к рассмотрению указанного искового заявления он вправе был обратиться с таким заявлением в арбитражный суд" <1>.
--------------------------------
<1> Решение СИП от 31.07.2015 по делу N СИП-864/2014.

Пересматривая данное дело в кассационном порядке, президиум СИП счел возможным дополнительно указать следующее: "Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что в настоящем случае предусмотрен иной установленный законом порядок, и, следовательно, указанные заявителем сведения не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 ГК РФ.
Если заявитель кассационной жалобы полагает, что описание изобретения по патенту Российской Федерации N 2425691 содержит недостоверные сведения, он не лишен права на оспаривание патента по мотиву того, что его описание не раскрывает сущность данного изобретения или по основанию несоответствия изобретения условию патентоспособности - промышленная применимость. В связи с этим довод заявителя о невозможности оспорить патент по основанию недостоверности содержащейся в патентной документации информации подлежит отклонению.
Жирнов О.П. также не лишен возможности оспаривать решение Роспатента о выдаче патента Российской Федерации N 2425691 в связи с процедурными нарушениями, в частности по мотиву представления на экспертизу заявки на изобретение, содержащей информацию, не соответствующую действительности.
По результатам такого оспаривания в случае признания патента частично недействительным и принятия решения о выдаче нового патента с уточненными сведениями может быть осуществлена публикация сведений о нем.
В заявлении, поданном в суд первой инстанции, Жирнов О.П. просил суд обязать Роспатент опубликовать в бюллетене опровержение о подлоге клинических исследований в патенте Российской Федерации N 2425691 и ответ Жирнова О.П. на публикацию в бюллетене текста этого патента.
При рассмотрении данного требования суд обоснованно исходил из того, что порядок внесения изменений в содержащиеся в бюллетене официальные данные нормативно установлен, и без соблюдения такого порядка внесение какой-либо информации в публикацию о выдаче патента не допускается.
Возможность удовлетворения требования Жирнова О.П. о взыскании с общества "ПЛАСТ" компенсации морального вреда связана с необходимостью опровержения указанной заявителем информации в порядке статьи 152 ГК РФ, что, ввиду официального характера этой информации, в рамках данного дела невозможно" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление президиума СИП от 23.11.2015 N С01-913/2015 по делу N СИП-864/2014.

В подобных пояснениях, по всей видимости, не было бы нужды, если бы закон четко говорил о том, что к компетенции СИП в качестве суда первой инстанции отнесены только дела, возникающие из публичных отношений. Кроме того, однозначное указание в АПК РФ на то, что СИП в качестве суда первой инстанции подсудны лишь дела, возникающие из публичных отношений (что предопределено компетенцией СИП), существенно снизило бы ошибки, допускаемые судами при определении подсудности дел.
Во-вторых, в развитие изложенного в целях определения компетенции СИП нельзя игнорировать различия между понятиями "правовая охрана" и "защита", о которых говорилось в § 1.3 настоящей работы. Четкое разграничение данных понятий и позволяет определить специальную компетенцию СИП - в качестве суда первой инстанции он может рассматривать дела, возникающие в связи с предоставлением и прекращением правовой охраны некоторых - специально поименованных - объектов интеллектуальной собственности.
Раскрывая сказанное, следует обратить специальное внимание на то, что по смыслу п. 1 ст. 1232 ГК РФ правовая охрана только некоторых из объектов интеллектуальной собственности возникает вследствие государственной регистрации, т.е. требует специального признания со стороны государства (его уполномоченных органов). Большинство же объектов интеллектуальной собственности получают правовую охрану в силу самого факта их объективизации (например, литературное произведение получает правовую охрану вследствие облачения его в форму, доступную для восприятия иными лицами: это могут быть письменная форма, устное прочтение, аудиозапись устного прочтения и т.д.) <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом подробнее: Рожкова М.А. О некоторых вопросах оборота исключительных прав и материальных носителей объектов интеллектуальной собственности // Журнал российского права. 2014. N 9. С. 5 - 11.

На сегодняшний день из 16 объектов интеллектуальной собственности, поименованных в п. 1 ст. 1225 ГК РФ, обязательная регистрация в соответствующих государственных реестрах предусмотрена лишь для шести объектов, относящихся к промышленной собственности: 1) изобретения <1>; 2) полезные модели <2>; 3) промышленные образцы <3>; 4) селекционные достижения <4>; 5) товарные знаки и знаки обслуживания <5>; 6) наименования места происхождения товаров <6>. Только эти объекты промышленной собственности в соответствии с п. 1 ст. 1232 ГК РФ требуют установления (равно как и прекращения) правовой охраны уполномоченными органами государства, что предполагает регистрацию в соответствующих государственных реестрах.
--------------------------------
<1> Государственный реестр изобретений Российской Федерации.
<2> Государственный реестр полезных моделей Российской Федерации.
<3> Государственный реестр промышленных образцов Российской Федерации.
<4> Государственный реестр охраняемых в Российской Федерации селекционных достижений.
<5> Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации; Государственный реестр общеизвестных в Российской Федерации товарных знаков; Государственный реестр товарных знаков, охраняемых в Российской Федерации в силу международной регистрации, по которым есть сведения о зарегистрированных на территории Российской Федерации договорах о предоставлении права использования товарных знаков.
<6> Государственный реестр наименований мест происхождения товаров Российской Федерации.

Как указывалось выше, СИП в качестве суда первой инстанции уполномочен рассматривать дела, касающиеся только установления и прекращения правовой охраны объектов интеллектуальной собственности. Исходя из смысла п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 43.4 Закона об арбитражных судах СИП в качестве суда первой инстанции вправе рассматривать вопросы предоставления и прекращения правовой охраны в тех случаях, когда эти вопросы возникают в связи с внесением соответствующих записей в государственные реестры.
Таким образом, СИП в качестве суда первой инстанции подсудны дела, возникающие из публичных отношений и касающиеся предоставления и прекращения правовой охраны только упомянутых выше шести объектов промышленной собственности. Дела, касающиеся правовой охраны литературной и художественной собственности и нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности, а также все дела, связанные с защитой интеллектуальной собственности (интеллектуальных прав), СИП в качестве суда первой инстанции неподсудны <1>.
--------------------------------
<1> См., например, Определения СИП от 25.02.2015 N СИП-85/2015; от 26.02.2015 по делу N СИП-80/2015.

Неразличение правовой охраны и защиты прав приводит к затруднениям в обосновании неподсудности дела СИП. Так, возвращение заявления, в котором общество с ограниченной ответственностью просило признать незаконным уведомление Роспатента об отказе в государственной регистрации договора об отчуждении исключительных прав и обязать Роспатент зарегистрировать указанный договор, обосновывается лишь ссылками на п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ и п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ N 60 без указания мотивов <1>.
--------------------------------
<1> Определение СИП от 14.07.2014 по делу N СИП-656/2014.

Признавая, что СИП является компетентным судом в отношении дел о предоставлении и прекращении правовой охраны в связи с внесением соответствующих записей в государственные реестры, нельзя не вспомнить об объектах интеллектуальной собственности, для которых законом предусмотрена возможность добровольной регистрации. В частности, действующее законодательство предоставляет правообладателям возможность в добровольном порядке внести в государственный реестр сведения о программе для ЭВМ <1> или базе данных <2> (п. 1 ст. 1262 ГК РФ) или топологии интегральных микросхем <3> (п. 1 ст. 1452 ГК РФ).
--------------------------------
<1> Реестр программ для электронно-вычислительных машин.
<2> Реестр без данных.
<3> Реестр топологий интегральных микросхем.

Исходя из того что факт государственной регистрации не является в отношении этих объектов правоустанавливающим (но только правоподтверждающим), нет оснований говорить о том, что с моментом внесения соответствующей записи в государственный реестр закон связывает установление правовой охраны. Иными словами, вопросы предоставления и прекращения правовой охраны программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем независимы от факта государственной регистрации. Вследствие сказанного дела о правовой охране указанных объектов неподсудны СИП, что находит прямое подтверждение в абз. 1 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ и абз. 1 п. 2 ч. 1 ст. 43.4 Закона об арбитражных судах, изымающих из компетенции СИП дела о правовой охране объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем. Это положение четко воспринято практикой: например, заявителю было возвращено заявление о признании недействительной государственной регистрации программы для ЭВМ <1>.
--------------------------------
<1> Определение СИП от 14.05.2014 по делу N СИП-464/2014.

Таким образом, с учетом содержания абз. 1 п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ и абз. 1 п. 2 ч. 1 ст. 43.4 Закона об арбитражных судах можно сказать, что компетенция СИП в качестве суда первой инстанции ограничивается делами, возникающими в связи с предоставлением и прекращением правовой охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, товарных знаков (знаков обслуживания) и наименований места происхождения товаров.
В-третьих, нельзя не заметить, что в п. 2 ч. 4 ст. 34 АПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 43.4 Закона об арбитражных судах содержится лишь общее обозначение относящихся к подсудности СИП дел, касающихся предоставления или прекращения правовой охраны объектов промышленной собственности. Не давая определения этой категории дел, законодатель раскрывает ее содержание через перечисление некоторых дел, подпадающих под эту категорию, при этом оставляя список открытым.
Отвлекаясь от ничем не обоснованного включения законодателем в данный перечень разобранных выше дел об оспаривании решений федеральных антимонопольных органов, следует признать, что этот перечень (по образцу определения компетенции ФПС Германии и ВСИС Японии) предполагает включение двух основных категорий дел. Во-первых, это дела об оспаривании решений Роспатента и иных уполномоченных органов (их должностных лиц); во-вторых, дела о недействительности выданных патентов и свидетельств. Двум этим категориям дел будут посвящены два последующих параграфа настоящей главы.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!