Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Защита интеллектуальных прав: законодательные ошибки при определении статуса и компетенции специализированных органов, разрешающих дела в сфере промышленной собственности: Учебное пособие
Привлекательность государства для инвестирования в значительной мере зависит от состояния регулирования правовой охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности.
§ 3.2. О нарушениях п. 1 ст. 6 и ст. 13 Конвенции
по правам человека при наделении президиума СИП
полномочиями суда кассационной инстанции

Итак, решения, принятые СИП в качестве суда первой инстанции, допускают их пересмотр в кассационном порядке. Причем, как следует из п. 3 ст. 43.4 Закона об арбитражных судах, ч. 3 ст. 274 АПК РФ полномочиями пересматривать судебные акты, вынесенные СИП в качестве суда первой инстанции, законодатель наделил... сам СИП. На это обстоятельство специально указывается и в п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 60: "По делам, рассмотренным Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, рассмотрение кассационных жалоб в порядке кассационного производства осуществляется также Судом по интеллектуальным правам (выделено нами. - М.Р.)".
Согласно ч. 1.1 ст. 284 АПК РФ, п. 59.5 Регламента арбитражных судов <1> проверка в кассационном порядке законности вступивших в законную силу судебных актов по делам, рассмотренным СИП в качестве суда первой инстанции, осуществляется президиумом СИП <2>, который в литературе иногда именуется "главным структурным элементом Суда" <3>. При этом в п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 60 отмечается, что "особенностью такого рассмотрения по сравнению с общими правилами рассмотрения дела судом кассационной инстанции является то, что соответствующий пересмотр осуществляется не в составе трех или иного нечетного количества судей" (ч. 4 ст. 17 АПК РФ), а президиумом СИП (ч. 1.1 ст. 284 АПК РФ), который осуществляет рассмотрение кассационных жалоб с учетом положений ст. 43.7 Закона об арбитражных судах, а также Регламента арбитражных судов.
--------------------------------
<1> Утвержден Постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.1996 N 7 "Об утверждении Регламента арбитражных судов" (ред. от 22.06.2012) и действует до принятия Судебным департаментом при ВС РФ соответствующих решений по организации работы арбитражных судов в Российской Федерации и их утверждения Пленумом ВС РФ (ч. 5 ст. 3 ФКЗ от 04.06.2014 N 8-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и статью 2 Федерального конституционного закона "О Верховном Суде Российской Федерации").
<2> По правилам рассмотрения дела арбитражным судом первой инстанции, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными в гл. 35 АПК РФ.
<3> Назарычева Л.В. Президиум Суда по интеллектуальным правам // Журнал Суда по интеллектуальным правам (http://ipcmagazine.ru/legal-issues/the-presidium-of-the-court-for-intellectual-property-rights-issues-of-organization-and-activities). В статье встречаются и иные курьезные утверждения, как, например: "...президиум Суда, выступая в качестве второй инстанции, не наделен полномочиями на переоценку фактов и установление новых обстоятельств, т.е. не призван проверять обоснованность решения, как это свойственно судам, пересматривающим во второй (апелляционной) инстанции решения по существу, не вступившие в законную силу. Президиум Суда проверяет только правильность применения норм материального и процессуального права, т.е. законность решения (судебного акта), что присуще условной "третьей" судебной инстанции" (Там же).

В соответствии с п. 1 ст. 43.5 Закона об арбитражных судах президиум СИП может осуществлять свою деятельность в составе председателя СИП, его заместителей, председателей судебных составов, а также судей, входящих в состав президиума СИП вследствие утверждения их в качестве таковых Пленумом ВС РФ по представлению председателя СИП. Учитывая, что Пленум ВС РФ не утверждал в качестве членов президиума СИП судей этого суда, в состав президиума входит только руководство данного суда <1>.
--------------------------------
<1> По данным с сайта СИП на 10.03.2016, президиум СИП включал в свой состав председателя СИП (Л.А. Новоселова), заместителей председателя СИП (Г.Ю. Данилов и В.А. Корнеева) и председателей судебных составов (С.М. Уколов и В.А. Химичев) (см.: http://ipc.arbitr.ru/about/presidium/sostav).

Таким образом, кассационную проверку судебных актов СИП, принятых им в качестве суда первой инстанции, по сути, осуществляет руководство того же суда. Это создало предпосылки для отождествления руководства СИП с президиумом СИП и признания за президиумом СИП статуса "руководящего органа Суда" <1>.
--------------------------------
<1> Назарычева Л.В. Указ. соч.

Примечательно, что по общему правилу на президиумы арбитражных судов возлагается только решение вопросов организации работы суда (в том числе утверждения членов судебной коллегии и председателей судебных составов) и рассмотрение вопросов судебной практики. Иными словами, непосредственно президиумы арбитражных судов не уполномочены на осуществление судебной деятельности (отправление правосудия).
Очевидно, что президиум СИП задумывался как исключение из общего правила. Однако, наделяя его полномочиями не только решать упомянутые оргвопросы, но и осуществлять в кассационном порядке проверку законности вступивших в законную силу судебных актов СИП, принятых им самим по первой инстанции (п. 1 ст. 43.6 Закона об арбитражных судах), законодатель, к сожалению, не смог создать полноценную вышестоящую инстанцию для пересмотра указанных дел.
Во-первых, установление подобного порядка кассационного пересмотра не позволяет обеспечить защиту нарушенного права в силу несоблюдения принципа инстанционности, сущность которого состоит прежде всего в последовательном рассмотрении дел сначала нижестоящими, а потом вышестоящими судебными инстанциями <1>. Этот постулат обосновывался еще в дореволюционной литературе: "Тот суд, в который переносится дело, есть суд высшей степени, в котором, по предположению закона, сосредоточивается больше опытности и знаний. Правда, в истории развития института обжалования встречаются попытки передавать дело в суд равной степени, но эти явления не были долговечны, потому что право отменять решение суда может быть предоставлено только суду, обладающему по сравнению с судом, решение которого отменяется, большею властью. Таким образом, можно сказать, что подчиненность лежит в самой природе обжалования" <2>. В подтверждение этой идеи в современной литературе признается: "Общее начало инстанционности имеет как судоустройственное, так и судопроизводственное значение, в соответствии с которым вышестоящая инстанция считается более квалифицированной, в том числе и потому, что решает вопрос коллегиально" <3>.
--------------------------------
<1> См., например, об этом п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 28.01.2014 N 2 "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции" (ред. от 03.03.2015).
<2> Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Т. II. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1875. С. 164 (цит. по: Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда: сравнительный комментарий арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003; СПС "").
<3> Кудрявцева А.В., Смирнов В.П. Инстанционность как общее условие апелляционного производства в уголовном процессе России // Вестник ЮУрГУ. Серия "Право". 2015. Т. 15. N 1. С. 33.

Закон не дает основания для вывода, что требования, предъявляемые к кандидатам на должность руководства суда, являются более жесткими, нежели общие требования, предъявляемые к "обычным" судьям этого суда; сопоставление же судейского опыта и знаний "обычных" судей СИП и руководства суда представляется не совсем корректным. В дополнение надо отметить, что как при разрешении СИП дела в первой инстанции, так и при его пересмотре в кассационном порядке решение выносится коллегиально (п. 2 ст. 43.3, п. 6 ст. 43.7 Закона об арбитражных судах), т.е. вряд ли можно говорить о том, что кассационный порядок рассмотрения дел в СИП предполагает более квалифицированное рассмотрение. В этих условиях вызывает серьезные сомнения то, что объединение, включающее в себя руководящий состав СИП, можно признать самостоятельной инстанцией, являющейся вышестоящей по отношению к СИП и обладающей большей квалификацией и опытом.
Развивая сказанное, следует напомнить и об особо отмечаемом в литературе аспекте инстанционности, который состоит в том, что "вышестоящая инстанция, пересматривающая решение нижестоящей инстанции, должна быть отделена от нее территориально и организационно" <1>. Является очевидным, что СИП не предполагает территориальное и организационное разделение инстанций.
--------------------------------
<1> Гаджиев Т.М. Арбитражные апелляционные суды: их место и роль в судебной системе Российской Федерации: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2006. С. 8.

Таким образом, несмотря на то что президиум СИП назван в действующем Законе кассационной инстанцией по пересмотру решений, вынесенных СИП в качестве суда первой инстанции, в качестве полноценной вышестоящей инстанции он рассматриваться не может. Указанное свидетельствует об отсутствии эффективного средства правовой защиты применительно к обжалованию решений СИП в качестве суда первой инстанции (ст. 13 Конвенции по правам человека <1>), которое позволяло бы заинтересованному лицу обратиться за защитой нарушенных прав в вышестоящий судебный орган <2>.
--------------------------------
<1> Согласно ст. 13 Конвенции по правам человека "каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".
<2> ЕСПЧ в своей практике неоднократно пояснял, что применительно к справедливому судебному разбирательству о существовании эффективного средства правовой защиты можно говорить только тогда, когда есть фактический доступ к правосудию, отсутствуют препятствия юридического и фактического свойства к обжалованию незаконных судебных актов и проч. Осуществление одним и тем же судом полномочий и первой, и апелляционной инстанций было признано ограничивающим заинтересованных лиц в полноценном обжаловании судебных актов.

В начале 2000 г. выявление подобной проблемы привело к созданию системы апелляционных арбитражных судов. На момент вступления в действие АПК РФ 2002 г. апелляционные арбитражные суды отсутствовали - дела в качестве первой, а затем и второй инстанции рассматривались одними и теми же арбитражными судами субъектов Российской Федерации. В литературе по этому поводу подчеркивалось: "Допустив, что решение, принятое судом по первой инстанции, перепроверяется тем же судом в апелляционной инстанции, законодатель отошел от инстанционного принципа построения судебной системы в классическом его понимании, предполагающем раздельное существование судов низшей и высшей судебных инстанций. Таким образом, понятие инстанционной системы, суть которой заключается в последовательном разрешении дела разными судами, нивелируется тем, что законодатель применяет термины "первая инстанция" и "апелляционная инстанция" по отношению к одному суду субъекта Российской Федерации" <1>. В итоге это привело к изменениям отечественного судоустройственного законодательства: ФКЗ от 04.07.2003 были внесены соответствующие новации в Закон об арбитражных судах, ставшие основанием для создания самостоятельных апелляционных арбитражных судов, осуществляющих полномочия суда второй инстанции.
--------------------------------
<1> Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда: сравнительный комментарий Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003; СПС "".

Во-вторых, установленный законом порядок рассмотрения президиумом СИП дел в качестве суда кассационной инстанции не позволяет признавать президиум СИП судом, созданным на основании закона, по смыслу п. 1 ст. 6 Конвенции по правам человека.
В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции по правам человека право на суд может быть реализовано только при условии, что судебный орган, на рассмотрение которого передано дело заявителя, учрежден в соответствии с законом, действует на основании закона и в силу закона обладает компетенцией на рассмотрение переданного ему дела. Соблюдение обозначенных требований составляет такой аспект права на суд, гарантированного п. 1 ст. 6 Конвенции, как рассмотрение дел судом, созданным на основании закона. Причем при решении вопроса о том, является ли суд, рассмотревший конкретное дело, созданным на основании закона, ЕСПЧ учитывает не только (и не столько) соответствие самого суда законодательным актам <1>, но и ряд других оснований: например, законность назначения судьи-докладчика, формирование состава суда по делу и проч.
--------------------------------
<1> Так, изначально признавалось соответствующим требованиям п. 1 ст. 6 Конвенции учреждение в рамках национальной судебной системы, например, судов по трудовым спорам с установлением их компетенции и определением исполнительной властью места размещения таких судов и их территориальной юрисдикции (см. решение Комиссии по правам человека от 12.10.1978 по делу "Занд против Австрии" (Zand v Austria)).

Согласно ч. 1 ст. 18 АПК РФ состав суда для рассмотрения конкретного дела формируется с учетом нагрузки и специализации судей, причем ч. 2 той же статьи закрепляет правило: дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или составом суда. В силу ч. 5 ст. 18 АПК РФ замена судьи требует проведения судебного разбирательства с самого начала.
Порядок деятельности президиума СИП определен ст. 43.7 Закона об арбитражных судах принципиально иным образом, вследствие чего вызывает ряд вопросов в части обеспечения надлежащей реализации права кассаторов на справедливый суд <1>.
--------------------------------
<1> Из всех изложенных в данной статье норм однозначно положительно может быть оценено лишь правило, содержащееся в п. 5 и предусматривающее, что участие судьи, входящего в состав президиума СИП, при рассмотрении дела в кассационном порядке не допускается в случае участия этого судьи при рассмотрении данного дела по первой инстанции (хотя оно и воспроизводит общее положение ст. 21 АПК РФ).

Прежде всего следует упомянуть о том, что президиум СИП необоснованно освобожден от соблюдения требования о формировании состава суда по каждому конкретному делу и недопустимости произвольной замены судьи в судебном разбирательстве. Этот вывод вытекает из смысла п. 2 ст. 43.7 Закона об арбитражных судах, согласно которому президиум СИП правомочен решать вопросы при наличии большинства членов президиума, и подтверждается упомянутым п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 60, в соответствии с которым "пересмотр осуществляется не в составе трех или иного нечетного количества судей". Такой подход несовместим с принципом правовой определенности, который характеризует процессуальное законодательство. При этом, как подтверждает анализ судебной практики, судьей-докладчиком, участвующим в заседаниях президиума СИП, а затем и принимающим участие в голосовании по этому делу, обычно назначается судья СИП, принявший соответствующую кассационную жалобу к своему производству. То есть, несмотря на точно определенный законом состав президиума СИП в качестве судьи-докладчика по конкретным делам (наделяемого также правом голосования по докладываемому делу!) выступает судья, не являющийся членом президиума СИП <1>, что позволяет говорить о незаконности судебных составов, рассматривающих дела в качестве кассационной инстанции СИП.
--------------------------------
<1> Согласно п. 59.5 Регламента арбитражных судов в состав президиума СИП должен включаться также и судья-докладчик, однако нормы действующего законодательства (с учетом последних новаций) не подтверждают данное правило. Еще до начала работы СИП разрабатывались предложения о законодательном подтверждении вхождения в состав президиума СИП судьи, принявшего кассационную жалобу к производству, что объяснялось "целями оптимизации работы президиума СИП".

С учетом изложенного, а также установленного п. 1 ст. 43.7 Закона об арбитражных судах правила о том, что президиум СИП созывается председателем суда по мере надобности (что позволяет поднимать вопрос о существовании определенной зависимости судебного разбирательства от дискреционных полномочий руководства суда), можно сделать следующий вывод. Существующие законодательные лакуны и неточности, позволяющие говорить об отсутствии ясных и четких норм, регламентирующих деятельность президиума СИП по отправлению правосудия в качестве суда кассационной инстанции, не совместимы с принципами верховенства закона и правовой определенности.
В таких условиях нельзя согласиться с тем, что пересмотр в кассационном порядке решений СИП осуществляется составом суда, сформированным на основании закона, что в свою очередь дает основания для вывода о нарушении прав кассаторов на суд, гарантированных п. 1 ст. 6 Конвенции по правам человека.
В-третьих, нельзя не видеть, что подобная конструкция, предусматривающая возложение на один и тот же суд полномочий первой и кассационной инстанций, ничуть не способствует укреплению авторитета судебной власти, а скорее умаляет его. Следуя поговорке "рука руку моет", заинтересованные лица считают бесполезным повторное обращение в тот же суд (как это имело место в период осуществления арбитражными судами субъектов Российской Федерации полномочий и первой, и второй судебных инстанций <1>), предпочитая сразу обращаться в ВС РФ. То есть заложенная в действующем законодательстве конструкция обостряет проблему независимости и беспристрастности суда.
--------------------------------
<1> Т.М. Гаджиев применительно к ситуации аккумулирования в арбитражных судах субъектов Российской Федерации первой и второй инстанций с последующим созданием системы апелляционных арбитражных судов специально подчеркнул: с разделением инстанций возросло количество дел, обжалуемых в апелляционном производстве (см.: Гаджиев Т.М. Арбитражные апелляционные суды: их место и роль в судебной системе Российской Федерации. С. 8).

В Рекомендации CM/Rec(2010)12 Комитета министров Совета Европы государствам-членам относительно судей (независимость, эффективность и ответственность) <1> закреплено, что независимость судей является не только неотъемлемым элементом верховенства права, но и необходима для беспристрастности судей и вообще функционирования всей судебной системы. При этом в п. 14 Заключения Консультативного совета европейских судей от 19.11.2002 "О принципах и правилах, регулирующих профессиональное поведение судей, в частности этические нормы, несовместимое с должностью поведение и беспристрастность" подчеркивается: "Отнюдь не считая судей всемогущими, Конвенция придает большое значение предоставлению гарантий в отношении прав участвующих в судебном разбирательстве лиц и устанавливает принципы, которые служат основой для обязанностей судей: независимость и беспристрастность".
--------------------------------
<1> Recommendation CM/Rec(2010)12 of the Committee of Ministers to member states on judges: independence, efficiency and responsibilities принята 17.11.2010 на 1098-м заседании заместителей Министров (призвана заменить Рекомендацию Rec (94) 12 Комитета министров о независимости, эффективности и роли судей (Recommendation Rec(94)12 of the Committee of Ministers on the independence, efficiency and role of judges). Схожее положение можно обнаружить и в п. 16 Заключения Консультативного совета европейских судей от 19.11.2002 "О принципах и правилах, регулирующих профессиональное поведение судей, в частности этические нормы, несовместимое с должностью поведение и беспристрастность", согласно которому независимость "дополняется беспристрастностью судей и в то же время является ее условием, что необходимо для обеспечения надежности судебной системы и для доверия, которым она должна пользоваться в демократическом обществе".

Независимость суда принято понимать как его автономность от государственной власти и от участвующих в деле лиц, т.е. суд должен быть в равной степени независим как от государственной власти, так и от участвующих в деле сторон. Причем ЕСПЧ в своей практике неоднократно подчеркивал, что независимость суда требует, чтобы отдельные судьи были свободны от ненадлежащего влияния не только со стороны несудебных органов, но и в рамках самой судебной системы: "Эта внутренняя независимость судей требует, чтобы они были свободны от указаний и давления со стороны других судей и вышестоящих судебных органов" <1>. То есть ЕСПЧ признает антиподом внутренней независимости судей зависимость от влияния со стороны судебной системы, прежде всего руководителей судов, а также иных органов, способных использовать меры организационно-управленческого характера <2>.
--------------------------------
<1> См., например, Постановления ЕСПЧ от 22.12.2009 по делу "Парлов-Ткальчич против Хорватии" (Parlov-Tkalcic v. Croatia; N 24810/06); от 19.04.2011 по делу "Батурлова против России" (Baturlova v. Russia; N 33188/08); от 19.04.2011 по делу "Хрыкин против России" (Khrykin v. Russia; N 33186/08).
<2> См. подробнее: Рожкова М.А. Независимость судей как гарантия беспристрастного применения закона (доклад на междунар. науч.-практ. конф. "Независимость правосудия как основа справедливости и мира" (Judicial Independence as Essential Foundation of Justice and Peace). Москва, 30 мая - 1 июня 2014 г.) // Актуальные проблемы российского права. 2015. N 5. С. 156 - 160. К мерам, способствующим внутренней независимости судей (п. п. 23 - 25 Рекомендации CM/Rec(2010)12 Комитета министров Совета Европы), принято относить, в частности: недопустимость предоставления вышестоящими судами инструкций судьям о том, как они должны решать конкретные дела; обязательность распределения дел в соответствии с объективными предварительно установленными критериями и т.д.

Вместе с тем в условиях "сосуществования" в рамках одного суда двух судебных инстанций судьям сложно удержаться от соблазна заранее проконсультироваться с руководством по поводу правильности выносимого ими решения. Подобная деятельность, направленная на обеспечение выносимому решению дальнейшей поддержи президиумом СИП (в случае обращения заинтересованных лиц с кассационной жалобой), предполагает принятие во внимание рекомендаций руководства СИП (признаваемого сегодня, как указывалось выше, одновременно и проверяющей инстанцией). В итоге создаются все условия для нарушения и другого принципа - принципа беспристрастности суда, предполагающего выполнение судьями своих обязанностей без какого-либо предпочтения, предубеждения или пристрастия <1>.
--------------------------------
<1> См. п. 23 упомянутого ранее Заключения Консультативного совета европейских судей от 19.11.2002.

Исходя из сказанного сложно согласиться с утверждением, согласно которому "наличие в Суде по интеллектуальным правам президиума, наделенного правом рассматривать дела в кассационном порядке, дает дополнительную гарантию законности судебных актов и обеспечивает единообразие в судебной практике по подсудным Суду делам" <1>. Напротив, установленная отечественным законодательством конструкция, предусматривающая проверку президиумом СИП в качестве кассационной инстанции судебных актов, принятых тем же судом в качестве суда первой инстанции, не отвечает требованиям п. 1 ст. 6 и ст. 13 Конвенции по правам человека. С целью превентивного исправления ситуации целесообразно кардинально изменить конструкцию обжалования решений СИП, вынесенных им в качестве суда первой инстанции, - только тогда будет реально обеспечено право частных лиц на справедливое судебное разбирательство. На сегодняшний день, к сожалению, решения президиума СИП выносятся в условиях очевидного нарушения основополагающих прав, гарантированных Конвенцией по правам человека и Конституцией РФ.
--------------------------------
<1> Назарычева Л.В. Указ. соч.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!