Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Защита интеллектуальных прав: законодательные ошибки при определении статуса и компетенции специализированных органов, разрешающих дела в сфере промышленной собственности: Учебное пособие
Привлекательность государства для инвестирования в значительной мере зависит от состояния регулирования правовой охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности.
§ 4.2. Отсутствие механизма достижения
единообразной практики по делам, возникающим
в сфере интеллектуальной собственности

Начать настоящий параграф представляется верным с анализа некоторых аспектов механизма отбора судебных решений, отражающих реальное направление судебной практики. Для этой цели значимой является Рекомендация Комитета министров Совета Европы R(95)11 об отборе, представлении и архивации судебных решений в правовых информационно-поисковых системах <1> (далее - Рекомендация R(95)11) <2>.
--------------------------------
<1> Принята Комитетом министров 11.09.1995 на 543-м заседании Представителей министров.
<2> Ценность Рекомендации Комитета министров Совета Европы R(2001)3 по распространению судебной и иной юридической информации путем использования новых технологий (принята Комитетом министров 28.02.2001 на 743-м заседании Представителей министров) для целей настоящей работы, вероятно, исчерпывается указанием на необходимость использования новых информационных технологий (таких, как Интернет) для обеспечения доступности правовой информации, под которой понимаются не только официальные тексты законов, постановлений и относящихся к делу международных соглашений, но и важные судебные решения. Причем в примечании специально подчеркивается, что изложенные принципы не предусматривают их применение к решениям, которые нельзя квалифицировать в качестве прецедентов. Рекомендация R(2001)3 содержит, в частности, следующие значимые в рамках настоящей работы принципы: 1) пригодность, доступность (государству следует сделать правовую информацию общедоступной, причем в любой момент времени); 2) своевременность (информационные системы должны своевременно и незамедлительно обновляться); 3) точность (необходима проверка правовой информации на предмет точности, удостоверяющая, что в электронной форме тексты идентичны принятым законам и опубликованным судебным решениям); 4) аутентичность (аутентичность электронного текста должна подтверждаться соответствующими средствами (электронная (цифровая) подпись)).

Данная Рекомендация закрепляет то, что к задачам правовых информационно-поисковых систем (в части информации о судебной практике) должны быть отнесены следующие:
- облегчение работы юристов путем быстрого их снабжения полной и своевременной информацией;
- предоставление информации всем лицам, проявляющим прямой или косвенный интерес к судебной практике;
- быстрое распространение информации о новых судебных решениях, особенно в развивающихся областях права;
- распространение информации о большем числе судебных решений, касающихся как вопросов права, так и вопросов факта (например, о сумме компенсаций и т.д.);
- содействие единообразию судебной практики;
- создание условий для анализа законодателя практики применения законодательства;
- облегчение научных исследований в области судебной практики;
- предоставление информации для целей статистики (в определенных случаях).
Для решения информационно-поисковыми системами поставленных задач должен быть осуществлен ряд функций <1>, одной из которых является отбор судебных решений - профессионально осуществленный выбор судебных решений, которые должны включаться в базу данных информационно-поисковых систем <2>.
--------------------------------
<1> К ним отнесены: 1) охват (информация о судебной практике должна распространяться с помощью одной или нескольких автоматизированных систем); 2) отбор; 3) обновление информации (подразумевается, что пользователи будут информированы о последних судебных решениях, введенных в систему; судебные решения будут вноситься в правовую информационно-поисковую систему регулярно и в разумные сроки, что подразумевает обновление системы в течение месяца в отношении актов высших судов и в течение трех месяцев - в отношении решений других судов); 4) подтверждение или отмена судебных решений (информирование пользователей о пересмотре судебного дела и подтверждении либо отмене судебного решения); 5) архивация судебных решений (недопустимо осложнение использования правовой информационно-поисковой системы в результате накопления все большего объема устаревающей информации; неактуальные судебные решения должны быть архивированы, однако и архивированные судебные решения должны быть всегда доступны для пользователей, если у них возникла необходимость прибегнуть к их использованию).
<2> В приложении II к Рекомендации R(95)11 дано соответствующее определение: "Применительно к излагаемым ниже руководящим принципам "отбор" означает выбор судебных решений, вынесенных в настоящее время в государстве-участнике, для включения в базу данных".

В приложении II к Рекомендации R(95)11 подчеркивается, что отбор судебных решений для размещения в базе данных проводится судьями, адвокатами и иными лицами, которые имеют надлежащую юридическую подготовку (хотя допускается и поэтапный отбор с привлечением нескольких экспертов, в условиях которого будут учтены различные мнения и точки зрения). При осуществлении отбора осуществляющие его лица должны быть объективны и следовать руководящим принципам (см. о них далее). Примечательно, что в приложении I к Рекомендации R(95)11 подчеркивается, что отобранные судебные решения должны быть репрезентативными с точки зрения судебной практики (т.е. демонстрировать существующую направленность судебной практики), но при этом в базу данных должны включаться решения, которые идут вразрез с преобладающей тенденцией в судебной практике. Кроме того, как отмечается в приложении II к Рекомендации R(95)11, осуществляемый отбор судебных решений должен, с одной стороны, обеспечивать широкий и всеобъемлющий обзор судебных решений, а с другой - исключать вероятность накопления ненужной информации.
Руководящие принципы отбора судебных решений достаточно подробно рассмотрены в приложении II к Рекомендации R(95)11, предусматривая следующее:
1) иерархический отбор - выбор решений судов одной или нескольких инстанций в зависимости от их иерархического статуса;
2) географический отбор - выбор судебных решений, которые вынесены одним или несколькими судами, отобранными в зависимости от их географического положения. В Рекомендации R(95)11 подчеркивается необходимость избегать географического отбора, если это не оправдано особыми обстоятельствами, например существованием регионального законодательства или региональной юрисдикции, проведением специальных научных исследований;
3) отбор по отраслям права - выбор судебных решений по одной или нескольким областям права, например по таким, как гражданское право, природоохранное право, процессуальное право, налоговое право и т.д.;
4) отбор по существу - выбор судебных решений в зависимости от того, представляют ли они достаточный правовой интерес или нет. По всей видимости, это наиболее сложный отбор, который, как подчеркивается в Рекомендации R(95)11, должен применяться с большой осторожностью, с тем чтобы были обеспечены объективность и репрезентативность отобранных решений. Данный вид отбора помимо прочего предполагает недопустимость исключения судебных решений, содержащих оценку (например, решения об ответственности, об ущербе), а также судебных решений, касающихся главным образом вопросов доказательств или договоров, поскольку такого рода решения характеризуют весьма важные элементы правовой системы. Кроме того, данный отбор требует обязательного представления судебных решений, отражающих "сложившуюся судебную практику" таким образом, чтобы они демонстрировали основные положения этой практики. В то же время это не должно препятствовать эволюции судебной практики и, как следствие, в базы данных через определенные промежутки времени должны включаться судебные решения, подтверждающие или, напротив, изменяющие "сложившуюся судебную практику". В этом случае, отмечается в Рекомендации R(95)11, весьма уместны были бы соответствующие замечания (например, путем указания в аннотации или добавления комментария) о том, что судебное решение подтверждает существующую практику или изменяет ее;
5) дополнительные критерии отбора (они могут быть позитивными или негативными).
Негативные критерии, исключающие включение судебных решений в базу данных информационно-поисковых систем, подразумевают, что (a) основания, на которых построено судебное решение, излагаются в соответствии со стандартной формулой или клаузулой; (b) судебное решение касается вопросов доказательств, не противоречащих позиции, сложившейся в судебной практике <1>; (c) этот метод желателен при отборе решений вышестоящих судов применительно ко всем областям права.
--------------------------------
<1> В приложении II к Рекомендации R(95)11 говорится о непротиворечии доказательств "существующему прецедентному праву", что в рамках отсутствия прецедентного права позволяет использовать этот критерий применительно к правоположениям, содержащимся в фактических судебных прецедентах.

Для позитивного отбора судебных решений рекомендовано применение следующих критериев. В базу данных должны включаться судебные решения, в которых (a) разъясняется какое-либо понятие или правовой термин; (b) в результате применения судебного толкования существующая правовая норма применяется к совокупности фактов иным образом, чем ранее; (c) способ доказывания является иным, чем ранее; (d) решаются вопросы компетенции судов; (e) совпадает или не совпадает мнение судей; (f) затрагиваются нормы права и (или) совокупности фактов, которые представляют общественный интерес.
Помимо сказанного, приложение II к Рекомендации R(95)11 предусматривает, что документы должны представляться в базе данных так, чтобы она обеспечивала их быстрый поиск. При этом подчеркивается, что желательно хранение судебных решений в базах данных в форме полных оригинальных текстов.
Для целей повышения функциональности и оперативности базы данных судебной практики в приложении II к Рекомендации R(95)11 рекомендуется применительно к каждому отобранному судебному решению:
1) присваивать заголовок;
2) выделять ключевые слова;
3) делать отсылки к словарю юридических терминов;
4) составлять его краткое резюме (аннотацию);
5) давать его краткий комментарий (анализ);
6) в случае необходимости делать примечания (например, ссылки на судебную практику или доктрину);
7) давать информацию по вопросу его обжалования и результатах рассмотрения.
Изложенное свидетельствует о том, что для создания адекватной (функциональной и оперативной) базы данных судебной практики явно недостаточно тех усилий, которые предпринимаются сотрудниками организаций, формирующих эти базы. В этом процессе, безусловно, должны участвовать профессиональные юристы, деятельность которых подразумевает использование баз данных судебной практики.
Цифры судебной статистики дают основания для вывода о том, что СИП не перегружен и рассматривает весьма небольшое количество дел. В этих условиях логично ожидать, что основные усилия суда будут направлены на унификацию судебной практики, что и ставилось основной задачей создания СИП.
Это прежде всего могло проявиться в эффективном отборе и активной популяризации репрезентативных решений, вынесенным по рассматриваемым СИП делам. Эффект такой деятельности стал бы очевидным в случае сопровождении вынесенных решений упомянутой в Рекомендации R(95)11 информацией (заголовок, ключевые слова, резюме, краткий анализ и т.д.), с указанием в примечании о следовании позиции, сформулированной ранее, или изменении направления судебной практики и проч.
Вместе с тем такая деятельность не стала для СИП приоритетной. Напротив, анализ содержания правовых баз, в которые включается судебная практика СИП, свидетельствует о том, что такие базы наполняются исходя из очевидной цели демонстрации количественных, но не качественных показателей работы СИП - без выявления репрезентативных решения, с огромным массивом ненужной информации.
Так, на конец 2015 г. в базу судебной практики справочно-правовой системы "" было включено 19000 (!) судебных актов СИП. Однако из них решений по существу, вынесенных СИП в качестве суда первой инстанции и действительно представляющих определенную значимость, всего 1170 (причем среди них нередко встречаются дополнительные решения по делу). Основной же массив включенных в базу судебных актов - это определения об отложении судебного заседания, об оставлении заявления без движения и т.п., т.е. акты, обладающие информационной, но не правовой ценностью. Так, по одному из дел судебные заседания откладывались 10 раз, что с учетом решения иных текущих вопросов позволило СИП вынести по делу около 20 определений <1>; встречаются и дела, по которым проводилось 5 - 6 предварительных судебных заседаний.
--------------------------------
<1> Дело N СИП-818/2014.

В условиях, когда судом не предпринимается никаких шагов для создания адекватной базы данных собственной судебной практики (что должно было стать первоочередной задачей), сложно надеяться на успешность вообще деятельности СИП на ниве унификации судебной практики.
Общую оценку деятельности СИП, имеющей направление на единообразие судебной практики в сфере интеллектуальной собственности, необходимо предварить кратким обзором правовых позиций ЕСПЧ, сформулированных в отношении значимости единства судебной практики.
Анализируя различные аспекты оценки ЕСПЧ противоречивой судебной практики в условиях существования нескольких ветвей судебной власти, которые не находятся по отношению друг к другу в формальной подчиненности, В.В. Старженецкий сделал ряд значимых заключений. Прежде всего автор отметил отсутствие права на неизменную и единообразную судебную практику, со ссылкой на прецеденты ЕСПЧ <1> подчеркнув: "Интересы надлежащего отправления правосудия, развития и совершенствования судебной практики являются более важной ценностью и требуют динамичного и эволюционирующего толкования норм права судами" <2>. В то же время далее с указанием на Постановление по делу "Беян против Румынии (N 1)" <3> он признает: "...наличие глубоких и долговременных противоречий в судебной практике, неспособность правовой системы государства справиться с такими противоречиями ведут к нарушению права на справедливое разбирательство дела, гарантированное статьей 6 ЕКПЧ" <5>. С учетом сказанного и на основании анализа ряда прецедентов ЕСПЧ <4> В.В. Старженецкий заключает: "...у государств есть позитивная обязанность предусматривать в своей правовой системе эффективные механизмы, позволяющие преодолевать возможные противоречия в судебной практике. Государства пользуются широким усмотрением в отношении того, как и через какие процедуры эта задача будет реализовываться" <6>.
--------------------------------
<1> Постановления ЕСПЧ от 18.12.2008 по делу "Юнедик против Франции (Unedic v. France; N 20153/04), от 14.01.2010 по делу "Атаносовски против бывшей Югославской Республики Македония" (Atanasovski v. "the Former Yugoslav Republic of Macedonia"; N 36815/03).
<2> Старженецкий В.В. Отсутствие единообразия судебной практики - нарушение прав человека? // Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека / Russian Yearbook on the European Convention on Human Rights. N 1 (2015): Европейская Конвенция: новые "старые" права. М.: Статут, 2015; СПС "".
<3> Постановление ЕСПЧ от 06.12.2007 по делу "Беян против Румынии (N 1)" (Beian v. Romania (N 1); N 30658/05).
<4> Старженецкий В.В. Указ. соч.
<5> Постановления ЕСПЧ от 20.10.2011 по делу "Недждет Шахин и Перихан Шахин против Турции" ( and  v. Turkey; N 13279/05); от 02.07.2009 по делу "Иордан Иорданов и другие против Болгарии" (Iordan Iordanov and Others v. Bulgaria; N 23530/02); от 27.01.2009 по делу "Стефан и Стеф против Румынии" ( v. Romania; N 24428/03 и 26977/03); от 02.12.2008 по делу "Шварцкопф и Тауссик против Чехии" (Schwarzkopf and Taussik v. Czech Republic; N 42162/02); от 24.03.2004 по делу "Тюдо Тюдор против Румынии (Tudor Tudor v. Romania; N 21911/03); от 11.10.2011 по делу "Тереза Ковальчук против Польши" (Teresa Kowalczyk v. Poland; N 23987/05).
<6> Старженецкий В.В. Указ. соч.

Основываясь на изложенном и исходя из смысла ст. 6 Конвенции по правам человека, нельзя отрицать обоснованность создания в России вместо двух ранее действовавших высших судов - ВС РФ и ВАС РФ - единого ВС РФ, первопричиной чего и называлось именно решение проблемы противоречий в судебной практике и стремление формирования единства подходов при отправлении правосудия. Впрочем, не только искоренение "параллелизма" в судебной практике, но и исключение случаев отказа в судебной защите при возникновении спора о подведомственности дела, введение общих правил отправления судопроизводства <1> обусловили столь кардинальное изменение отечественной судебной системы.
--------------------------------
<1> См. подробнее: обоснование Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству к законопроекту N 352924-6 // http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28Spravka%29?OpenAgent&RN=352924-6.

Следует признать и то, что обобщения судебной практики, вырабатываемые высшим судебным органом (в форме, например, постановлений Пленума ВС РФ или обзоров практики) и нацеленные на унификацию правовых позиций, хотя и не признаются официально источником права, но по своему значению вполне сопоставимы с нормативными положениями: для целей получения положительного судебного решения не только суды связаны этими правоположениями - их должны учитывать заинтересованные лица, обращающиеся в суд, включая государственные органы.
Можно ли признавать такое же значение за обобщениями, в частности, судов кассационной инстанции? Думается, в отношении их следует признать правоту Е.В. Колесникова, который говорит об отсутствии оснований "распространять правотворческую роль судебной практики на деятельность иных не высших федеральных судов, обозначенных в ст. ст. 125, 126, 127 Конституции РФ" <1>. Подтверждением этого заключения становится то обстоятельство, что, как ранее демонстрировала практика, в частности, арбитражные суды округов нередко стремились выработать собственную позицию в отношении вопросов применения и толкования права <2>. Практическим результатом этого зачастую становилось формирование в разных арбитражных судах противоположных подходов к решению одних и тех же вопросов. Между тем подобная ситуация анормальна, поскольку российское федеральное право, являющееся общим для всех регионов, не может обосновывать противоположные судебные решения в зависимости от географического месторасположения суда <3>. Примечательным в связи с этим является то, что даже в условиях существенных различий в праве разных штатов США решения судов различных штатов, по свидетельству Американского института права, совпадают в 95 - 98% случаев <4>.
--------------------------------
<1> Колесников Е.В. Рецензия на книгу: Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М.: Норма, 2002; Правоведение. 2003. N 2 (247). С. 263.
<2> См.: Рожкова М.А. Судебный прецедент и судебная практика // Иски и судебные решения: Сб. статей / Рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2009. С. 320 - 353; СПС "".
<3> Подтверждением недопустимости разночтений при решении аналогичных дел является и упомянутая ранее Рекомендация R(95)11, которая указывает на непродуктивность отбора судебных решений на основании критерия географического положения судов, тем самым подтверждая точку зрения о недопустимости формирования судебной практики "по региональному признаку".
<4> См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности / Пер. с фр. В.А. Туманова. М.: Междунар. отношения, 1999. С. 284.

Сказанное позволяет говорить о сложности задачи обеспечения единообразия судебной практики по делам, возникающим по поводу интеллектуальной собственности. Однако нельзя не видеть, что решение этой задачи не только способствовало бы повышению уровня защищенности интеллектуальных прав, делая предсказуемыми судебные решения, но и позволяло бы выявлять законодательные пробелы и лакуны, препятствующие эффективной защите этих прав, с целью их последующего устранения. Положительный результат подобной деятельности в конечном счете оказывал бы положительное влияние в деле повышения инвестиционной привлекательности Российского государства <1>.
--------------------------------
<1> См. упоминавшийся ранее абз. 9 ч. 2 разд. X Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 г.

Как уже было сказано, вряд ли можно ожидать подобный результат от деятельности СИП. Это подтверждает, например, то, что первый обзор своей судебной практики (Обзор практики применения законодательства о недобросовестной конкуренции Судом по интеллектуальным правам) СИП подготовил лишь к середине 2015 г. <1>, причем на начало 2016 г. этот обзор так и не был утвержден и обнародован.
--------------------------------
<1> См.: Протокол заседания Научно-консультативного совета при СИП от 03.06.2015 N 11 // http://ipc.arbitr.ru/node/13741.

Думается, единообразие судебной практики по делам, возникающим по поводу интеллектуальной собственности, может быть достигнуто при условии формирования механизма унификации, который на сегодняшний день не создан в СИП, вследствие чего его деятельность по обобщению судебной практики носит крайне неупорядоченный, непродуманный и неэффективный характер.
Говоря о неэффективности деятельности СИП в обозначенной области, нужно отметить следующее.
Во-первых, СИП, являющийся все же арбитражным судом, компетентен рассматривать лишь дела, возникающие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (вопреки не соответствующим закону указаниям, содержащимся в Постановлении Пленума ВАС РФ N 60, о чем говорилось в § 1.5 настоящей работы). Это уже является бесспорным препятствием для формирования единства подходов при отправлении правосудия как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц.
Во-вторых, нельзя не замечать, что СИП склонен анализировать, по сути, лишь собственную судебную практику, закрепляя в справках, утверждаемых президиумом СИП, сформулированный им подход.
Вместе с тем, как указывалось ранее, судебная практика СИП количественно не слишком значительна. Кроме того, нередко более точно и ясно правовая позиция, положенная в обоснование мотивировочной части решения (нашедшего в СИП поддержку), гораздо удачнее сформулирована в судебном акте нижестоящего суда - арбитражного суда первой инстанции или апелляционного арбитражного суда. Кроме того, обнаруживается и еще один источник правовых позиций, о котором пишут следующее: "...недостаток традиционного подхода по достижению единообразия судебной практики заключается в том, что идет отбор дел, сопровождавших разрастание конфликта, и игнорируется практика, когда конфликт был пресечен на первой стадии. Мотивировка решения суда первой инстанции может оказаться настольно убедительной, что проигравшая сторона откажется от дальнейшей борьбы. По идее такой судебный акт должен быть донесен до всех, чтобы оказывать влияние на последующую судебную практику. Ведь ценна минимизация конфликта. Но эта удачная правовая позиция, которая была выработана судом первой инстанции и вполне могла бы стать образцом для последующих разбирательств, может не попасть на рассмотрение в вышестоящий суд. Но при этом сам предмет разбирательства может быть актуален, а предложенное судом решение быть высокопрофессиональным и вполне разумно его тиражирование" <1>.
--------------------------------
<1> Поздняков М.Л. Единообразие судебной практики в условиях объединения высших судов (на примере обжалования административных дел). 2014 // http://naiz.org/analitics/edinoobrazie-sudebnoj-praktiki-v-usloviyah-obedineniya-vysshih-sudov.pdf.

Таким образом, действительная репрезентативность будет присуща только тому обзору судебной практики, который включает наряду с изложением правовых позиций, сформулированных в постановлениях проверяющих инстанций, позиции, отраженные в судебных актах нижестоящих инстанций.
В-третьих, представляется, что формирование единообразной судебной практики может возлагаться на суд кассационной инстанции, только при условии, если он является последней инстанцией по той категории дел, по которой на него возложено обобщение судебной практики. Именно такой подход не только исключает при отборе репрезентативных решений обязательность ожидания истечения срока на обжалование в высший суд (или завершения этой процедуры обжалования), но и, что более важно, не позволяет формироваться противоречиям в практике высшего суда и суда, уполномоченного на обеспечение единообразной судебной практики. В противном случае - существовании двух формирующих практику судебных органов - нельзя исключить случаи, когда сами суды будут создавать правовую неопределенность.
Изложенное делает очевидной нецелесообразность возложения на СИП функций по единообразию судебной практики в сфере интеллектуальной собственности. Думается, верным было бы решение аккумулировать и обобщать судебную на уровне не СИП, но ВС РФ, что способствовало бы выработке единых правовых позиций как по делам с участием граждан, так и по делам с участием организаций.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!