Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Защита интеллектуальных прав: законодательные ошибки при определении статуса и компетенции специализированных органов, разрешающих дела в сфере промышленной собственности: Учебное пособие
Привлекательность государства для инвестирования в значительной мере зависит от состояния регулирования правовой охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности.
§ 4.3. Неэффективность обобщений СИП судебной практики

В одном из интервью председатель СИП Л.А. Новоселова подчеркнула: "Создание специализированного Суда для разрешения споров в области интеллектуальных прав является еще одним шагом для повышения авторитета Российской Федерации и в том числе отечественной судебной системы на мировой арене. Его деятельность также позволит обеспечить единообразие практики правоприменения, поскольку Суд по интеллектуальным правам рассматривает споры как в качестве суда первой инстанции, так и в кассационном порядке. Таким образом, вся судебная практика оказывается так или иначе в "единых" руках" <1>.
--------------------------------
<1> Оводов А.А. Интервью с Председателем Суда по интеллектуальным правам доктором юридических наук Людмилой Александровной Новоселовой // Юридический мир. 2014. N 1. С. 10 - 12; СПС "".

Как указывалось выше (см. подробнее § 1.4 настоящей работы), помимо главных (профильных) полномочий (состоящих в рассмотрении подведомственных и подсудных дел в качестве суда первой и кассационной инстанций) на СИП возложены и подчиненные (вспомогательные) полномочия <1>, среди которых в рамках настоящей работы значимым является изучение и обобщение судебной практики.
--------------------------------
<1> К которым отнесены: 1) обращение в КС РФ с запросом о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению в рассматриваемом им деле; 2) изучение и обобщение судебной практики; 3) подготовка предложений по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов; 4) анализ судебной статистики.

Отчасти изучение и анализ судебной практики возложены на специально созданный при СИП совещательный орган - Научно-консультативный совет при СИП (далее - НКС), к основным задачам которого относятся "выработка научно обоснованных разъяснений и заключений по вопросам применения международных договоров, законов и иных нормативных правовых актов для целей формирования единообразной судебной практики, а также разработка предложений по совершенствованию законодательства в сфере защиты интеллектуальных прав" <1>.
--------------------------------
<1> Положение о Научно-консультативном совете при Суде по интеллектуальным правам, утвержденное Приказом председателя СИП от 20.03.2013 N СП-18/7 // http://ipc.arbitr.ru/about/nks.

Вместе с тем НКС не является структурным подразделением СИП, а вырабатываемые им разъяснения и заключения, а также "мнения отдельных его членов по какому-либо вопросу носят информационный характер и не связывают Суд по интеллектуальным правам... при вынесении им судебных актов" <1>. Следовательно, выявление мнений правоведов, входящих в состав НКС, в отношении той или иной выявленной правоприменительной проблемы не есть деятельность самого СИП по обобщению судебной практики, а заключения и выводы, высказываемые на заседаниях НКС, не дают оснований для признания за ними статуса "официальной" позиции СИП.
--------------------------------
<1> Положение о Научно-консультативном совете при Суде по интеллектуальным правам, утвержденное Приказом председателя СИП от 20.03.2013 N СП-18/7 // http://ipc.arbitr.ru/about/nks.

Как показывает практика, зачастую на рассмотрение НКС выносится вопрос (ряд вопросов), который обладает определенной практической значимостью, однако его обсуждение на НКС не выливается в подготовку СИП какого-либо обобщения практики. В этих условиях заинтересованные стороны и, к сожалению, суды начинают использовать мнения и позиции, изложенные в протоколах заседаний НКС, при том что эти мнения и позиции могут быть далеко не бесспорны.
Случай (правда, в положительном ключе) включения в судебный акт апелляционной инстанции мнения, изложенного в протоколе заседания НКС, описывает С. Будылин: "Перед нами незакавыченная цитата, но не из нормативно-правового акта и даже не из постановлений высших судов, а из документа неопределенной правовой природы под названием "Протокол N 1 заседания Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам от 27.12.2013". Пункт 5 там посвящен как раз "брендовым троллям". В Протоколе рассматриваемый тезис (основанный, судя по тексту документа, на "письменном отзыве" члена НКС патентного поверенного Л.Н. Линника) выражен, заметим, несколько гипотетически. Он предваряется фразой "На обсуждение выносился тезис о том, что...", а затем следует довольно амбивалентный комментарий: "Данный вопрос вызвал большой интерес" <1>. В завершение своего изложения С. Будылин саркастически замечает: "Любопытно, однако, что суды, от апелляционного до верховного, не пытаются вывести эту формулу логическим путем из определения злоупотребления правом (или из чего-либо еще), а просто некритично заимствуют из стенограммы заседания Научно-консультативного совета при СИП, причем без указания на происхождение. Как видим, в системе источников гражданского права России появился еще один, секретный, источник: протоколы НКС" <1>.
--------------------------------
<1> Будылин С. Афродита и тролль (комментарий к Определению ВС от 23.07.2015 N 310-ЭС15-2555) // https://zakon.ru/blog/2015/08/14/afrodita_i_troll_kommentarij_k_opredeleniyu_vs_ot_23072015_310es152555.
<1> Будылин С. Афродита и тролль (комментарий к Определению ВС от 23.07.2015 N 310-ЭС15-2555) // https://zakon.ru/blog/2015/08/14/afrodita_i_troll_kommentarij_k_opredeleniyu_vs_ot_23072015_310es152555.

Подобная практика, конечно, не может быть поддержана: протоколы заседаний НКС могут создать предпосылки, например, для преодоления противоречий в судебной практике, однако данные обсуждения не являются самим механизмом единообразия судебной практики (о котором говорилось в предыдущем параграфе).
Попытки унифицировать судебную практику предпринимаются СИП в форме справок, утверждаемых президиумом СИП, исходя из подп. 3 п. 2 ст. 43.6 Закона об арбитражных судах, возлагающего на президиум СИП рассмотрение вопросов судебной практики. Изначально это предполагало рассмотрение значимых для практики вопросов на заседании НКС, с учетом которого должны были вырабатываться соответствующие правовые позиции, находящие отражение в справках, утверждаемых президиумом СИП. Однако постепенно СИП отходит от первоначально задуманной модели, что отражает динамика использования результатов обсуждений на НКС.
Заседание НКС от 27.12.2013 N 1: по результатам обсуждения на НКС вопросов недобросовестного поведения при приобретении и использовании средств индивидуализации <1> выпущена Справка по вопросам недобросовестного поведения, в том числе конкуренции, по приобретению и использованию средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий <2>. Более чем странное название Справки, буквальное прочтение которого позволяет отнести конкуренцию к недобросовестному поведению, сглаживается ее содержанием, в котором не усматривается оснований для такого отнесения.
--------------------------------
<1> Протокол от 27.12.2013 N 1 // http://ipc.arbitr.ru/node/13437.
<2> Утверждена Постановлением президиума СИП от 21.03.2014 N СП-21/2.

Заседание НКС от 23.01.2014 N 2: по результатам рассмотрения на НКС вопросов, возникающих при незаконном использовании товарных знаков в доменных именах <1>, была подготовлена Справка по вопросам, возникающим при рассмотрении доменных споров <2>.
--------------------------------
<1> Протокол от 23.01.2014 N 2 // http://ipc.arbitr.ru/node/13473.
<2> Утверждена Постановлением президиума СИП от 28.03.2014 N СП-21/4.

Заседание НКС от 04.04.2014 N 3: разбор на заседании НКС вопросов о праве преждепользования <1> "вылился" в Справку по вопросам, касающимся споров о праве преждепользования <2>.
--------------------------------
<1> Протокол от 04.04.2014 N 3 // http://ipc.arbitr.ru/node/13488.
<2> Утверждена Постановлением президиума СИП от 14.11.2014 N СП-21/14.

Заседание НКС от 23.05.2014 N 4: итог совместно проведенного НКС с Научно-консультативным советом при Арбитражном суде Уральского округа заседания <1> нашел отражение в Справке по результатам обсуждения вопросов судебной практики на заседании Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа 23 мая 2014 года <2>.
--------------------------------
<1> Протокол от 23.05.2014 N 4 // http://ipc.arbitr.ru/node/13493.
<2> Утверждена Постановлением президиума СИП от 14.11.2014 N СП-21/90.

Заседание НКС от 05.09.2014 N 5: результат обсуждения вопросов взыскания компенсации за нарушение исключительного права, как подчеркивается в Протоколе заседания НКС <1>, СИП надеялся отразить в постановлении Пленума ВС РФ по части четвертой ГК РФ (работа над которым была начата только в марте 2015 г.), поэтому Справка по итогам этого обсуждения так и не была подготовлена.
--------------------------------
<1> Протокол от 05.09.2014 N 5 // http://ipc.arbitr.ru/node/13542.

Заседание НКС от 14.11.2014 N 6: данное заседание НКС, на котором обсуждались вопросы допустимости заключения мирового соглашения по делам о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием <1> (см. о нем подробнее в § 3.5 настоящей работы), также не получило отражение в Справке, утвержденной президиумом СИП.
--------------------------------
<1> Протокол от 14.11.2014 N 6 // http://ipc.arbitr.ru/node/13562.

Заседание НКС от 28.11.2014 N 7: на этом заседании НКС разбирались вопросы коллективного управления авторскими и смежными правами в связи с вступлением Российской Федерации в ВТО <1>, однако итоги этого обсуждения не получили закрепление в Справке, утвержденной президиумом СИП.
--------------------------------
<1> Протокол от 28.11.2014 N 7 // http://ipc.arbitr.ru/node/13577.

Заседание НКС от 18.02.2015 N 8: это заседание было посвящено обсуждению характера прав унитарных предприятий, в том числе казенных предприятий, на объекты интеллектуальной собственности <1> - как и в предыдущих случаях, обсуждение и его результаты не отражены в Справке, утвержденной президиумом СИП.
--------------------------------
<1> Протокол от 18.02.2015 N 8 // http://ipc.arbitr.ru/node/13614.

Заседание НКС от 20.03.2015 N 9: результаты обсуждения на заседании НКС вопросов о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования (а именно вопрос учета однородности товаров в подобных делах и вопрос о процессуальных последствия изменения правообладателя в ходе судебного разбирательства) <1> использовались при разработке Справки N СП-23/20 <2> (см. о ней в § 2.4 настоящей работы).
--------------------------------
<1> Протокол от 20.03.2015 N 9 // http://ipc.arbitr.ru/node/13683.
<2> Утверждена Постановлением президиума СИП от 24.07.2015 N СП-23/20.

Заседание НКС от 22.04.2015 N 10: это заседание предполагало обсуждение вопросов, связанных с ответственностью информационных посредников при использовании товарных знаков и иных объектов интеллектуальных прав в сети Интернет <1>, однако итоги этого обсуждения не получили закрепление в Справке, утвержденной президиумом СИП.
--------------------------------
<1> Протокол от 22.04.2015 N 10 // http://ipc.arbitr.ru/node/13715.

Заседание НКС от 03.06.2015 N 11: к заседанию для обсуждения были представлены два документа - Обзор практики применения законодательства о недобросовестной конкуренции Судом по интеллектуальным правам (который был призван стать первым обзором судебной практики СИП и предполагал новую форму - форму постановления президиума СИП) и Справка о практике применения статьи 10 ГК РФ Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции <1>. Результат этого заседания пока не нашел отражения в официальных документах СИП, на начало 2016 г. первый обзор судебной практики СИП так и не был обнародован.
--------------------------------
<1> Протокол от 03.06.2015 N 11 // http://ipc.arbitr.ru/node/13741.

Заседание НКС от 29.06.2015 N 12: данное заседание было посвящено вопросам применения положения п. 2 ст. 1486 ГК РФ, в частности, вопросам толкования выражения "использование товарного знака иным лицом под контролем правообладателя" <1>; итог этого обсуждения отражен в Справке по использованию товарного знака под контролем правообладателя (пункт 2 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации) <2>.
--------------------------------
<1> Протокол от 29.06.2015 N 12 // http://ipc.arbitr.ru/node/13743.
<2> Утверждена Постановлением президиума СИП от 07.08.2015 N СП-23/21.

Заседание НКС от 27.11.2015 N 13: на этом заседании обсуждались вопросы, возникающие при применении п. п. 1 и 3 ст. 1483 ГК РФ (случаи, когда регистрация товарного знака не допускается по мотиву отсутствия различительной способности, введения потребителей в заблуждение, противоречия общественным интересам и т.п.) <1>. Результат этого заседания пока не нашел отражения в официальных документах СИП.
--------------------------------
<1> Протокол от 27.11.2015 N 13 // http://ipc.arbitr.ru/node/13820.

Вместе с тем президиум СИП неоднократно утверждал справки, которые становились результатом "внутреннего" обсуждения той или иной проблематики, без вынесения вопросов на повестку заседаний НКС. Так, первой стала утвержденная президиумом СИП Справка по вопросам, возникающим при рассмотрении доменных споров <1>, которая была подготовлена силами самого СИП без обращения к помощи НКС. Без предварительного обсуждения на НКС были утверждены, в частности, Справка по вопросу об оценке судом кассационной инстанции факта непривлечения авторов к участию в делах о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на произведение <2> (которая на сегодняшний день требует дополнительного обоснования, с учетом обозначенной ранее позиции ВС РФ о недопустимости участия в арбитражном процессе гражданина, не имеющего статус индивидуального предпринимателя), а также Справка N СП-21/89 (посвященная вопросам привлечения специалистов и направления запросов СИП; см. о ней также в § 3.4 настоящей работы и далее в настоящем параграфе) и т.п.
--------------------------------
<1> Утверждена Постановлением президиума СИП от 28.03.2014 N СП-21/4.
<2> Утверждена Постановлением президиума СИП от 25.07.2014 N СП-21/9.

Не потребовалось привлечение НКС и к разработке Справки о соотношении статьи 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации с положениями раздела VII Гражданского кодекса Российской Федерации "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации" <1>, которая в рамках настоящей работы заслуживает некоторого внимания.
--------------------------------
<1> Утверждена Постановлением президиума СИП от 22.08.2014 N СП-21/10.

Задача специализированного суда, на который возложено обобщение судебной практики, состоит в том, чтобы в максимально доступной для "обычных" судов форме донести суть сформированной правовой позиции. В связи с этим изложение такой позиции не должно сводиться к воспроизведению нескольких не связанных между собой правовых норм, завершающемуся итоговым выводом, однозначно не вытекающим из процитированных норм. Напротив, изложение правовой позиции по сложным вопросам должно быть максимально простым и содержать в себе юридический анализ правовых норм, который в итоге позволил бы суду сделать тот или иной вывод, т.е. шаг за шагом должна обосновываться итоговая резолюция. К сожалению, справки, утверждаемые президиумом СИП, далеки от этого идеала, более того, в некоторых случаях они вступают в противоречие с действующим законодательством.
Упомянутая Справка о соотношении статьи 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации с положениями раздела VII Гражданского кодекса Российской Федерации "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации", как следует из ее содержания, имела целью выявить отличия государственной регистрации прав на имущество от регистрации результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Необходимость в выявлении упомянутых отличий обусловливалась проблемой, возникшей в практике Роспатента. Дело в том, что, руководствуясь п. 7 ст. 8.1 ГК РФ, предусматривающим возможность внесения в государственный реестр возражений против зарегистрированного права, заинтересованные лица стали обращаться в Роспатент с требованием о внесении подобных отметок в соответствующие реестры объектов интеллектуальной собственности. Роспатент, отказывая во внесении подобных отметок, ссылался на отсутствие в своем Административном регламенте <1> соответствующих правил.
--------------------------------
<1> Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по осуществлению ведения реестров зарегистрированных объектов интеллектуальной собственности, публикации сведений о зарегистрированных объектах интеллектуальной собственности, поданных заявках и выданных по ним патентах и свидетельствах, о действии, прекращении действия и возобновлении действия правовой охраны в отношении объектов интеллектуальной собственности, передаче прав на охраняемые объекты, об официальной регистрации объектов интеллектуальной собственности, утвержденный Приказом Министерства образования и науки РФ (Минобрнауки России) от 12.12.2007 N 346.

СИП исходя из того, что упомянутый Административный регламент является подзаконным нормативным актом, признал, что в случае его противоречия ГК РФ подлежат применению положения ГК РФ, вследствие чего сделал вывод о необходимости анализа положений самой ст. 8.1 "Государственная регистрация прав на имущество" ГК РФ. На основе проведенного анализа был сделан следующий (замечательно иллюстрирующий традиционную для СИП мотивировку) вывод: "...следует отметить, что статья 8.1 ГК РФ текстуально указывает на то, что она касается регистрации прав на имущество (очевидно, имея в виду в первую очередь вещные права). В отношении же исключительных прав регистрация осуществляется не в отношении прав на имущество, а в отношении самого имущества (исключительное право статьей 1226 ГК РФ признано имущественным правом, а статья 128 ГК РФ говорит о том, что имущественное право охватывается понятием "имущество")".
Процитированное было положено в обоснование СИП вывода о том, что положения ст. 8.1 ГК РФ как в целом, так и в части п. 7 неприменимы к отношениям в сфере государственной регистрации результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.
Между тем как само процитированное заключение, так и итоговый вывод вступают в противоречие не только с законом логики, но и с правом. Это можно объяснить следующим.
В ст. 128 ГК РФ перечислены объекты гражданского права, в числе которых упоминаются как имущественные права (к которым ст. 1226 ГК РФ прямо отнесены исключительные права на объекты интеллектуальной собственности), так и сами объекты интеллектуальной собственности (охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации). При этом п. 4 ст. 129 ГК РФ сами объекты интеллектуальной собственности исключены из оборота в силу естественных свойств - в силу своей нематериальной природы, исключающей возможность передачи или перехода этих объектов от одного лица к другому; оборотоспособностью обладают только исключительные права на них.
Проведенные исследования позволили сделать вывод о том, что под объектами гражданского права следует понимать любое имущество, в отношении которого отсутствует законодательный запрет на его принадлежность участникам гражданского оборота и совершение с ним гражданско-правовых сделок <1>.
--------------------------------
<1> Был сделан вывод о том, что содержание правовых норм позволяет констатировать более широкое содержание понятия "имущество" по сравнению с понятием "объекты гражданских прав" (даже при том, что Кодекс не содержит необходимых критериев и закрепляет открытый перечень таких объектов). При этом к имуществу надо относить: 1) объекты, обладающие экономической ценностью для участников гражданского оборота и допускающие передачу (переход) этих объектов от одного лица к другому (это, в частности, вещи, результаты работы, оказание услуг, различные имущественные права (включая, упомянутые выше исключительные права, права на деловую репутацию, права на заключение договора и проч.), имущественные комплексы); 2) объекты, обладающие экономической ценностью для участников гражданского оборота, предусматривающие возникновение в отношении их субъективных гражданских прав и допускающие передачу (переход) от одного субъекта к другому только прав на эти объекты, но не самих этих объектов по причине нематериального характера последних. К таким объектам относятся прямо названные в рассмотренной статье "охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации" и с учетом открытости перечня имущества, содержащегося в ст. 128 ГК РФ, могут быть отнесены, например, деловая репутация, индивидуализирующие человека черты и проч.; 3) объекты, обладающие безусловной экономической ценностью, но не являющиеся объектами гражданских прав вследствие прямого запрещения возможности принадлежать частным лицам, становятся объектами гражданско-правовых сделок и проч. Такие объекты не могут рассматриваться в качестве объектов гражданских прав (подтверждением чего стало исключение Законом N 142-ФЗ упоминания об объектах, изъятых из оборота, из текста ст. 129 ГК РФ), однако они не могут рассматриваться иначе как имущество (см. подробнее: Рожкова М.А. Новеллы Гражданского кодекса Российской Федерации: расширен ли круг объектов гражданских прав? // Хозяйство и право. 2014. N 3. С. 3 - 12).

Следовательно, объекты интеллектуальной собственности представляют собой имущество, поскольку допускают возникновение в отношении их субъективных гражданских прав (личных неимущественных, исключительных и иных). Однако исключена возможность передачи (перехода) самих этих объектов от одного субъекта к другому, - переходят (передаются) только исключительные права на них! Таким образом, исключительные права представляют собой принципиально иную разновидность имущества - это имущественные права, которые обладают безусловной экономической ценностью и допускают передачу от одного лица к другому, что во многом уподобляет их правам на вещи, хотя и не позволяет ставить между ними знак равенства <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом подробнее: Рожкова М.А. Интеллектуальная собственность: к вопросу об основных понятиях // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2013. N 11. С. 46 - 74; Она же. О некоторых вопросах оборота исключительных прав и материальных носителей объектов интеллектуальной собственности // Журнал российского права. 2014. N 9. С. 5 - 11; Она же. "Триада" интеллектуальных прав: верен ли законодательный подход // Журнал Суда по интеллектуальным правам (http://ipcmagazine.ru/legal-issues/triad-of-intellectual-property-rights-if-the-legislative-approach-is-correct).

По смыслу ГК РФ интеллектуальные (в том числе исключительные) права на большинство объектов интеллектуальной собственности возникают в момент их объективизации (выражении в объективной форме, позволяющей воспринимать их другим человеком <1>). В то же время согласно п. 1 ст. 1232 ГК РФ правовая охрана специально поименованных законом объектов интеллектуальной собственности - изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, товарных знаков и знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров - возникает вследствие их государственной регистрации (см. об этом § 2.3 настоящей работы). Это означает, что регистрация объекта в соответствующем реестре порождает у правообладателя исключительные права (является правопорождающим фактом с ретроспективным эффектом) - без регистрации этих объектов в соответствующих государственных реестрах интеллектуальных прав попросту не существует <2>. При этом по смыслу п. 2 ст. 1232 ГК РФ регистрации в соответствующих реестрах подлежит и переход и передача зарегистрированных исключительных прав в случае их отчуждения, а также при залоге исключительных прав и проч., т.е. прекращение исключительных прав на объект интеллектуальной собственности у одного лица и возникновение их у другого лица также связывается законом с моментом регистрации.
--------------------------------
<1> Так, литературное произведение может получить письменное оформление либо быть объективировано в устной форме, в виде аудиозаписи устного прочтения и т.д.
<2> Патент или свидетельство, выдаваемые на основании внесенной в соответствующей реестр записи, подтверждает возникшее исключительное право (см., например, п. 1 ст. 1354 ГК РФ).

Как здесь не вспомнить положения ст. 219 ГК РФ, устанавливающей правило, согласно которому права на недвижимость возникают с момента их регистрации?!
В таких условиях, обратившись, например, к норме п. 2 ст. 8.1 ГК РФ, предусматривающей по общему правилу, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, можно сделать единственно верный вывод о том, что она применима как к регистрации прав на недвижимое имущество, так и к регистрации, подпадающей под регулирование части четвертой ГК РФ. С учетом сказанного нет оснований для вывода о том, что нормы, закрепленные в ст. 8.1 ГК РФ, не подлежат применению к отношениям в сфере государственной регистрации объектов интеллектуальной собственности <1>.
--------------------------------
<1> Аналогичную позицию об отсутствии формальных препятствий для распространения ст. 8.1 ГК РФ на интеллектуальные права высказывает А.А. Иванов (см.: Иванов А.А. Проблемы действия ст. 8.1 ГК РФ в отношении объектов интеллектуальной собственности // Вестник экономического правосудия. 2016. N 1).

Таким образом, даже не обращаясь к доктринальным разработкам, а основываясь только на нормах действующего законодательства, можно признать, что подход, отраженный в Справке о соотношении статьи 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации с положениями раздела VII Гражданского кодекса Российской Федерации "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации", противоречит закону.
Примечательно, что из данной Справки не усматривается, что обозначенная проблема "высветилась" при анализе и обобщении судебной практики, - напротив, из ее содержания вытекает, что эта проблема обнаруживается именно в практике Роспатента. При таких обстоятельствах деятельность СИП, принявшего на себя обязанность по разрешению данной проблемы, вступает в противоречие со ст. 10 Конституции РФ, закрепляющей разделение властей.
Таким образом, с сожалением можно констатировать, что в необъяснимом стремлении решить проблему, которая не относится к его компетенции, СИП способен не только сформировать подход, вступающий в противоречие с действующим законодательством, но даже превысить собственные полномочия, нарушая при этом Конституцию РФ.
Далее надо отметить, что с учетом общей специализации СИП - рассмотрение дел в сфере интеллектуальной собственности - изучение и обобщение судебной практики предполагается именно в обозначенной сфере. Такого рода деятельность представляет собой ценность в том смысле, что создает предпосылки для совершенствования защиты интеллектуальных прав, о чем говорилось ранее.
В этих условиях сложно усмотреть целесообразность и полезность деятельности СИП по обобщению судебной практики по вопросам, не относящимся к обозначенной сфере, - разработка подобных обзоров представляет собой выход за рамки установленных законом вспомогательных полномочий данного суда. Поэтому не соответствующей компетенции СИП можно признать утвержденную президиумом СИП справку, посвященную проблематике взыскания неустойки (Справка по вопросам применения положений главы 23 "Обеспечение исполнения обязательств" Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>). Помимо указанного, следует отметить, что сложно признавать полноценным обобщением судебной практики справку, содержащую в себе изложение трех тезисов, обоснование каждого из которых уместилось в два-три абзаца.
--------------------------------
<1> Утверждена Постановлением президиума СИП от 05.10.2015 N СП-23/27.

В некоторых случаях справки, утверждаемые президиумом СИП, представляют собой документы информационного характера, которые не имеют никакого отношения к деятельности по анализу и обобщению судебной практики. Так, Справка по вопросам, связанным с особенностями предоставления правовой охраны фонограммам, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации и международно-правовых договоров <1> содержит информацию о предоставлении правовой охраны фонограммам, опубликованным до вступления в силу для Российской Федерации Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций.
--------------------------------
<1> Утверждена Постановлением президиума СИП от 28.09.2015 N СП-23/26.

Помимо указанного нельзя не замечать и того, что в последнее время справки, утверждаемые президиумом СИП, все чаще представляют собой лишь изложение мотивировочной части рассмотренных СИП дел, которым присвоены соответствующие подзаголовки (см., например, Справку о некоторых вопросах применения норм раздела III "Общая часть обязательственного права" части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, за исключением главы 23 ("Обеспечение исполнения обязательств") <1>). В подобных случаях можно говорить об определенной работе по отбору СИП репрезентативных судебных решений (о которой говорилось в предыдущем параграфе), однако это - не деятельность по обобщению судебной практики, нацеленная на ее единообразие.
--------------------------------
<1> Утверждена Постановлением президиума СИП от 03.09.2015 N СП-23/24.

И еще один документ, заслуживающий более подробного разбора, - Справка N СП-21/89, в которой предложено решение вопросов не только привлечения специалиста к участию в разбирательстве дел в СИП, но и направлению СИП запросов. Поскольку второму вопросу уделено значительное внимание в предыдущей главе (см. § 3.4 настоящей работы), далее в настоящем параграфе будут анализироваться аспекты, относящиеся к привлечению специалиста к участию в арбитражном процессе.
Как указывалось ранее (см. § 1.3 настоящей работы), в АПК РФ достаточно подробно урегулирован порядок привлечения к участию в судебном разбирательстве в арбитражном суде внештатного специалиста. В целях обеспечения единообразных подходов к применению этих правовых норм в Постановлении Пленума ВАС РФ N 59 были даны некоторые разъяснения. Вместе с тем внимательное ознакомление с этими разъяснениями свидетельствует о том, что в Постановлении содержится пересказ (в некоторых случаях весьма вольный) имеющихся в АПК РФ норм, на которые, по всей видимости, ВАС РФ хотел обратить внимание арбитражных судов.
Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 59 подтверждается закрепленное ч. 1 ст. 87.1 АПК РФ право "любого арбитражного суда" для целей получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения лиц, обладающих теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого арбитражным судом спора, привлекать специалиста. Причем надо обратить внимание на следующее: согласно ч. 1 ст. 55.1 АПК РФ в качестве специалиста может быть привлечено лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам. Однако в п. 2 данного Постановления этому правилу дано несколько иное (расширительное) толкование - указывается, что в качестве специалистов могут привлекаться "любые лица, обладающие необходимыми арбитражному суду познаниями".
В п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ N 59 была предпринята попытка решить вопросы, связанные с выплатой вознаграждения внештатному специалисту, сумма которого определяется судом по соглашению со специалистом и которое выплачивается из федерального бюджета.
В п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 59 со ссылкой на ч. 2 ст. 55.1, ч. 1 ст. 87.1 АПК РФ подчеркивается, что специалист может быть привлечен к участию в арбитражном процессе только по инициативе СИП, хотя при этом и допускается возможность учитывать при этом мнение лиц, участвующих в деле. Данное заключение представляется вовсе не бесспорным, поскольку из содержания упомянутых правовых норм это прямо не вытекает, а подобное расширительное толкование ведет, по сути, к необоснованному ограничению прав лиц, участвующих в деле.
В п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ N 59 идет пересказ положений ч. ч. 2 и 3 ст. 55.1 АПК РФ, определяющих обязанность специалиста явиться в суд, отвечать на поставленные вопросы, давать в устной форме консультации и пояснения, а также право специалиста знакомиться с материалами дела, участвовать в судебных заседаниях, заявлять ходатайства о представлении ему дополнительных материалов. При этом упоминается специально закрепленное в абз. 2 ч. 2 ст. 87.1 АПК РФ правило, согласно которому консультация дается специалистом в устной форме бе
Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!