Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Защита интеллектуальных прав: законодательные ошибки при определении статуса и компетенции специализированных органов, разрешающих дела в сфере промышленной собственности: Учебное пособие
Привлекательность государства для инвестирования в значительной мере зависит от состояния регулирования правовой охраны и защиты объектов интеллектуальной собственности.
СПРАВКА
ПО ВОПРОСАМ, СВЯЗАННЫМ С ОСОБЕННОСТЯМИ
ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ПРАВОВОЙ ОХРАНЫ ФОНОГРАММАМ,
В СООТВЕТСТВИИ С ПОЛОЖЕНИЯМИ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ

Предоставление правовой охраны фонограммам, опубликованным до вступления в силу для Российской Федерации Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций.
Согласно статье 1321 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) исключительное право на исполнение действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: исполнитель является гражданином Российской Федерации; исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации; исполнение зафиксировано в фонограмме, охраняемой в соответствии с положениями статьи 1328 названного Кодекса; исполнение, не зафиксированное в фонограмме, включено в сообщение в эфир или по кабелю, охраняемое в соответствии с положениями статьи 1332 данного Кодекса; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.
Статьей 1328 ГК РФ установлено, что исключительное право на фонограмму действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом; фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.
В настоящее время правовая охрана исполнениям и фонограммам предоставляется на основе трех международных договоров: Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (заключена в городе Риме 26.10.1961; далее - Римская конвенция) <1>, Договора Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам (заключен в городе Женеве 20.12.1996; далее - Договор ВОИС) <2>, а также Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (заключено в городе Марракеше 15.04.1994; далее - Соглашение ТРИПС) <3>.
--------------------------------
<1> Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 26.05.2003.
<2> Россия присоединилась к Договору ВОИС 14.07.2008.
<3> Соглашение вступило в силу для Российской Федерации 22.08.2012.

Согласно пункту 3 статьи 5 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно и в силу части 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации обладают приоритетом над внутренним законодательством. К признакам, свидетельствующим о невозможности непосредственного применения положений международного договора Российской Федерации, относятся, в частности, содержащиеся в договоре указания на обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее законодательство этих государств.
Большинство норм Римской конвенции и Договора ВОИС в части установления национального режима соответствующим субъектам, регламентации объема их прав и условий их охраны носит самоисполнимый характер, то есть непосредственно с даты вступления в силу соответствующего международного договора, регламентирует права и обязанности исполнителей, производителей фонограмм (Римская конвенция и Договор ВОИС) и вещательных организаций (Римская конвенция). Схожий вывод можно сделать и в отношении норм Соглашения ТРИПС, которое в статье 1 налагает на договаривающиеся государства обязанность предоставить режим, предусмотренный в этом Соглашении, гражданам и юридическим лицам других договаривающихся государств.
В связи с этим требуется решение вопроса о предоставлении на территории Российской Федерации правовой охраны опубликованным до вступления для нее в силу Римской конвенции исполнениям и/или фонограммам, исключительные права на которые принадлежат иностранным физическим или юридическим лицам.
Пункт 2 статьи 20 Римской конвенции предусматривает, что ни одно договаривающееся государство не обязано применять ее положения к исполнениям или передачам в эфир, которые имели место, или фонограммам, которые были записаны до вступления данной Конвенции в силу в отношении этого государства. Соответственно, каждое государство вправе самостоятельно во внутреннем законодательстве решить вопрос о предоставлении правовой охраны исполнениям и фонограммам с обратной силой.
Согласно статье 22 Римской конвенции договаривающиеся государства вправе заключать последующие специальные соглашения, наделяющие исполнителей, производителей фонограмм или вещательных организаций более широкими правами.
В пункте 1 статьи 22 Договора ВОИС закреплено иное, по сравнению с Римской конвенцией, правило о действии его норм во времени. На договаривающиеся государства было возложено обязательство применять mutatis mutandis положения статьи 18 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (заключена в городе Берне 09.09.1886 (с изменениями от 28.09.1979); далее - Бернская конвенция) к правам исполнителей и производителей фонограмм, предусмотренным в Договоре ВОИС.
Кумулятивное толкование нормы пункта 1 статьи 22 со статьей 1 Договора ВОИС, предусматривающей, что никакие содержащиеся в нем нормы не умаляют существующие обязательства, которые договаривающиеся государства имеют в отношении друг друга по Римской конвенции, позволяет сделать вывод, что с момента вступления названного Договора в силу для Российской Федерации арбитражным судам следует осуществлять охрану прав исполнителей и производителей фонограмм, которые являются гражданами договаривающихся государств, при условии, что соответствующие объекты смежных прав к моменту вступления указанного Договора в силу не стали еще общественным достоянием в стране происхождения вследствие истечения срока охраны. При этом пункт 2 статьи 22 Договора ВОИС наделяет договаривающиеся государства правом ограничивать его обратную силу лишь в отношении статьи 5 (личные неимущественные права исполнителей) теми исполнениями, которые имели место после вступления в силу данного Договора в отношении этого государства.
Иное толкование, предоставляющее охрану зарубежным исполнениям и/или фонограммам, опубликованным лишь после вступления Римской конвенции в силу для Российской Федерации, будет противоречить нормам международного права, запрещающим применять международный договор (в данном случае это заключенный позднее Договор ВОИС) таким образом, что это будет лишать его того объекта и цели, ради достижения которых такой договор заключался (статья 18 Венской конвенции о праве международных договоров (заключена в городе Вене 23.05.1969; далее - Венская конвенция).
Кроме того, арбитражным судам следует учитывать, что аналогичные положения об обратной силе предоставления охраны прав производителей фонограмм и исполнителей в существующих фонограммах на основании статьи 18 Бернской конвенции предусмотрены также в пунктах 2 - 3 статьи 70 Соглашения ТРИПС.
В силу статьи 30 Венской конвенции при указании в тексте одного международного договора на то, что он обусловлен предыдущим или последующим договором или что он не должен считаться несовместимым с таким договором, преимущественную силу имеют положения этого другого договора. В тексте Договора ВОИС такого указания не содержится. Вопрос о соотношении Договора ВОИС и Римской конвенции урегулирован таким образом, что указанные международные договоры носят, за отдельными исключениями (в частности, статья 3 Договора ВОИС), автономный характер по отношению друг к другу.
В пункте 1 статьи 1 Договора ВОИС указывается, что ничто в названном Договоре не умаляет существующие обязательства, которые договаривающиеся государства имеют в отношении друг друга по Римской конвенции. При этом в пункте 3 данной статьи особо отмечено, что Договор ВОИС никоим образом не связан с какими-либо другими договорами и не ущемляет какие-либо права и обязательства по ним. Аналогичная норма о соотношении с Римской конвенцией содержится в пункте 2 статьи 2 Соглашения ТРИПС.
Пункт 3 статьи 30 Венской конвенции предусматривает, что если все участники предыдущего договора являются также участниками последующего договора, но действие предыдущего договора не прекращено или не приостановлено, предыдущий договор применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора.
Из вышеизложенного следует вывод, что арбитражные суды в соответствии с пунктом 6 статьи 14 Соглашения ТРИПС применяют mutatis mutandis к правам исполнителей и производителей фонограмм, являющихся гражданами и юридическими лицами государств - членов Всемирной торговой организации (ВТО), положения статьи 18 Бернской конвенции. Таким образом, на территории Российской Федерации охране подлежат и те исполнения и фонограммы, которые были впервые записаны до присоединения Российской Федерации к соответствующим международным договорам, при условии, что они не перешли в общественное достояние вследствие истечения срока охраны в стране их происхождения.
При этом в отношении прав исполнителей и производителей фонограмм, не являющихся гражданами и юридическими лицами государств - членов ВТО, подлежат применению те международные договоры, в которых участвует Российская Федерация и соответствующее иностранное государство. В настоящее время в Римской конвенции участвуют следующие государства, не являющиеся членами ВТО: Алжирская Народная Демократическая Республика, Азербайджанская Республика, Республика Беларусь, Босния и Герцеговина и Республика Казахстан <1>.
--------------------------------
<1> Республика Казахстан наряду с Римской конвенцией участвует в Договоре ВОИС.

В отношении исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций указанных стран (за исключением Беларуси и Казахстана, входящих в состав Евразийского экономического союза, в рамках которого действуют специальные международные договоры в области защиты интеллектуальной собственности) будет действовать статья 20 Римской конвенции, позволяющая договаривающимся государствам не применять ее положения к исполнениям или передачам в эфир, которые имели место, или фонограммам, которые были записаны до вступления Римской конвенции в силу в отношении этого государства. Следовательно, в отношении названных исполнений, фонограмм и передач в эфир охрана будет предоставляться лишь с 26.05.2003 - момента вступления в силу данной Конвенции для Российской Федерации.

Утверждена
Постановлением президиума Суда
по интеллектуальным правам
от 5 октября 2015 года N СП-23/27

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2017 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!