Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации
Настоящее издание содержит постатейный комментарий к третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором урегулированы наследственные отношения и вопросы применения международного частного права.
Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом

Комментарий к статье 1186

1. Комментируемая статья посвящена сфере применения международного частного права как отрасли права, регулирующей гражданские отношения с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовые отношения, осложненные иным иностранным элементом, в том числе в тех случаях, когда объект гражданских прав находится за границей.
Гражданские отношения составляют отношения, регулируемые гражданским законодательством (ст. 2 ГК РФ). В круг таких отношений законодатель прямо включил имущественные отношения, личные неимущественные отношения, и впервые законодатель установил, что предметом гражданского права являются также отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения). Эти отношения основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.
Легального определения иностранный элемент гражданского правоотношения не существует. Он может выражаться:
в иностранном гражданстве либо иностранной регистрации в случае юридических лиц его участников;
нахождении объекта гражданских прав за границей;
иных характеристиках.
Иностранными гражданами согласно ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" являются лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и имеющие гражданство (подданство) иностранного государства.
Иностранными юридическими лицами являются юридические лица, зарегистрированные за границей.
Особым случаем, когда применяется международное частное право, является нахождение объекта гражданских прав за границей РФ. В таких случаях отношения, урегулированные международным частным правом, могут возникнуть и между российскими гражданами (например, при наследовании этого объекта). Эти отношения в данном случае понимаются в широком смысле, то есть как отношения, выходящие за пределы одного государства.
При наличии в гражданских отношениях вышеуказанного иностранного элемента возникает вопрос о том, право какой страны подлежит применению при их регулировании и органы какой страны компетентны принимать решения в процессе такого регулирования. Все данные проблемы относятся к области международного частного права. Решаются эти вопросы на основании специальных коллизионных норм (латинское слово collisio - коллизия, столкновение), которые решают вопросы столкновений между нормами, по-разному регулирующими соответствующие отношения в разных странах.
Помимо предмета правового регулирования в п. 1 комментируемой статьи сказано об источниках правового регулирования, которые включают международные договоры Российской Федерации, ГК РФ, другие законы (п. 2 ст. 3 ГК) и обычаи, признаваемые в Российской Федерации.
Согласно ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" международный договор Российской Федерации означает международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры (далее - иное образование), в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.
Речь идет прежде всего о многосторонних международных соглашениях (международных конвенциях). В качестве примера можно привести Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенную в Минске 22 января 1993 г.
Кроме международных конвенций, отношения с участием иностранного элемента регулируют двусторонние договоры о правовой помощи, заключенные Россией с рядом государств. Двух- и многосторонние договоры о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, а также иные договоры заключаются в целях единообразного подхода к регламентации международных частноправовых отношений. В них, как правило, указывается национальное право (право конкретного государства), подлежащее применению к данному правоотношению. Так, например, согласно ст. 27 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной в Минске 22 января 1993 г., личные и имущественные правоотношения супругов определяются по законодательству того государства, на территории которого они имеют совместное местожительство.
Что касается обычая как источника международного частного права, то им признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются (п. 2 ст. 5 ГК).
При этом не имеет значения, зафиксирован ли обычай в каком-либо документе, хотя такие документы в ряде случаев существуют. Наиболее известным в международном частном праве является сборник торговых обычаев "Инкотермс", подготовленный Международной торговой палатой (Париж).
В комментируемой статье предусмотрено, что особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются Законом о международном коммерческом арбитраже. Речь идет о Законе РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже", в ст. 28 которого регулируется порядок определения норм, применимых к существу спора. Согласно указанной статье третейский суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Любое указание на право или систему права какого-либо государства должно толковаться как непосредственно отсылающее к материальному праву этого государства, а не к его коллизионным нормам. При отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Во всех случаях третейский суд принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данной сделке.
2. В п. 2 комментируемой статьи установлен дополнительный коллизионный критерий, на основании которого в определенных случаях подлежит определению применимое к договору, осложненному иностранным элементом, право. Им является так называемый критерий наиболее тесной связи гражданского отношения, осложненного иностранным элементом с правом той или иной страны.
Сложность и особенность применения указанного критерия состоит в том, что применимое право определяется без установления законодателем правил определения такой связи. Другими словами, речь идет об оценочном понятии. Данный критерий, несомненно, обеспечивает гибкость коллизионно-правового регулирования, в то же время создавая условия для правовой неопределенности и широкого судейского усмотрения при определении применимого права.
Ранее действовавшее законодательство такие критерии содержало. В соответствии с прежней редакцией п. 2 ст. 1211 ГК РФ правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считалось, если иное не вытекало из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.
В настоящее время ст. 1211 ГК РФ изложена по новому: в ней не раскрывается общее понятие наиболее тесной связи. Однако следует учитывать, что Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ "О внесении изменений в часть третью Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 260-ФЗ) были внесены новые статьи, расширяющие круг отношений, регулируемых специальными коллизионными нормами, что во многих случаях исключает необходимость использования общего критерия наиболее тесной связи при определении применимого права.
Речь идет о следующих статьях: о праве, подлежащем применению к переходу прав кредитора к другому лицу на основании закона (ст. 1216.1), к отношениям представительства (ст. 1217.1), к прекращению обязательства зачетом (ст. 1217.2), к определению допустимости требования потерпевшего о возмещении вреда страховщиком (ст. 1220.1) и др. (см. комментарии к ним).
3. В п. 3 комментируемой статьи содержится правило, исключающее применение коллизионных норм, если международный договор непосредственно регулирует соответствующие отношения. В качестве примера можно привести Женевские вексельные конвенции 1930 года и Женевские чековые конвенции 1931 года, Международную конвенцию о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью от 29 ноября 1969 г. с изменениями 1992 г. и др.
Подобные международные соглашения содержат унифицированные материально-правовые нормы, в связи с чем необходимости прибегать к коллизионному регулированию нет.
Таким образом, подлежащая применению унифицированная материальная норма международного договора императивна, что исключает возможность устранить ее действие соглашением о выборе применимого права. Но правило п. 3 комментируемой статьи устраняет коллизию унифицированной нормы лишь с правом, которое, в свою очередь, было определено на основе коллизионных норм права.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!