Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве"
Представленный комментарий к Федеральному закону от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" имеет практическую направленность и содержит разъяснения правовых норм с учетом существующей судебной практики, а также положений смежных нормативно-правовых и подзаконных нормативных актов.
Глава 7. ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ. МЕРЫ
ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ

Комментируемая глава посвящена правовым инструментам - мерам принуждения и исполнительным действиям, находящимся в распоряжении судебного пристава-исполнителя. От того, насколько эти правовые инструменты соответствуют текущей социально-экономической ситуации, зависит реальная исполнимость судебных и несудебных актов, прежде всего актов о присуждении. Иные положения настоящего Закона (гл. 3 - 5, 8 - 16) и других федеральных законов определяют исполнительскую форму - условия и порядок применения мер принуждения и совершения исполнительных действий, в силу чего сами по себе существенного влияния на исполнимость судебных и несудебных актов не оказывают (нет у должника достаточного для погашения долга имущества - не востребован и порядок обращения взыскания на имущество должника).
В отечественном законодательстве об исполнительном производстве меры принуждения к должнику традиционно называются мерами принудительного исполнения (ст. 358 ГПК РСФСР, ст. 45 Закона об исполнительном производстве 1997 г., ст. 68 настоящего Закона) <1>.
--------------------------------
<1> В дореволюционном (до 1917 г.) гражданском судопроизводстве меры принуждения к должнику назывались иначе - способы исполнения решений судов, способы взысканий, меры исполнения (см.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. Цит. по изд.: Краснодар, 2003. С. 462 - 465; Гражданский процесс: Хрестоматия / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2005. С. 689 - 693; Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1900. Цит. по изд.: Краснодар, 2005. С. 362 - 364).

Меры принудительного исполнения - это действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем непосредственно в целях получения с должника подлежащих взысканию денежных средств, иного имущества или неимущественного удовлетворения. Данные меры перечислены в ст. 68 комментируемого Закона и, несмотря на явное нежелание законодателя об этом прямо заявить, в ст. ст. 67, 67.1 данного Закона - временное ограничение на выезд должника из Российской Федерации и временные ограничения на пользование должником специальным правом <1>.
--------------------------------
<1> Далее по тексту комментария к данной главе - соответственно "ограничение в выезде" и "ограничение в специальном праве".

Исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с комментируемым Законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, по закону - также на понуждение должника к исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (ч. 1 ст. 64 комментируемого Закона). Такие действия указаны в ч. 1 ст. 64, ст. ст. 65, 66 комментируемого Закона. Согласно этому Закону (ст. ст. 67, 67.1) к исполнительным действиям относятся также ограничение в выезде и ограничение в специальном праве <1>.
--------------------------------
<1> Согласно комментируемому Закону исполнительные действия - не что иное, как полномочия судебного пристава-исполнителя по реализации возложенных на него функций по принудительному исполнению судебных и несудебных актов (ч. ч. 2, 3 ст. 5). Первично же полномочия судебного пристава-исполнителя определены в ст. 12 Закона о судебных приставах.

Мера принудительного исполнения и исполнительное действие соотносятся как общее и частное. Выбор исполнительного действия зависит от подлежащей применению меры принудительного исполнения <1>.
--------------------------------
<1> См.: Валеев Д.Х. Исполнительное производство: Учебник. 2-е изд. СПб., 2010. С. 70; Настольная книга судебного пристава-исполнителя / Под ред. В.В. Яркова. М., 2000. С. 336 (автор главы - В.В. Ярков); Постатейный комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве" / Под ред. Ю.А. Дмитриева. М., 2008. С. 177 (автор комментария к ст. 68 - И.В. Селионов); Исполнительное производство: Краткий учебный курс / Под ред. И.В. Решетниковой. 3-е изд. М., 2015. С. 98 (автор главы - М.А. Куликова).

Перечень мер принудительного исполнения, приведенный в ч. 3 ст. 68 комментируемого Закона, исчерпывающим не является: согласно п. 11 ч. 3 этой статьи к мерам принудительного исполнения относятся иные действия, предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом.
Оговорка "предусмотренные федеральным законом или исполнительным документом" не случайна. В силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Соответственно, при отсутствии в законе прямого указания на возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина такое ограничение и сопряженное с ним применение мер государственного принуждения недопустимы <1>. Это в равной мере относится и к "действиям, предусмотренным... исполнительным документом", поскольку суд, другие юрисдикционные органы и должностные лица при осуществлении возложенных на них функций обязаны действовать в строгом соответствии с законом.
--------------------------------
<1> Поскольку в силу п. "о" ст. 71 Конституции РФ гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации, упомянутым "законом" может считаться только федеральный закон.

К сожалению, в части мер принуждения Закон об исполнительном производстве 2007 г. в сравнении с одноименным Законом 1997 г. и даже с ГПК РСФСР 1964 г. не претерпел существенных изменений. Акцент принудительного исполнения по основной массе предъявляемых к исполнению в ФССП взысканий по-прежнему делается на классической для отечественного исполнительного производства мере принудительного исполнения - обращении взыскания на имущество должника (п. п. 1 - 3 ч. 3 ст. 68 комментируемого Закона). Предусмотренные в зарубежных правовых системах так называемые косвенные меры принудительного исполнения действующему законодательству РФ об исполнительном производстве, за рядом исключений, неизвестны <1>. Исключением, в частности, явилось введение в комментируемый Закон норм об ограничении должника-гражданина в выезде и в специальном праве (ст. ст. 67, 67.1), которые применялись судебными приставами и ранее со ссылкой на п. 5 ст. 15 Закона РФ от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" <2> (в частности, "право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено... если он уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, - до исполнения обязательств либо до достижения согласия сторонами"), но не всегда "одобрялись" судами при рассмотрении жалоб должников-граждан ввиду правовой неопределенности по вопросам полномочий судебного пристава-исполнителя на применение этих ограничений и механизма их применения <3>. В комментируемом Законе такие ограничения в отношении должника-гражданина обозначены как "исполнительные действия" (п. п. 15, 15.1 ч. 1 ст. 64).
--------------------------------
<1> Под косвенными мерами принудительного исполнения принято понимать меры принудительного исполнения, направленные не непосредственно на исполнение судебного или несудебного акта, а на личность должника с целью побудить его к самостоятельному исполнению акта о взыскании путем ограничения должника - гражданина или организации в реализации определенных прав, как то: временное лишение (приостановление действия) специального права - права на управление транспортом, права на осуществление определенного вида деятельности (например, в области производства и оборота спиртосодержащей продукции), разрешение на строительство, внесение должника в "долговой реестр" и т.п. (см.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 462; Исполнительное производство: Краткий учебный курс / Под ред. И.В. Решетниковой. 3-е изд. М., 2015. С. 38 - 43; Кузнецов Е.Н. Исполнительное производство Франции. СПб., 2005. С. 119, 127).
<2> СЗ РФ. 1996. N 34. Ст. 4029 (с послед. изм.).
<3> См.: Определение КС РФ от 24 февраля 2005 г. N 291-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хлюстова Вячеслава Игоревича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 статьи 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию"; Постановление ФАС Уральского округа от 22 сентября 2005 г. N Ф09-3016/05 по делу N А60-10884/2005; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 11 сентября 2007 г. по делу N 33-6601/2007 (в нем говорится: "Ограничить право гражданина России на выезд из Российской Федерации может только федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, или его территориальный орган").

К предусмотренным настоящим Законом мерам принуждения к должнику, по сути, относится также угроза наложения на должника исполнительского сбора и исполнительских штрафов за правонарушения в исполнительном производстве (гл. 15 Закона) <1>.
--------------------------------
<1> Косвенная мера принуждения известна КоАП, в соответствии с ч. 1 ст. 20.25, ч. 5 ст. 32.2 которого неуплата административного штрафа в течение 60 дней со дня вступления постановления о его наложении в законную силу влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа, но не менее 1 тыс. руб., либо административный арест на срок до 15 суток, либо обязательные работы на срок до 50 часов.

Такие ограничения должника и санкции в отношении его (ограничение в выезде, ограничение в специальном праве) - не что иное, как косвенные меры принудительного исполнения, хотя законодатель так прямо их не называет <1>.
--------------------------------
<1> Определяя ограничение в выезде как исполнительное действие, ВС РФ, по сути, называет его мерой принуждения к должнику: "...исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем... действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. Судебный пристав-исполнитель вправе устанавливать временные ограничения на выезд должника из Российской Федерации. Ограничение условно осужденных лиц в праве на выезд за пределы Российской Федерации представляет собой временную меру, преследующую цель обеспечить исполнение обвинительного приговора суда как конституционно значимого акта судебной власти" (Определение Судебной коллегии по административным делам ВС РФ от 11 мая 2016 г. N 78-КГ16-9).
Очевидно, неотнесение указанных мер принуждения к должнику к мерам принудительного исполнения - дань советской и постсоветской законодательной традиции. Отчасти также такой подход законодателя, вероятно, объясняется желанием допустить возможность применения судебным приставом-исполнителем ограничения в выезде и в период приостановления исполнительного производства, во время которого согласно ч. 6 ст. 45 комментируемого Закона применение мер принудительного исполнения не допускается: в соответствии с данным Законом ограничения в выезде и в специальном праве являются не мерами принудительного исполнения, а исполнительными действиями (п. п. 15, 15.1 ч. 1 ст. 64).

Думается, что как бы законодатель ни называл меры воздействия на должника с целью самостоятельного исполнения требований исполнительного документа - "меры принудительного исполнения", "исполнительные действия" или иначе, в аспекте рассмотрения данных мер как мер взыскания суть этих мер едина: это меры принуждения, применяемые к должнику.
В связи с тем, что применение косвенных мер принуждения связано с ограничением прав и свобод должника как человека и гражданина, которое в силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ допускается исключительно федеральным законом, применение таких мер к должнику на сегодня недопустимо. Любые действия судебного пристава-исполнителя, совершаемые им не в порядке подготовки к применению мер принудительного исполнения, предусмотренных ч. 3 ст. 68 комментируемого Закона, а имеющие своей целью непосредственно понуждение должника к самостоятельному исполнению требований исполнительного документа, но не оговоренные в федеральном законе, в том числе в ч. 1 ст. 64 настоящего Закона, незаконны.
Само по себе указание в п. 17 ч. 1 ст. 64 комментируемого Закона на право судебного пристава-исполнителя совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, как норма, прямо не устанавливающая ограничения в отношения должника, не уполномочивает судебного пристава-исполнителя на совершение им любых действий в отношении должника, если, конечно, такие "иные действия" не могут квалифицироваться как составляющая предусмотренных федеральным законом иных полномочий судебного пристава-исполнителя (например, запрет на совершение должником сделок по отчуждению имущества и на государственную регистрацию соответствующих прав как составляющая ареста имущества должника) <1> и не наделяет судебного пристава-исполнителя бесконечным усмотрением в выборе мер принуждения к должнику.
--------------------------------
<1> См.: п. 4 комментария к ст. 64 настоящего Закона.

В связи с этим недопустимы, например, такие применяемые в деятельности судебного пристава-исполнителя в последние годы действия, как запрет на внесение в ЕГРЮЛ изменений в отношении должника - организации или индивидуального предпринимателя.
Запрет на внесение в ЕГРЮЛ изменений о юридическом лице с учетом требований федерального закона об обязательности государственной регистрации таких сведений в ЕГРЮЛ (п. 2 ст. 51 ГК и п. 1 ст. 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", далее - Закон о регистрации юридических лиц) без предусмотренных федеральным законом оснований ограничивает правоспособность должника-организации как юридического лица (невозможность изменения наименования организации, смены руководителя организации и пр.) и как хозяйствующего субъекта (невозможность фактического и юридического нахождения по избранному организацией месту основного фактического осуществления своей производственной деятельности и нахождения своего руководящего состава и трудового коллектива и пр.), что исходя из положений п. п. 1, 2 ст. 1 ГК о недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, о необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, о приобретении и осуществлении юридическими лицами своих гражданских прав своей волей и в своем интересе и других положений закона недопустимо.
Относительно предусмотренного подп. "м" п. 1 ст. 23 Закона о регистрации юридических лиц акта судебного пристава-исполнителя, содержащего запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий как основание для отказа в государственной регистрации, следует отметить следующее:
во-первых, Закон о регистрации юридических лиц регулирует отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, государственной регистрацией физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и государственной регистрацией при прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, а также в связи с ведением государственных реестров - Единого государственного реестра юридических лиц и Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (ст. 1 указанного Закона). Условия же и порядок принудительного исполнения судебных и несудебных актов определяются комментируемым Законом (ст. 1);
во-вторых, указанное основание для отказа в государственной регистрации введено в Закон о регистрации юридических лиц Федеральным законом от 28 июня 2013 г. N 134-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям" в рамках законодательных мер по противодействию незаконным финансовым операциям, а не в рамках повышения эффективности исполнительного производства и расширения полномочий судебных приставов-исполнителей;
в-третьих, само по себе указанное основание для отказа в государственной регистрации не исключает возможности его практического применения. Оно необходимо и реализуемо в определенных случаях при принудительном исполнении судебных актов по отдельным категориям корпоративных и других споров, например при исполнении судебным приставом-исполнителем определения суда о принятии обеспечительных мер в виде запрета на внесение соответствующих изменений в ЕГРЮЛ в связи с возможной ликвидацией юридического лица, являющегося стороной судебного спора, с оспариванием решений общего собрания участников и т.п.
К тому же вопреки положению п. 17 ч. 1 ст. 64 комментируемого Закона запрет на внесение в ЕГРЮЛ изменений не может достичь ни цели исполнения (за исключением упомянутых выше случаев), ни цели создания условий для применения законных мер принудительного исполнения <1>.
--------------------------------
<1> Относительно полномочий судебного пристава-исполнителя при совершении им исполнительных действий в судебно-арбитражной практике указывалось: "...накладываемые приставом ограничения должны создавать условия для исполнения указанных в исполнительном документе действий и не входить в противоречие с принципами гражданского и иных отраслей права. Так, например, в целях исполнения судебных актов по имущественным взысканиям может применяться такое исполнительное действие, как наложение запрета на регистрацию перехода прав на имущество должника, которое направлено на сохранение имущества и, соответственно, возможности произвести взыскание за счет него. В данном же случае судебный пристав запретил изменять генерального директора должника. В судебных актах отсутствует обоснование того, каким образом наложенный запрет может способствовать появлению денежных средств, иного имущества, необходимых для исполнения требований исполнительного документа. Запрет изменять генерального директора не только не создает условия для исполнения судебного акта, но, напротив, может создать препятствия в ведении юридическим лицом хозяйственной деятельности. Срок полномочий директора В. истек. В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации, ст. 4 Трудового кодекса Российской Федерации принудительный труд запрещен, в связи с чем принудить В. к исполнению обязанностей директора нельзя. Между тем отсутствие генерального директора создает препятствие в совершении сделок, заключении (расторжении) трудовых договоров, обслуживании должника в банках, то есть фактически парализует деятельность организации" (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 января 2017 г. N Ф05-17995/2016 по делу N А40-15772/2016; см. также: Директор поневоле: может ли пристав запретить компании-должнику менять руководителя // https://pravo.ru/story/view/137717/).

Меры принудительного исполнения и исполнительные действия могут совершаться:
во-первых, только судебным приставом-исполнителем как уполномоченным на то федеральным законом лицом (п. 1 ст. 4 Закона о судебных приставах; ч. ч. 2, 3 ст. 5 комментируемого Закона). Совершение исполнительных действий другим должностным лицом ФССП - старшим судебным приставом, главным судебным приставом субъекта РФ и др. недопустимо, за исключением случаев совершения таких действий вышестоящими должностными лицами ФССП в порядке осуществления контроля за исполнением (ч. 4 ст. 64 комментируемого Закона) и исполнения старшим судебным приставом обязанностей судебного пристава-исполнителя в случае необходимости (п. 2 ст. 10 Закона о судебных приставах);
во-вторых, только в рамках возбужденного исполнительного производства, т.е. с момента вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства (ст. 30 комментируемого Закона) до вынесения постановления о его окончании (ст. 47 данного Закона).
На случаи необходимости повторного совершения исполнительных действий комментируемый Закон прямо предусматривает возможность отмены постановления об окончании исполнительного производства старшим судебным приставом или его заместителем (ч. 9 ст. 47), например, в случае повторного воспрепятствования должником проживания взыскателю (ч. 4 ст. 108 комментируемого Закона).
В силу предписания ч. 6 ст. 45 настоящего Закона по приостановленному исполнительному производству до его возобновления применение мер принудительного исполнения не допускается. Вместе с тем исполнительные действия могут совершаться и в период приостановления исполнительного производства, если исходя из требования исполнительного документа такие действия (как отдельно взятые) не являются мерой принудительного исполнения (например, наложение судебным приставом-исполнителем во исполнение соответствующего исполнительного листа ареста на имущество ответчика в обеспечение иска) <1>.
--------------------------------
<1> Очевидно, такое различие заимствовано из гражданского (арбитражного) процесса, в котором действия суда подразделяются на действия по рассмотрению дела по существу и действия судьи при подготовке дела к судебному разбирательству. Если совершение первых (по существу) по приостановленному производством делу не допускается, то совершение вторых (подготовительных) допускается и в период приостановления производства по делу.
Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер" разъяснялось: "Арбитражным судам следует учитывать, что в соответствии с частью 2 статьи 90 АПК РФ обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, в том числе в период приостановления производства по делу. В этот период лица, участвующие в деле, вправе обратиться с ходатайством о совершении иных процессуальных действий, предусмотренных главой 8 АПК РФ, в том числе отмене обеспечительных мер, замене одной обеспечительной меры другой, истребовании встречного обеспечения" (Вестник ВАС РФ. 2006. N 12).

В связи с этим при приостановлении исполнительного производства (а равно - исполнения судебного или несудебного акта о взыскании) допускаются, например, наложение судебным приставом-исполнителем ареста на имущество должника или установление запрета на распоряжение имуществом, являющиеся исполнительными действиями (п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1 ст. 80 комментируемого Закона) <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 50.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28 октября 2010 г. N 7300/10 по делу N А51-18120/2009 указывалось: "Процессуальное законодательство, предоставляя суду кассационной инстанции право приостановить исполнение судебного акта, не устанавливает, какие конкретно последствия влечет такое приостановление. Последствия приостановления исполнительного производства регламентированы Законом об исполнительном производстве. В соответствии с частью 6 статьи 45 этого Закона по приостановленному исполнительному производству до его возобновления не допускается только применение мер принудительного исполнения. Какие-либо иные ограничения, в том числе по совершению иных исполнительных действий, названным Законом не предусмотрены. Если исходить из стадии рассмотрения спора, на которой допустимо приостановление исполнения судебного акта, можно сделать вывод о том, что данный институт призван обеспечить стабильность экономического состояния участников спора во избежание в случае отмены судебного акта необходимости использования процедуры поворота исполнения решения. В свою очередь, совокупный анализ норм, регламентирующих приостановление исполнительного производства, свидетельствует об обеспечительном характере такого действия и его направленности на сохранение возможности исполнения судебного акта. Положения пункта 7 части 1 статьи 64, части 3 статьи 68, статьи 80 Закона об исполнительном производстве не относят арест имущества должника, наложенный в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, в том числе в целях обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации, к мерам принудительного исполнения. Более того, законодательство об исполнительном производстве различает только два вида ареста: 1) арест как самостоятельная мера принудительного исполнения, применяемая исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества (пункт 5 части 3 статьи 68 Закона об исполнительном производстве); 2) арест, накладываемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (статья 80 Закона об исполнительном производстве). Таким образом, в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения арест имущества может выступать лишь в случае, если исполнительное производство возбуждено на основании судебного акта об аресте имущества. В данном случае судебным приставом-исполнителем были совершены исполнительные действия по аресту имущества, которые не являлись мерами принудительного исполнения, не нарушали определение суда кассационной инстанции о приостановлении исполнения судебного акта, а выступали своего рода обеспечительной мерой, гарантирующей возможность исполнения судебного акта по истечении срока приостановления его исполнения" <1>.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 2011. N 1.
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!