Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Комментарий к Федеральному закону "Об исполнительном производстве"
Представленный комментарий к Федеральному закону от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" имеет практическую направленность и содержит разъяснения правовых норм с учетом существующей судебной практики, а также положений смежных нормативно-правовых и подзаконных нормативных актов.
Статья 64. Исполнительные действия

Комментарий к статье 64

1. Содержание и объем запрашиваемых судебным приставом-исполнителем сведений (объяснений, информации, справок) (п. 2 ч. 1 комментируемой статьи) определяются необходимостью исполнения требований конкретного исполнительного документа.
С 2010 г. судебные приставы-исполнители наделены правом получения и обработки персональных данных, причем исключительно в целях своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов и в объеме, необходимом для этого, с учетом требований, установленных Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" <1> (см. ч. 3 комментируемой статьи).
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. I). Ст. 3451 (с послед. изм.).

Наделение судебного пристава-исполнителя полномочием по принудительному исполнению судебных и несудебных решений обусловливает наделение его правом получать в установленном порядке любую информацию (сведения), необходимую для исполнения. В противном случае не достигается цель правосудия - реальная защита нарушенного права (законного, публичного интереса). Поэтому само по себе отсутствие в соответствующем ведомственном законоположении указания на судебного пристава-исполнителя как на должностное лицо, уполномоченное на получение соответствующих сведений, не препятствует реализации им полномочия, предусмотренного п. 2 ч. 1 комментируемой статьи <1>.
--------------------------------
<1> В период действия Закона об исполнительном производстве 1997 г. в связи с отсутствием в Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (в ред. до 2 октября 2007 г. N 225-ФЗ) указания на судебного пристава-исполнителя как лицо, уполномоченное на получение информации о счетах и вкладах, операциях по ним у банков, в правоприменительной практике возникал вопрос о допустимости получения (запроса) такой информации судебным приставом-исполнителем.
По данному вопросу КС РФ указывал следующее: "...федеральный законодатель вправе возложить на банк, иную кредитную организацию обязанность по предоставлению государственным органам и их должностным лицам сведений, составляющих банковскую тайну, только в пределах и объеме, необходимых для реализации указанных в Конституции Российской Федерации целей, включая публичные интересы и интересы других лиц... Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина... Это означает, что защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт своевременно не исполняется, и что государство обязано предусмотреть в законодательстве эффективный механизм реализации судебных решений... Из этого следует, что Конституции Российской Федерации... не противоречит возложение ответственности за эффективное исполнение решений судов на тот или иной орган либо должностное лицо, причем в силу самой логики правового регулирования... данная публичная функция предполагает адекватные и соразмерные средства и способы ее реализации, в том числе наделение такого органа или должностного лица определенными полномочиями и установление соответствующих обязанностей для иных участников процесса исполнения судебного решения... Положения пункта 2 статьи 12 и пункта 2 статьи 14 Федерального закона "О судебных приставах" в части, касающейся обязательности для банков, иных кредитных организаций и их служащих требований судебного пристава-исполнителя о предоставлении ему - в связи с исполнением им постановления суда - сведений о денежных вкладах физических лиц, в их конституционно-правовом истолковании означают, что судебный пристав-исполнитель, действуя в рамках публичной функции по принудительному исполнению постановления суда, вправе требовать предоставления сведений о банковском вкладе физического лица, а банк, иная кредитная организация обязаны предоставить такие сведения - в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу" (Постановление от 14 мая 2003 г. N 8-П "По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 14 Федерального закона "О судебных приставах" в связи с запросом Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа" // Вестник КС РФ. 2003. N 4).

В силу п. 2 ст. 14 Закона о судебных приставах информация, в том числе персональные данные, в объеме, необходимом для исполнения судебным приставом служебных обязанностей в соответствии с законодательством РФ об исполнительном производстве, предоставляется по требованию судебного пристава в виде справок, документов и их копий безвозмездно и в установленный им срок.
Так, по требованию (запросу) судебного пристава-исполнителя уполномоченными государственными и негосударственными органами и организациями (должностными лицами) предоставляется информация:
- об адресе регистрации и дате рождения должника-гражданина (ФМС);
- о банковских счетах должника (наименовании и местонахождении банков), об участии должника в ООО - долях в уставном капитале, принадлежащих должнику (налоговый орган);
- о принадлежащих должнику акциях и других ценных бумагах (реестродержатели, депозитарии);
- о движении денежных средств по счетам должника и о вкладах (депозитах) должника в банках (банки);
- о принадлежащих должнику объектах недвижимости - по данным ЕГРН (Росреестр);
- о зарегистрированных за должником автомототранспорте, самоходной технике, маломерных судах и пр. (ГИБДД, Гостехнадзор, Инспекция по маломерным судам и др.);
- о наследственном имуществе и о наследниках должника-гражданина (нотариус);
- другая информация <1>.
--------------------------------
<1> Примерные формы запросов судебного пристава-исполнителя о предоставлении необходимой информации приведены в Приложениях N 19 - 31 к Приказу ФССП России от 11 июля 2012 г. N 318.

В отдельных случаях федеральный закон определяет объем запрашиваемой судебным приставом-исполнителем информации и условия ее предоставления.
Так, у налоговых органов, банков судебным приставом-исполнителем могут быть запрошены сведения в объеме, предусмотренном ч. 9 ст. 69 комментируемого Закона. У органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на имущество, лиц, осуществляющих учет прав на ценные бумаги, банков и иных кредитных организаций, владельцев номинальных банковских счетов судебный пристав-исполнитель запрашивает необходимые сведения с разрешения старшего судебного пристава или его заместителя, данного в письменной форме или в форме электронного документа, подписанного старшим судебным приставом или его заместителем усиленной квалифицированной электронной подписью (ч. 8 ст. 69 комментируемого Закона).
Непредставление лицом, не являющимся должником по исполнительному документу, запрашиваемых судебным приставом-исполнителем сведений (информации), документов влечет административную ответственность по ч. 3 ст. 17.14 КоАП <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление ВС РФ от 14 октября 2016 г. N 307-АД16-10758.

2. Проведение судебным приставом-исполнителем проверки, в том числе проверки финансовых документов, по исполнению исполнительного документа (п. 3 ч. 1 комментируемой статьи) обусловлено осуществлением судебным приставом-исполнителем на стадии исполнения судебного или несудебного акта контроля двоякого рода:
- контроль за исполнением непосредственно его законных требований и поручений по вопросам исполнения исполнительного документа (ст. 6 комментируемого Закона);
- контроль за исполнением исполнительного документа исполнительским агентом (ст. ст. 8 и 9 настоящего Закона, а также п. 16 ч. 1 комментируемой статьи). Такой контроль может осуществляться как по заявлению взыскателя, так и по инициативе самого судебного пристава-исполнителя. При этом не имеет правового значения, кем был направлен для исполнения исполнительный документ исполнительскому агенту - непосредственно взыскателем или судебным приставом-исполнителем (из исполнительного производства) <1>.
--------------------------------
<1> О порядке проведения проверки правильности списания с лицевого счета или счета депо должника и зачисления на лицевой счет или счет депо взыскателя эмиссионных ценных бумаг см.: письмо ФССП России от 6 марта 2014 г. N 00015/14/12525-ТИ.

3. В силу ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе, как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.
В сфере принудительного исполнения судебных и несудебных актов таким федеральным законом является Закон об исполнительном производстве (п. 6 ч. 1 комментируемой статьи), наделивший судебного пристава-исполнителя в целях обращения взыскания на имущество должника-гражданина по имущественным взысканиям (п. 1 ч. 3 ст. 68), а также для вселения в жилое помещение взыскателя-гражданина или выселения должника-гражданина (ст. ст. 107, 108) правом входить в жилое помещение, занимаемое должником, без согласия последнего.
К данному полномочию близко другое полномочие судебного пристава-исполнителя - в целях исполнения исполнительного документа входить в нежилые помещения, занимаемые должником или другими лицами либо принадлежащие должнику или другим лицам (п. 5 ч. 1 комментируемой статьи).
Рассматриваемые полномочия судебного пристава-исполнителя реализуются с предварительной санкции (разрешения):
- суда (по определению суда) - в случаях проникновения судебного пристава-исполнителя в жилое или нежилое помещение, не принадлежащее должнику (собственником помещения является другое лицо) или же принадлежащее ему, но занимаемое другими лицами. Это следует из требования ч. 1 ст. 77 комментируемого Закона об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, на основании судебного акта; и (или)
- старшего судебного пристава (с письменного разрешения старшего судебного пристава) - в случаях проникновения судебного пристава-исполнителя в жилище, занимаемое должником, за исключением случаев вселения и выселения, когда такое разрешение не требуется. Это полномочие оговорено в п. 6 ч. 1 комментируемой статьи.
4. В п. 7 ч. 1 комментируемой статьи речь идет об аресте (как обеспечительной мере на стадии исполнения) имущества, принадлежащего исключительно должнику. Право на совершение судебным приставом-исполнителем такого исполнительного действия следует из положений ст. 24, п. 1 ст. 56, п. 1 ст. 126 ГК об ответственности гражданина, юридического лица и публично-правового образования принадлежащим им имуществом.
Недопустимо обращение взыскания на денежные средства, внесенные должником в депозит суда или нотариуса в качестве будущей оплаты судебной экспертизы или исполнения денежного обязательства, так как до момента возврата внесенных денег должнику они считаются ему уже не принадлежащими, а причитающимися судебному эксперту или кредитору, не являющемуся взыскателем по исполнительному производству, несмотря на право должника как лица, участвующего в судебном процессе, или должника по денежному обязательству отказаться от этого и потребовать возврата внесенных денег (ч. 1 ст. 96 ГПК; ч. 1 ст. 108 АПК; п. п. 1, 3 ст. 327 ГК) <1>.
--------------------------------
<1> В отношении денег, внесенных должником как лицом, участвующим в судебном процессе, в депозит суда на проведение судебной экспертизы, на круглом столе, проведенном Уральской государственной юридической академией (ныне - Уральский государственный юридический университет) и посвященном исполнительному производству, отмечалось: "В силу ч. 1 ст. 1 ГПК РФ, ч. 2 ст. 3 АПК РФ порядок гражданского судопроизводства определяется Конституцией Российской Федерации и данными Кодексами. В соответствии со ст. 123 Конституции Российской Федерации, ст. 12 ГПК РФ, ст. ст. 8, 9 АПК РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Суд создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств дела. Согласно ч. 3 ст. 95 ГПК РФ, ч. 2 ст. 107 АПК РФ эксперты получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, размер которого определяется судом по согласованию с лицами, участвующими в деле, и по соглашению с экспертами. В соответствии со ст. 94, ч. 1 ст. 96 ГПК РФ, ст. 106, ч. 1 ст. 108, ч. ч. 1, 2 ст. 109 АПК РФ суммы, подлежащие выплате экспертам, относятся к судебным издержкам. Данные суммы предварительно вносятся на депозитный счет арбитражного суда (счет судебного департамента) лицом, заявившим ходатайство о проведении экспертизы по делу. Денежные суммы, причитающиеся экспертам, выплачиваются с депозитного счета арбитражного суда по выполнении ими своих обязанностей. Исходя из указанного и целевого назначения денежных средств, внесенных лицом, участвующим в деле, в депозит суда (судебного департамента), - на выплату вознаграждения экспертам, с момента внесения денег в депозит суда (судебного департамента) лицо, участвующее в деле, считается исполнившим свою процессуальную обязанность по авансированию экспертных работ, а правообладателем внесенных денежных средств до их выплаты экспертам является суд (судебный департамент). В связи с этим обращение взыскания и наложение ареста на денежные средства, внесенные лицом, участвующим в деле (должником по исполнительному документу), в депозит суда (судебного департамента) для выплаты вознаграждения экспертам, недопустимо. Иное противоречит основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации, предполагающего в рассматриваемом случае состязательность и равноправие сторон в гражданском судопроизводстве, всестороннее и полное исследование судом представленных сторонами доказательств и установление фактических обстоятельств дела, а в случаях, предусмотренных федеральным законом (в рассматриваемом случае), - также выплату и возмещение лицам, содействующим осуществлению правосудия, вознаграждения за выполненную работу и расходов, связанных с ее выполнением" (Рекомендации круглого стола от 25 ноября 2011 г. // Вестник ФАС Уральского округа. 2012. N 2).

По тем же причинам недопустимо обращение взыскания на денежные средства, внесенные должником на свой лицевой счет у оператора связи в качестве оплаты услуг связи, несмотря на предусмотренное правилами оказания услуг связи право должника направить внесенные деньги на оплату товаров и сторонних услуг, к чему призывало руководство ФССП <1>.
--------------------------------
<1> Так, в письме ФССП России от 18 марта 2009 г. N 12/02-3299-АП допускалась возможность предписания судебным приставом-исполнителем оператору сотовой связи приостановить действие договора на оказание услуг сотовой связи и обращения взыскания на возникшую в связи с этим дебиторскую задолженность должника. В обоснование указанного И.Ю. Михалевым, начальником Управления организации работы по реализации имущества должников ФССП России, было сказано: "При выявлении имущественных прав (требований) должника судебный пристав-исполнитель выносит постановление об их аресте и запрете исполнения обязательства. Постановление судебного пристава-исполнителя направляется не позднее следующего дня после его вынесения должнику и его контрагенту в обязательстве, на котором основано данное право (требование). В силу ст. 417 ГК РФ постановление судебного пристава-исполнителя об аресте и запрете исполнения обязательства является основанием прекращения неденежного обязательства контрагента в пользу должника. На основании предписания судебного пристава-исполнителя, содержащегося в постановлении, после прекращения обязательства контрагент вносит (перечисляет) денежные средства, причитающиеся к возврату должнику в связи с прекращенным обязательством, на депозитный счет подразделения судебных приставов. Также в постановлении судебного пристава-исполнителя целесообразно указать, что требования контрагента о возмещении убытков в связи с прекращением обязательства по рассматриваемым основаниям могут быть предъявлены к должнику в порядке, установленном законодательством" (К вопросу об обращении взыскания на имущественные права должника // Практика исполнительного производства. 2008. N 3).
Между тем в ст. 417 ГК речь шла и идет о прекращении обязательства ввиду юридической невозможности его исполнения по обстоятельствам публичного характера, за которые ни одна из сторон обязательства не отвечает, - принятие публичным субъектом нормативного правового акта, обязательного для исполнения и препятствующего исполнению обязательства. Невозможность исполнения, следующая из смысла положений ст. 417 ГК, "заключается в установлении каких-либо публично-правовых запретов или ограничений, например по вызову или ввозу товаров на определенные территории" (Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2008. Т. III. С. 64 (автор главы - Е.А. Суханов)). При таком понимании положений ст. 417 ГК постановление судебного пристава-исполнителя, будучи лишь процессуально-распорядительным документом в рамках конкретного исполнительного производства, лишенным нормативной (общеобязательной) силы и адресованным конкретному индивидуальному субъекту (в рассматриваемом вопросе - должнику, оператору связи), актом государственного органа, влекущим прекращение обязательства, не является.
При обсуждении данного вопроса Арбитражный суд Свердловской области полагал возможным обращение взыскания лишь на право требования должника (абонента) к оператору сотовой связи о возврате денежных средств, оставшихся на лицевом счете должника после расторжения договора об оказании услуг связи, которое помимо основания, предусмотренного ст. 417 ГК, возможно лишь по соглашению сторон (в рассматриваемом случае - по соглашению должника (абонента) и оператора сотовой связи); судебный пристав-исполнитель своим решением понудить их к этому не уполномочен (п. 4 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Управлении ФССП России по Свердловской области от 24 апреля 2009 г. // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 8 - 11; Электронный журнал Арбитражного суда Свердловской области. 2009. N 2 (http://ekaterinburg.arbitr.ru/)).

По тем же причинам недопустимо обращение взыскания на денежные средства, отраженные по кредитовой карте должника (кредитная карта), - это деньги не должника, а банка. Судебный пристав-исполнитель не вправе в таком случае возлагать на должника новые денежные обязательства в пользу банка, выдавшего должнику кредитную карту; право воспользоваться кредитным ресурсом по кредитной карте - исключительное право должника как владельца кредитной карты.
Под действие нормы п. 7 ч. 1 комментируемой статьи подпадает распространенный в практике судебных приставов-исполнителей запрет на совершение регистрационных действий в отношении недвижимого и другого имущества, зарегистрированного за должником, который следует квалифицировать как неоконченный арест, обязательной частью которого в силу ч. 4 ст. 80 настоящего Закона является запрет распоряжаться имуществом.
На это указывалось в Определении КС РФ от 23 июня 2016 г. N 1392-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "НижегородТрансЭнергоСервис" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 17 части 1 статьи 64 и пунктом 11 части 3 статьи 68 Федерального закона "Об исполнительном производстве": "В качестве одного из исполнительных действий, совершаемых судебным приставом-исполнителем в ходе исполнительного производства и направленных в том числе на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, установлено наложение ареста на имущество должника, элементом которого является запрет на совершение регистрационных действий в отношении этого имущества. Такого рода запрет налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника".
Относительно имущественных запретов Пленум ВС РФ разъяснил, что перечень исполнительных действий, приведенный в ч. 1 комментируемой статьи, не является исчерпывающим и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (п. 17 ч. 1 этой же статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (ст. ст. 2 и 4 комментируемого Закона), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении его регистрационных действий). Запрет на распоряжение имуществом налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника в случаях, когда судебный пристав-исполнитель обладает достоверными сведениями о наличии у должника индивидуально-определенного имущества, но при этом обнаружить и (или) произвести опись такого имущества по тем или иным причинам затруднительно (например, когда принадлежащее должнику транспортное средство скрывается им от взыскания). Постановление о наложении запрета на распоряжение имуществом судебный пристав-исполнитель обязан направить в соответствующие регистрирующие органы. После обнаружения фактического местонахождения имущества и возникновения возможности его осмотра и описи в целях обращения взыскания на него судебный пристав-исполнитель обязан совершить все необходимые действия по наложению ареста на указанное имущество должника по правилам, предусмотренным ст. 80 комментируемого Закона (п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 50) <1>.
--------------------------------
<1> На круглом столе, организованном Уральской государственной юридической академией и посвященном исполнительному производству, также указывалось: "В соответствии с ч. 5 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве", по общему правилу, арест имущества должника производится судебным приставом-исполнителем с составлением акта о наложении ареста (описи имущества), в котором должны быть указаны, в частности, наименования каждых занесенных в акт вещи или имущественного права, отличительные признаки вещи или документы, подтверждающие наличие имущественного права. Данное требование (о составлении акта описи имущества) не распространяется на случаи ареста, исполняемого регистрирующим органом, ареста денежных средств, находящихся на счетах в банке или иной кредитной организации, ареста ценных бумаг и денежных средств, находящихся у профессионального участника рынка ценных бумаг на счетах, указанных в ст. ст. 73, 73.1 данного Федерального закона (исключение из общего правила). Законодательное исключение из общего правила о составлении акта описи имущества обусловлено отсутствием доли должника в общем имуществе (в том числе в уставном капитале хозяйственного общества), безналичных денежных средств и ценных бумаг (учитываемых в реестрах владельцев ценных бумаг) в натуре (воочию), в связи с чем такое имущество должника невозможно лицезреть, а соответственно, и описать, в связи с чем исключение из общего правила ареста имущества должника, касающееся ареста, исполняемого регистрирующим органом, не распространяется на случаи ареста имущества должника, имеющегося в натуре (которое можно лицезреть), в том числе недвижимого имущества и автотранспорта. При наложении ареста на недвижимое имущество и автотранспорт должника должен составляться акт описи арестовываемого имущества, что не исключает возможность предварительного (до описи) применения по постановлению судебного пристава-исполнителя запрета должнику и органам, регистрирующим права на недвижимое имущество (Росреестр), соответственно отчуждать или иным образом распоряжаться определенным имуществом и совершать в отношении такого имущества регистрационные действия в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Такой запрет в соответствии с положением ч. 4 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" о том, что арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, нельзя квалифицировать как арест имущества должника (п. 7 ч. 1 ст. 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве"), но можно квалифицировать как составную часть ареста имущества должника (неоконченный арест) - иное исполнительное действие, направленное на обеспечение сохранности недвижимого имущества должника (п. 17 ч. 1 ст. 64 во взаимосвязи с п. 1 ч. 3, ч. 4 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве"). Предварительное (до описи) наложение постановлением судебного пристава-исполнителя запрета ГАИ совершать в отношении автотранспорта какие-либо регистрационные действия, в том числе снятие автотранспорта с учета, лишено правового значения в исполнительном производстве, так как федеральный закон не предусматривает государственной (правовой) регистрации права собственности и других вещных прав на автотранспорт, не отнесенный федеральным законом к недвижимому имуществу (ст. ст. 130, 131 ГК РФ). ГАИ в рассматриваемом случае не является регистрирующим органом в значении, используемом в ч. 5 ст. 80 Федерального закона "Об исполнительном производстве" ("арест, исполняемый регистрирующим органом"). Вместе с тем направление судебным приставом-исполнителем копии постановления о наложении ареста или о запрете совершения регистрационных действий с автотранспортом, зарегистрированным за должником, в ГАИ с целью воспрепятствования перерегистрации автотранспорта с должника на иное лицо не противоречит действующему законодательству Российской Федерации. Приобретение автотранспортного средства, которое хотя и не может считаться арестованным постановлением о запрещении совершения регистрационных действий, лицом, осведомленным о таком запрете по данным ГАИ, имеет правовое значение при рассмотрении впоследствии судом возникшего спора о добросовестности приобретателя (нового владельца автотранспорта)" (Рекомендации круглого стола от 25 ноября 2011 г. // Вестник ФАС Уральского округа. 2012. N 2).

5. Пунктом 16.1 ч. 1 комментируемой статьи предусмотрено проведение на стадии исполнения судебного или несудебного акта зачета встречных денежных требований сторон, возможного в гражданском и арбитражном процессах (абз. 2 ст. 138 ГПК; п. 1 ч. 3 ст. 132 АПК) и влекущего полное или частичное прекращение денежного обязательства (ст. 410 ГК). Речь идет о денежных требованиях сторон исполнительного производства друг к другу, одно из которых полностью или частично погашает другое, и, соответственно, в таком случае отпадает необходимость в осуществлении "двойного" взыскания.
Такой зачет допускался судебно-арбитражной практикой и до введения комментируемого законоположения. Так, в п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований" <1> указывалось: "Окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, при наличии встречных исполнительных листов не противоречит закону". В том же информационном письме приведен следующий пример из судебной практики.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Акционерное общество, являясь должником взыскателя, заявило о зачете встречного однородного денежного требования на том основании, что оно также имеет встречное требование к взыскателю, которое подтверждено судом и по которому также выдан исполнительный лист. О зачете встречного однородного требования акционерное общество сообщило в суд, вынесший решение, другой стороне в обязательстве, а также судебному приставу-исполнителю, предъявив последнему исполнительный лист. Судебный пристав-исполнитель отказался прекратить исполнительное производство на основании зачета.
Суд первой инстанции удовлетворил жалобу акционерного общества, руководствуясь статьей ГК, которая не ограничивает возможности прекращения обязательства зачетом встречного однородного требования на стадии исполнительного производства, и рекомендовал судебному приставу-исполнителю произвести зачет встречных однородных требований.
Суд апелляционной инстанции решение отменил, указав, что Закон об исполнительном производстве не содержит такого основания прекращения или окончания исполнительного производства, как зачет встречного однородного требования на стадии исполнительного производства, поэтому зачет по судебным актам, находящимся в стадии исполнения, противоречит ст. 410 ГК.
Суд кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции отменил, мотивировав это тем, что согласно подп. 1 п. 1 ст. 27 (в нынешней редакции - п. 1 ч. 1 ст. 47) Закона об исполнительном производстве исполнительное производство заканчивается фактическим исполнением исполнительного документа. Зачет встречного однородного требования, так же как и надлежащее исполнение, представляет собой основание для прекращения обязательства, т.е. в этой части влечет такие же последствия, как и исполнение. Судебный пристав-исполнитель в данном случае обязан был вынести постановление об окончании исполнительных производств по исполнительным листам как одной стороны, так и другой.
Не допускается зачет требований в случаях, предусмотренных законом или договором (ст. 411 ГК).
Возбуждение исполнительных производств в нескольких подразделениях ФССП и ее территориальных органов не препятствует проведению судебными приставами-исполнителями зачета встречных однородных требований (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 50).
Порядок зачета встречных требований в исполнительном производстве установлен ст. 88.1 комментируемого Закона.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!