Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
В представленной монографии автор обобщает итоги работы российской системы конституционного контроля, а также рассматривает ряд теоретических и практических проблем осуществления конституционного правосудия.
4.2. Решение вопросов права и факта в рамках
судебного конституционного нормоконтроля

В контексте проблемы информации как фактора, влияющего на дисквалификацию нормативного правового акта, следует более подробно проанализировать вопрос о роли фактических обстоятельств в конституционном судопроизводстве и возможностях их исследования и установления. Полномочия Конституционного Суда РФ ограничены оговоркой о том, что он решает исключительно вопросы права. Во-первых, это означает, что в рамках конституционного судопроизводства не могут решаться вопросы политики или экономики. В одном из определений по запросу законодательного органа субъекта РФ Конституционный Суд РФ указал, что заявитель обосновывает необходимость изменения ценового регулирования и внешнеторговой деятельности до завершения формирования в стране внутренних рыночных отношений. Тем самым Конституционному Суду РФ предлагается дать не правовую, а политико-экономическую оценку деятельности Президента РФ и федеральных органов исполнительной власти по обеспечению экономической безопасности страны и созданию условий для достойной жизни и свободного развития граждан России в период проведения реформ в сфере экономики, от чего Конституционный Суд РФ обязан воздерживаться <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 1 июля 1999 г. N 110-О по запросу Законодательного Собрания Краснодарского края и Главы администрации Краснодарского края о проверке конституционности указов Президента РФ "О мерах по либерализации цен", "О государственном регулировании цен на отдельные виды энергоресурсов" и "О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)".

Проверяя конституционность не вступившего в силу международного договора Российской Федерации - Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации, Конституционный Суд РФ особо указал на то, что он решает исключительно вопросы права и не оценивает политическую и экономическую целесообразность заключения международного договора Российской Федерации, подлежащего ратификации Государственной Думой, в том числе с точки зрения влияющих на реализацию социальных прав человека и гражданина последствий его действия для тех или иных отраслей экономики или для доходной части бюджетов бюджетной системы Российской Федерации <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 9 июля 2012 г. N 17-П "По делу о проверке конституционности не вступившего в силу международного договора Российской Федерации - Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации".

Вопросы права - это вопросы толкования Конституции РФ, определение принадлежности спорной компетенции, проверка конституционности международных договоров, инициативы проведения референдума или соблюдения процедуры импичмента. Вопрос о конституционности нормативного правового акта также относится к правовым вопросам, которые решает Конституционный Суд РФ. Например, проверка нормативного правового акта об изменении структуры органов государственной власти не означает, что дается оценка политической целесообразности такого изменения. Вместе с тем такой нормативный правовой акт может быть оценен с точки зрения установленного Конституцией РФ разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. В рамках конституционного судопроизводства может быть проверен закон о введении нового налога или сбора. Это не означает, что будет оцениваться экономическая целесообразность такого законодательного решения. Могут быть проверены содержание норм налогового закона (например, на предмет их определенности), порядок его подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие (особенно если это касается запрета на обратную силу и действия закона во времени). Проверка закона может осуществляться и с точки зрения установленного Конституцией РФ разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, и с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, установленного Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий, а также с точки зрения формы нормативного правового акта (если усматривается установление какого-то элемента платежа в акте ненадлежащего уровня).
Все эти критерии установлены в ст. 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и, по сути, образуют объем понятия "вопросы права" применительно к судебному конституционному нормоконтролю.
Однако, помимо разграничения вопросов права, с одной стороны, и иных вопросов (политики и экономики), с другой стороны, вопросы права разграничиваются еще и с вопросами факта. Статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", устанавливая положение, согласно которому Конституционный Суд решает исключительно вопросы права, предписывает Суду при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживаться от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. Как отмечают исследователи, под фактом понимается конкретное жизненное обстоятельство, фрагмент (дискретный кусок) действительности. Фактические обстоятельства (события, действия) могут приобретать характер юридических фактов тогда, когда в соответствии с нормами права они вызывают наступление правовых последствий.
К фактическим обстоятельствам относят также социальные обстоятельства, учитываемые при выработке решения (статистические сведения, прогностическая информация, данные о последствиях ранее принятых решений по аналогичным ситуациям и др.). Такие фактические обстоятельства представляют собой "социальный фон", на котором возникают и существуют юридические факты <1>. Изучение этого социального фона помогает правильно оценить смысл того или иного нормативного правового акта, выбрать верное решение в ходе его проверки на конституционность. В некоторых случаях вопросы права невозможно решить без установления и исследования фактических обстоятельств: собственно юридических фактов и так называемых обстоятельств, образующих "социальный фон". Именно по указанным причинам Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" вводит процессуальную фигуру свидетеля, который может быть вызван в Суд "при необходимости исследования фактических обстоятельств, установление которых отнесено к ведению Конституционного Суда РФ" (ст. 64). Предусматривает названный Федеральный конституционный закон и возможность оглашения и исследования в судебном заседании документов (ст. 65). Также следует заметить, что позиция "фактические и иные обстоятельства, установленные Судом" отнесена к перечню сведений, которые могут включаться в содержание решения Конституционного Суда РФ, излагаемого в виде отдельного документа (п. 7 ч. 1 ст. 75).
--------------------------------
<1> См.: Исаков В.Б. Проблемы теории юридических фактов: Дис. ... д-ра юрид. наук. Свердловск, 1985. С. 7, 19.

Таким образом, Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" допускает и даже признает необходимым исследование в некоторых случаях фактических обстоятельств. В этом случае Конституционный Суд РФ осуществляет не регистрирующую, а специальную фактоустановительную деятельность <1> в пределах, необходимых для оценки конституционности нормативного правового акта. Каковы эти случаи? Какую практику в данном аспекте формирует Конституционный Суд РФ? Насколько обоснована такая практика? Для ответов на эти вопросы можно обратиться к делам, связанным с проверкой конституционности налогового регулирования.
--------------------------------
<1> Там же. С. 23.

Как уже отмечалось, один из вопросов правового характера, который может решаться в ходе проверки законодательного акта, - это порядок его принятия, опубликования или введения в действие. Конституционный Суд РФ довольно часто проверял конституционность законов по данному основанию в тех случаях, когда заявители обжаловали акты законодательства о налогах. Это связано с требованием ст. 57 Конституции РФ, согласно которой законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют. Как показывает практика Суда, чтобы прийти к выводу о том, что налоговому закону придана обратная сила, нередко необходимо выяснять момент опубликования и обнародования налогового закона.
В Постановлении от 24 октября 1996 г. N 17-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. N 23-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" Суд, исследуя фактические обстоятельства, пришел к выводу о нарушении ст. 57 Конституции РФ. Суд указал, что 11 марта 1996 г., которым датирован выпуск "Собрания законодательства Российской Федерации" с текстом оспариваемого налогового закона, не может считаться днем его обнародования. Далее Суд констатирует: указанная дата, как свидетельствуют выходные данные, совпадает с датой подписания издания в печать, следовательно, с этого момента еще реально не обеспечивается получение информации о содержании закона его адресатами.
По другому делу, в котором также требовалось исследовать вопрос подобного свойства, Конституционный Суд занял иную позицию. Речь идет об Определении от 8 июля 2004 г. N 220-О. Заявитель-налогоплательщик поставил вопрос о нарушении запрета обратной силы налогового закона, полагая, что, поскольку дата опубликования закона в "Российской газете" (31 декабря 2001 г.) совпадает с датой его подписания Президентом РФ, она не может считаться реальной датой обнародования. Как обоснованно утверждал заявитель, опубликование и обнародование закона предполагают подписание газетного номера в печать, выход из печати и поступление тиража газеты в розничную продажу, что вряд ли могло быть в данном случае обеспечено.
Как указал Конституционный Суд РФ, он исходит из того, что оспариваемый Федеральный закон был впервые официально опубликован в номере "Российской газеты", который датирован 31 декабря 2001 г. Тем самым Суд, отклоняя доводы заявителя, ограничился лишь презюмированием совпадения даты, указанной в газете, с датой ее фактического выхода. Что же касается вопроса о том, был ли действительно обнародован налоговый закон в названную дату (при наличии серьезных сомнений, обозначенных в жалобе заявителя), то его разрешение, как заключил Суд, ему неподведомственно, "поскольку это связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств дела". Между тем данная ситуация как раз представляла собой тот случай, когда требовалось исследование фактических обстоятельств, а потому избранная Судом аргументация применительно к вопросу о нарушении ст. 57 Конституции РФ путем несоблюдения порядка обнародования налоговых законов выглядит не вполне убедительной. Суд мог обосновать свое решение об отказе заявителю ссылками на письменные сведения, полученные по его запросу от организаций, осуществляющих обнародование законов через официальные средства массовой информации. Полномочия по истребованию таких сведений Конституционному Суду РФ предоставлены.
Не менее важное значение имеют фактические обстоятельства при выяснении вопроса о том, ухудшает ли налоговый закон, которому придана обратная сила, положение налогоплательщика. Статья 57 Конституции РФ запрещает придавать налоговым законам обратную силу, когда такие законы устанавливают новые налоги или ухудшают положение налогоплательщиков. В Определении от 3 июля 2007 г. N 747-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Ютэйр-Экспресс" Суд указал: нарушение ст. 57 в отличие от ст. 54 Конституции РФ в части обратной силы закона не всегда очевидно. Далее в названном Определении Суд изложил содержание налогового закона: частично им снижена налоговая нагрузка по налогу на прибыль организаций, а частично она увеличена через уменьшение размера переоценки основных средств, производимой для начисления амортизации. Также Суд констатировал зависимость последствий нового регулирования от специфики его применения самим налогоплательщиком. Наконец, хотя Суд и фиксирует нарушение порядка введения в действие налогового закона, он приходит к следующему выводу: положения налогового закона, рассматриваемые в единстве последовательно вводимых изменений налогового регулирования, направлены на создание сбалансированного механизма амортизации основных средств и не могут быть признаны ухудшающими положение неопределенного круга налогоплательщиков. Возникает вопрос: на чем основан такой вывод, на каких макроэкономических расчетах и статистических показателях?
В Определении Суда встречается отсылка к уровню инфляции, эффект которой должна погашать усеченная величина переоценки основных средств, установленная оспоренным законом. Однако эта отсылка, верная по сути, "зависает" с точки зрения ее доказанности фактическими данными. В этом случае для выяснения вопроса о том, действительно ли налоговые изменения "не могут быть признаны ухудшающими положение неопределенного круга налогоплательщиков", Суд должен был запросить необходимые данные у Минфина, Министерства экономического развития и торговли, Росстата, у независимых экспертных организаций. В отсутствие такой доказанности вывод Суда производит впечатление пусть вероятного, но все же предположения.
Могут возникнуть возражения относительно допустимости вторжения Конституционного Суда в экономические вопросы. Было бы необычно встретить текст решения Суда, в котором бы содержались отсылки к экономическим показателям. Между тем решения Суда, сформированные в таком формате, вряд ли противоречили бы сущности конституционного правосудия и "жанру" актов, принимаемых в процессе его осуществления.
Это, например, доказывает практика Федерального конституционного суда Германии. Так, решением от 19 октября 2006 г. <1> Федеральный конституционный суд Германии отказал в удовлетворении требований города федерального значения Берлина о признании неконституционным федерального бюджетного закона, отклонив доводы заявителя о недопустимо низком уровне его финансовой обеспеченности. Суд подробно изучил статистику и экономику вопроса, привел в своем обширном решении выкладки, расчеты и таблицы, доказав относительную некритичность финансового положения Берлина. В данном случае от фактических обстоятельств зависело решение вопроса о соответствии закона федеральной Конституции. При этом их установление не могло быть осуществлено другими судами, поскольку речь шла о макроэкономических показателях в масштабе одного из субъектов федерации.
--------------------------------
<1> См.: Urteil des BVerfG vom 19.10.2016. URL: http://www.bundesverfassungsgericht.de/entscheidungen/fs20061019_2bvf000303.html.

Необходимость исследования фактических обстоятельств по налоговым делам становится очевиднее, если речь идет о соблюдении законодателем принципа соразмерности налогового бремени. Вопрос о соразмерности налогообложения давно рассматривается в практике Конституционного Суда РФ как относящийся к числу конституционных. Еще в Постановлении от 4 апреля 1996 г. N 9-П Суд сформулировал позицию по данной проблеме: налогообложение, парализующее реализацию гражданами их конституционных прав, должно быть признано несоразмерным; при чрезмерности налогов и сборов проблема их дифференциации в связи с обеспечением принципов равенства и справедливости приобретает особое значение. Суд в этом Постановлении также указал, что установление налогов и сборов в отсутствие каких-либо ограничений противоречило бы провозглашенным в ст. 7 Конституции РФ целям социального государства, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Поскольку оспариваемая в Конституционном Суде РФ норма Закона Москвы не учитывала финансового потенциала различных налогоплательщиков и фактически устанавливала подушную систему налогообложения (при чрезмерно высоком налоге это означало взыскание существенно большей доли из имущества неимущих или малоимущих граждан и меньшей доли - из имущества более состоятельных граждан), Суд признал ее неконституционной. В указанном случае Суд не прибег к исследованию фактических данных, доказывающих несоразмерность налогообложения. Это не требовалось в силу параметров налога, величина которого, если сопоставлять его с обычными представлениями об уровне жизни в рассматриваемый период, была признана несоразмерно высокой.
В другом случае Конституционный Суд РФ признал несоразмерным установленный для индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов и адвокатов, тариф страховых взносов в Пенсионный фонд РФ на 1997 г. в размере 28% заработка (дохода). Аргументируя свой вывод о чрезмерности тарифа страховых взносов в отношении адвокатов, Суд отметил, в частности, следующее. При введении тарифа не была учтена возложенная на адвокатуру публичная обязанность, вытекающая из ст. 48 Конституции РФ, оказывать в установленных законом случаях бесплатную юридическую помощь и осуществлять защиту граждан в ходе уголовного судопроизводства по назначению органов следствия и суда. Чтобы подтвердить свои доводы, Суд обратился к фактическим данным, полученным по запросу из Министерства юстиции РФ: объем бесплатной помощи, предоставляемой населению адвокатами, составляет примерно 36% от общего количества поручений (Постановление от 24 февраля 1998 г. N 7-П).
Установление и исследование фактических обстоятельств может быть необходимо не только при проверке конституционности закона, но и при решении вопроса об установлении отсрочки момента утраты им силы, если он признан неконституционным. Так, в Постановлении от 30 января 2001 г. N 2-П Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ отдельные положения Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" как не обеспечивающие необходимую полноту и определенность регулирования налога с продаж. В резолютивной части Постановления Суд указал, что данное налоговое регулирование должно быть приведено в соответствие с Конституцией РФ и утрачивает силу не позднее 1 января 2002 г.
В этом случае Суду не требовалось подкреплять оговорку об отсрочке момента утраты законом силы каким-либо обоснованием со ссылками на фактические данные о величине расходов, выпадающих из бюджетной системы. Необходимость такой отсрочки представлялась очевидной ввиду характеристики налога с продаж как налога на потребление, взимаемого с массового покупателя (речь шла о мощном финансовом потоке, поступающем в бюджетную систему). Кроме того, данный налог устанавливался с условием направления его сумм на социальные нужды малообеспеченных групп населения. Было понятно, что одномоментное устранение такого налога из системы налогов могло повлечь крайне негативные последствия с точки зрения выполнения субъектами РФ своих социальных программ.
Однако необходимость в отсрочке момента утраты силы правовым актом не всегда очевидна. Например, подп. "б" п. 4 Постановления Правительства РФ от 28 августа 1992 г. N 632 "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" был признан Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ. Суд счел, что утрата данным положением юридической силы с момента провозглашения Постановления <1> повлечет существенные изменения бюджетных обязательств организаций, освобожденных от внесения платы за негативное воздействие на окружающую среду, повлияет на доходы и расходы бюджетов бюджетной системы. В связи с этим Суд отодвинул момент утраты названным нормативным положением силы до 1 января 2010 г.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2009 г. N 8-П.

Между тем тезисы о том, что "быстрая" утрата силы указанным актом существенно повлияет на бюджетные обязательства организаций, освобожденных от внесения данной платы, а также на доходы и расходы бюджетов бюджетной системы, нуждаются хотя бы в минимальном обосновании со ссылками на фактические данные. Без такого обоснования выводы Суда о необходимости отсрочки момента утраты законом силы приобретают форму предположений, не подкрепленных вескими доказательствами. Еще один вопрос, возникающий здесь же, - это обоснованность конкретного периода, на который отодвигается утрата законом силы: почему, например, Суд выбирает для отсрочки срок в год, полгода, а не в два года или полтора? Ответ на этот вопрос не всегда четко просматривается в решениях Суда.
Разумеется, при проверке конституционности законодательства не требуется исследовать и устанавливать фактические обстоятельства во всех случаях. К этому следует прибегать лишь в тех случаях, когда это действительно необходимо: имеется неопределенность с моментом обнародования закона и есть основания считать, что он имеет обратную силу; неочевиден вопрос об ухудшении законом положения субъектов, на которых он распространяется; неочевидны мотивы законодателя, установившего дифференцированное налоговое регулирование для сходных категорий налогоплательщиков; требуется установить факт несоразмерности бремени, возложенного законодателем на граждан. Необходимость исследования фактических обстоятельств может также потребоваться, когда нужно обосновать перенесение на более поздний срок момента утраты неконституционным законом силы. Данный перечень, конечно, нельзя назвать исчерпывающим. Общим для всех подобных случаев обращения к исследованию фактических обстоятельств выступает критерий отсутствия правовой определенности в отношении, во-первых, воли законодателя, воплощенной в норме, во-вторых, механизма реализации нормы закона и, в-третьих, последствий решения Конституционного Суда РФ.
Фактические данные не следует устанавливать во всех случаях, когда речь идет о проверке (ревизии) законности и обоснованности решений, вынесенных по конкретному делу налогоплательщика. Но и здесь нельзя проявлять схематизм, поскольку порой трудно однозначно отделить норму от фактических обстоятельств, в контексте которых она применяется в конкретном деле. Типичность набора этих обстоятельств может порождать стереотипность применения нормы, т.е. свидетельствовать о сложившейся практике применения. В этом случае Конституционный Суд РФ вправе проверить норму с учетом такого смысла и принять во внимание то, как она применяется в рамках какого-то набора фактических обстоятельств. В таком случае Суд будет вынужден обращаться к фактическим обстоятельствам в той или иной мере.
Проблема установления и исследования фактических обстоятельств не может рассматриваться только в контексте налогообложения. Эта тема актуальна и в отношении проверки конституционности норм другой отраслевой принадлежности: трудового права, законодательства о социальном обеспечении, уголовно-процессуального законодательства и т.д. Так, в Определении от 5 февраля 2009 г. N 289-О-П Суд, выявив конституционно-правовой смысл ст. 131 УПК РФ, указал, что данная норма предполагает включение в состав процессуальных издержек расходов адвоката-защитника, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, связанных с его явкой к месту производства процессуальных действий. При этом в мотивировочной части Определения доводы в пользу такого истолкования подкреплены ссылками на фактические данные: представленные заявителем материалы свидетельствуют, что затраты адвокатов на указанные цели значительно превышали общий размер оплаты их труда.
Хотя Конституционный Суд РФ периодически задействует в своих решениях фактические данные, это происходит, как показывает анализ, нечасто и весьма дозированно. Доминирующий в практике Суда ограничительный подход к исследованию фактических обстоятельств вызывал в ряде случаев критику в особых судейских мнениях. В частности, в особом судейском мнении к Постановлению Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г. N 10-П отмечалась необходимость исследования фактических обстоятельств, что позволило бы сформировать надлежащую доказательственную базу по делу и на этой основе дать содержательную оценку оспариваемым актам <1>. Несогласие с ограничительным подходом к пониманию полномочий Конституционного Суда по установлению и исследованию фактических обстоятельств выражено и в одном из особых судейских мнений по делу о проверке конституционности положений законов Кабардино-Балкарской Республики "Об административно-территориальном устройстве Кабардино-Балкарской Республики" и "О статусе и границах муниципальных образований в Кабардино-Балкарской Республике" <2>. Высказывания судей Конституционного Суда в пользу исследования фактических обстоятельств в конституционном судопроизводстве (когда это необходимо для полноценного рассмотрения дела) можно встретить и в статьях, публикуемых в периодических изданиях <3>.
--------------------------------
<1> См.: Особое мнение судьи В.Д. Зорькина к названному Постановлению.
<2> См.: Особое мнение судьи Б.С. Эбзеева к Определению Конституционного Суда от 17 июля 2006 г. N 137-О.
<3> См.: Гаджиев Г.А. Цели, задачи и предназначение Конституционного Суда Российской Федерации. Ч. II // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 2.

Отход от ограничительных установок по отношению к проблеме выяснения и исследования фактических обстоятельств - это задача, продиктованная сущностью и предназначением судебного конституционного нормоконтроля. Особенно это важно в процессе проверки конституционности законов. Процесс объективации воли законодателя сложен, он предполагает разработку законопроекта субъектом законодательной инициативы, обсуждение его на заседаниях Совета Госдумы, профильных и ответственных комитетов, в подразделениях Аппарата Госдумы. Если говорить о финансовых законопроектах, то они предполагают обязательную экспертизу Правительства. Движение законопроекта может потребовать учета мнений органов представительной власти субъектов РФ. Далее следуют голосование в нескольких чтениях в Государственной Думе, одобрение Советом Федерации, экспертиза в Администрации Президента РФ, который ставит точку - подписывает закон.
На всех этих стадиях осуществляется тщательный анализ фактических данных, которые закладываются в основу конфигурации нормативного регулирования. Поэтому Конституционный Суд как "негативный законодатель", действуя с полной ответственностью за принимаемое им решение, вправе и обязан в надлежащем объеме учитывать фактические обстоятельства, на которых базируется оспариваемый закон. Это необходимо во всех случаях, когда трудно в полной мере раскрыть суть закона исходя только из анализа его текста, уяснить цели, которыми руководствовался законодатель. Кроме прочего, активность Суда в исследовании фактических обстоятельств повышала бы уровень его информированности и способствовала бы укреплению его связки с иными государственными органами.

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!