Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
В представленной монографии автор обобщает итоги работы российской системы конституционного контроля, а также рассматривает ряд теоретических и практических проблем осуществления конституционного правосудия.
1.3. Соотношение нормоконтроля с иными направлениями
судебной деятельности Конституционного Суда
Российской Федерации

Помимо дел о проверке конституционности нормативных правовых актов в рамках конституционного судопроизводства решаются также иные категории дел. Некоторые из них, например дела по контролю процедуры импичмента Президента РФ, практически никак не соотносятся с нормоконтролем. Контроль процедуры импичмента Президента РФ осуществляется Конституционным Судом РФ лишь с точки зрения соблюдения процессуальных норм, регламентирующих выдвижение Государственной Думой обвинения главы государства в государственной измене или совершении иных тяжких преступлений. С запросом в Конституционный Суд РФ о даче соответствующего заключения обязан обратиться Совет Федерации после того, как Верховный Суд РФ даст заключение о наличии в действиях Президента признаков преступления. Конституционный Суд РФ обязан рассмотреть такой запрос и дать свое заключение после изучения текста решения Государственной Думы о выдвижении обвинения, протокола или стенограммы обсуждения этого вопроса на заседании Государственной Думы и текстов всех связанных с этим обсуждением документов, а также текста заключения Верховного Суда РФ. Конституционный Суд РФ принимает один из двух вариантов заключения: о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения либо о несоблюдении установленного порядка выдвижения обвинения. Роль процедурного арбитра не дает Конституционному Суду РФ возможности оценки конституционности решений Президента РФ, в том числе принимаемых в виде нормативных правовых актов. Сама по себе возможность совершения преступлений должностным лицом высокого уровня путем участия в принятии нормативного правового акта не исключается в практике следственных органов: с подобным вопросом Конституционный Суд РФ по касательной сталкивался в своей практике <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 546-О-О.

Другие категории дел (споры о компетенции, толкование Конституции РФ, проверка конституционности международных договоров, проверка инициативы проведения референдума) тесно соотносятся с нормоконтролем, имеют с ним много существенных точек пересечения.
Так, в основе споров о компетенции часто лежит вопрос о том, какому высшему органу власти на федеральном или региональном уровне принадлежит полномочие по принятию того или иного правового акта, в том числе нормативного. Как уже отмечалось в параграфе 1.1, нормоконтроль как форма судебного контроля осуществляется в рамках не только конституционного, но и административного судопроизводства (в части проверки соответствия подзаконных актов федеральному законодательству). Между тем споры о компетенции рассматриваются исключительно в рамках конституционного судопроизводства.
Конституционный Суд РФ разрешает споры между органами государственной власти федерального и регионального уровня как по вертикали, так и по горизонтали:
1) между федеральными органами государственной власти;
2) между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ;
3) между высшими органами государственной власти субъектов РФ.
Кроме того, стороной спора о компетенции, а также заявителем ходатайства о разрешении такого спора между другими органами государственной власти может выступать Президент РФ (если ему не удалось устранить спор посредством согласительных процедур; ст. 85 Конституции РФ).
Чтобы Конституционный Суд РФ принял к рассмотрению ходатайство о разрешении спора о компетенции, оно должно соответствовать ряду условий. В аспекте соотношения с нормоконтролем следует отметить одно из таких условий: спор должен носить реальный характер, т.е. выражаться в том, что одна из его сторон приняла правовой акт или совершила действие либо, наоборот, уклоняется от принятия правового акта или совершения действия, с чем не согласна другая сторона. Такое несогласие должно быть связано с разграничением компетенции между органами государственной власти.
Конституционный Суд РФ рассматривает спор о компетенции под определенным углом, т.е. использует строго ограниченный перечень "измерительных методов". Во-первых, с точки зрения принципа разделения государственной власти на три ветви: законодательную, исполнительную и судебную. Во-вторых, с точки зрения принципов, регулирующих федеративные отношения.
Конституционный Суд РФ должен проверить, насколько правильно разграничена компетенция по вертикали и по горизонтали: между федеральными органами государственной власти, между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, между высшими государственными органами субъектов РФ.
Мерилом выступают Конституция РФ, федеративный и иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий. Конституционный Суд РФ, разрешая дело по спору о компетенции, не вправе проверять конституционность нормативного акта, лежащего в основе такого спора. Для этого необходим отдельный запрос, поданный в порядке абстрактного нормоконтроля теми заявителями, которые наделены таким правом. Тем не менее косвенно нормоконтроль осуществляется и в этом случае.
По итогам рассмотрения дела о компетенции Конституционный Суд РФ принимает решение в форме постановления либо подтверждающего полномочие соответствующего органа государственной власти на издание акта или совершение действия правового характера, послужившего причиной спора о компетенции, либо отрицающего такое полномочие соответствующего органа государственной власти <1>. Во втором случае наступает существенное последствие: акт, изданный государственным органом с нарушением компетенции, утрачивает силу со дня, указанного в решении Конституционного Суда РФ.
--------------------------------
<1> Например, Постановлением от 1 декабря 1999 г. N 17-П Конституционный Суд РФ разрешил спор о компетенции между Президентом и Советом Федерации по вопросу о временном отстранении Генерального прокурора РФ от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела.

Конституционный нормоконтроль тесно связан с толкованием Конституции РФ. Перечень государственных органов и должностных лиц, наделенных правом на обращение за толкованием Конституции РФ, строго ограничен: только участники правотворческого (законодательного) процесса, которые вправе обращаться консолидированно (обращение оппозиционных парламентских групп не допускается). Ставить перед Конституционным Судом РФ вопрос о толковании Конституции РФ вправе Президент РФ, Государственная Дума РФ, Совет Федерации РФ, Правительство РФ (оно дает обязательные заключения на финансовые законопроекты), законодательные органы субъектов РФ, которые также участвуют в федеральном законотворческом процессе по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Таким образом, устранение неясностей в понимании Конституции РФ необходимо прежде всего участникам законодательного процесса, т.е. тем, кто создает нормы права, а значит, должен иметь четкие конституционные ориентиры для построения системы законодательства.
Если при разрешении дел о нормоконтроле, а также споров о компетенции четко выражена судебная составляющая конституционного контроля: есть состязающиеся стороны, установлены четкие критерии проверки и правила, по которым она осуществляется, то в процедуре толкования Конституции РФ функции Конституционного Суда РФ как арбитра по разрешению споров выражены в меньшей степени. При рассмотрении дела о толковании Конституции РФ проводятся слушания, но они нужны не столько для обеспечения состязательности, сколько для максимально полного уяснения позиций стороны, обратившейся с ходатайством о толковании, а также позиций других заинтересованных сторон и экспертов. При этом Конституционный Суд РФ, вырабатывая толкование конституционной нормы, не связан какими-то жесткими рамками. Это вполне объяснимо, так как, например, по делам о проверке нормативных правовых актов (включая законы) такие рамки задает Конституция РФ, выступающая в качестве инструмента контроля правотворческих органов. В случае же толкования Конституции РФ сама Конституция является объектом исследования, предполагающего  свободу действий, поскольку оно осуществляется посредством использования научно обоснованных методов правовой интерпретации.
В отличие от постановлений, принимаемых Конституционным Судом РФ в порядке нормоконтроля, постановления о толковании конституции по объему, как правило, краткие и емкие. Особенность толкования конституционных положений состоит в том, что, как правило, правовые позиции Конституционного Суда РФ, сформулированные в порядке нормоконтроля, не используются им в постановлениях о толковании Конституции РФ. Так происходит не только из соображений краткости. Из 13 принятых постановлений Конституционного Суда РФ о толковании Суд сослался на свою правовую позицию, выраженную по итогам рассмотрения дела в порядке нормоконтроля, только один раз <1>. Что касается определений, принятых по запросам о толковании Конституции РФ, то из десяти определений ссылки на такие правовые позиции содержатся в двух случаях. Но это фактически отказные определения, толкования Конституции РФ в них нет. Специфика дел о толковании Конституции РФ такова: при рассмотрении таких дел Конституционный Суд РФ непосредственно толкует Конституцию РФ во взаимосвязи с собственно нормами законодательства, принятыми в развитие Конституции РФ. При этом Суд анализирует нормы законодательства, лишь когда это необходимо. Причина, по которой Суд не ссылается на правовые позиции в постановлениях о толковании Конституции РФ, очевидно, состоит также в том, что Суд избегает тем самым смешения правовых позиций разного уровня. Правовые позиции о толковании Конституции РФ формулируются квалифицированным большинством голосов и представляют собой формулы толкования, которые фактически становятся частью Конституции РФ. Поэтому иные правовые позиции Конституционного Суда РФ, в том числе сформулированные в отношении норм законодательства в рамках конституционного нормоконтроля, вряд ли могут быть широко им использованы. Особенно это относится к правовым позициям, выраженным в порядке конкретного нормоконтроля: они формулируются в контексте защиты конституционных прав граждан с учетом правоприменительных ситуаций заявителей.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 2-П "По делу о толковании статей 71 (пункт "г"), 76 (часть 1) и 112 (часть 1) Конституции Российской Федерации".

Проверка инициативы проведения референдума также имеет существенное значение для конституционного нормоконтроля. В соответствии с Конституцией РФ референдум является высшей непосредственной формой выражения власти народа, он проводится путем всенародного голосования по вопросам государственного значения. Итоги референдума обязательны для органов государственной власти, что может потребовать коренного изменения законодательства, принятия новых нормативных правовых актов, а потому инициатива о проведении референдума требует серьезной конституционной проверки. Проверка инициативы проведения референдума с точки зрения конституционности вопросов (вопроса) референдума образует отдельное полномочие Конституционного Суда РФ <1>, которое реализуется в двух случаях: по запросу Верховного Суда РФ и по запросу Президента РФ. Верховный Суд РФ может обратиться в Конституционный Суд РФ, если, проверяя законность отказа Центральной избирательной комиссии РФ в регистрации региональной группы по проведению референдума, он обнаружит, что такой отказ был вызван несоответствием вопроса (вопросов) референдума Конституции РФ. Если Конституционный Суд РФ примет решение о признании вопроса (вопросов) референдума не соответствующим (не соответствующими) Конституции РФ, то процедуры по реализации инициативы проведения референдума прекращаются.
--------------------------------
<1> До 4 июня 2014 г. (дата вступления в силу поправок в Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации") полномочие по проверке на соответствие Конституции РФ вопроса, выносимого на референдум Российской Федерации, не было непосредственно закреплено в названном Законе. В настоящее время в ст. 3 данного Закона содержится п. 5.1, который указывает, что такая проверка осуществляется в соответствии с федеральным конституционным законом, регулирующим проведение референдума Российской Федерации.

Порядок рассмотрения запроса о проверке инициативы проведения референдума не урегулирован, Конституционный Суд РФ на практике ни разу не сталкивался с соответствующими запросами Верховного Суда РФ и Президента РФ. Однако, исходя из существа конституционного контроля данного вида его осуществление в отличие от конституционного нормоконтроля не предполагает состязательного устного разбирательства. Поэтому в данном случае решение Конституционного Суда РФ должно приниматься на основе рассмотрения письменных материалов без проведения слушаний.
Сопоставление судебного конституционного нормоконтроля с иными процедурами конституционного контроля указывает, с одной стороны, на их сходство в контексте стоящих перед ними задач, с другой - на размежевание с точки зрения процедур выработки решений и использования сформулированных в них правовых позиций. Сходство определяется общей задачей устранения правовых конфликтов конституционного уровня и приведением посредством этого правовой системы Российской Федерации в соответствие с конституционными положениями. Различия определяются тем, что нормоконтроль находится в сфере конкурирующей компетенции, он осуществляется не только в рамках конституционного, но также в рамках административного судопроизводства. Между тем дела о толковании Конституции РФ, споры о компетенции, контроль в отношении инициативы проведения референдума и т.д. рассматриваются исключительно в рамках конституционного судопроизводства. Особый характер носят правовые позиции, формулируемые в процессе осуществления судебного конституционного нормоконтроля: в порядке конкретного нормоконтроля они формулируются в контексте защиты конституционных прав граждан с учетом правоприменительных ситуаций заявителей, а что касается абстрактного нормоконтроля, то и за ним, как правило, стоят реальные правоприменительные конфликты, связанные с действием оспариваемой нормы. В связи с этим правовые позиции из сферы нормоконтроля далеко не всегда могут использоваться Конституционным Судом РФ при рассмотрении иных категорий дел.

Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!