Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Комментарий законодательства Российской Федерации о нотариате
Работа представляет собой комментарий действующего законодательства о нотариате в Российской Федерации. И хотя фундаментом правового регулирования в данной области являются Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, в рамках представленной работы авторы изучают весь комплекс источников регулирования нотариальной деятельности.
Статья 96. Предъявление чека к платежу и удостоверение неоплаты чека

Комментарий к статье 96

1. Предварительное замечание. Комментируемая статья в одних отношениях подобна предыдущей ст. 95 Основ, но в других отношениях довольно существенно отличается от нее. Подобие выражается прежде всего в следующем. Как ст. 95 не может быть ни истолкована, ни применена без четких и точных познаний относительно того, что такое вексель и каковы основные типы удостоверяемых им обязательств, точно так же и большинство положений ст. 96 будут непонятны читателю, не имеющему хотя бы минимальной подготовки в области общего учения о чеке, основ чекового права вообще и чисто российских особенностей чекового законодательства. Настоящий комментарий рассчитан на читателей, имеющих такую подготовку. По этой причине мы (в отличие от большинства других современных комментаторов нотариального законодательства) специально не разъясняем, что представляет собой чек, какие существуют теоретические подходы к объяснению юридической сущности этого инструмента, какие бывают виды чеков, чем они похожи и чем отличаются друг от друга и от весьма близкого им переводного векселя, какими реквизитами должен обладать чек, и не касаемся других подобных общих, принципиальных вопросов о чековых отношениях и регулирующих их нормах материального права - общего (банковского) и специального (собственно чекового). Не зная этого, изучать материал о нотариальном удостоверении факта неоплаты чеков не имеет смысла. Быть может, комментарий к ст. 95 Основ окажет неподготовленным читателям некоторую помощь - все-таки переводной вексель, о котором (и протесте которого) мы говорили выше, представляет с чеком известное сходство, наиболее значительное до той поры, пока переводной вексель остается неакцептованным. Читателей же, которые хотели бы познакомиться с учением о чеке и чековом праве более подробно, а также углубить свои познания в области правового регулирования института нотариального удостоверения неоплаты чека, мы отсылаем к специальной литературе <1>.
--------------------------------
<1> Сочинения, которые специально посвящены одной только проблематике нотариального удостоверения факта неоплаты чеков, нам неизвестны; обычно эта проблематика рассматривается в литературе (а) по чекам и чековому праву в целом; (б) по банковскому праву и расчетным отношениям; (в) по торговому (коммерческому) праву. См. литературу типа (а) без журнальных статей: Шершеневич Г.Ф. О чеках. Казань, 1888; Садовский В.С. Проект статей о чеках с объяснениями. СПб., 1892; Студентский М.С. Учение о чеке: доклад в Санкт-Петербургском юридическом обществе. СПб., 1898; Обст Г. Чек и чековое обращение. СПб., 1911; Юцис Г. Чек: исторический обзор и современные тенденции: юридический анализ. Одесса, 1914; Гандер К. Текущие счета в Государственном банке и чековое обращение. Пг., 1916; Розенберг В. О грядущем русском чековом законе. Пг., 1917; Эльяссон Л.С. Чековое право. М., 1927; Ландкоф С.Н. Чек и жиро-приказ. Харьков; Киев, 1931; Базарова Т.П. Чек. М., 1993; Беляева О.А. Расчеты чеками в России и за рубежом. М., 2004. См. литературу типа (б): Энциклопедия банкового дела: Рук-во для банковых деятелей и лиц, прибегающих к услугам банков / Под ред. А.С. Залшупина. 2-е изд. СПб., 1907. С. 200 - 217; Вознесенский Е.П. Операции коммерческих банков. СПб., 1914. С. 51 - 63; Дмитриев-Мамонов В.А., Евзлин З.П. Деньги. Пг., 1915. С. 91 - 105; Они же. Теория и практика коммерческого банка. Пг., 1916. С. 325 - 347; Эльяссон Л.С. Деньги, банки и банковые операции. М., 1926. С. 65 - 75; Агарков М.М. Основы банкового права. М., 1929. С. 86 - 96; Фрей Л.И. Организация и техника работы иностранных банков. М., 1944. С. 45 - 54; Самцова А.Н. Расчетные и кредитные правоотношения по советскому гражданскому праву. М., 1954. С. 85 - 89; Вильнянский С.И. Кредитно-расчетные правоотношения: Учеб. пос. Харьков, [1955]. С. 21 - 25; Скарженовский Н.Г. Очерки советского банкового права. Сталинабад, С. 93 - 102; Флейшиц Е.А. Расчетные и кредитные правоотношения. М., 1958. С. 168 - 176; Малеин Н.С. Кредитно-расчетные правоотношения и финансовый контроль. М., 1964. С. 72 - 74; Компанеец Е.С., Полонский Э.Г. Применение законодательства о кредитовании и расчетах. М., 1967. С. 243 - 245; Бухвальд Б. Техника банковского дела / Пер. с нем. [по изд. 1926 г.]. М., 1994. С. 40 - 48; Новоселова Л.А. Денежные расчеты в предпринимательской деятельности. М., 1996. С. 101 - 116; Банковское право: Учеб. пос. / Под ред. А.А. Травкина. Волгоград, 2001. С. 161 - 171; Безналичные расчеты: кратко и доступно / Под общ. ред. В.В. Семенихина. 2-е изд. М., 2005. С. 58 - 63. См. литературу типа (в): Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. 4-е изд. СПб., 1908. Т. 2: Товар. Торговые сделки. С. 487 - 503; Федоров А.Ф. Торговое право. Одесса, 1911. С. 724 - 730; Гражданское и торговое право капиталистических стран: Учебник / Под ред. Д.М. Генкина. М., 1949. С. 418 - 421; Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учеб. пос. / Отв. ред. К.К. Яичков. М., 1966. С. 385 - 392 и др. См. также канд. ... дис. по чекам Н.А. Казаковой 1974 г. и упомянутой уже О.А. Беляевой 2001 г.

Что касается черт своеобразных и отличительных, то главная из них состоит в том, что у комментируемой статьи Основ существовал вполне определенный конкретный источник <1>: п. 167 Инструкции Минюста РСФСР 1987 г. о порядке совершения нотариальных действий <2> - единственный (!) пункт данного нормативного акта, посвященный вопросам нотариального удостоверения неоплаты чеков. Видимо, это обстоятельство, т.е. то, что данный пункт был в Инструкции один, в свое время обусловило то, что составители Основ посчитали: будет вполне достаточно этот пункт просто переписать из Инструкции в Основы с минимальными коррективами. Так, в ч. 1 комментируемой нормы сроки предъявления чеков к оплате, попавшие в п. 167 Инструкции из Положения о чеках 1929 г. <3> (10 дней для внутренних, шесть месяцев для иностранных), были заменены указанием на сроки, предусмотренные на тот момент в действовавшем Положении о чеках 1992 г. <4> (10, 20 или 70 дней в зависимости от страны - места составления чека). Из ч. 2 ст. 96 исчезло уточнение о том, что нотариус предъявляет чек банку к оплате в день его получения для целей протеста. Наконец, из ч. 3 ст. 96 Основ "ушла" ссылка на п. 159 Инструкции Минюста РСФСР о порядке совершения исполнительных надписей. Вот по большому счету и все различия, не считая, разумеется, замены всех упоминаний о государственных нотариусах и государственных же нотариальных конторах указаниями о нотариусах вообще, нотариусах как таковых, - замены, объясняемой реформой российского нотариата в целом. Во всем остальном ст. 96 Основ оказалась тождественна своему первоисточнику, включая все его недостатки (см. далее).
--------------------------------
<1> Статья 95 такого источника не имела.
<2> См.: Приложение к настоящему комментарию.
<3> Положение о чеках, утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 6 ноября 1929 г. (далее также - союзное Положение, Положение 1929 г.).
<4> Положение о чеках, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 13 февраля 1992 г. (далее также - российское Положение, Положение 1992 г.).

2. Предъявляет ли нотариус чек, полученный для удостоверения его неоплаты, к платежу (ч. 1 ст. 96). Часть 1 комментируемой статьи начинается с утверждения о том, что для целей удостоверения неоплаты чека нотариус принимает таковой "для предъявления к платежу". Первые же слова комментируемой нормы и первый из недостатков п. 167 Инструкции Минюста РСФСР 1987 г., заимствованный ею: столь же грубая ошибка, как и утверждение о том, что нотариус предъявляет к платежу вексель, полученный им для целей протеста в неплатеже (см. одну из сносок к п. 14 комментария к ст. 95). Эта ошибка имеет, во-первых, одну общую для векселя и чека причину и, во-вторых, одну причину особенную, характерную только для чека.
Причина первая (общая) заключается в следующем: от того, что нотариусу принесли и в его руки передали вексель (для совершения протеста) или чек (для удостоверения неоплаты), нотариус не становится законным держателем ни векселя, ни чека; требовать же исполнения по ценной бумаге может только ее законный держатель. Нотариус таковым не является. Конечно, нельзя исключить таких ситуаций, когда в руках нотариуса окажется чек на предъявителя (а российское законодательство допускает их выдачу <1>) либо чек или вексель с бланковым индоссаментом: в них нотариус будет формально легитимированным держателем бумаги; в то же время назвать его держателем законным, конечно, нельзя, ибо нотариус получил соответствующую бумагу в свое владение не для того, чтобы осуществить удостоверенные ею права от собственного имени не для их приобретения, а для целей совершения одного конкретного юридически значимого действия - протеста (для векселя) или удостоверения неоплаты (для чека).
--------------------------------
<1> Это вытекает из нормы п. 1 ст. 878 ГК РФ, перечисляющей чековые реквизиты. Наименования первого приобретателя чека среди них нет; следовательно, чек выдается по общему правилу именно на предъявителя. Как ни странно, тот же вывод косвенно вытекает и из норм ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи Основ, поскольку ни одна из них ни словом не упоминает о том, от кого нотариус принимает чеки для удостоверения неоплаты. Это молчание не случайно: проектировщики названных норм, очевидно, знали, что личность чекодержателя в чеке обычно не обозначается, а значит, в чьих руках ни находился бы чек (кто бы ни явился к нотариусу с чеком и ни потребовал удостоверения его неоплаты), у нотариуса нет возможности проверить, является ли такой, формально легитимированный путем простого предъявления бумаги, субъект еще и законным держателем чека, а значит, нет и не может быть оснований для того, чтобы уличить держателя в отсутствии у него способности требовать удостоверения неоплаты чека. В то же время из п. 3 ст. 880 ГК РФ следует возможность выдачи чеков ордерных (передаваемых по индоссаменту), а из п. 2 той же статьи - еще и чеков именных (вообще не передаваемых, по крайней мере в "ценнобумажном" порядке). Это - исключения из общего правила; если какое-то из них имеет место, то комментируемые нормы следует понимать в том смысле, что нотариус удовлетворяет требование об удостоверении факта неоплаты чека только тогда, когда оно исходит от его законного держателя.

Что касается второй причины (специальной, свойственной одному только чеку), то таковая коренится в особенностях юридической природы чека: дело в том, что по общему правилу чек вообще не удостоверяет обязательства плательщика перед чекодержателем. В этом отношении чек подобен неакцептованному переводному векселю, плательщик по которому, как мы уже отмечали (см. п. 4 комментария к ст. 95), до своего акцепта не несет обязанности платить перед векселедержателем, хотя и имеет право, если пожелает, платеж произвести. Станет ли плательщик пользоваться этим правом, станет ли платить, не будучи к тому по векселю обязанным, - это определится исходя из отношений покрытия, связывающих плательщика с векселедателем: возможно, что отношения эти таковы, что в силу них плательщик обязан оплатить даже неакцептованный им переводной вексель. Другое дело, что обязан он к этому не перед векселедержателем, а перед векселедателем. Также обстоит дело и с чеком: назначенный плательщиком банк, быть может, обязан оплатить тот или иной конкретный чек, но он обязан к этому перед чекодателем - своим клиентом, с которым связан договором банковского счета, в частности теми его условиями, которые предоставляют клиенту (владельцу счета) право распоряжаться числящимися на счете средствами путем составления и выдачи чеков. Чекодержатель при такой конструкции является лишь третьим лицом - адресатом исполнения обязательства, существующего между чекодателем (кредитором) и банком-плательщиком (должником).
Больше того. Если переводной вексель однажды вследствие своего акцепта все-таки способен стать документом, удостоверяющим обязанность плательщика (акцептанта) перед векселедержателем, то чек по общему правилу акцепту вообще не подлежит. Исключение составляет конструкция чека, применяемая в странах - участницах англо-американской системы права: там чек рассматривается как вид переводного векселя, подчиняющийся всем законоположениям, касающимся этого инструмента, в том числе и положениям об акцепте. До 1 марта 1992 г. - момента вступления в силу Положения о чеках 1992 г. акцепт чеков допускался и нашим российским законодательством, правда со стороны лишь одного банка-плательщика - Госбанка СССР (см. об этом ст. ст. 13 - 16 Положения о чеках 1929 г.). И хотя в настоящее время российское Положение о чеках утратило силу (см. ч. 3 ст. 2 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации"), из-за чего нормы Положения союзного вновь оказались подлежащими применению <1>, представляется, что те из его статей, которые касаются акцепта чеков, применяться все же не должны, во-первых, как не соответствующие нормам ст. ст. 877 - 885 ГК РФ, а во-вторых, как относящиеся к одному конкретному кредитному учреждению - Госбанку СССР, организации, уже давно не существующей. Выполняющий функции Госбанка СССР Центральный банк РФ (Банк России) представляет собой юридическое лицо, наделенное своей собственной специальной правоспособностью, содержание и объем которой определяются особым Федеральным законом. Банк России не обладает способностью выступать акцептантом трассированных на него чеков.
--------------------------------
<1> Более подробно этот аспект будет обсуждаться ниже.

Итак, нотариус, получивший чек для удостоверения факта его неоплаты, этот чек к платежу от собственного имени не предъявляет и сам ничего по чеку не требует. Как нотариус, получивший вексель для протеста, должен предложить релевантному лицу совершить соответствующее действие (см. п. 14 комментария к ст. 95), точно так же должен поступить и нотариус, получивший чек для удостоверения его неоплаты: он должен предложить плательщику произвести платеж (а не потребовать платежа и уж тем более не предъявить чек к платежу от собственного имени).
3. Нотариус, способный удостоверить факт неоплаты чека. В отличие от векселя в случае с чеком не возникает проблемы так называемого иногороднего протеста (см. п. 13 комментария к ст. 95). Комментируемая норма однозначно указывает, что в связи с вопросом об удостоверении неоплаты чека она имеет в виду лишь нотариусов, действующих по месту нахождения плательщика. Это не означает, разумеется, что нотариус должен непременно лично прийти с чеком в помещение банка-плательщика - он может передать свое предложение оплатить чек любым доступным способом и с использованием любых средств связи. Но в то же время никаких сложностей в том случае, если банк-плательщик по чеку вдруг выразит желание его оплатить, при подобной ("одногородней") постановке вопроса не возникает: нотариусу, действующему в месте нахождения чекового плательщика, не составит труда явиться к такому плательщику за платежом лично или направить за этим своего помощника.
4. Исчисление срока принятия нотариусом чека для удостоверения факта его неоплаты. Завершающим содержательным элементом комментируемой ч. 1 ст. 96 Основ является определение срока, в течение которого компетентный нотариус вправе принять чек для удостоверения факта его неоплаты. Норма различает три варианта такого срока, зависящих от места составления ("выписки") конкретного чека, а именно:
- 10 дней для чеков, составленных в Российской Федерации;
- 20 дней для чеков, составленных в каком-либо государстве - члене СНГ <1>;
--------------------------------
<1> Естественно, ином, чем сама Российская Федерация.

- 70 дней для всех остальных чеков <1>.
--------------------------------
<1> Основы не уточняют, что речь идет только о рабочих днях; следовательно, в данном случае имеются в виду дни календарные.

Комментируемая норма Основ устанавливает, что данные сроки исчисляются со дня выдачи чека. Это, безусловно, ошибочно; такая же ошибка допущена и Положением о чеках 1929 г. (п. "а" ст. 1) <1>. Включение в чек такого реквизита, как дата его выдачи, либо вообще невозможно, либо бессмысленно, поскольку чек может быть выдан только после того, как он составлен; составление же чека не может считаться состоявшимся, если в нем не указана, в частности, дата составления. Теоретически можно, конечно, допустить обозначение в чеках двух дат - и даты составления, и (после того, как это случилось) даты выдачи, но в этом нет надобности. Достаточно, если в чеке будет обозначена дата его составления (см., например, подп. 5 п. 1 ст. 878 ГК РФ, п. 5 ч. 1 ст. 3 Положения 1992 г., п. 5 ч. 1 ст. 1 Единообразного закона о чеках <2>); несколько огрубляя, этот реквизит можно называть датой выписки чека, но уж никак не датой его выдачи.
--------------------------------
<1> Именно оттуда эта ошибка "переползла" сперва в п. 167 Инструкции Минюста РСФСР 1987 г., а оттуда и в комментируемую норму Основ.
<2> Единообразный закон о чеках (приложение к Конвенции, устанавливающей Единообразный закон о чеках, Женева, 1931).

Комментируемая норма Основ также устанавливает, что нотариус "принимает... чек, представленный по истечении... [применимого в соответствующем случае срока]... но не позднее 12 часов следующего после этого срока дня". Попытка применения этой нормы, истолкованной буквально, приведет нас к выводу о том, что для передачи чека нотариусу в целях удостоверения его неоплаты чекодержатель никогда (!), ни при каких обстоятельствах не может получить более, чем полдня <1>. В самом деле: если сказано, что нотариус принимает чеки лишь по истечении релевантного срока (10, 20 или 70 в подлежащих случаях дней), это значит, что до истечения такового он их принять не имеет права или, во всяком случае, не обязан. Значит, чекодержатель, предъявивший чек, скажем, на второй день после его составления и не получивший платежа, не может обратиться к нотариусу сразу - он обязан подождать истечения всего применимого срока целиком и только на следующий день по его истечении, но не позднее 12 часов этого дня <2> может рассчитывать на "понимание" со стороны нотариуса.
--------------------------------
<1> И эта странность комментируемой нормы Основ имеет "наследственное" происхождение и объясняется ее заимствованием из п. 167 Инструкции Минюста РСФСР 1987 г.
<2> Основы не говорят, что имеется в виду рабочий день, но в силу ст. ст. 193, 194 ГК РФ это, очевидно, подразумевается - иначе как нотариус мог бы обратиться с предложением об оплате чека к плательщику в нерабочий день? Да и как чекодержатель мог бы в нерабочий день попасть к нотариусу? (см. также абз. 2 п. 2 ст. 883 ГК РФ: "...если предъявление чека имело место в последний день срока, [то] протест или равнозначный акт [о неоплате] может быть совершен в следующий рабочий [!] день").

Результат этот не может, конечно, не смутить. Одно дело, когда чекодержатель сам решил подождать с удостоверением факта неоплаты, к примеру, для того, чтобы попробовать предъявить чек еще раз, - в этом ничего плохого, разумеется, нет. Подобно тому как держатель векселя сроком "по предъявлении" может предъявлять таковой к платежу хоть каждый день в течение года от составления, а держатель векселя сроком "во столько-то времени от предъявления" может предъявлять таковой к акцепту (его датированию или визированию) хоть каждый день в течение того же срока, точно так же может поступить и держатель чека, если он того пожелает <1>. Правда, срок, имеющийся в его распоряжении, значительно короче - 10, 20 или 70 дней в зависимости от случая, и, значит, количество возможных актов предъявления чека будет существенно меньше, но принцип от этого не меняется: в любой из дней указанного срока, любое количество раз независимо от того, предъявлялся чек прежде или нет, чек может быть предъявлен к платежу. Но это - ситуация, когда чекодержатель принял такое решение сам, т.е. своей властью, волей и в своем интересе. А есть ли у законодателя основания навязывать чекодержателю такое поведение, требуя, чтобы тот "тянул" с явкой к нотариусу до самого последнего из возможных для этого дней? Никакими рациональными причинами подобное стеснение гражданской правоспособности чекодержателя не может быть объяснено; тем более не может иметь рационального объяснения размещение соответствующих норм в Основах - акте, который явно не должен регулировать вопросы о правоспособности частных лиц.
--------------------------------
<1> Так может поступить, к примеру, держатель чека, столкнувшийся с отказом в его оплате по причине недостаточности имеющихся на счете чекодателя средств. Назначенный плательщиком банк может посоветовать чекодержателю не спешить к нотариусу, а явиться через пару-тройку дней - в день, когда на счет чекодателя обыкновенно поступают крупные суммы от его контрагентов. Если чекодержатель доверяет банку-плательщику, он, вполне вероятно, послушается этого совета.

Думается, что в толкуемой норме имеется редакционный недосмотр или опечатка и в действительности в ней имелось в виду, что нотариус принимает чек, представленный не "по истечении", а в течение или до истечения [применимого в соответствующем случае срока], "но не позднее 12 часов следующего после этого срока дня". В этом случае все встало бы на свои места. Тот чекодержатель, который предъявил к платежу чек прямо в день его составления ("выписки"), мог бы отправиться к нотариусу в любой из дней применимого в его случае срока, а также (!) в первый рабочий день по его истечении, притом не позднее 12 часов этого дня. Ну, а у того чекодержателя, который дотянул с предъявлением чека до последнего дня применимого срока, никакого другого времени для обращения к нотариусу за удостоверением неоплаты, кроме первой половины ближайшего за истечением этого срока рабочего дня, не будет. Это наше толкование может быть подтверждено еще и п. 2 ст. 883 ГК РФ, согласно которому "протест или равнозначный акт [удостоверяющий неоплату чека] должен быть совершен до истечения срока для предъявления чека", а если "предъявление чека имело место в последний день срока, [то] протест или равнозначный акт может быть совершен в следующий рабочий [!] день".
5. Продолжительность срока для предъявления чека и его принятия нотариусом для удостоверения неоплаты. Цитированная в конце предыдущего пункта комментария норма абз. 1 п. 2 ст. 883 ГК РФ для определения срока возможного удостоверения неоплаты чека использует такое понятие, как "срок для предъявления чека"; из п. 2 ст. 879 Кодекса можно увидеть, что речь идет о сроке, в течение которого чек, чтобы быть оплаченным, должен быть предъявлен плательщику к платежу и что продолжительность этого срока должна быть установлена законом. В этой связи возникают три следующих вопроса: (1) каким "законом" установлена эта продолжительность (если она установлена); (2) что за сроки - в 10, 20 и 70 дней - установлены комментируемой статьей Основ и (3) как эти сроки соотносятся со сроками предъявления чеков к платежу, если таковые установлены законом. В случае если сроки (1) и (2) будут найдены нами несовпадающими, возникнет вопрос о том, подлежит ли применению комментируемая норма Основ в части продолжительности сроков, в течение которых чеки могут быть представлены нотариусу для удостоверения их неоплаты? Особую актуальность последний вопрос приобретает в том случае, если окажется, что сроки, установленные Основами, короче (!) сроков, установленных другим применимым нормативным актом, т.е. в ситуации, когда по Основам удостоверять неоплату уже нельзя (поздно), а по иному закону - все еще возможно. Забегая чуть вперед, заметим, что именно так дело и обстоит.
1. Каким законом определена продолжительность срока предъявления чека к платежу? По указанию п. 2 ст. 880 ГК РФ о том, что чек должен быть предъявлен к платежу "в срок, установленный законом", легко понять, что сам ГК РФ этот срок не устанавливает. Значит, нужно искать другой нормативный акт, притом уровнем не ниже закона. В Женевских чековых конвенциях от 19 марта 1931 г. Российская Федерация не участвует; соответственно, нормы этих Конвенций и приложений к ним, в частности Единообразного чекового закона (ЕЧЗ), у нас не применяются <1>. До 1 марта 1996 г. - даты вступления в силу части второй ГК РФ у нас действовало упомянутое Положение 1992 г. В настоящее время не действует и оно <2>. Остался единственный документ - ранее действовавшее Положение 1929 г. Согласно ч. 1 его ст. 11 по общему правилу чек подлежит предъявлению к оплате в течение 10 дней <3> со дня его составления, не считая самого дня составления <4>. Иначе определяется срок предъявления к платежу заграничных или иностранных чеков - т.е. чеков, выписанных за границей, а оплачиваемых в России: согласно п. "б" ст. 34 Положения 1929 г. они должны быть предъявлены к платежу в течение 6 месяцев со дня составления. Ни разницы в частях света (как в ЕЧЗ), ни тем более разницы между странами - членами и не членами СНГ (как в Положении 1992 г.) там не устанавливается <5>.
--------------------------------
<1> Если бы применялись, то из ст. 29 ЕЧЗ следовало бы, что чек, выданный и подлежащий оплате в России, нужно предъявить к оплате в течение восьми дней со дня его составления; чек, выданный за границей в течение 20 дней, а чек, выданный не просто за границей, но и в стране, находящейся в иной части света, чем страна места платежа, - в течение 70 дней от составления. Можно заметить, что эти сроки почти соответствуют тем, которые закреплены в ныне действующей ч. 1 ст. 96 Основ, за одним лишь исключением: "европейский" восьмидневный срок, требующий дисциплины в соблюдении и аккуратности в исчислении, у нас не прижился как непонятный, нестандартный и "неудобный", превратившись в "круглые" (понятные и удобные) 10 дней.
<2> Опять-таки если бы действовало, то из его ст. 21 следовало бы, что чек подлежит оплате по общему правилу в течение 10 дней со дня его составления, кроме чеков, составленных за пределами нашего Отечества. Срок их оплаты, также исчисляемый со дня составления, равен 20 дням, если чек составлен на территории страны - участницы СНГ, и 70 дням, если чек составлен в какой бы то ни было другой стране. Легко заметить, что эти сроки полностью соответствуют тем, которые закреплены в ныне действующей ч. 1 ст. 96 Основ.
<3> Опять-таки не сказано, каких дней, следовательно, календарных.
<4> Эта оговорка в полной мере соответствует общему правилу ст. 191 ГК РФ: "Течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало"; т.е. тот день, с которого срок начинает течь, сам не идет в счет этого срока. Сравним также со ст. 73 Положения о векселях: "В сроки, установленные законом или в векселе, не включается день, от которого срок начинает течь". Обращаем на это внимание потому, что в комментируемых Основах нет на сей счет никакого указания, а из названных здесь норм очевидно: при исчислении установленных ими сроков день, с которого они начинаются (в данном случае день составления чека), в счет сроков также не идет.
<5> По причинам, которые в объяснении, думается, не нуждаются.

2. Юридическая природа сроков, установленных в комментируемой статье Основ. Как было замечено, продолжительность сроков, установленных ч. 1 ст. 96 Основ, - 10, 20 и 70 дней со дня составления чека, а также условия их применения (к чекам, составленным в России, в государстве - члене СНГ и ином государстве соответственно) абсолютно совпадают с предписаниями российского Положения о чеках. Разумеется, это совпадение не является случайным. Нужно принять во внимание, что комментируемая норма Основ была принята в то самое время, когда российское Положение о чеках в полном объеме действовало и подлежало применению. Очевидно, именно из него разработчики Основ и заимствовали сроки, воспроизведенные в комментируемой статье, т.е. сроки предъявления чеков к платежу. Поскольку при толковании нормы закона в нее должен вкладываться тот смысл, который она имела именно в момент ее принятия, следует заключить, что сроки, закрепленные в комментируемой статье Основ, также представляют собой сроки предъявления чеков к платежу.
3. Соотношение сроков предъявления чеков к платежу, установленных Положением 1929 г. и Основами. Таким образом, мы пришли к выводу о том, что в настоящее время существуют, действуют и подлежат применению нормы о сроках предъявления чеков к платежу, установленные двумя различными законами. С одной стороны, это сроки, установленные ст. ст. 11, 34 союзного Положения о чеках; с другой - сроки, установленные ст. 96 Основ. Сроки эти, как мы уже видели, не вполне совпадают друг с другом (табл. 4):

Таблица 4

Чек По Положению 1929 г. По Основам
Чек, составленный в России Чек, составленный в стране - участнице СНГ 10 дней от составления
20 дней от составления
Чек, составленный в иной стране 70 дней от составления

В содержании общего правила, касающегося внутренних российских ("домашних") чеков, разницы нет: хоть по союзному Положению, хоть по Основам они должны быть предъявлены к платежу в течение 10 дней со дня составления. Разница проявляет себя только в отношении чеков внешних, иностранных: так, например, чек, составленный в Казахстане, по Положению 1929 г. можно "держать" у себя аж полгода, а по Основам его необходимо предъявить к платежу не позже чем на 20-й день после составления; чек же, составленный, скажем, в Англии, но подлежащий оплате в России, по Положению 1929 г. нужно предъявить к платежу в течение опять-таки полугода, а по комментируемой статье Основ - в течение не более чем 70 дней от даты составления <1>.
--------------------------------
<1> Настоящая чехарда начинается в том случае, если мы попытаемся согласовать правила комментируемых Основ об иностранных чеках платежом в России (допустим, в Москве) с аналогичными правилами ЕЧЗ: в приведенных нами примерах мы получим прямо противоположные результаты. Чек из Казахстана: по Основам его надо предъявить к платежу в течение 20 дней (ибо он составлен в государстве - участнике СНГ), а по ЕЧЗ - в течение 70 дней (ибо Казахстан находится в Азии, т.е. в части света иной, чем место платежа - г. Москва); чек из Англии: по Основам с его предъявлением можно не торопиться в течение 70 дней (ибо он выставлен в стране, не участвующей в СНГ), а по ЕЧЗ нужно, наоборот, поспешить и уложиться в 20 дней (поскольку Англия находится в той же части света, что и место платежа - в Европе). Хорошо, что ЕЧЗ для нас необязателен.

Таким образом, комментируемая норма Основ устанавливает более краткие сроки для предъявления к платежу иностранных чеков, чем Положение 1929 г. - акт того же уровня, что и Основы, действующий и в интересующей нас части подлежащий применению. Возникает вопрос: обязан ли нотариус выполнить требование об удостоверении неоплаты иностранного чека, держатель которого (опираясь на цитированные выше п. 2 ст. 879, п. 2 ст. 884 ГК РФ) обратился к нему с требованием об этом, пропустив 20-дневный (70-дневный) срок, установленный комментируемой статьей Основ, но в пределах шестимесячного срока, установленного ст. 34 Положения 1929 г.? Рассмотрим упомянутый уже пример с чеком, составленным на территории Англии, но подлежащим оплате в России: что делать держателю, предъявившему таковой к платежу спустя, скажем, четыре месяца (120 дней) со дня его составления и столкнувшемуся с отказом в платеже? Как ему удостоверить такой отказ? Если он обратится за этим к московскому нотариусу, то последний откажет ему в совершении нотариального действия со ссылкой на комментируемую статью Основ и пропуск установленного ею 70-дневного срока для предъявления чека такого типа. В то же время нормы ГК РФ и Положения 1929 г., позволяющие предъявить чек к платежу в течение шести месяцев, тоже никто не отменял. Нормам какого же из актов в данном случае надлежит отдать приоритет и почему?
Прежде всего заметим, что спорные нормы вполне возможно истолковать таким образом, чтобы примирить их друг с другом. Буквальное их толкование приводит к выводу: эти нормы трактуют о разных, друг с другом мало связанных вещах, ибо одна из них - норма материального чекового права, а другая - норма права процессуального, нотариального. В свете такого толкования дело будет выглядеть следующим образом: иностранный чек можно предъявить к оплате в России в течение шести месяцев со дня его составления, как это предусмотрено ст. 34 Положения 1929 г. При этом если такой чек будет предъявлен не просто в течение шести месяцев, а в самом начале их течения - в первые 70 дней со дня его составления, то отказ в платеже по нему может быть удостоверен любым способом из числа предусмотренных п. 1 ст. 883 ГК РФ, в том числе нотариально (подп. 1 указанного пункта). В случае же более позднего предъявления чека (т.е. по истечении 70 дней со дня составления) удосто
Безымянная страница

Rambler's Top100
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!