Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Комментарий законодательства Российской Федерации о нотариате
Работа представляет собой комментарий действующего законодательства о нотариате в Российской Федерации. И хотя фундаментом правового регулирования в данной области являются Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, в рамках представленной работы авторы изучают весь комплекс источников регулирования нотариальной деятельности.
Статья 17. Ответственность нотариуса

Комментарий к статье 17

1. Комментируемая статья занимает одно из центральных мест в системе правового регулирования статуса нотариуса, ибо основания и пределы ответственности нотариуса являются концентрированным выражением совокупности его обязанностей.
2. Ответственность нотариуса является деликтной, следовательно, условием возникновения этой ответственности выступают общие условия деликтной ответственности: противоправность, вина и причинная связь (ст. 1064 ГК РФ). Эти условия нашли закрепление в ч. 1 комментируемой статьи.
По общему правилу деликтные обязательства возникают в результате нарушения благ и прав, носящих абсолютный характер (жизнь, здоровье, личная и семейная тайна, право собственности, право хозяйственного ведения и т.п.). Но особенностью деликтной ответственности нотариуса является то, что нотариальное действие непосредственно не приводит к уничтожению или повреждению имущества физического или юридического лица, т.е. не посягает на абсолютное право, а причиняет вред субъективному праву, которое, как правило, имеет договорный, т.е. относительный, характер. Наиболее типичным является умаление в результате совершения незаконного нотариального действия именно договорных субъективных прав, что имеет место при признании нотариально удостоверенной сделки недействительной. Таким образом, ответственность нотариуса представляет собой пример установления абсолютной защиты относительных прав: не будучи стороной удостоверенного им договора, нотариус может "уничтожить" права, возникшие из него, если совершенное им действие незаконно, и, как следствие, удостоверенная сделка будет недействительной.
В отдельных случаях совершением нотариального действия нотариус может причинить вред и абсолютному праву, например праву собственности. Это может произойти, скажем, в результате признания судом незаконным нотариального действия по обеспечению доказательств, которые клиент нотариуса предполагал использовать в споре о защите своего права собственности. Если в результате такого упущения нотариуса клиент не сможет отстоять право собственности в суде, то предъявленный к нотариусу иск о возмещении вреда будет являться иском в защиту права собственности, "пострадавшего" от незаконных действий нотариуса.
Следует особо отметить, что значение нотариальных актов столь велико, а порождаемые им правовые эффекты столь разнообразны, что незаконное нотариальное действие способно причинить вред не только лицам, обратившимся к нотариусу (его клиентам), но и любым третьим лицам. На это прямо указано в ч. 2 ст. 18 Основ, которая предусматривает, что объектом страхования по договору страхования профессиональной ответственности нотариуса являются имущественные интересы не только лиц, обратившихся к нотариусу, но и третьих лиц. В частности, признание завещания недействительным по основаниям нарушения правил нотариальной удостоверительной процедуры причиняет вред потенциальным наследникам, утрачивающим в результате ошибки нотариуса право на получение наследства, что дает им право на предъявление к нотариусу иска о возмещении вреда в размере стоимости наследства.
3. Закон не устанавливает, может ли потерпевшее ущерб от незаконного нотариального действия лицо обратиться с требованием о его возмещении к нотариусу раньше, чем оно исчерпало возможность получить возмещение в порядке применения последствий недействительности сделки или взыскания неосновательного обогащения с другого участника гражданского оборота.
Приведем пример. В результате ошибочного открытия нотариусом двух наследственных дел после смерти одного наследодателя наследник по закону получил свидетельство о праве на наследство на квартиру раньше, чем за его выдачей обратился наследник по завещанию, и распорядился ею путем продажи. Причинение вреда наследственным правам наследника по завещанию в результате ошибки нотариуса несомненно, однако, утратив возможность получения наследства, он управомочен потребовать уплаты стоимости квартиры от наследника по закону, для которого полученная таким образом квартира составляет неосновательное обогащение. Вправе ли потерпевший вместо взыскания неосновательного обогащения с наследника по закону предъявить иск о возмещении вреда в размере стоимости квартиры к нотариусу? Полагаем, что на этот вопрос следует дать отрицательный ответ, а ответственность нотариуса следует квалифицировать в качестве субсидиарной в том смысле, что до исчерпания возможностей восстановления нарушенного права путем предъявления требований к другим участникам гражданского оборота взыскание причиненного вреда с нотариуса недопустимо. Это следует в том числе из того обстоятельства, что возместивший ущерб нотариус не вправе обратиться с иском о неосновательном обогащении к лицу, которое фактически оказалось "выгодоприобретателем" от ошибочного нотариального действия, ибо нотариус компенсировал последствия собственных противоправных действий, а не исполнял чужое обязательство. Во всяком случае Основы не предусматривают права нотариуса взыскать уплаченную потерпевшему сумму с неосновательного обогатившегося лица, как это предусмотрено ч. 4 ст. 68 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" для случаев выплаты Российской Федерацией сумм компенсации за утрату права, зарегистрированного в Едином государственном реестре недвижимости.
Отсутствие указания в законе на то, что нотариус подлежит ответственности только при невозможности восстановления нарушенного права путем применения иных способов его защиты в отношениях между участниками гражданского оборота, провоцирует потерпевших обращаться с иском к нотариусу, как платежеспособному лицу, получение удовлетворения за счет которого оказывается наиболее вероятным и наименее затратным.
4. Условием ответственности нотариуса является совершение незаконного нотариального действия. Это нормативное положение нуждается в истолковании на предмет установления того, что следует понимать под незаконным нотариальным действием. Легального определения нотариального действия закон не содержит, ограничиваясь установлением их перечня (ст. 35 Основ). В качестве примера создаваемой этим неопределенности приведем такое действие, как принятие денежных средств в депозит нотариуса. Буквально нотариальным действием является только принятие денежных средств в депозит, а их выдача кредитору уже не признается нотариальным действием. Не может не возникнуть вопрос: обязан ли нотариус возместить вред кредитору, причиненный неправомерным уклонением от выдачи внесенных в депозит средств? Кажущийся естественным категорический положительный ответ на этот вопрос опровергается текстом комментируемой статьи, согласно которой ответственность наступает только за совершение незаконного нотариального действия, которое, по смыслу этой статьи, должно быть признано таковым судом. Но признать отказ в выдаче кредитору внесенных в депозит средств уклонением от совершения нотариального действия (отказом в его совершении) суд не сможет.
Однако незаконными могут быть и действия (бездействие), совершаемые нотариусом в ходе нотариального производства, включая неисполнение им каких-либо обязанностей и т.д., что не обязательно приведет к признанию нотариального действия незаконным (например, несмотря на допущенные нотариусом нарушения, сделка сохранена судом, отказавшим в признании ее недействительной), но способно причинить ущерб лицам, обратившимся за нотариальной помощью (например, ненадлежащее исполнение обязанности по разъяснению смысла совершаемого нотариального действия). Поэтому закон следует истолковать в том смысле, что нотариус несет ответственность как за незаконное совершение нотариального действия, которое признано таковым судом (признание сделки недействительной, признание недействительным свидетельства о праве на наследство и т.п.), так и за ненадлежащее совершение нотариального действия, даже если это не привело к признанию его незаконным (недействительным), а также за ненадлежащее совершение иных действий, отнесенных к его компетенции.
В частности, нарушение требований беспристрастности (ст. 5 Основ) и запрета оказывать посреднические услуги при заключении договоров (ст. 6 Основ) не может служить основанием для оспаривания нотариального действия, ибо само по себе не порочит презумпцию его законности и достоверности, но если в результате подобных нарушений какому-либо лицу причинен ущерб, то оно вправе обратиться с иском к нотариусу о его возмещении.
Таким образом, незаконность нотариального действия не равна недействительности сделки или иного нотариального акта. Сделка может быть признана недействительной по основаниям, которые не составляют нарушения правил совершения нотариального действия, т.е. последнее является законным, несмотря на недействительность сделки, и наоборот.
5. Законность нотариального действия является результатом соблюдения нотариусом всех правил нотариального удостоверительного производства, что, однако, неспособно гарантировать сделку или иной нотариальный акт от последующего эффективного оспаривания. Так, при возникновении сомнений в подлинности документа, источнике каких-либо исправлений в нем и т.п. нотариус вправе направить документ на экспертизу и отложить совершение нотариального действия (ст. 41 Основ). Однако ни правил проведения экспертизы, ни правил оценки заключения эксперта законодательство о нотариате не содержит. Конечно, наиболее близкими и потому возможными для использования по аналогии являются правила ГПК РФ о порядке назначения экспертизы и оценки заключения эксперта. Тем не менее в аспекте рассматриваемой проблемы следует обратить внимание не только на пробельность законодательства, но и на то, что вся полнота ответственности за выбор эксперта и доверие к его заключению лежит на плечах нотариуса. Если в результате ошибки эксперта к совершению нотариального действия будут приняты документы, которые в действительности являются подложными, то нотариальное действие будет признано незаконным, и возникнут основания для привлечения нотариуса к ответственности.
Нельзя не отметить известной двойственности, которую обнаруживает решение этого вопроса.
С одной стороны, нотариус в подобном случае (если он направил документы на экспертизу) может быть признан выполнившим все требования осмотрительности и внимательности, которые к нему предъявляются, что исключает как противоправность в смысле соблюдения правил нотариального производства, так и вину.
С другой стороны, само по себе направление документов на экспертизу не может признаваться безусловным основанием для освобождения нотариуса от ответственности, ибо способно привести к тому, что даже очевидные ошибки эксперта, которые должны были вызвать сомнение в достоверности его заключения, будут игнорироваться нотариусом, уверенным в том, что никакой ответственности за такую оценку он не несет. Представляется, что нотариус не может быть освобожден от ответственности за оценку достоверности собранных им доказательств, включая заключение эксперта.
6. Законодательно не урегулирован вопрос о частичной недействительности нотариального действия вследствие несоблюдения требований к порядку его оформления и составления. В частности, если в тексте нотариально удостоверенной сделки содержатся рукописные исправления, которые нотариус "забыл" завизировать и указать их в удостоверительной надписи, то такое исправление не имеет юридической силы, даже если оно скреплено подписями обеих сторон. Это не приведет к утрате силы всей сделки, но вред ее участникам может быть причинен тем, что внесенное ими исправление не привело к желаемому ими правовому результату. В этом случае вообще нет нотариального действия, противоречащего закону, однако упущение со стороны нотариуса установлено, и он должен возместить причиненный этим вред.
7. Не менее сложным является решение вопроса о вине нотариуса.
В качестве общего замечания следует указать, что всякое нарушение закона нотариусом как лицом, обладающим высокой профессиональной квалификацией, является, как правило, умышленным. При совершении нотариального действия с нарушением правил о предметной и личной компетенции нарушение закона всегда будет носить умышленный характер. Не осознавать того, что нотариус является родственником лица, обратившегося за совершением нотариального действия, невозможно (если только это не исключительный случай неведения о родстве), как невозможно по неосторожности совершить действие, не предусмотренное законом. При этом умысел на причинение вреда кому-либо у нотариуса может отсутствовать (о разграничении умысла на нарушение закона при совершении нотариального действия и умысла на причинение вреда см. комментарий к ст. 18.1 Основ).
Однако может иметь место и вина нотариуса в форме неосторожности. Примером нарушения, которое может быть допущено нотариусом как умышленно, так и по неосторожности, является удостоверение сделки, совершаемой юридическим лицом со специальной правоспособностью, а именно неправильное определение нотариусом соответствия сделки целям деятельности юридического лица. Решение данного вопроса не всегда представляется однозначным, может вызывать значительные сложности толкования, потребовать тщательной проверки направленности сделки. Если нотариусом допущено такое неумышленное нарушение, а впоследствии сделка признана недействительной по основаниям ст. 173 ГК РФ, потерпевшее лицо вправе потребовать возмещения ущерба.
В этом контексте следует отметить, что нарушения правового характера (например, сделка неверно квалифицирована нотариусом как соответствующая правоспособности юридического лица) едва ли могут быть охарактеризованы как допущенные по неосторожности. Умысел или неосторожность характеризуют отношение лица к его фактическим действиям, правовые оценки (умозаключения) не могут квалифицироваться как данные умышленно и тем более по неосторожности. Вместе с тем такие нарушения также могут выступать основанием для привлечения нотариуса к ответственности.
В целом необходимо исходить из того, что нотариус подлежит ответственности тогда, когда он имел возможность не совершить нарушения, приведшего к недействительности нотариального действия. В настоящее время именно так определяется невиновность лица в неисполнении обязательства в ст. 401 ГК РФ: "Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства". Со ссылкой на процитированное правило охарактеризовал условия ответственности нотариуса Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за III квартал 2011 г. (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 7 декабря 2011 г.): "Поведение нотариуса можно считать противоправным, если он при совершении нотариальных действий нарушил правовые нормы, устанавливающие порядок осуществления нотариальных действий, в результате чего произошло нарушение субъективного права".
8. Признание судом незаконным отказа в совершении нотариального действия не всегда является условием привлечения нотариуса к ответственности.
В частности, проверка психического здоровья участников сделки может быть осуществлена нотариусом исключительно визуально, а также с помощью наводящих вопросов и прочих общедоступных приемов оценки способности лица отдавать себе отчет в своих действиях. Нотариус не является специалистом-медиком, закон не предъявляет к нему требований владения методиками проверки интеллектуально-волевых способностей лица. Отсутствует у него и право направить обратившееся за совершением нотариального действия лицо к врачу-психиатру за получением соответствующей справки. Законодательство о врачебной тайне не допускает направление нотариусом запроса в медицинское учреждение с целью получения информации, исключающей возникшие сомнения в способности лица понимать значение своих действий или руководить ими (см. ст. 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации"). Единственное, что может сделать нотариус при возникновении таких сомнений, - отказать в совершении нотариального действия. Разумеется, это крайняя мера, сопряженная с риском привлечения к ответственности. Впрочем, в любом случае нотариальное удостоверение никогда не будет включать в себя удостоверение состояния психического здоровья обратившегося лица, поэтому признание сделки недействительной по основаниям ст. 177 ГК РФ не может выступать основанием привлечения нотариуса к ответственности, за исключением ситуаций, когда неспособность лица понимать значение своих действий или руководить ими была очевидна и не могла быть не замечена нотариусом.
В то же время признание судом незаконным отказа нотариуса в совершении нотариального акта по мотиву наличия сомнений в способности лица понимать свои действия и руководить ими не должно автоматически означать возникновение обязанности возместить причиненный таким отказом вред. Сомнения нотариуса могут быть весьма вескими, и хотя они и не найдут подтверждения в суде, нотариус не должен отвечать за проявленную осторожность. Таким образом, в зависимости от оснований признания отказа в совершении нотариального действия незаконным надлежит обеспечить дифференциацию оснований привлечения нотариуса к ответственности. Формально сам по себе отказ признается незаконным, но основания к такому отказу могут свидетельствовать о надлежащем отношении нотариуса к исполнению своих обязанностей.
8. Проведенная законодателем в ч. 2 комментируемой статьи дифференциация размера ответственности нотариуса (в полном размере или в размере реального ущерба) в зависимости от того, причинен вред совершенным действием или отказом в его совершении, не имеет основания. Невозможность приобретения субъективных прав в результате отказа нотариуса, например, в удостоверении сделки приводит к возникновению не только реального ущерба, но и упущенной выгоды, а в некоторых случаях только упущенной выгоды. Оправдать освобождение нотариусов от ответственности в этом случае не представляется возможным.
Что касается ответственности за разглашение сведений о совершенных нотариальных действиях, то эта формулировка является крайне неудачной. Она сводит ответственность нотариусов только к случаям разглашения сведений о совершенных действиях, в то время как режим нотариальной тайны главным образом направлен на сохранение в тайне содержания коммуникации между клиентом и нотариусом. Факт совершения действия, конечно, тоже составляет предмет нотариальной тайны, но нотариальные действия совершаются именем Российской Федерации и, как правило, становятся известными третьим лицам достаточно быстро в результате предъявления их документированного результата (нотариального акта) третьим лицам самим обратившимся за совершением действия лицом (например, передача доверителем нотариально удостоверенной доверенности поверенному и т.п.) или в результате выполнения нотариусом его обязанностей (например, извещение нотариусом кредитора о внесении должником денежных средств в депозит нотариуса и т.п.); исключение составляет удостоверение завещания, которое должно храниться в тайне до момента смерти наследодателя (ст. 1123 ГК РФ). Что же касается сведений, сообщенных клиентом нотариусу исходя из доверия к нему, основанному на гарантиях нотариальной тайны, то по буквальному тексту закона их разглашение не дает основания для привлечения нотариуса к ответственности, что неверно. Этот дефект нормы требует его исправления расширительным толкованием.
Вторым недостатком формулировки ч. 2 комментируемой статьи является отсутствие упоминания в ней о компенсации морального вреда, причиненного разглашением сведений, составляющих нотариальную тайну, в то время как именно эти последствия наиболее типичны для данного вида незаконных действий нотариуса. Формулировка закона дает основания полагать, что, указав только на реальный ущерб, законодатель тем самым исключил взыскание морального вреда. Хотя такой вывод и следует из текста закона, его нужно отвергнуть, признав, что умаление неимущественных благ, таких как неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна (ст. 150 ГК РФ), влечет присуждение компенсации нотариусом морального вреда.
9. Ограничение в ч. 7 комментируемой статьи ответственности нотариуса итоговой величиной стоимости предмета сделки, которую ему дали ее стороны, направлено на предотвращение злоупотреблений участников сделки, впоследствии признанной недействительной. Нередко в стремлении занизить подлежащий уплате нотариусу тариф за совершение нотариального действия или уклониться от уплаты налогов стороны фиксируют в тексте нотариально удостоверяемого договора не соответствующую действительной воле сторон цену отчуждаемого имущества. Ограничение размера ответственности нотариуса такой ценой выступает косвенной санкцией за обман нотариуса относительно действительной цены, по которой совершается сделка.
Вместе с тем это положение ограничивает ответственность нотариуса и в тех случаях, когда итоговая величина сделки отражена сторонами правдиво и, более того, когда она соответствует рыночной цене имущества. Упущенная выгода, причиненная допущенными нотариусом нарушениями, которые привели к признанию нотариального действия незаконным и сделки недействительной, может превосходить эту цену, но взыскать ее с нотариуса стороны не смогут, несмотря на провозглашенный в ч. 1 комментируемой статьи принцип полного возмещения вреда. В таких ситуациях правило ч. 7 комментируемой статьи выступает именно ограничением ответственности нотариуса, введенным для отдельного нотариального действия. Оправданность такого решения законодателя в этих ситуациях нуждается в дополнительном исследовании, как и в целом вопрос о допустимости ограничения ответственности нотариуса.
10. Порядок дисциплинарного производства, виды дисциплинарных проступков и меры дисциплинарной ответственности установлены гл. 9 - 11 Кодекса профессиональной этики (подробнее см. комментарий к ст. ст. 2, 6.1, 12 Основ).
11. Положения ч. 4 комментируемой статьи об ответственности нотариуса за вред, причиненный его работниками или лицом, временно замещающим нотариуса, корреспондируют со ст. ст. 19.1 - 20 Основ и ст. ст. 1068, 1072 и 1081 ГК РФ. Фактическим причинителем вреда охраняемым правам и интересам физических и юридических лиц выступает конкретный работник нотариуса или лицо, временно замещающее его, но ответственность Основы возлагают на нотариуса, который признается юридическим причинителем вреда. Возложение ответственности на нотариуса призвано обеспечить интересы потерпевшего, ибо именно нотариус страхует гражданскую ответственность и т.д. и является лицом, в максимальной степени способным возместить причиненный вред.
В свою очередь, право регресса позволяет в конечном итоге возложить понесенные в пользу потерпевшего расходы на непосредственного причинителя вреда. Реализуя право на регресс, нотариус восстанавливает свою имущественную сферу, пострадавшую из-за действий фактического причинителя вреда.
В условиях обязательного страхования гражданской ответственности нотариуса (см. комментарий к ст. 18 Основ) право регресса к лицу, временно замещавшему его, ограничено суммой, которую нотариус выплатил потерпевшему за счет личного имущества, т.е. сверх страхового возмещения, что справедливо подчеркнуто в комментируемом нормативном положении.
Что касается права регресса к работникам нотариуса, то отсутствие упоминания о нем в комментируемой статье не должно толковаться как установление запрета на предъявление такого регрессного требования. Любой работодатель имеет право регресса к работнику, выступившему фактическим причинителем вреда, к возмещению которого был призван работодатель, как это прямо следует из ст. 1081 ГК РФ. Однако размер такой ответственности определяется по правилам трудового законодательства: по общему правилу работник отвечает в пределах размера его среднего месячного заработка (ст. 241 ТК РФ), а полная материальная ответственность наступает только по основаниям, прямо предусмотренным трудовым законодательством (ст. 243 ТК РФ). Применительно к регрессной ответственности работника нотариуса перед нотариусом речь может идти об умышленном причинении вреда работником, о причинении им вреда в результате совершения преступления, а также в результате разглашения сведений, составляющих нотариальную тайну (п. п. 3, 5, 7 ст. 243 ТК РФ).
12. Отсутствие ответственности государства за вред, причиненный действиями (бездействием) нотариуса, занимающегося частной практикой, является естественным следствием либеральной (не бюджетной) организации нотариата. Несмотря на то что нотариус совершает действия от имени государства, он несет ответственность за причиненный в процессе осуществления этой деятельности вред собственным имуществом, что является выражением его самостоятельности и одним из принципов латинского нотариата: если доходы от нотариальной деятельности частнопрактикующего нотариуса признаются его личными доходами, то и ответственность за причиненный вред он несет лично.
13. Содержащаяся в ч. 6 комментируемой статьи отсылка к ст. 1069 ГК РФ красноречиво характеризует правовое положение нотариуса, работающего в государственной нотариальной конторе. Эта отсылка является необходимой, ибо работающий в государственной нотариальной конторе нотариус не является должностным лицом, поэтому при ее отсутствии положения ст. 1069 ГК РФ не подлежали бы применению. В то же время ответственность государства за действия такого нотариуса является очевидной: он является работником государственной нотариальной конторы (ч. 4 ст. 12 Основ), совершающим нотариальные действия от имени государства. Будучи наемным работником, он не может нести самостоятельную имущественную ответственность. Ответственность государства за причиненный им вред подчеркивает, что, не обладая властными полномочиями, он реализует публично-правовые функции государства.
14. Установленный в ч. 3 комментируемой статьи порядок (очередность) возмещения вреда опирается на положения ст. ст. 18 и 18.1 Основ (см. комментарий).

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!