Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Комментарий законодательства Российской Федерации о нотариате
Работа представляет собой комментарий действующего законодательства о нотариате в Российской Федерации. И хотя фундаментом правового регулирования в данной области являются Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, в рамках представленной работы авторы изучают весь комплекс источников регулирования нотариальной деятельности.
Статья 54. Разъяснение сторонам смысла и значения проекта сделки

Комментарий к статье 54

Исходя из одного лишь названия ст. 54 нельзя полноценно установить содержание данной нормы, так как круг возлагаемых ею на нотариуса обязанностей шире, чем следует из названия. В соответствии с текстом статьи можно выделить следующие обязанности нотариуса: разъяснение сторонам смысла и значения проекта сделки, проверка соответствия содержания сделки действительным намерениям сторон, проверка на отсутствие противоречий проекта сделки требованиям закона.
1. Разъяснение сторонам смысла и значения проекта сделки. Разъяснение нотариусом смысла и значения проекта сделки позволяет исключить наступление неблагоприятных последствий для сторон ввиду совершения ими необдуманных или неясных для них самих действий.
Перед удостоверением сделки нотариусу надлежит самостоятельно ознакомиться с ее содержанием. Разъяснение сторонам смысла и значения проекта сделки включает в себя первичное установление нотариусом предмета и условий ее проекта, характера и экономической и юридической цели, с тем чтобы четко обозначить сторонам порождаемые заключением и исполнением сделки правовые последствия для обеспечения правильного понимания таковых сторонами.
Комментируемая норма не вкладывает разное содержание в понятия "смысл" сделки и "значение" сделки. Сделка представляет собой юридически значимое действие, направленное на установление, изменение или прекращение правоотношений (ст. 153 ГК РФ). С учетом этого смысл заключения сделки состоит в реализации намерений сторон по достижению юридических последствий. При этом значение сделки для сторон и третьих лиц сводится именно к установлению сделкой этих правовых последствий.
Для выяснения смысла и значения проекта сделки нотариусу необходимо прибегнуть к толкованию ее содержания. Толкование договоров выполняется по правилам, установленным ст. 431 ГК РФ, эти правила могут в силу ст. 156 ГК РФ применяться также и при толковании условий односторонних сделок, поскольку иное не следует из их природы. В комментируемой норме Основ речь идет не о толковании уже заключенного договора, а о толковании проекта сделки, однако с учетом целей, для которых создана ст. 431 ГК РФ, нет оснований считать, что такое толкование должно осуществляться по каким-либо иным (специальным) правилам. Таким образом, первоначально нотариусу следует принять во внимание буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений (которое в случае неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями). Если определить смысл сделки вышеописанным путем не представляется возможным, нотариусу в соответствии с положениями ГК РФ надлежит выяснить действительную общую волю сторон, принимая во внимание все соответствующие обстоятельства, предшествующие совершению сделки, и последующее поведение сторон, а также обратиться к законодательству, регламентирующему конкретную сделку, или к обычаям и практике, сложившимся в соответствующей сфере.
Отсутствуют нормативные основания считать, что проект сделки непременно должен быть составлен таким образом, чтобы нотариус мог уяснить его смысл, исходя исключительно из его буквального содержания (буквального значения содержащихся в проекте слов и выражений). Нотариус может отказать в удостоверении сделки в том случае, когда ее проект не соответствует закону (ст. ст. 16, 48 Основ). Вместе с тем отсутствие возможности уяснить содержание сделки исходя из одного только буквального содержания имеющихся в ней слов и выражений, само по себе не свидетельствует о ее незаконности. Если бы дело обстояло иначе, то любая, в том числе уже совершенная, сделка, содержание которой не может быть уяснено путем ее буквального толкования, должна была бы признаваться недействительной или незаключенной, в то время как в законе отсутствуют соответствующие требования к содержанию сделки, а ст. 431 ГК РФ прямо допускает существование договоров (т.е. действительных двусторонних сделок), содержание которых не может быть установлено исходя из одного лишь их буквального толкования. Поэтому нотариус не должен отказывать в удостоверении сделок, ссылаясь на то, что он не может уяснить их смысл, исходя исключительно из их буквального содержания, в случае, когда их содержание может быть установлено по правилам о толковании договоров.
Поэтому если в договоре в надлежащей форме не согласовано и в силу этого не может быть установлено путем буквального толкования его существенное условие (например, условие о предмете), такой договор не подлежит удостоверению как не соответствующий закону (незаключенный). Однако если, скажем, при буквальном толковании договора возникают сложности с точным определением порядка приемки продаваемых товаров, но при этом порядок приемки может быть установлен из обычая и сложившейся практики отношений сторон, нотариус не должен отказывать в удостоверении сделки.
В соответствии со ст. 44 Основ содержание нотариально удостоверяемой сделки должно быть зачитано вслух ее сторонам, которые вправе сами прочесть текст проекта и высказать по нему свои предложения и замечания. Разъясняя смысл и значение проекта сделки, нотариусу следует руководствоваться не только конкретными нормами законодательства, но и общегражданскими принципами разумности, добросовестности и справедливости, а также применять аналогию закона и права. Если нотариус с согласия сторон вносит изменения в проект, то он должен разъяснить сторонам не только содержание сделки в том виде, в каком он намерен ее удостоверить, но и содержание таких изменений перед их внесением. Следовательно, в комментируемой статье речь идет об обязанности нотариуса разъяснить не только содержание представленного ему сторонами проекта, но также и окончательного текста, подлежащего удостоверению, даже если этот текст полностью или в части явился результатом деятельности самого нотариуса.
Если обратившийся к нотариусу глухой, немой или глухонемой гражданин неграмотен, то в соответствии с п. 6 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий при совершении нотариального действия должно присутствовать лицо, которое может объясниться с ним и удостоверить своей подписью, что содержание сделки, заявления или иного документа соответствует воле участвующего в ней неграмотного глухого, немого или глухонемого. Указанное лицо, как правило, представляет документ, подтверждающий, что оно имеет специальные познания по общению с данной категорией граждан. Личность данного лица устанавливается, а дееспособность проверяется в соответствии со ст. ст. 42, 43 Основ. Названное положение по аналогии можно применить и к лицам, не владеющим в достаточной степени языком делопроизводства. При удостоверении сделки нотариусу надлежит отразить в документе, что смысл сделки изложен и разъяснен такому гражданину переводчиком, который должен поставить свою подпись (кроме того, он несет ответственность за правильность перевода и сохранение тайны совершения нотариального действия). О совершении нотариального действия в присутствии переводчика делается также соответствующая отметка в удостоверительной надписи нотариуса, форма которой утверждена в Приказе Минюста России от 27 декабря 2016 г. N 313.
При невыполнении нотариусом обязанности по разъяснению сторонам смысла и значения проекта сделки суды усматривают нарушение норм материального права, которое послужило причиной расхождения между подлинной волей сторон и их волеизъявлением, в результате чего сделка может быть оспорена как совершенная под влиянием обмана или заблуждения.
Например, Верховный Суд РФ в Определении от 25 марта 2014 г. по делу N 4-КГ13-40 указал, что одним из мотивов (не принятых во внимание нижестоящими судами) для признания недействительной доверенности, выданной на дарение квартиры, было заблуждение истицы относительно юридических последствий совершаемой сделки, возникшее в результате юридической неосведомленности о наступлении таковых из-за отсутствия разъяснения смысла сделки нотариусом. В Апелляционном определении Московского городского суда от 2 декабря 2015 г. по делу N 33-43857/2015 суд указал, что "нотариусом не было разъяснено, какие правовые последствия могут возникнуть при подписании указанной доверенности на сбор документов для оформления договора дарения, а также последствия заключения договора дарения и место дальнейшего проживания, и доказательств о разъяснении указанного суду не представлено. При этом [истица] в суде неоднократно оспаривала разъяснение ей доверенности. Анализ представленных в деле доказательств и установленных обстоятельств приводит к выводу об имеющихся основаниях для признания недействительной сделки дарения".
2. Проверка соответствия содержания действительным намерениям сторон. Из понятия сделки, содержащегося в ст. 153 ГК РФ (сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей), следует, что для достижения в результате совершения сделки юридического эффекта, на который она рассчитана, воля лица, совершающего сделку, и его волеизъявление должны совпадать. Совпадение воли и волеизъявления является одним из признаков действительности сделки наряду с законностью ее содержания и порядка совершения, сделкоспособностью ее сторон.
Вместе с тем если при совершении сделки возникло расхождение между подлинной волей и ее изъявлением, то по общему правилу сделка не становится недействительной. Это объясняется тем, что недействительность каждой сделки, в которой воля не совпадает с волеизъявлением, существенно подрывала бы стабильность гражданского оборота. Несовпадение между волей и волеизъявлением могут привести к эффективному оспариванию сделки только в случаях, прямо указанных в законе (сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, существенного заблуждения, при нарушении порядка волеобразования у юридических лиц и публично-правовых образований и т.п.).
Однако это не означает, что нотариус вправе удостоверить сделку, выявив, что имеется такое расхождение между волей и волеизъявлением, которое в дальнейшем не может привести к признанию сделки недействительной (например, если заблуждение стороны при совершении сделки не является существенным и т.п.). Поскольку закон требует, чтобы на момент совершения сделки воля и волеизъявление совпадали, нотариус должен принять меры к установлению полного тождества воли и волеизъявления сторон. Тем самым нотариус способствует соблюдению закона и при этом не подрывает стабильность оборота, которая всякий раз оказывается под угрозой, когда сделка уже совершена и считается породившей правовые последствия.
Несовпадение между волей и волеизъявлением возможно как в случаях, когда воля была правильно сформирована (например, лицо ясно осознавало нежелательность совершаемой сделки, но совершило ее в силу угрозы), так и в случаях, когда был нарушен естественный или нормативно установленный процесс правильного формирования воли (например, был допущен обман или не соблюдены процедуры корпоративного одобрения сделки юридическим лицом).
Когда речь идет о выявлении несовпадения между волей и волеизъявлением физического лица, нотариус должен обращать внимание на его поведение. Нотариусу надлежит установить добровольность и осознанность действий лиц, намеревающихся совершить сделку.
Вопрос о том, какие именно действия должен совершить нотариус для выявления действительных намерений сторон, не урегулирован нормативно: ни в законе, ни в Методических рекомендациях по совершению отдельных видов нотариальных действий, ни в юридической литературе нет их перечня. Эффективным способом выявления совпадения воли и волеизъявления, используемым на практике нотариусами, является проведение бесед со сторонами сделки (как при удостоверении завещаний). В ходе таких бесед стороны при посредстве нотариуса выражают свою волю на совершение нотариально удостоверяемых сделок, поясняют их экономические и юридические цели. Нотариус обращает внимание не только на содержание слов и выражений, которые стороны используют в ходе беседы, но также на их поведение, внешний вид, которые могут свидетельствовать о наличии психического заболевания, состояния опьянения, страха, психической подавленности и т.д. Суды при разрешении споров исходят из того, что проведенная нотариусом беседа является действенным способом выявления воли сторон.
Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 2 августа 2016 г. по делу N 33-25929/2016 указано: "Проанализировав тексты оспариваемых заявлений, суд пришел к правильному выводу, что в заявлениях указаны все существенные условия односторонней сделки, заявления содержат прямое указание истца соответственно: на его отказ от наследования и на отсутствие его доли в имуществе, приобретенном супругой во время брака с истцом. Как было установлено судом, при совершении сделок истец действовал по своей воле, перед подписанием заявлений нотариусом с истцом была проведена беседа, в ходе которой он выразил свою волю на подписание оспариваемых заявлений".
Надо учитывать, что нотариус не является лицом, обладающим специальными познаниями, позволяющими с точностью установить наличие расхождения между волей и волеизъявлением в тех случаях, когда оно очевидно не следует из слов стороны сделки (обратившейся, например, за заключением договора дарения и при этом утверждающей, что за подарок другой стороной обязательно должны быть уплачены деньги) и иных актов его поведения. Нотариус не является ни психиатром, ни наркологом, ни специалистом в какой-либо иной сфере (помимо права), где он мог бы выносить экспертные суждения. Поэтому, выявляя возможные признаки несовпадения между подлинной волей лица и его волеизъявлением и опираясь при этом на свой жизненный опыт, интуицию и т.п. качества, нотариус всегда несет риск ошибки. В случае если он откажет в совершении нотариального действия, сочтя поведение лица отклоняющимся от нормы, но в дальнейшем выяснится, что данное лицо осознавало характер осуществляемых им действий и его воля сформировалась без незаконного влияния извне, отказ нотариуса в совершении нотариального действия может быть эффективно оспорен.
Закон не содержит нормы, которая прямо и недвусмысленно наделяла бы нотариуса правом истребовать у стороны сделки какие-либо документы, которые могли бы рассеять возникшие у него сомнения в совпадении волеизъявления лица и его подлинной воли, в частности справки и медицинские заключения, свидетельствующие о способности лица отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Вместе с тем согласно ст. 41 Основ совершение нотариального действия может быть отложено в случае необходимости истребования дополнительных сведений от физических и юридических лиц. Поскольку комментируемая статья возлагает на нотариуса обязанность установить, соответствует ли совершаемая сделка подлинным намерениям ее сторон, можно сделать вывод о том, что при возникновении у нотариуса обоснованных сомнений в этом обстоятельстве у нотариуса появляется необходимость истребовать у стороны сделки документы, которые могут устранить эти сомнения. Если в дальнейшем сторона сделки, не желающая исполнять требование нотариуса о предоставлении дополнительных документов, сможет доказать, что сомнения нотариуса были необоснованными, отложение совершения нотариального действия и истребование дополнительных доказательств могут быть признаны незаконными.
Вместе с тем исполнение требований нотариуса о предоставлении дополнительных, в том числе медицинских, документов в случаях, когда объективно могут возникнуть сомнения в способности стороны ясно понимать характер своих действий и руководить ими, создает дополнительные механизмы защиты от последующего опорочивания сделок по соответствующим основаниям.
Так, в Определении Ленинградского областного суда от 3 декабря 2015 г. по делу N 33-5974/2015 указано на достаточность сведений, содержащихся в выписке из акта освидетельствования во ВТЭК к справке (выданной о бессрочном установлении инвалидности по зрению), заключении об условиях и характере труда (работа в УПП ВОС (Всероссийское общество слепых)) и сопутствующих документах, подтверждающих активную деятельность лица в сообществах слепых, для признания их в совокупности прямо и ясно свидетельствующими о том, что "волеизъявление [лица], признанного в установленном порядке инвалидом первой группы по зрению, было направлено на распоряжение принадлежащим ему имуществом на случай своей смерти, с учетом того обстоятельства, что, согласно содержанию удостоверительной надписи оспариваемого процессуального документа, завещание записано со слов [лица], полностью зачитано вслух и по его просьбе подписано в присутствии нотариуса рукоприкладчиком".
Для юридических лиц и органов, действующих от имени публично-правовых образований, важное значение имеет соблюдение процедуры их волеобразования, предусмотренной законом. Законодательство предусматривает различные типы внутрикорпоративных органов и принимаемых ими решений, в том числе так называемых "корпоративных одобрений", для разных видов юридических лиц, закрепляемые в специальных законах. Особый порядок формирования воли юридического лица путем одобрения совершения сделки его органом (общим собранием участников, советом директоров и т.д.) может быть предусмотрен как законом, так и учредительными документами юридического лица. Несмотря на то, что несоблюдение такого порядка волеобразования на совершение сделки не всегда обязательно приведет к ее недействительности (ряд таких сделок могут быть признаны недействительными только при наличии дополнительных обстоятельств, например при отсутствии последующего одобрения крупной сделки в ООО и АО), нотариус должен проверить соблюдение этого порядка перед совершением сделки и, обнаружив, что этот порядок не был соблюден, не вправе удостоверять ее.
В соответствии с п. 14 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий, удостоверяя сделки, касающиеся обязательственных прав участников юридических лиц, нотариус руководствуется федеральными законами и учредительными документами этих юридических лиц (например, ст. 79, п. 6 ст. 93, п. 3 ст. 111 ГК РФ, Федеральными законами "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О производственных кооперативах", "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" и др.). Так, при отчуждении доли (части доли) в уставном капитале ООО его участником третьим лицам, если участников в обществе два и более, нотариус вправе требовать кроме учредительных документов и выписки из ЕГРЮЛ следующие документы: документы, на основании которых отчуждаемая доля была приобретена ранее отчуждателем; справку общества за подписью единоличного исполнительного органа и главного бухгалтера о том, что сумма сделки не превышает 25% стоимости имущества общества (если более высокий размер крупной сделки не предусмотрен уставом); справку общества об отсутствии заинтересованности в сделке либо документы об одобрении сделки, предусмотренные Федеральными законами "Об обществах с ограниченной ответственностью", "Об акционерных обществах", уставом юридического лица (решение общего собрания, решение совета директоров с указанием лиц, являющихся сторонами, выгодоприобретателями по сделке, цены, предмета сделки и иных существенных условий); документы, подтверждающие факт оплаты доли в уставном капитале и т.д.
3. Проверка на отсутствие противоречий проекта сделки требованиям закона. Для того чтобы выявить соответствие проекта сделки требованиям закона, нотариус помимо установления соответствия между сделкой и подлинным намерением стороны должен убедиться в наличии у участников оформляемой сделки правоспособности и дееспособности, а также в том, что содержание сделки соответствует закону и иным нормативным правовым актам.
Сделка должна быть правомерной, т.е. законной по содержанию и цели, которая не должна быть противной основам правопорядка или нравственности. Правовая цель сделки должна быть юридически состоятельной и фактически осуществимой. Под юридической состоятельностью в данном контексте понимается соответствие правовой цели требованиям гражданского законодательства (согласование существенных условий, определенность и законность предмета сделки, соблюдение специальной правоспособности и т.д.), а под фактической осуществимостью - реальная возможность исполнить сделку, т.е. достичь определенного правового результата. Проект сделки, удостоверяемой в нотариальном порядке, должен предусматривать существенные условия договора, при отсутствии хотя бы одного из которых она считается незаключенной, т.е. условия о предмете договора, условий, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также всех тех условий, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ст. 432 ГК РФ).
Как было сказано ранее, под правомерностью понимается соответствие условий, на которых совершается сделка, требованиям закона и иных нормативных актов, основополагающим нравственным нормам, принципам разумности, справедливости и добросовестности. По общему правилу несоответствие условий сделки условиям другого договора не влечет ее недействительности, поскольку ст. 168 ГК РФ в качестве общего правила допускает возможность признания недействительной сделки, противоречащей закону или иным нормативным правовым актам, а не условиям другого договора (сделки). Только в случаях, прямо предусмотренных законом, сделка, противоречащая условиям другого, ранее заключенного договора, может быть признана недействительной (так, в силу ст. 67.2 ГК РФ сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором).
Как установлено в п. 10 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий, совершая в соответствии со ст. ст. 53 - 56 комментируемых Основ удостоверение сделок с имуществом, нотариус проверяет принадлежность этого имущества на праве собственности или ином вещном праве, наличие сособственников, наличие обременений, запрещения отчуждения или ареста данного имущества.
При совершении сделок с недвижимым имуществом нотариусом проверяются документы, предусмотренные Федеральным законом "О государственной регистрации недвижимости", при удостоверении сделок с имуществом юридических лиц нотариусом проверяются правомочия органов или лиц по распоряжению имуществом в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами и учредительными документами юридических лиц.
В случае принадлежности имущества не на праве собственности, а на ином вещном праве нотариус проверяет наличие согласия собственника на совершение сделки, когда обязательность такого согласия предусмотрена законом (например, п. 2 ст. 295, п. 1 ст. 297 ГК РФ). При наличии сособственников в случаях, когда для совершения сделки требуется их согласие, нотариус проверяет наличие такого согласия. При возмездном отчуждении доли в праве общей собственности постороннему лицу нотариус проверяет соблюдение условий, установленных п. 2 ст. 250 ГК РФ.
При удостоверении сделок, указанных в ст. 35 СК РФ, нотариус проверяет наличие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на совершение сделки. Если в нотариально удостоверенном согласии супруга указаны какие-либо условия сделки, нотариус при удостоверении сделки проверяет, соблюдены ли эти условия. Если лицо не состоит в зарегистрированном браке, нотариусу представляется письменное заявление об этом данного лица. При удостоверении сделок с участием несовершеннолетних, недееспособных или не полностью дееспособных нотариус проверяет наличие согласия их законных представителей и (или) органа опеки и попечительства на совершение сделки, когда это требуется в соответствии с законом.
Если нотариус устанавливает несоответствие содержания сделки требованиям законодательства, он вправе отказать в совершении нотариального действия.
Так, в Апелляционном определении от 1 декабря 2015 г. по делу N 33-12360/2015 Нижегородский областной суд признал отказ нотариуса в удостоверении брачного договора законным и обоснованным, указав, что "отказ правомерен, поскольку отсутствие в брачном договоре перечня имущества, передаваемого каждому из супругов, свидетельствует о несоответствии этого договора ст. 42 СК РФ, так как раздел имущества между супругами исключает установление режима личной собственности одного из супругов на имущество или его части без передачи другому соответствующей компенсации".

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!