Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Договор трансграничного займа: право и практика
Данный материал посвящен изучению конструкции договора трансграничного займа, а также связанных с ним правоотношений, особенностей их субъектного и объектного состава и содержания. Автор рассматривает, как договор займа регулировался и регулируется в зарубежном праве (в том числе в праве мусульманских стран), какие формы он приобретает, чем является и какие разновидности имеет; исследует вопросы права, применимого к договору трансграничного займа.
§ 1. Коллизионное регулирование

Как отмечает признанный специалист по финансовым сделкам А. МакНайт, вопросы конфликта законов имеют особую важность в международных финансовых сделках <279>. Данное утверждение относится в равной степени и к договору трансграничного займа, и к сопутствующим ему сделкам. Одной из особенностей договора трансграничного займа и, в определенных случаях, одним из его преимуществ является возможность подчинить отношения сторон иностранному праву.
--------------------------------
<279> McKnight A. Op. cit. P. 4.

Обязательная предпосылка подобного выбора - связь договора трансграничного займа с иностранным правопорядком, его трансграничный характер. В соответствии с официальным комментарием к Принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА в редакции 2010 г. трансграничный характер договора может определяться различными способами: как национальным законодательством, так и международными нормами <280>. В любом случае договор будет считаться международным (трансграничным) тогда, когда:
- имеет наиболее тесную связь с правом более чем одного государства;
- содержит выбор между правом различных государств;
- касается интересов международной торговли.
--------------------------------
<280> Пункт 1 комментария к преамбуле Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА. Сайт в Интернете: http://www.unidroit.org/english/principles/contracts/principles2010/integralversionprinciples2010-e.pdf.

Указанные признаки применимы и к договорам трансграничного займа, хотя и с некоторыми оговорками. Так, тесная связь может проявляться в том, что исполнение по сделке - передача и обратная выплата суммы займа - осуществляется с участием банка, расположенного на территории иностранного государства. Второй признак - выбор применимого права - широко распространенное для договоров трансграничного займа явление: в большинстве случаев стороны не только предусматривают применимое право, но также и включают крайне детализированные арбитражные оговорки. Что же касается третьего признака, хотя договор трансграничного займа практически не затрагивает интересов международной торговли (за исключением финансирования внешнеторговых сделок), он в то же время опосредует данные отношения, способствуя в том числе и развитию трансграничных торговых отношений.
Как было продемонстрировано выше, иностранный элемент можно обнаружить в субъектном составе, а также в объекте правоотношений, возникающих из договора трансграничного займа. Иностранный элемент в субъектном составе может проявляться там, где заимодавец (банк), расположенный в иностранном государстве, предоставляет заем российской организации. Возможна также ситуация, при которой дочерние предприятия одной головной компании, расположенные в разных странах, предоставляют друг другу займы в целях перераспределения ресурсов в рамках хозяйственной группы.
Иностранный элемент может обнаруживаться и в объекте договора трансграничного займа. Хотя объектом договора займа выступает валюта, физического перемещения валютных ценностей не происходит, а заемщик приобретает права требования к банку по обязательству, выраженному в иностранной валюте. Дополнительным объектом договора трансграничного займа может являться оказание финансовых или представительских услуг на территории иностранного государства. Подобные услуги используются наиболее часто в договорах синдицированного займа, когда в синдикате (группе) банков один банк является организатором и агентом, выступая от имени других кредиторов.
Отечественные авторы утверждают, что иногда факт заключения договора займа на территории иностранного государства может рассматриваться в качестве иностранного элемента <281>. Тем не менее спорной является ситуация, при которой стороны выбирают в качестве применимого право иностранного государства лишь на том основании, что сделка заключается на территории такого государства, в то время как стороны по сделке зарегистрированы и осуществляют свою деятельность на территории другого государства, и исполнение по договору будет происходить на территории исключительно этого государства. При указанных обстоятельствах очевидна тесная связь с одним государством, поэтому велика вероятность того, что суд применит общепризнанный принцип эффективной связи <282>.
--------------------------------
<281> Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Юристъ, 2008. С. 14.
<282> Пункт 5 ст. 1210 ГК РФ; ст. 4 (3) Регламента (ЕС) N 593/2008 Европейского парламента и совета "О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам".

Отдельного упоминания требует вопрос применимого права в договорах трансграничного займа. Отправной точкой в анализе данного вопроса может стать классификация статутов международных валютных обязательств, предложенная английским юристом немецкого происхождения Ф. Манном. Автор предлагал различать три разновидности статутов, возможных в трансграничных обязательствах, выраженных в иностранной валюте: собственно статут обязательства (lex causae); статут государства, в валюте которого выражено обязательство (lex monetae); статут суда (lex fori) <283>.
--------------------------------
<283> Mann F.A. The Legal Aspect of Money. Oxford University Press: London, 1938. P. 117 - 119.

В правоотношениях, связанных с договором трансграничного займа, обязательственный статут - lex causae - может отсылать к различным правопорядкам. Так, например, договор трансграничного займа может быть подчинен английскому праву, равно как и поручительство, предоставленное в обеспечение обязательств по займу. В свою очередь, обязательства по банковской гарантии, предоставленной в обеспечение обязательств по займу, могут определяться в соответствии с международными обычаями <284>, а обязательства из договора залога долей (акций) и движимого (недвижимого) имущества - по праву тех государств, где зарегистрированы соответствующие общества, чьи доли (акции) передаются в залог, и где расположено закладываемое имущество.
--------------------------------
<284> Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов в редакции 2006 г.

На практике встречаются случаи, когда изначально договор займа заключается между иностранным банком и российским заемщиком, а впоследствии банк уступает права требования российскому банку, руководствуясь, по всей видимости, тем, что российскому банку будет проще взыскать задолженность <285>. В подобных сделках возникают два вопроса. Во-первых, какому праву следует подчинить отношения, возникающие из уступки, - тому, которому изначально был подчинен договор трансграничного займа, либо стороны вправе выбрать иное право? Во-вторых, остается ли действительным выбор права сторонами по договору трансграничного займа, притом что в результате уступки иностранный элемент (предыдущий заимодавец) отпадает, а на месте заимодавца и заемщика оказываются, к примеру, два российских лица? Найти ответ на обозначенные вопросы позволяют принципы, заложенные в положениях ст. 1216 ГК РФ.
--------------------------------
<285> Определение ВАС РФ от 22 июня 2011 г. N ВАС-7496/11.

В соответствии с указанной статьей право, подлежащее применению к соглашению между первоначальным и новым кредиторами об уступке требования, определяется в соответствии с правилами ГК РФ о праве, подлежащем применению к договору. Согласно п. 1 ст. 1210 ГК РФ стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору, а при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (п. 1 ст. 1211 ГК РФ). В международных заемных отношениях стороны подчиняют уступку прав и перевод долга по договору трансграничного займа тому праву, которому подчинен сам договор трансграничного займа. Ответом на второй вопрос, поставленный выше, могут служить положения п. 2 ст. 1216 ГК РФ: отношения между новым кредитором и должником определяются по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки. Тем не менее, учитывая, что исполнение по договору после совершившейся уступки будет фактически осуществляться на территории одного государства, в случае спора суд может счесть применимыми именно нормы страны, с которой указанное правоотношение наиболее тесно связано.
Другой аспект, в котором можно обнаружить столкновение законов разных стран, - корпоративное одобрение сделок, заключаемых в связи с международным заемным обязательством. В соответствии с требованиями российского права одобрению подлежит сделка или несколько взаимосвязанных сделок (в том числе залог, поручительство), направленные на приобретение, отчуждение или возможное отчуждение имущества, общая стоимость которого превышает 25% и более балансовой стоимости общества <286>. В одобрении должны быть указаны предмет, стоимость, стороны, выгодоприобретатели и иные существенные условия сделки. Как следствие, возникает вопрос: если применимым к договору займа с участием российского лица является иностранное право, то в соответствии с какими нормами необходимо принимать корпоративное одобрение и по какому праву необходимо определять существенные условия сделки?
--------------------------------
<286> Статья 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью"; ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах".

В соответствии со ст. 1202 ГК РФ внутренние отношения юридического лица определяются правом страны, где учреждено юридическое лицо. Таким образом, в отношении российского заемщика корпоративное одобрение должно приниматься в соответствии с нормами российского законодательства. Как было указано выше, нормы российского законодательства отсылают к существенным условиям договора, при этом приведенные нормы не содержат специальных указаний в отношении договоров, заключенных по иностранному праву. Тем не менее, учитывая положения ст. 1215 ГК РФ, в соответствии с которой правом, подлежащим применению к соответствующему договору, определяются вопросы толкования договора, разумно предположить, что вопрос о том, какие положения договора, подчиненного иностранному праву, являются существенными и, следовательно, должны стать предметом корпоративного одобрения, следует определять в соответствии с таким иностранным правом. Данное положение применимо в равной степени и к другим сделкам, заключаемым в связи с договором трансграничного займа.
В среде практикующих юристов нередко возникает еще один вопрос: достаточно ли для применения иностранного законодательства наличия того обстоятельства, что объектом договора выступает валюта такого третьего государства? Ответ на этот вопрос напрямую зависит от того, признается ли право страны, в валюте которой выражено обязательство, самостоятельным правопорядком и какие вопросы могут быть урегулированы указанным правом. Статут обязательства, выраженного в определенной валюте, в отечественной литературе именуется валютным статутом <287>, в иностранной - lex monetae <288>. Однако однозначного понимания того, что представляет собой валютный статут, в настоящее время не обнаруживается: одни авторы полагают, что lex monetae - это коллизионная норма <289>, другие рассматривают lex monetae в качестве права, определяющего природу денежного обязательства <290>, в то время как Международный суд ООН придерживается позиции, что lex monetae - это принцип международного права <291>.
--------------------------------
<287> Лунц Л.А. Указ. соч. С. 184.
<288> Mann F.A. Op. cit.; Kleiner C. Money in Private International Law // Yearbook of Private International Law. 2009. Vol. 11. P. 576.
<289> Mann F.A. Op. cit.
<290> Kleiner C. Op. cit.
<291> Ibid. P. 576 - 577.

Подтверждение того, что принцип lex monetae является коллизионной нормой, можно обнаружить в законодательстве и судебной практике зарубежных стран. Так, ст. 147(1) Закона Швейцарии "О международном частном праве" определяет, что деньги подчиняются праву страны, эмитировавшей соответствующие денежные знаки. Более того, в некоторых решениях, вынесенных английскими судами, обнаруживается использование принципа lex monetae в делах с участием иностранного элемента.
В деле Re Chesterman's Trusts <292> физическое лицо, расположенное в Германии, предоставило в залог долю, оцененную в размере 31 000 золотых марок, в обеспечение обязательств по займу перед немецким банком. Залоговое право было впоследствии передано в доверительную собственность в пользу банка; отношения из траста регулировались английским правом. К моменту неисполнения обязательств и возникновения у банка права требования указанной суммы обращение золотых марок в Германии было прекращено и заменено бумажными марками, стоимость которых оказалась существенно ниже обращавшихся ранее золотых марок. Кроме того, в Германии действовал специальный закон, в соответствии с которым исполнение по денежным обязательствам, выраженным в золотых марках, должно было приниматься и признаваться надлежащим исходя из той же номинальной стоимости, что и у золотых марок, но в бумажных марках. Принимая во внимание требования немецкого закона, суд руководствовался принципом lex monetae и обязал должника выплатить первоначально обозначенную сумму (а не ее эквивалент), но в бумажных марках.
--------------------------------
<292> Сайт в Интернете: http://archive.org/stream/PrivateInternationalLaw/TXT/00000307.txt.

Следует подчеркнуть замечание Л.А. Лунца о том, что употребление иностранной денежной единицы как валюты долга имеет такое же значение, как употребление иностранной меры веса для определения количества веса. Исчисление суммы обязательства в иностранной валюте само по себе с точки зрения права не рассматривается как иностранный элемент в составе данного правоотношения. Из этого ясно, что вопрос о влиянии на эти обстоятельства факта обесценения данной иностранной валюты нет оснований решать по иному закону, нежели lex causae <293>.
--------------------------------
<293> Лунц Л.А. Указ. соч. С. 185.

Тем не менее нельзя окончательно согласиться с Л.А. Лунцем в том, что lex monetae не будет иметь никакого значения для исполнения денежного обязательства: как продемонстрировано выше, в случаях, когда валюта изымается из обращения, заемщик (должник) лишается объективной возможности исполнить обязательство, поэтому суд может принять во внимание изменившиеся в данной стране императивные нормы об обращении национальной валюты и предписать заемщику возвратить долг в новой валюте. В настоящее время применения принципа lex monetae может быть оправдано также и при определении размера процентов за просрочку в денежных обязательствах <294>. Таким образом, в то время как обязательственный статут (lex causae) определяет обязательства сторон в правоотношениях, связанных с договором трансграничного займа, применение валютного статута (lex monetae) тоже возможно, однако в ограниченных случаях.
--------------------------------
<294> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 марта 2013 г. N 09АП-3247/2013 по делу N А40-128529/12-31-62.

В определенных случаях отдельные положения lex fori могут распространяться и на вопросы, урегулированные обязательственным статутом. Так, к примеру, в одном из дел, рассмотренных российским судом, суд снизил почти в два раза размер неустойки, предусмотренной договором займа, несмотря на то что к обязательствам из договора подлежало применению английское право <295>. Однако в некоторых делах суды не снижают размер неустойки, руководствуясь пояснениями, предоставляемыми сторонами, в отношении действительности неустоек по английскому праву <296>. Российские суды принимают во внимание также положения lex fori в вопросах определения процентных ставок по неустойкам за просрочку обязательств по займам. Так, в одном из дел суд применил ставку банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора, установленную Банком Англии <297>.
--------------------------------
<295> См., напр.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 февраля 2011 г. N 09АП-34007/2010 по делу N А40-137209/09-29-980; Определение Московского городского суда от 2 ноября 2010 г. по делу N 33-31070.
<296> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 сентября 2011 г. N 09АП-16486/2011-ГК по делу N А40-137012/10-133-1183.
<297> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 марта 2013 г. N 09АП-3247/2013 по делу N А40-128529/12-31-62.

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!