Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
"Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография"
Представленная монография посвящена исследованию транспортных преступлений как отдельной категории уголовных правонарушений, характеризующихся рядом специфических особенностей.
§ 1. Нарушение Правил дорожного движения лицом,
подвергнутым административному наказанию

Норма, закрепленная в ст. 264.1 УК РФ, "переживает" второе пришествие в уголовное законодательство России <1>. В настоящее время она предусматривает уголовную ответственность:
--------------------------------
<1> В связи с принятием рассматриваемой нормы ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ, предусматривавшая ответственность за повторное управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, или за передачу управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, признана утратившей силу.

- за управление автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством:
а) лицом, находящимся в состоянии опьянения, ранее подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения;
б) лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского обследования на состояние опьянения;
- за управление указанными транспортными средствами в состоянии опьянения лицом, имеющим судимость за совершение преступления, предусмотренного ч. ч. 2, 4 или 6 ст. 264, а также ст. 264.1 УК РФ <1>.
--------------------------------
<1> Оценивая формулировку ст. 264.1 УК РФ, Н.Г. Иванов пишет: "В этой статье... все намешано, в результате чего мысль законодателя... становится трансцендентной... Во-первых, одновременно предусмотрены и административная преюдиция, и судимость. Если учитывать степень общественной опасности лица, тогда она в случае судимости гораздо выше, чем в случае наличия административного наказания, хотя бы потому, что административное правонарушение по степени общественной опасности ниже преступления. Криминальный дрейф может быть одинаковый с позиции самого дрейфа, но последовательный учет степени общественной опасности субъекта вряд ли позволяет смешивать такие два неравноценных по степени опасности посягательства" (Иванов Н.Г. Криминализация опасного состояния личности в современном УК РФ // Российская юстиция. 2017. N 1. С. 20).

Объект этих преступлений, несмотря на их различия, один - общественные отношения, обеспечивающие условия безопасности движения или эксплуатации автомобиля, трамвая или иного механического средства. Таким образом, эта норма не обеспечивает аналогичные условия безопасности железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта, а также метрополитена.
Опасность данного преступления заключается не в том, что оно причиняет вред непосредственно безопасности функционирования указанных видов транспортных средств, а в том, что в рассматриваемом случае транспортным средством управляет лицо, по своему состоянию не способное обеспечить безаварийность использования автомобиля, трамвая или иного механического средства. В связи с этим нахождение пьяного водителя, например в кабине автомобиля, но не управляющего им, не создает угрозы для безопасности движения или эксплуатации этого средства, а следовательно, не образует состава преступления. По крайней мере так складывалась судебная практика по ст. 211.1 УК РСФСР <1>. В законе не просто говорится о состоянии опьянения лица, а указывается на управление этим лицом транспортным средством, тем самым подчеркивается объективная связь состояния водителя и безопасности функционирования транспортного средства.
--------------------------------
<1> См., например: Улицкий С. Уголовная ответственность за управление транспортными средствами в состоянии опьянения // Сов. юстиция. 1972. N 6.

Согласно примечанию к ст. 264 УК РФ лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается лицо, управляющее транспортным средством, в случае установления факта употребления этим лицом вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, установленную законодательством РФ об административных правонарушениях <1>, или в случае наличия в организме этого лица наркотических средств или психотропных веществ, а также лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, которые предусмотрены законодательством РФ. "К сожалению, законодатель вышел за пределы собственно определяемого понятия, приравняв отказ от освидетельствования к состоянию опьянения. Эти деяния не тождественны, и если необходимо было криминализировать отказ от освидетельствования (целесообразность такого шага вызывает сомнение), то это следует прямо и указать в уголовном законе. Иначе получается, что состояние опьянения презюмируется. В таком случае надо признать, что указанным обстоятельством ставится под сомнение действие одного из конституционных принципов - презумпции невиновности" <2>.
--------------------------------
<1> Согласно примечанию к ст. 12.8 КоАП РФ "административная ответственность, предусмотренная настоящей статьей и частью третьей статьи 12.27... Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно, 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека".
По этому вопросу также см.: Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/у-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утв. Приказом Минздрава РФ от 14 июля 2003 г. N 308 (в ред. от 5 марта 2014 г.) // "".
<2> Грачева Ю.В., Чучаев А.И. Дополнительные уголовно-правовые меры обеспечения безопасности автотранспорта. С. 12.
На это обстоятельство обращает внимание и Н.Г. Иванов. "Законодатель в данном случае приравнивает друг другу административную преюдицию, прежнюю судимость и, как ни парадоксально, невыполнение законного требования. Причем в данном случае возникает вопрос: как же полномочный представитель узнал о наличии опьянения, если субъект не проходил освидетельствования? Этот вопрос в полной мере относится в целом к диспозиции данной нормы. С точки зрения криминализации опасного состояния нарушение ПДД в состоянии опьянения лицом, которое ранее что-то претерпело за то же (в административном или уголовном порядке), логически объяснимо. Но для констатации состояния опьянения, когда по внешнему виду лица определить такое состояние затруднительно, необходима экспертиза, которая и вынесет свой вердикт. Поэтому логичнее было бы (возможно) предусмотреть ответственность только за отказ от освидетельствования, а не привязывать такой отказ к состоянию опьянения, которое официально еще не определено, и уж тем более не приводить к единому знаменателю по степени опасности отказ и прежнюю ответственность" (Иванов Н.Г. Указ. соч. С. 20).

В связи с этим предлагается изменить редакцию ст. 264.1 УК РФ, например, таким образом: "Управление автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, либо лицом, препятствующим установлению факта наличия или отсутствия состояния опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения, за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, за невыполнение требования о запрете употреблять алкогольные напитки, наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги либо новые потенциально опасные психоактивные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому оно причастно, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования в целях установления состояния опьянения или до принятия уполномоченным должностным лицом решения об освобождении от проведения такого освидетельствования, либо имеющим судимость за совершение преступления, предусмотренного частями второй, четвертой или шестой статьи 264 настоящего Кодекса либо настоящей статьей" <1>.
--------------------------------
<1> Аюпова Г.Ш. О расширении границ применения административной преюдиции применительно к ст. 264.1 УК РФ // Российский следователь. 2017. N 3. С. 35.

Данное предложение существенно расширяет границы анализируемой уголовно-правовой нормы, причем содержит указания на деяния, во-первых, без административной преюдиции (применительно к ним трудно это и представить) и, как представляется, не имеющие достаточной степени опасности для признания их преступными. Во-вторых, отказ от прохождения от соответствующего освидетельствования заменен на противодействие установлению факта опьянения. Между тем противодействие - понятие широкое, оно может охватывать "любое действие, препятствующее другому действию" <1>.
--------------------------------
<1> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. соч. С. 613.

Преступления, предусмотренные ст. 264.1 УК РФ, носят сложный характер. В качестве обязательного признака первое из них предполагает административную преюдицию <1>. "Будучи комплексным правовым институтом, административная преюдиция предопределяет особенности каждого из элементов состава преступления..." <2>.
--------------------------------
<1> "Сущность административной преюдиции состоит в признании неоднократно совершенных виновным лицом в течение определенного периода времени административных правонарушений после наложения за первое (первые) из них административной ответственности юридическим фактом, порождающим уголовно-правовые последствия" (Безверхов А.Г. Административная преюдиция в уголовном праве России // Актуальные проблемы уголовного права, криминологии, уголовно-исполнительного права / Под общ. ред. А.Г. Безверхова. Самара, 2013. С. 18).
<2> Харлова М.И. Особенности состава преступления с административной преюдицией // Актуальные проблемы российского права. 2016. С. 137.

Законодатель не указывает момент совершения повторного правонарушения, образующего преступление, поэтому, на наш взгляд, необходимо руководствоваться общими положениями административного законодательства. Согласно ст. 4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. В соответствии с п. 10.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" суду надлежит выяснить, исполнено ли постановление о назначении лицу административного наказания по ч. 1 или ч. 3 ст. 12.8 или по ст. 12.26 КоАП РФ, и дату окончания исполнения указанного постановления, не прекращалось ли его исполнение, не истек ли годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, не пересматривались ли постановление о назначении лицу административного наказания и последующие постановления в порядке, предусмотренном гл. 30 КоАП РФ. При этом надо иметь в виду, что обстоятельства, послужившие основанием для привлечения лица к административной ответственности по ч. 1 или ч. 3 ст. 12.8 либо по ст. 12.26 КоАП РФ, не предопределяют выводы суда о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур. Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора, суд возвращает уголовное дело прокурору.
А. обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой, в которой оспаривал конституционность ст. 264.1 УК РФ. По его мнению, она противоречит ст. 54 Конституции РФ, поскольку позволяет привлекать к уголовной ответственности за отказ от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения лицо, подвергнутое административному наказанию за аналогичное нарушение до вступления этой нормы уголовного закона в силу.
Постановлением районного суда от 17 июня 2014 г. А. за совершение 3 июня 2014 г. административного правонарушения, выразившегося в невыполнении им как водителем транспортного средства законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского обследования на состояние опьянения, на основании ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ был подвергнут административному наказанию в виде штрафа с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 г. 6 мес. Постановление не было обжаловано и вступил в законную силу 30 июня 2014 г.
Приговором суда от 20 октября 2016 г. А. признан виновным в том, что 26 декабря 2015 г. управлял автомобилем и не выполнил законное требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Это было оценено как управление автомобилем в состоянии опьянения лицом, подвергнутым административному наказанию за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, т.е. как преступление, предусмотренное ст. 264.1 УК РФ, введенной Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 528-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения", вступившим в силу, согласно его ст. 5, с 1 июля 2015 г. По результатам апелляционного и кассационного обжалования приговор оставлен без изменения.
Конституционный Суд РФ указал следующее.
В сфере уголовно-правового регулирования в силу ч. 2 ст. 54 Конституции РФ, основанной на принципе nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе), особое значение приобретает требование определенности правовых норм, поскольку, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, уголовное законодательство является по своей природе крайним (исключительным) средством, с помощью которого государство реагирует на факты противоправного поведения в целях охраны общественных отношений, если она не может быть обеспечена должным образом с помощью правовых норм иной отраслевой принадлежности. Уголовная ответственность может считаться законно установленной лишь при условии, что она соразмерна характеру и степени общественной опасности криминализируемого противоправного деяния, а его составообразующие признаки, наличие которых в совершенном деянии, будучи основанием уголовной ответственности, позволяет отграничивать его от иных противоправных, а тем более законных деяний, точно и недвусмысленно определены в уголовном законе, непротиворечиво вписывающемся в общую систему правового регулирования (Постановления от 27 мая 2008 г. N 8-П, от 13 июля 2010 г. N 15-П, от 17 июня 2014 г. N 18-П, от 16 июля 2015 г. N 22-П и др.).
Обращаясь к вопросу о конструировании законодателем составов преступлений с административной преюдицией, Конституционный Суд РФ отметил, что любое привлечение к уголовной ответственности по смыслу ч. 2 ст. 54 Конституции РФ и конкретизирующих ее положений ч. 2 ст. 2, ст. 8 и ч. 1 ст. 14 УК РФ безусловно предполагает, что ее основанием может быть лишь обладающее опасностью для личности, общества или государства деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом, которые должны быть присущи ему в момент совершения. Составы преступлений, субъектом которых может быть лишь физическое лицо, ранее подвергнутое административному наказанию за аналогичное противоправное деяние, не предполагают возможность наступления уголовной ответственности за те нарушения, за которые лицо уже было подвергнуто административному наказанию; конструкция этих составов увязывает наступление уголовно-правовых последствий соответствующего противоправного деяния с совершением его лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное правонарушение (Постановление от 10 февраля 2017 г. N 2-П).
Уголовная ответственность лица, управляющего транспортным средством и не выполнившего законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, связана, в частности, с тем, что на момент совершения этого деяния лицо было подвергнуто административному наказанию, т.е. с наличием у такого лица состояния административной наказанности. Это не означает наступления уголовной ответственности за те ранее совершенные нарушения, за которые лицо уже было подвергнуто административному наказанию.
Таким образом, ст. 264.1 УК РФ, допускающая возможность привлечения к уголовной ответственности лица, подвергнутого административному наказанию за соответствующее административное правонарушение до вступления этой нормы в силу, но находящегося в состоянии административной наказанности за него на момент совершения предусмотренного этой нормой деяния, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте <1>.
--------------------------------
<1> "" (документ не был опубликован).

Для целей ст. 264.1 УК РФ учитывается и административное наказание, назначенное лицу до 1 июля 2015 г. (т.е. до введения в действие рассматриваемой нормы) за управление транспортным средством в состоянии опьянения или невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (если не истек срок, указанный в ст. 4.6 КоАП РФ). Лицо, подвергнутое административному наказанию за указанное правонарушение, совершая аналогичное правонарушение после 30 июня 2015 г., осознает, что совершает тем самым уголовно наказуемое деяние, запрещенное ст. 264.1 УК РФ <1>.
--------------------------------
<1> Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений статьи 159.4 в связи с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 г. N 32-П и статьи 264.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, утвержденные Президиумом Верховного Суда РФ 31 июля 2015 г. // "" (документ не был опубликован).

Во втором преступлении конститутивным признаком выступает наличие не погашенной или не снятой в установленном законом порядке судимости за перечисленные в уголовно-правовой норме деяния. Преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 264 и ст. 264.1 УК РФ, отнесены законодателем к преступлениям небольшой тяжести, а ч. ч. 4 и 6 ст. 264 УК РФ - к средней тяжести. Согласно п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость погашается по истечении трех лет после отбытия наказания в виде лишения свободы.
В литературе предлагается дополнить ст. 264.1 УК РФ, после слов "судимость" указать: "...и (или) привлекающееся к уголовной ответственности либо освобожденное от уголовной ответственности в установленном законом порядке". Для применения статьи в новой редакции, по мнению автора, необходимо регламентировать срок давности привлечения лица к уголовной ответственности за деяния, перечисленные в ней, в отношении которого ранее производство по уголовному делу, возбужденному по указанным составам преступления, прекращалось. В связи с этим предлагается дополнить примечание к ст. 264 УК РФ пунктом следующего содержания: "3. Для целей применения статьи 264.1 УК РФ лицом, ранее привлекавшимся к уголовной ответственности, признается лицо, которое в течение года после прекращения в отношении его уголовного дела и (или) уголовного преследования за совершение деяния, предусмотренного частями второй, четвертой или шестой статьи 264 УК РФ либо ст. 264.1 УК РФ, управляло транспортным средством в состоянии опьянения" <1>. Привлечение лица к уголовной ответственности не может выступать криминообразующим признаком по определению; в этом случае нет главного - признания лица виновным в совершении инкриминируемого ему деяния, что характеризует девиантную направленность его поведения. И уж совсем не выдерживает критики ситуация, когда криминообразующим признаком предлагается признавать лицо, освобожденное от уголовной ответственности. Как известно, в результате этого погашаются все уголовно-правовые отношения.
--------------------------------
<1> Потетинов В.А. К вопросу о расширении оснований уголовной преюдиции в целях применения статьи 264.1 УК РФ // Российский судья. 2016. N 3. С. 20.

Преступление имеет формальный состав, считается оконченным с момента начала движения транспортного средства, управляемого лицом, находящимся в состоянии опьянения.
Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Искажает содержание вины М.О. Акопджанова. Она пишет: "...лицо осознавало общественную опасность управления транспортным средством в состоянии опьянения, желало осуществления данных действий в указанном состоянии либо относилось к нему безразлично" <1>. Как известно, преступления, имеющие формальный состав, могут совершаться только с прямым умыслом, а безразличное отношение, во-первых, в таком случае невозможно по определению, во-вторых, относится к характеристике косвенного умысла.
--------------------------------
<1> Акопджанова М.О. Правовая охрана безопасности дорожного движения // Административное и муниципальное право. 2016. N 3. С. 205.

Субъект преступления указан в законе - лицо, находящееся в состоянии опьянения, ранее подвергнутое административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеющее судимость за совершение преступлений, предусмотренных ч. ч. 2, 4 и 6 ст. 264 или ст. 264.1 УК РФ.
Практика применения ст. 264.1 УК РФ более полно покажет недостатки законодательной формулировки состава преступления, однако уже сейчас можно отметить следующие из них. Так, норма распространяет свое действие только на автомобильный транспорт, городской электротранспорт и иные механические транспортные средства, на управление которым в соответствии с законодательством РФ о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право. В силу этого обстоятельства управление железнодорожным подвижным составом, судном воздушного или водного транспорта в состоянии опьянения не образует состава рассматриваемого преступления. На наш взгляд, имеет место пробел в законодательстве. Как свидетельствует практика, управление в состоянии опьянения указанными транспортными средствами и подвижными составами не является исключительным случаем, а статистически вполне наблюдаемо. Общественная опасность подобного рода действий не только не меньше опасности управления автомобилем, трамваем и т.д., а намного выше, что обусловлено особенностями соответствующих транспортных систем, охватывающих многоуровневые сложные технико-технологические комплексы. Кроме того, зарубежный опыт противодействия управлению транспортными средствами в состоянии опьянения свидетельствует в пользу расширения действия уголовно-правовой нормы, содержащейся в ст. 264.1 УК РФ, ее распространения и на сферу деятельности железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта, а также метрополитена.
Не меньшую опасность представляет передача управления транспортным средством лицу, находящему в состоянии опьянения или по психофизиологическим характеристикам не способному обеспечить безаварийность функционирования транспортного средства <1>. В законодательстве зарубежных стран это обстоятельство выделяется отдельно как угроза условиям безопасности функционирования транспортного средства. Данный опыт целесообразно учесть при формировании системы уголовно-правовых норм о транспортных преступлениях по УК РФ.
--------------------------------
<1> Так, имеется пример передачи управления автомобилем пятилетнему ребенку (см.: Интернет-ресурсы).

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!