Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
"Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография"
Представленная монография посвящена исследованию транспортных преступлений как отдельной категории уголовных правонарушений, характеризующихся рядом специфических особенностей.
§ 1. Понятие и признаки транспортного преступления

Законодательство не содержит понятия транспортного преступления, а теория уголовного права пока не выработала его общепризнанной дефиниции. В литературе в целом наметились два подхода к его определению: широкий и узкий. Так, Н.С. Алексеев признавал транспортным преступлением "такое общественно опасное действие или бездействие, которое непосредственно посягает на правильную, отвечающую интересам... государства работу транспорта" <1>. Однако подобного рода определение, во-первых, не содержит всех устойчивых и характерных признаков транспортного преступления; во-вторых, выделяет лишь одно обстоятельство - объект преступления, при этом включает в него отношения, которые не всегда терпят урон при совершении рассматриваемого деяния. Б.С. Никифоров подчеркивал, что уголовный закон обеспечивает "не правильное функционирование транспорта вообще, а правильное функционирование транспорта как необходимое условие безаварийности и безопасности его работы" <2>.
--------------------------------
<1> Алексеев Н.С. Транспортные преступления. Л., 1957. С. 24.
Нарушение нормальной работы транспорта как признак рассматриваемого преступления выделяют: И.Х. Максутов, Н.Н. Белокобыльский, В.С. Прохоров, И.И. Солодкин и др. (см.: Максутов И.Х. Борьба с преступными нарушениями правил, обеспечивающих безопасную работу автотранспорта: Дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1959; Белокобыльский Н.Н. Уголовная ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1981. С. 13; Курс советского уголовного права: В 5 т. Л., 1973. Т. 3. С. 224).
Близко к указанным примыкает позиция А.И. Плотникова, считающего непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 85 УК РСФСР, общественные отношения, обеспечивающие, в частности, нормальные перевозки грузов и пассажиров (см.: Плотников А.И. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1984. С. 9).
<2> Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960. С. 25.

Б.А. Куринов вначале формулировал рассматриваемое понятие даже шире, чем Н.С. Алексеев. Он писал: "Преступления, совершаемые на автотранспорте, охватывают все общественно опасные, противоправные, виновные и наказуемые действия, которые нарушают или в отдельных случаях могут нарушить нормальную работу и безопасность движения" <1>. В последующем автор, наоборот, существенно ограничивал понятие транспортных преступлений, относя к ним только "такие преступные деяния, которые посягают на безопасность движения механического транспорта" <2>. Таким образом, из числа рассматриваемых деяний исключались посягательства на безопасность эксплуатации транспорта. Между тем последняя не входит в содержание безопасности движения, а является самостоятельным объектом уголовно-правовой охраны.
--------------------------------
<1> Куринов Б.А. Уголовная ответственность за нарушение правил движения на автотранспорте. М., 1957. С. 12.
По сути, так же понимал социальную направленность преступления, посягающего на безопасность железнодорожного транспорта, Л. Егоров (см.: Егоров Л. Практика борьбы с преступлениями по службе на железнодорожном транспорте // Соц. законность. 1952. N 1. С. 23).
<2> Куринов Б.А. Квалификация транспортных преступлений. М., 1965. С. 19.
Безопасностью движения ограничивает непосредственный объект преступления Л.Г. Мачковский (см.: Мачковский Л.Г. Преступные нарушения правил безопасности движения: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1979. С. 10).

Как правило, дефиниция рассматриваемых преступлений формулируется в литературе применительно к определенному виду транспорта. По известным причинам больше всего понятий сформулировано относительно автомототранспорта. Так, И.Г. Маландин считал, что автотранспортным преступлением является "совершенное лицом по неосторожности или умышленно общественно опасное действие или бездействие, нарушающее правила безопасности движения и эксплуатации средств автомототранспорта и городского электротранспорта и приводящее к наступлению (или реальной возможности наступления) указанных в законе тяжких последствий" <1>. По сути, аналогичные определения даются А.С. Кузьминой <2>, В.П. Перфиловым <3> и др.
--------------------------------
<1> Маландин И.Г. Происшествия и правонарушения на автомототранспорте и городском электротранспорте в СССР. Саратов, 1968. С. 106.
<2> См.: Кузьмина А.С. Борьба с автотранспортными преступлениями. Омск, 1981. С. 15.
<3> См.: Перфилов В.П. Теоретические и практические вопросы уголовно-правовой квалификации нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 5.

Включение в число автотранспортных преступлений широкого круга деяний сказалось на формулируемой дефиниции. Например, М. Валиев трактовал их как "...общественно опасные действия или бездействие, которые посягают на безопасность движения и установленный законодательством союзных республик порядок использования автомототранспортных средств" <1>. Таким образом, автор, с одной стороны, сужает понятие автотранспортного преступления, исключая из него безопасность эксплуатации транспортного средства; с другой стороны, расширяет, необоснованно дополняя его указанием на порядок использования последнего, имея в виду при этом такие преступления, как незаконная эксплуатация автомобиля в корыстных целях, угон средств передвижения и др.
--------------------------------
<1> Валиев М. Ответственность за преступления на автомототранспорте по Уголовному кодексу Казахской ССР: Дис. ... канд. юрид. наук. Алма-Ата, 1966. С. 98.

В.В. Лукьянов полагал, что термины "автопроисшествие", "автотранспортное происшествие", "автодорожное происшествие", "автотранспортное преступление" неточно отражают сущность рассматриваемого явления, ограничивая его лишь автомобильным транспортом, соответственно исключая мотоциклы, мотороллеры, тракторы, трамваи и другие транспортные средства. Поэтому он предлагал оперировать понятием "дорожно-транспортное происшествие", которое трактовал как "событие, нарушающее процесс дорожного движения, возникающее в результате потери возможности управлять транспортным средством и сопровождающееся гибелью, ранением людей, нанесением материального ущерба". Исходя из этого определения, автор формулировал понятие дорожно-транспортного преступления как "уголовно наказуемое дорожно-транспортное происшествие" <1>.
--------------------------------
<1> Лукьянов В.В. Безопасность дорожного движения. М., 1983. С. 34, 39.

Предлагаемые определения страдают по крайней мере двумя недостатками. Во-первых, явно неудачно определение дорожно-транспортного происшествия как события <1>; во-вторых, дефиниция дорожно-транспортного преступления бессодержательна; кроме того, термин "происшествие" <2> не является синонимом термина "деяние", употребляемого в уголовном праве для обозначения признака объективной стороны преступления.
--------------------------------
<1> Некоторые авторы понятия "дорожно-транспортное преступление" и "автотранспортное преступление" используют как равнозначные (см., например: Бондарчик О.Н. Преступные нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств и их предупреждение (криминологический и уголовно-правовой аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2005; Никитас Д.А. Предупреждение дорожно-транспортных преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006; Соляной А.В. Предупреждение дорожно-транспортных преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011 и др.).
К.М. Карацев автотранспортное правонарушение также рассматривал как "...событие, случившееся с автомобильным транспортом в пути следования и его эксплуатации в результате нарушения трудовой дисциплины работниками автомобильного транспорта или нарушения норм технической эксплуатации автомобиля, нарушения правил уличного движения пешеходами, нарушений, допущенных лицами, пользующимися транспортом, а также в результате случая, повлекшего за собой человеческие жертвы или порчу груза, транспортных средств, дорожных сооружений или иных объектов" (Карацев К.М. Борьба с автомобильными происшествиями. Душанбе, 1959. С. 7).
<2> Формулируя понятие дорожно-транспортного преступления, А.А. Смирнов пишет, что им признается "...совершенное виновно дорожно-транспортное происшествие, в результате которого наступили последствия, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом" (Смирнов А.А. Криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия дорожно-транспортным преступлениям (ст. 264 УК РФ): Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 130). Совершить происшествие нельзя по определению, так как оно означает событие, т.е. то, что произошло вне зависимости от лица (см.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 601, 730).

Ранее автор придерживался несколько иной позиции. Также признавая дорожно-транспортное преступление видом дорожно-транспортного происшествия, он считал необходимым указать в его определении на наступление последствий, влекущих за собой уголовную ответственность, и на обязательное наличие вины в нарушении тех или иных правил, относящихся к обеспечению безопасности движения <1>. В этой позиции В.В. Лукьянова выделим три момента. Первый: неточным является утверждение, что последствия влекут уголовную ответственность. Основанием последней выступает совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления (ст. 8 УК РФ), а не только одного из них, в данном случае последствий. Второй: вина в неосторожных преступлениях вообще и неосторожных транспортных преступлениях в частности определяется не по отношению к деянию, а по отношению к наступившим последствиям. Это отражено в законодательной регламентации неосторожности, имевшей место как в УК РСФСР 1960 г. (ст. 9), так и в УК РФ (ст. 26). Третий: из понятия транспортного преступления необоснованно исключаются нарушения безопасности эксплуатации транспортного средства, его содержание ограничивается только нарушениями безопасности движения последнего. Как уже говорилось, безопасность эксплуатации транспорта - самостоятельный объект охраны; именно в связи с этим в диспозиции соответствующих уголовно-правовых норм (как утративших силу, так и действующих) говорится о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации.
--------------------------------
<1> Лукьянов В.В. Проблемы квалификации дорожно-транспортных преступлений. М., 1979. С. 16.
Близка к указанному определению дорожно-транспортного преступления дефиниция, сформулированная В.И. Жулевым: "Это... совершенное виновно дорожно-транспортное происшествие, в результате которого наступили последствия, ответственность за которые предусмотрена уголовным законом..." (Жулев В.И. Водитель и безопасность дорожного движения. М., 1984. С. 36).

Неудачным является определение дорожно-транспортного преступления, сформулированное Н.В. Якубенко. Под ним он предлагает понимать "...виновное общественно опасное деяние в сфере безопасности дорожного движения, повлекшее предусмотренные уголовным законом последствия" <1>. Вместо определения социальной направленности деяния, указания на общественные отношения, которые терпят урон каждый раз при совершении подобного рода преступлений, автор говорит о сфере безопасности дорожного движения. Сфера - полисемантическое понятие, одно из его значений - область, пределы распространения чего-нибудь <2>. Содержание этого термина не позволяет определить сущность рассматриваемого преступления, а лишь очерчивает границы, в пределах которых оно может совершаться. Вместе с тем следует заметить, что в сфере безопасности дорожного движения могут иметь место различного вида преступления, многие из которых не являются не только дорожно-транспортными, но и транспортными вообще. Кроме того, как и многие другие авторы, Н.В. Якубенко сводит содержание анализируемого понятия к безопасности движения, выводя за рамки охраняемого объекта безопасность эксплуатации транспортного средства.
--------------------------------
<1> Якубенко Н.В. Правоотношения и юридическая ответственность в антропотехнической системе "дорожное движение". Тюмень, 2000. С. 55; Якубенко Н.В., Коленко А.Д. Дорожно-транспортные происшествия: понятие, квалификация, наказание. Владивосток, 2001. С. 60.
О сфере нарушения правил движения и эксплуатации транспорта (транспортных средств) как признаке транспортного преступления пишут И.А. Дришлюк, В.И. Касынюк, А.И. Коробеев, О.С. Тягунов, М.В. Федорченко и др. (см.: Дришлюк И.А. Охрана безопасности движения и эксплуатации морского транспорта уголовно-правовыми средствами: Дис. ... канд. юрид. наук. Одесса, 1987. С. 32; Касынюк В.И. Уголовная ответственность за транспортные преступления. Киев, 1977. С. 4; Коробеев А.И. Уголовно-правовые проблемы борьбы с преступлениями на морском транспорте (ст. 85 УК РСФСР): Дис. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 1977. С. 191; Он же. Транспортные преступления. Уголовно-политические и уголовно-правовые проблемы: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Л., 1989. С. 6; Тягунов О.С. Ответственность за преступные нарушения правил безопасности движения и эксплуатации водного транспорта (по материалам Северного региона СССР): Дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1990. С. 176; Федорченко М.В. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2004. С. 16).
<2> См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 771.

Ограничения обратного порядка допускает Р.В. Скоморохов, определяя дорожно-транспортное преступление как "...подсистему транспортных преступлений, выделяемых по признаку образования дорожно-транспортного происшествия в связи с эксплуатацией механических транспортных средств (выделено нами. - Авт.)" <1>.
--------------------------------
<1> Кравцов А.Ю., Сирохин А.И., Скоморохов Р.В., Шиханов В.Н. Дорожно-транспортная преступность. СПб., 2011. С. 24.

Своеобразную позицию по этому поводу высказывал А.И. Коробеев. Он писал, что "закон, устанавливая уголовную ответственность за нарушение правил эксплуатации, имеет в виду только те из них, которые непосредственно регулируют безопасность движения" <1>. В литературе указывалось, что это утверждение требует уточнения. "В данном случае автор широко трактует понятие эксплуатации, включая в него и движение транспортного средства. Между тем в практике встречаются ситуации, когда нарушаются лишь правила безопасности эксплуатации транспортного средства, которые в процессе движения последнего могут привести" к наступлению преступных последствий <2>.
--------------------------------
<1> Коробеев А.И. Транспортные преступления. Владивосток, 1992. С. 123.
<2> Расследование и предупреждение дорожно-транспортных происшествий, крушений железнодорожного транспорта и авиационных катастроф. М., 2014. С. 147.

И.А. Гумеров, как и Н.В. Якубенко, также включает в определение автотранспортного преступления понятие сферы <1> применения указанного вида транспорта. Он предлагает автотранспортным преступлением считать "...неосторожное посягательство на общественную безопасность в сфере (выделено нами. - А.Ч., А.П.) использования автомобильного или иного механического транспорта в качестве средства передвижения, выражающееся в сознательном или ином нарушении лицом, управляющим и эксплуатирующим транспортное средство, влекущем выход этого источника повышенной опасности из-под контроля управляющего им лица <2> и причинение общественно опасных последствий, предусмотренных уголовным законом" <3>. Во-первых, вряд ли корректно говорить о неосторожном посягательстве; в уголовном законе последнее употребляется как насильственное деяние (например, ст. 37 УК РФ), автотранспортное преступление таковым не является. Во-вторых, непонятно, кто имеется в виду, когда автор говорит о выступающем в качестве "лица, управляющего и эксплуатирующего транспортное средство", но при этом указывает, что транспортное средство выходит из-под контроля управляющего им лица.
--------------------------------
<1> В.И. Неверов говорит об области транспортной деятельности (см.: Неверов В.И. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (уголовно-правовое и криминологическое исследование): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 11).
<2> Так же считают и некоторые другие ученые, называя "выход транспортного средства из-под контроля" периодом его неуправляемости (см., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. М., 1996. С. 650). Более того, ряд авторов указанное обстоятельство - выход "технических средств из-под контроля управляющего ими субъекта, что приводит к опасным для общества последствиям" - признают чуть ли не общей чертой так называемых технических преступлений (см.: Дагель П.С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. М., 1977; Маландин И.Г. Борьба с дорожно-транспортными происшествиями и правонарушениями на автотранспорте. Л., 1965; Леру М. Сцепление колеса автомобиля с дорогой. М., 1959 и др.).
М.С. Гринберг обоснованно подчеркивал: "...концепцию беспомощности людей перед лицом технических объектов надо отвергнуть - за большей частью несчастных случаев на транспорте... стоит... противоправное поведение людей" (Гринберг М.С. Преступления против общественной безопасности. Свердловск, 1974. С. 14).
<3> Гумеров И.А. Криминологическая характеристика преступного нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств и его предупреждение: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 11.

Главное же заключается в двух других выделяемых автором обстоятельствах. Во-первых, вопреки его утверждению общественную безопасность в сфере использования автомобильного или иного механического транспорта можно нарушить и в результате совершения иного, а не только дорожно-транспортного преступления, например террористического акта, заведомо ложного сообщения об акте терроризма и др. Они могут быть совершены в сфере использования, скажем, автомобильного пассажирского транспорта, в связи с этим нарушают общественную безопасность, но не относятся к транспортным преступлениям. Во-вторых, "выход источника повышенной опасности из-под контроля управляющего им лица" не является имманентным свойством транспортного преступления. "Иногда действительно в силу неблагоприятных условий, дефицита времени, отсутствия должного мастерства или по другим причинам водитель не может контролировать либо прервать развитие событий, предотвратить наступление вредных последствий, но это не дает основания для подобного вывода. Нет, например, периода неуправляемости в ситуации, когда водитель, не убедившись в безопасности, начинает движение задним ходом и совершает наезд на потерпевшего. Аналогичное положение складывается и при перевозке пассажиров и т.д." <1>.
--------------------------------
<1> Чучаев А.И. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта: Научно-практический комментарий. Ульяновск, 1997. С. 36 - 37.

В.И. Жулев, подробно исследовавший этот вопрос, пишет: "...даже в тех случаях, когда "превосходящие силы" действительно нарушают управление транспортным средством, водитель, как правило, не лишается возможности влиять на ход дальнейших событий... Если даже согласиться с тем, что взаимодействие водителя и автомобиля носит дискретный характер и что их обособление в процессе дорожного движения влечет стохастическое развитие причинно-следственных связей, то это будет означать сведение роли водителя до уровня манекена" <1>.
--------------------------------
<1> Жулев В.И. Предупреждение дорожно-транспортных преступлений. М., 1989. С. 46 - 47.

Дефиниций преступления, в котором предметом выступает водный транспорт, в литературе встречается немного. Например, С.Н. Захаров это деяние, скорее всего по аналогии с дорожно-транспортным, именовал водно-транспортным преступлением, определяя его как "...общественно опасное противоправное деяние (действие или бездействие), выразившееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении законов, специальных правил, положений и других нормативных актов, регулирующих безопасность движения и эксплуатации водного транспорта или ремонта транспортных средств, путей, средств сигнализации и связи, и приведшее или заведомо могущее привести к несчастным случаям с людьми, кораблекрушению, аварии или иным тяжким последствиям" <1>. В предлагаемом понятии водно-транспортного преступления выделим два обстоятельства, которые, на наш взгляд, вопреки мнению автора, не характеризуют всю совокупность преступлений, нарушающих безопасность судоходства. Так, неисполнение или ненадлежащее исполнение указанных нормативных правовых актов не присуще такому преступлению, как приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК РФ, ст. 86 УК РСФСР). И в предыдущем, и в действующем Уголовном кодексе деяние в данном преступлении выражается не в нарушении соответствующих правил, а в разрушении, повреждении и т.д. транспортного средства, транспортных коммуникаций и других элементов транспортного комплекса, обеспечивающих его безопасное функционирование. Последствия водно-транспортного преступления очерчиваются автором исходя только из ст. ст. 85 и 86 УК РСФСР (соответственно ст. ст. 263 и 267 УК РФ), последствия других преступлений, нарушающих безаварийность судоходства, при этом игнорируются (гибель людей - ст. 213 УК РСФСР; вред здоровью людей или живым ресурсам моря - ст. 223.1 УК РСФСР <2> и др.). Кроме того, ряд преступлений, включаемых С.Н. Захаровым в число водно-транспортных, имеют формальный состав (ст. ст. 129 и 204 УК РСФСР); в этом случае говорить о последствиях преступления вообще не приходится <3>.
--------------------------------
<1> Захаров С.Н. Водно-транспортные преступления: расследование и предупреждение. М., 1977. С. 6.
<2> Загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или для живых ресурсов моря (ст. 223.1 УК РСФСР), С.Н. Захаров признавал водно-транспортным преступлением (см.: Захаров С.Н. Указ. соч. С. 15).
<3> Захаров С.Н. Указ. соч. С. 12, 13.

В литературе преступлениями, посягающими на безопасность мореплавания, предлагается считать общественно опасные деяния (действие или бездействие), нарушающие установленные законом или иными нормативными актами порядок <1> безопасного функционирования (движения или эксплуатации) морских транспортных средств, охрану человеческой жизни на море и окружающей морской среды <2>. Судя по перечисленным в определении последствиям, указанные преступления трактуются широко, в них включаются и деяния, которые, как нам представляется, таковыми не являются (например, неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие).
--------------------------------
<1> Правомерность включения в дефиницию порядка безопасного функционирования анализируется при рассмотрении определения транспортных правонарушений вообще.
<2> См.: Коробеев А.И. Уголовно-правовая охрана безопасности мореплавания в СССР. Владивосток, 1984. С. 10, 11.

Применительно к железнодорожному транспорту рассматриваемое преступление предлагается определять, например, "как виновно совершенное деяние, нарушающее требование безаварийного функционирования (конкретных безопасных условий движения и эксплуатации <1>) железнодорожного транспорта как единого технологического комплекса, обеспечивающего осуществление перевозок пассажиров и грузов по единой сети железных дорог России, включая метрополитен <2>, влекущее причинение смерти одному или нескольким лицам, существенный вред здоровью, имущественным отношениям, окружающей природной среде и другим жизненно важным интересам личности, общества и государства" <3>. В этом определении обращает на себя внимание чрезмерно широкий и достаточно неопределенный по содержанию круг преступных последствий (например, законодательство не знает такого вида последствия, как существенный вред здоровью). В то же время надо заметить, что выделение двух видов угроз (внутренних, проистекающих от лиц, управляющих железнодорожным транспортом, обслуживающих его, осуществляющих эксплуатацию и ремонт, т.е. отвечающих за безопасность его функционирования; внешних, охватывающих воздействие на безаварийную работу указанного транспорта лиц, которые по роду своей деятельности не имеют к нему отношения) безопасности функционирования транспорта вообще и железных дорог в частности в целом соответствует природе контактов человека с транспортом. Однако надо иметь в виду, что механизм преступления, предусмотренного ст. 269 УК РФ, не вписывается в указанную формулу.
--------------------------------
<1> По мнению автора, деяния, посягающие на безопасные условия функционирования железнодорожного транспорта в целом, не связаны с нарушением либо ненадлежащим исполнением каких-либо правил. Они характеризуют посягательства на так называемую внешнюю безопасность железнодорожного транспорта (ст. ст. 267, 268 УК РФ) (см.: Колчин М.М. Безопасность железнодорожного транспорта: уголовно-правовые проблемы. Владимир, 2009. С. 70).
<2> В ст. 263 УК РФ метрополитен в настоящее время выделен в качестве самостоятельного предмета преступления.
<3> Колчин М.М. Уголовно-правовое обеспечение безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 10.

А.И. Коробеев, характеризуя транспортные правонарушения в целом, пишет: "Транспортные правонарушения - это предусмотренные административным или уголовным законодательством общественно опасные деяния (действия или бездействие), посягающие на установленный законом или иным нормативным актом порядок (выделено нами. - А.Ч., А.П.) безопасного функционирования (движения или эксплуатации) механических транспортных средств" <1>. На наш взгляд, в данном определении искажена сущность общественных отношений, нарушаемых транспортными правонарушениями вообще и транспортными преступлениями в частности. Объектом рассматриваемых преступлений не может выступать указанный порядок, под которым понимается: 1) правильное, налаженное состояние, расположение чего-нибудь; 2) последовательный ход чего-нибудь; 3) правила, по которым совершается что-нибудь; 4) военное построение; 5) числовая характеристика той или иной величины <2>. Недаром в своих последующих работах автор не стал включать "порядок безопасного функционирования" в определение транспортного преступления <3>.
--------------------------------
<1> Коробеев А.И. Транспортные правонарушения: квалификация и ответственность. М., 1990. С. 6.
<2> См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 771.
<3> См., например: Коробеев А.И. Транспортные преступления. С. 56, 57.

На наш взгляд, законодатель, формируя гл. 27 УК РФ, в ее названии указал основной признак транспортных преступлений - нарушение ими безопасности движения и эксплуатации транспорта. Данное обстоятельство обоснованно некоторыми авторами включается в их дефиницию. Например, говорится, что "преступлением против безопасности движения или эксплуатации транспорта (транспортным преступлением) признается общественно опасное виновное посягательство на безопасность транспорта, причинившее предусмотренные уголовно-правовыми нормами вредные последствия" <1>. При этом безопасность транспорта рассматривается как его интегрированное свойство, характеризующее такое состояние функционирования транспортной системы, которое обеспечивает неприкосновенность жизни и здоровья людей, целостность, сохранность материальных ценностей, окружающей среды, транспортных средств и коммуникаций.
--------------------------------
<1> Уголовное право. Особенная часть / Под ред. А.И. Чучаева. М., 2015. С. 329.
Это определение подверглось критике, которую трудно признать обоснованной. Так, З.Б. Соктоев пишет: "Из этого определения следует, что транспортное преступление может быть в любой главе Особенной части УК РФ. Остается неясным в представленном определении и приводимый сущностный признак "вредные последствия" (Соктоев З.Б. Транспортные преступления (глава 27 УК РФ) // Качество уголовного закона. Проблемы Особенной части / Под ред. А.И. Рарога. М., 2017. С. 268).
Не всякое преступление посягает на безопасность движения и эксплуатации транспорта, а только то, которое указано в гл. 27 УК РФ. Таким образом, выделение в дефиниции объекта преступления уже само по себе ограничивает виды деяний, относимых к числу транспортных преступлений. Не замечать этого - значит игнорировать выделение соответствующих глав Особенной части УК РФ исходя из объекта преступления.
В критикуемом определении автором выделяются вредные последствия не вообще, не как таковые, а только те вредные последствия нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, которые предусмотрены уголовно-правовыми нормами; другими словами, преступные последствия. Характеристика каждого из них противоречит сути дефинирования.

"Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта (транспортные преступления), - пишет А.Ш. Габдрахманов, - это предусмотренные в главе 27 УК РФ общественно опасные деяния, посягающие на безопасность движения или эксплуатации любого вида механического транспорта, повлекшие по неосторожности смерть человека, причинение вреда здоровью людей либо имущественного ущерба" <1>. Если иметь в виду все преступления, указанные в данной главе, то утверждение автора неверно: относительно некоторых из них законодатель не указал последствия, сконструировав их конструкции как формальные (ст. ст. 270 и 271 УК РФ).
--------------------------------
<1> Габдрахманов А.Ш. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта (уголовно-правовые и криминологические аспекты): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2007. С. 7.

На наш взгляд, транспортным преступлениям исходя из механизма их совершения <1> имманентно присущи следующие признаки:
--------------------------------
<1> Под механизмом транспортного преступления в литературе предлагается понимать:
1) способ (путь) нарушения охраняемых уголовным законом общественных отношений; в криминологическом смысле охватывает социально-психологические явления, характеризует такую взаимосвязь и взаимодействие элементов эргатической системы, которые приводят к нарушению особого свойства транспорта - его безопасности; в уголовно-правовом смысле конкретизирует криминологический механизм преступления, показывая пути формирования преступных последствий как юридических категорий. Таким образом, "механизм транспортного преступления - это взаимосвязь и взаимодействие управляющего субъекта с технической системой, ее информационным обеспечением и ситуацией (внешними факторами), детерминирующими его поведение и влекущими нарушение безопасности функционирования железнодорожного, водного и воздушного транспорта" (см.: Белокобыльский Н.Н., Чучаев А.И. Механизм транспортного преступления. Саратов, 1991. С. 46). Надо иметь в виду, в этом случае речь идет о преступлениях, совершаемых лицами, управляющими транспортными средствами;
2) функциональную систему, определяющую порядок поэтапного изменения неосторожной преступной деятельности, - от мотивации (возникновения и формирования мотива) и выбора цели будущего действия, принятия решения действовать посредством нарушения правил, обеспечивающих безопасность движения, до реализации принятого решения посредством такого действия (см.: Гумеров И.А. Механизм совершения дорожно-транспортных происшествий и основные компоненты дорожного движения, обеспечивающего его безопасность. Казань, 2004. С. 33 - 34). Как и в предыдущем случае, автор говорит только о преступлении, предусмотренном ст. 264 УК РФ. Автотранспортные преступления могут совершаться и иными лицами в результате создания так называемой внешней угрозы безопасности функционирования автомобильного и иного механического транспорта, например при нарушении правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268 УК РФ) (см. об этом подробно: Шемякин Л.Л. Теоретические аспекты ответственности пешеходов за транспортные преступления. М., 2010; Он же. Криминологическая характеристика транспортной преступности пешеходов. М., 2010). Последнее обстоятельство учитывается в структуре механизма дорожно-транспортного происшествия В.В. Лукьяновым (см.: Лукьянов В.В. Проблемы квалификации дорожно-транспортных преступлений. С. 166);
3) сложную антропотехническую систему, состоящую из подсистем "человек - транспортное средство - дорога - среда". Ошибки человека - участника дорожного движения в оценке дорожно-транспортной обстановки приводят к дорожно-транспортным происшествиям (см.: Якубенко Н.В. Правоотношения и юридическая ответственность в антропотехнической системе "дорожное движение". С. 9 - 10).

1) все они нарушают один и тот же видовой объект - безопасность движения или эксплуатации транспорта;
2) предметом преступления выступает
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!