Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
"Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография"
Представленная монография посвящена исследованию транспортных преступлений как отдельной категории уголовных правонарушений, характеризующихся рядом специфических особенностей.
§ 2. Нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации
транспортных средств

Все сказанное об объекте преступления, предусмотренного ст. 263 УК РФ, полностью приложимо к аналогичному элементу рассматриваемого преступления. Его объектом следует признавать общественные отношения, характеризующие безопасность движения или эксплуатации транспортных средств, указанных в ст. 264 УК РФ. Такое определение объекта данного деяния в том числе вытекает из понятия "безопасность дорожного движения", которое в ст. 2 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" трактуется как "состояние данного процесса, отражающее степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий" <1>.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4873.

Н.И. Исаев, не соглашаясь с позицией А.И. Коробеева относительно характеристики непосредственного объекта преступления как безопасности функционирования всех видов механических транспортных средств, указанных в ст. 264 УК РФ, пишет: "Закон (имеется в виду указанный выше Федеральный закон. - А.Ч., А.П.) говорит о безопасности участников дорожного движения, то есть в большей степени касается водителей, пешеходов и т.п., но не механических транспортных средств" <1>. На наш взгляд, эта критика безосновательна. Во-первых, в названии самой гл. 27 УК РФ говорится о безопасности движения и эксплуатации транспорта; во-вторых, уголовно-правовая норма обеспечивает безаварийность функционирования механических транспортных средств; в-третьих, в результате нарушения правил безопасной работы вред может быть причинен не только водителю и пешеходу, но и другим лицам, не являющимся участниками дорожного движения; в-четвертых, позиция автора стирает грань между преступлениями против жизни и здоровья личности и транспортными преступлениями.
--------------------------------
<1> Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. М., 2011. С. 83.

Как уже говорилось, авторы, исследовавшие это преступления исходя из его описания в УК РСФСР 1960 г., ограничивали объект только безопасностью движения, оставляя за его пределами безопасность эксплуатации транспортных средств. В современной литературе эта позиция воспроизведена З.Б. Соктоевым, утверждающим, что "непосредственным основным объектом нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств выступает безопасность дорожного движения как составная часть безопасности функционирования транспорта" <1>.
--------------------------------
<1> Энциклопедия уголовного права. С. 132.
В определении объекта автор недвусмысленно говорит об основном его виде, что, естественно, предполагает его дополнительный вид. Однако, говоря о последнем, З.Б. Соктоев утверждает, что его выделение условно (см.: Энциклопедия уголовного права. С. 135).

До внесения изменений в ст. 264 УК РФ (31 декабря 2014 г.) предмет преступления в литературе определялся противоречиво, высказывались разные мнения по изменению его законодательного закрепления <1>. Это во многом было обусловлено неудачной конструкцией самой статьи. В ее заголовке предмет преступления указан как транспортное средство. Под ним понимается устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем <2>. В тексте статьи транспортное средство частично конкретизировано, непосредственно названы автомобиль и трамвай, для обозначения других видов использовано обобщенное понятие - другие механические транспортные средства. В примечании к ст. 264 УК РФ назывались только три из них: автобусы, тракторы и мотоциклы. Кроме того, примечание содержало логическую ошибку - idem per idem (то же посредством того же), так как в дефиницию вводилось само определяемое понятие ("под другими механическими средствами... понимаются... и иные механические транспортные средства").
--------------------------------
<1> См., например: Неверов В.И. Нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (уголовно-правовое и криминологическое исследование): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 8; Осадчий Н.П. Уголовно-правовые средства обеспечения безопасности дорожного движения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 10; Пикуров Н.И. Квалификация транспортных преступлений; и др.
Обзор указанных и других точек зрения см.: Ищенко Е.П., Корма В.Д., Чучаев А.И., Эминов Е.В. Расследование и предупреждение дорожно-транспортных происшествий, крушений железнодорожного транспорта и авиационных катастроф. М., 2014.
<2> Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" (ст. 2).

С изменением редакции примечания указанные и другие проблемы устранены, однако порождены не менее существенные новые. В примечании к ст. 264 УК РФ теперь говорится: "Под другими механическими транспортными средствами в настоящей статье и статье 264.1... Кодекса понимаются трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины, а также транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право". Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" (в ред. от 16 мая 2016 г.) фактически дублирует это определение <1>.
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 2.

Некоторые авторы, оценивая данную новеллу, указывают, что, "трактуя рассматриваемое понятие, законодатель занял совершенно иную позицию, чем раньше: вместо сущностной характеристики предмета преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, предложил формально-правовую. В связи с этим меняются критерии отнесения транспортного средства к данному предмету преступления. Фактически же речь идет о расширении круга действия нормы, предусмотренной указанной статьей. Согласно ст. 25 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" в Российской Федерации требуется, в частности, право на управление транспортными средствами категории "А" - мотоциклами и подкатегории "А1" - мотоциклами с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания, не превышающим 125 кубических сантиметров, и максимальной мощностью, не превышающей 11 кВт. В этом случае нижний предел рабочего объема двигателя не указан, следовательно, в него входят и те транспортные средства, которые имеют его в меньшем объеме, например мокики, велосипеды с подвесным двигателем и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками" <1>, ранее не включавшиеся в круг предмета рассматриваемого преступления.
--------------------------------
<1> Грачева Ю.В., Чучаев А.И. Дополнительные уголовно-правовые меры обеспечения безопасности автотранспорта. С. 12.

Н.П. Осадчий предлагал сформулировать рассматриваемое примечание следующим образом: "Под механическим транспортным средством в настоящей статье понимается транспортное средство, приводимое в движение двигателем, порядок дорожного движения которого регламентирован правилами дорожного движения и иными правилами эксплуатации механических транспортных средств" <1>. Это определение не делает закон качественнее; более того, его наличие в такой формулировке, вопреки мнению автора, не облегчит правоприменительную деятельность, а наоборот, усложнит ее. Пожалуй, лучшим выходом будет отказ вообще от уголовно-правового определения механического транспортного средства, так как его понятие дано в законодательстве иной отраслевой принадлежности, что вполне согласуется с бланкетной диспозицией нормы.
--------------------------------
<1> Осадчий Н.П. Уголовно-правовые средства обеспечения безопасности дорожного движения: проблемы теории и практики. М., 2008. С. 10.

Н.И. Пикуров также предпринял попытку сформулировать определение предмета преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ. Таковым, по его мнению, "является любое самоходное механическое устройство, имеющее автономную систему управления, выполняющее основную или вспомогательную функцию перемещения грузов, людей, установленного на нем оборудования или выполнения иных работ, связанных с дорожным движением. Оно должно обладать конструктивными признаками, перечисленными в Правилах дорожного движения, соответствовать требованиям, предъявляемым для государственной регистрации автотранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации, а также иным нормативным актам, принятым в соответствии с ФЗ "О безопасности дорожного движения" и Правилами дорожного движения" <1>. В целом эта дефиниция не вызывает возражений. Однако следует заметить, что работы, связанные с дорожным движением, могут и не включать в себя дорожное движения как таковое (поэтому они и "связаны", а не заключаются в движении). Следовательно, в этом случае самоходное транспортное средство не будет признаваться предметом рассматриваемого преступления.
--------------------------------
<1> Пикуров Н.И. Квалификация транспортных преступлений. С. 49.

Согласно закону предмет преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, охватывает две группы механических транспортных средств:
1) автомобиль, трамвай;
2) другое механическое транспортное средство:
- тракторы, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины;
- транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством РФ о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право.
Согласно п. 1.2 Правил дорожного движения Российской Федерации 1993 г. <1> под механическим понимается транспортное средство, приводимое в движение двигателем; этот термин распространяется также на все тракторы и самоходные машины. Таким образом, понятия "механическое транспортное средство" и "самоходная машина" различаются по объему, первое шире второго, полностью охватывает его.
--------------------------------
<1> САПП РФ. 1993. N 47. Ст. 4531.

Надо иметь в виду, что в п. 2 Правил учета дорожно-транспортных происшествий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 июня 1995 г. N 647 <1>, в отличие от Правил дорожного движения, говорится не о механических транспортных средствах, а вообще о транспортных средствах - устройствах, предназначенных для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем (автомобиль, мотоцикл, мотороллер, мотоколяска, мопед, велосипед с подвесным мотором, мотонарты, трамвай, троллейбус, трактор, самоходная машина, а также гужевой транспорт, за исключением вьючных и верховых животных).
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1995. N 28. Ст. 2681.

Некоторые виды механических транспортных средств (тракторы, каток и иные дорожно-строительные и т.п. самоходные машины) регистрируются не в ГИБДД, а в органах гостехнадзора, осуществляющего государственный надзор за техническим состоянием самоходных машин. Согласно Правилам допуска к управлению самоходными машинами и выдачи удостоверений тракториста-машиниста (тракториста), утвержденным Постановлением Правительства РФ от 12 июля 1999 г. N 796 <1>, под самоходными машинами понимаются "тракторы, самоходные дорожно-строительные машины и другие наземные безрельсовые механические транспортные средства с независимым приводом, имеющие двигатель внутреннего сгорания объемом свыше 50 куб. сантиметров или электродвигатель максимальной мощностью более 4 кВт (за исключением предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования автомототранспортных средств, имеющих максимальную конструктивную скорость более 50 км/час, и боевой самоходной техники Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, выполняющих задачи в области обороны и безопасности государства)".
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1999. N 29. Ст. 3759.
Удостоверение тракториста-машиниста (тракториста) подтверждает наличие права на управление самоходными машинами следующих категорий:
категории "A" - автомототранспортные средства, не предназначенные для движения по автомобильным дорогам общего пользования либо имеющие максимальную конструктивную скорость 50 км/час и менее:
1) внедорожные мототранспортные средства;
2) внедорожные автотранспортные средства, разрешенная максимальная масса которых не превышает 3 500 кг и число сидячих мест которых, помимо сиденья водителя, не превышает 8;
3) внедорожные автотранспортные средства, разрешенная максимальная масса которых превышает 3 500 кг (за исключением относящихся к категории "А4");
4) внедорожные автотранспортные средства, предназначенные для перевозки пассажиров и имеющие, помимо сиденья водителя, более 8 сидячих мест;
категории "B" - гусеничные и колесные машины с двигателем мощностью до 25,7 кВт;
категории "C" - колесные машины с двигателем мощностью от 25,7 до 110,3 кВт;
категории "D" - колесные машины с двигателем мощностью свыше 110,3 кВт;
категории "E" - гусеничные машины с двигателем мощностью свыше 25,7 кВт;
категории "F" - самоходные сельскохозяйственные машины.

В судебной практике трактор признается предметом рассматриваемого преступления, поэтому действия тракториста, совершившего наезд на потерпевшего, судом первой инстанции были необоснованно квалифицированы как неосторожное лишение жизни.
К. в нетрезвом состоянии намеревался ехать на тракторе в лес за дровами. Вместе с ним в кабине находился его брат В. Решив выехать с места стоянки через лежащие у дома хлысты, К. развернул трактор на месте и поехал по ним. Проехав шесть метров, трактор соскользнул с хлыстов, зацепился за них рамой и стал буксовать. Чтобы съехать с хлыстов, К. предложил В. подложить под гусеницы кряжи. Когда последний стал подкладывать кряж под левую гусеницу, К. включил заднюю передачу, чтобы подать трактор назад. В. стал подталкивать ногой кряж, и в этот момент его ноги затянуло под гусеницу. От полученных травм потерпевший на следующий день умер.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя все состоявшиеся судебные решения, исходила из того, что имело место транспортное преступление, а не преступление против личности. При новом рассмотрении дела К. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ <1>.
--------------------------------
<1> "".

Следует отметить, что признание машин строительного, сельскохозяйственного и иного назначения, имеющих автономный двигатель и способных самостоятельно перемещаться в пространстве, т.е. отвечающих одному из указанных выше требований, предметом рассматриваемого преступления, строго говоря, зависит от того, какие функции осуществлялись: если имело место движение как таковое, то они могут быть отнесены к предмету транспортного деяния; если же выполнялись определенные работы, то нет. Последнее касается и автотранспорта.
П. находился на закрепленной за ним автомашине на территории базы передвижной механизированной колонны. Заведующая складом Т. попросила его с помощью автомашины подтолкнуть ближе к складу стоявший на путях железнодорожный вагон. П. согласился выполнить эту работу и подъехал к вагону. С помощью бревна, которое держали грузчики В. и Ф., он, подавая назад автомашину, пытался сдвинуть вагон. В этот момент бревно упало на землю и кузовом автомобиля, который продолжал движение, грузчик В. был прижат к вагону. От полученных травм он скончался.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, изменив приговор суда, в определении указала, что смерть потерпевшего В. наступила не в результате нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспортного средства, а в процессе выполнения работ, не являющихся транспортными. Действия виновного, выразившиеся в несоблюдении правил техники безопасности при проведении таких работ и повлекшие гибель человека, следует расценивать как неосторожное лишение жизни <1>.
--------------------------------
<1> "".

К эксплуатации допускаются транспортные средства, отвечающие нормативным требованиям, установленным, в частности, Техническим регламентом Таможенного союза "О безопасности колесных транспортных средств" <1>. Это, разумеется, не означает, что запрет эксплуатации транспортного средства, не отвечающего соответствующим требованиям, автоматически влечет его исключение из предмета преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ. Эксплуатация автомобиля, электромобиля, мотоцикла, трамвая, троллейбуса и другого транспортного средства, которое не соответствует установленным стандартам, сама по себе является нарушением правил, учитываемым при квалификации содеянного по указанной статье.
--------------------------------
<1> См.: Официальный сайт Комиссии Таможенного союза htpp://www.tsouz.ru, 2011. 15 дек.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" разъяснено (п. 2), что "лица, управлявшие транспортными средствами, не относящимися к указанным механическим транспортным средствам (т.е. не признаваемым предметом преступления по ст. 264 УК РФ. - А.Ч., А.П.) и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по частям 1, 2 или 3 статьи 268 УК РФ". Другими словами, в этом случае имеет место нарушение участником движения, не указанным в ст. ст. 263 и 264 УК РФ, правил безопасности или эксплуатации транспортных средств.
Не являются предметом рассматриваемого преступления боевые, специальные или транспортные машины, если они управлялись военнослужащими, проходившими военную службу по призыву либо по контракту, а также лицами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Подобного рода действия признаются преступлением против военной службы и квалифицируются по ст. 350 УК РФ.
В литературе высказано мнение, что транспортное средство надо признавать не предметом преступления, а орудием его совершения <1>. С таким утверждением вряд ли можно согласиться, и не только потому, что предмет преступления и орудия совершения преступления - признаки разных элементов состава преступления. Последние выделяются в умышленных преступления, совершаемых путем насилия; под ними понимаются предметы материального мира, применяемые для усиления физических возможностей лица, совершающего общественно опасное деяние. Скажем, автомобиль также может быть признан орудием преступления при умышленном наезде на потерпевшего с целью лишения его жизни или причинения вреда здоровью. На этой позиции стоит и судебная практика. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" говорится (п. 30), что "транспортное средство не может быть признано орудием преступления, оборудованием или иным средством совершения преступления, предусмотренного статьей 264... УК РФ".
--------------------------------
<1> См. об этом: Исаев Н.И. Указ. соч. С. 84.

Объективная сторона рассматриваемого преступления включает:
1) нарушение правил безопасности: а) движения или б) эксплуатации механического транспортного средства;
2) последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего;
3) причинную связь между деянием и общественно опасными последствиями.
Диспозиция уголовно-правовой нормы, закрепленной в ст. 264 УК РФ, имеет бланкетный характер. Следовательно, для уяснения сути нарушения необходимо обращаться к нормативным правовым актам, регламентирующим безаварийное функционирование транспортных средств.
В законе говорится о нарушении Правил дорожного движения. Под дорожным движением понимается совокупность общественных отношений, возникающих в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог. Основными принципами обеспечения его безопасности являются:
приоритет жизни и здоровья граждан, участвующих в дорожном движении, над экономическими результатами хозяйственной деятельности;
приоритет ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении;
соблюдение интересов граждан, общества и государства при обеспечении безопасности дорожного движения;
программно-целевой подход к деятельности по обеспечению дорожного движения (ст. 3 Федерального закона "О безопасности дорожного движения").
Дорожное движение регламентировано специальным нормативным актом - Правилами дорожного движения Российской Федерации. Они устанавливают определенный порядок дорожного движения, определяют сферу правового регулирования. Эта сфера охватывает общественные отношения, характеризующие только дорожное движение, и не распространяется на другие виды движения (например, железнодорожное). Дорожное движение представляет собой сложную социально-техническую систему, включающую пешеходов, водителей, пассажиров и различные транспортные средства, движение которых подчиняется определенным правилам.
И в УК РФ, и в указанных выше Правилах говорится о дорожном движении. Под дорогой понимается обустроенная или приспособленная и используемая для движения транспортных средств полоса земли либо поверхность искусственного сооружения <1>. Следовательно, речь идет о движении, которое осуществляется не только по дорогам как таковым, но и в иных местах: во дворе, на закрытых производственных территориях, в поле, на строительных площадках, автомобильных стоянках, железнодорожных переездах и т.д. Уголовная ответственность наступает независимо от места, где было допущено нарушение правил безопасности функционирования транспортного средства.
--------------------------------
<1> В Федеральном законе от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" говорится об автомобильной дороге как об объекте транспортной инфраструктуры, предназначенном для движения транспортных средств и включающем в себя земельные участки в границах полосы отвода автомобильной дороги и расположенные на них или под ними конструктивные элементы (дорожное полотно, дорожное покрытие и подобные элементы) и дорожные сооружения, являющиеся технологической частью, - защитные дорожные сооружения, искусственные дорожные сооружения, производственные объекты, элементы обустройства автомобильных дорог (СЗ РФ. 2007. N 46. Ст. 5553).

Эксплуатация транспортных средств регламентируется Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения от 23 декабря 1993 г. <1>. Кроме того, существуют правила (инструкции, наставления, указания) технической эксплуатации для отдельных видов транспортных средств, учитывающих их специфику, правила перевозки пассажиров и грузов на некоторых видах и типах транспортных средств и т.д.
--------------------------------
<1> САПП РФ. 1993. N 47. Ст. 4531.

Нарушение Правил дорожного движения может выражаться в превышении скорости, неправильном обгоне, несоблюдении правил проезда железнодорожных переездов, перекрестков и т.д. Эксплуатация транспортных средств запрещается, если: не соблюдаются нормы эффективности торможения рабочей тормозной системы; нарушена герметичность гидравлического тормозного привода; суммарный люфт в рулевом управлении превышает установленные значения; неисправны тягово-сцепное и опорно-сцепное устройство тягача прицепного звена, а также отсутствуют или неисправны предусмотренные их конструкцией страховочные тросы (цепи); имеются люфты в соединениях рамы мотоцикла с рамой бокового прицепа и т.д. Игнорирование указанных запретов образует нарушение правил эксплуатации транспортного средства. Последнее может проявляться и в несоблюдении правил перевозки пассажиров или перевозки груза, правил технической эксплуатации и содержания подвижного состава автомобильного транспорта и др.
Нарушения правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспортного средства могут привести к:
- столкновению - происшествию, при котором движущиеся транспортные средства столкнулись между собой, в том числе с внезапно остановившимся транспортным средством (перед светофором, при заторе движения или из-за технической неисправности) или с подвижным составом железных дорог, в том числе подвижного состава с остановившимся (оставленным на путях) транспортным средством;
- опрокидыванию - происшествию, при котором движущееся транспортное средство опрокинулось;
- наезду на стоящее транспортное средство - происшествию, при котором движущееся транспортное средство наехало на стоящее транспортное средство, а также прицеп или полуприцеп;
- наезду на препятствие - происшествию, при котором транспортное средство наехало или ударилось о неподвижный предмет (опора моста, столб, дерево, ограждение и т.д.);
- наезду на пешехода - происшествию, при котором транспортное средство наехало на человека или он сам натолкнулся на транспортное средство; пешеход при этом может пострадать и от перевозимого транспортным средством груза или предмета;
- наезду на велосипедиста - происшествию, при котором транспортное средство наехало на велосипедиста или он сам натолкнулся на движущееся транспортное средство;
- наезду на гужевой транспорт - происшествию, при котором транспортное средство наехало на упряжных животных, а также на повозки, транспортируемые этими животными, либо упряжные животные, или повозки, транспортируемые этими животными, ударились о движущееся транспортное средство;
- падению пассажира - происшествию, при котором произошло падение пассажира с движущегося транспортного средства или в салоне (кузове) движущегося транспортного средства в результате резкого изменения скорости или траектория движения и др.;
- иному виду дорожно-транспортного происшествия - происшествию, при котором произошло падение перевозимого груза или отброшенного колесом предмета на человека, животное или другое транспортное средство, наезд на лиц, не являющихся участниками дорожного движения, наезд на внезапно появившееся препятствие (упавший груз, отделившееся колесо и пр.) и т.д.
Подобная классификация дорожно-транспортных происшествий, ранее содержавшаяся в нормативных правовых актах <1>, применявшихся в сфере дорожного движения, не имеет прямого отношения к уголовному праву, однако позволяет определить механизм совершения преступления, что, в свою очередь, помогает установить вину водителя в случившемся, дать юридическую оценку нарушению правил безопасности движения или эксплуатации транспортного средства.
--------------------------------
<1> В настоящее время действуют Рекомендации по учету и анализу дорожно-транспортных происшествий на автомобильных дорогах Российской Федерации, утвержденные распоряжением Росавтодора от 12 мая 2015 г. N 853-р // "" (документ не был опубликован).

Как уже говорилось, в юридической литературе часто встречается утверждение, что характерной особенностью рассматриваемого преступления является утрата контроля за транспортным средством, наличие так называемого периода его неуправляемости. Однако это не соответствует механизму транспортного преступления.
В процессе расследования и судебного рассмотрения уголовного дела необходимо установить, какие конкретно правила нарушены лицом, управлявшим транспортным средством. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" по этому поводу сказано следующее (п. 3): "...судам следует указывать в приговоре, нарушение каких конкретно пунктов Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства повлекло наступление последствий, указанных в ст. 264 Уголовного кодекса РФ, и в чем конкретно выразилось это нарушение.
Если в обвинительное заключение (обвинительный акт) включены отдельные пункты названных правил, нарушение положений которых не соответствует установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, суд, исходя из положений ст. 237 УПК РФ, по ходатайству стороны или по собственной инициативе вправе возвратить уголовное дело прокурору для предъявления обвинения с указанием конкретных пунктов правил, нарушение которых повлекло указанные в ст. 264 УК РФ последствия, если это не связано с восполнением полноты произведенного дознания или предварительного следствия".
Игнорирование данного требования привело к отмене судебных решений по делу К. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении указала, что в постановлении о привлечении К. в качестве обвиняемого, обвинительном заключении и приговоре фактические обстоятельства ему в вину не вменялись, чем было нарушено его право на защиту от предъявленного обвинения <1>.
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 11.

Правила движения и эксплуатации транспорта сформулированы по-разному: одни имеют более общий характер, другие - более конкретный. Некоторые из них содержат оценочные признаки, другие же по содержанию близки к нормам-принципам, поскольку носят крайне абстрактный характер. Их учет в обоснование признания лица виновным возможен лишь при конкретизации нарушенных правил, предусмотренных другими положениями Правил дорожного движения. К числу таковых, например, относятся практически все нормы, содержащиеся в разд. I Правил дорожного движения "Общие положения". По сути, у них и цель другая - не регулирование действий водителя в той или иной ситуации, а определение требований общего характера, относящихся в целом к правовой регламентации дорожного движения как нормативно упорядоченной деятельности. Например, в п. 1.5 Правил дорожного движения говорится: "Участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности и не причинять вреда". Для квалификации содеянного по ст. 264 УК РФ недостаточна ссылка лишь на нарушение этого правила, необходимо установить, в чем конкретно выразилось нарушение правил безопасности движения или эксплуатации механического транспортного средства. Другими словами, следует выявить нарушение более конкретных предписаний Правил дорожного движения и указать их в соответствующих процессуальных документах.
В литературе обоснованно обращается внимание на сложности, возникающие при применении на практике п. 10.1 Правил дорожного движения <1>, гласящей: "Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением для выполнения требований Правил".
--------------------------------
<1> См., например: Пикуров Н.И. Указ. соч. С. 51.

Неправильное применение этого положения Правил может привести к объективному вменению. Поэтому в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" указано (п. 6), что, "решая вопрос о виновности либо невиновности водителя в совершении дорожно-транспортного происшествия, вследствие превышения скорости движения транспортного средства, следует исходить из требований пункта 10.1 Правил (Правил дорожного движения. - А.Ч., А.П.)...
Исходя из этого при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. Уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь".
Техническая возможность предотвращения дорожно-транспортного происшествия - понятие оценочное. Пленум Верховного Суда РФ в названном выше Постановлении по этому вопросу дал следующее разъяснение (п. 7): "...момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей дорожно-транспортному происшествию. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить.
При анализе доказательств наличия либо отсутствия у водителя технической возможности предотвратить дорожно-транспортное происшествие в условиях темного
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
Rambler's Top100
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!