Комментарии.org
Комментарии
Российского
законодательства.
ГЛАВНАЯ                                  КАРТА САЙТА                       О ПРОЕКТЕ                            КОНТАКТЫ


























Статья 122

1. Комментируемая статья провозглашает еще одну гарантию независимого правосудия в Российской Федерации - неприкосновенность судей, выступающую в качестве принципа, исходя из которого решаются конкретные взаимосвязанные и взаимозависимые вопросы о неприкосновенности судей и их ответственности.

В своем Постановлении от 07.03.1996 N 6-П "По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" в связи с жалобами граждан Р.И. Мухаметшина и А.В. Барбаша"*(1144) Конституционный Суд РФ указал, что судейская неприкосновенность является определенным исключением из принципа равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции) и по своему содержанию выходит за пределы личной неприкосновенности (ст. 22 Конституции); это обусловлено тем, что общество и государство, предъявляя к судье и его профессиональной деятельности высокие требования, вправе и обязаны обеспечить ему дополнительные гарантии надлежащего осуществления деятельности по отправлению правосудия. Конституционное положение о неприкосновенности судьи, закрепляющее один из элементов статуса судьи и важнейшую гарантию его профессиональной деятельности, направлено на обеспечение основ конституционного строя, связанных с разделением властей, самостоятельностью и независимостью судебной власти (ст. 10 и 120 Конституции). Судейская неприкосновенность, указывает Суд в этом Постановлении, является не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты публичных интересов, и прежде всего интересов правосудия. Следует также учитывать особый режим судейской работы, повышенный профессиональный риск, наличие различных процессуальных и организационных средств контроля за законностью действий и решений суда.

В силу ст. 16 Закона о судебной системе РФ гарантии неприкосновенности судьи устанавливаются федеральным законом. В качестве такого закона в первую очередь выступает ст. 16 Закона о статусе судей, которая указывает, что неприкосновенность судьи включает в себя: неприкосновенность личности, неприкосновенность занимаемых им жилых и служебных помещений, используемых им личных и служебных транспортных средств, принадлежащих ему документов, багажа и иного имущества, тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений).

Исключительно важной гарантией неприкосновенности судьи является категорический запрет на его привлечение, в том числе и после прекращения его полномочий, к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, за исключением двух случаев: 1) если вступившим в законную силу приговором суда будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении; 2) если вступившим в законную силу приговором суда будет установлена виновность судьи в вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (последний случай на судей КС РФ не распространяется).

Сама по себе судейская неприкосновенность, имеющая сугубо публичный смысл, не может и не должна в принципе рассматриваться в качестве проявления особого уважения общества к лицу, осуществляющему правосудие. Оформленная в виде судейского иммунитета неприкосновенность судьи преследует четкую прагматическую цель, осознаваемую и одобряемую обществом, - предоставление и обеспечение судье возможности выполнить (и постоянно выполнять) свою непосредственную служебную обязанность - вершить правосудие посредством вынесения в пределах его полномочий судебных актов - без опасения, что его за это будет кто-либо и в какой-либо форме преследовать. Ибо из нашей истории хорошо известно, что без такого иммунитета судья не смог бы нормально выполнять свою важнейшую государственную функцию - осуществлять объективное и независимое правосудие, а стал бы легкой добычей нечистоплотных людей (в том числе наделенных властными полномочиями по привлечению граждан к той или иной ответственности), а затем - и орудием в их руках.

За редкими и обычно не базирующимися на объективных предпосылках исключениями судейский иммунитет не противоречит принятым в российском обществе представлениям о равноправии граждан, поскольку очевидно, что без него подчас невозможно добиться торжества правды и справедливости. Тем более в случаях, когда судья выносит решение не в пользу органов власти и/или их носителей - любое преследование судьи было бы расценено общественным мнением как ответная реакция власти (ее носителя) на объективно справедливое, но власти не устраивающее судебное решение. Без судейского иммунитета в таких случаях судья становился бы исключительно уязвимым как личность.

Комментируемая норма как обязывающее требование обеспечения неприкосновенности судей находится в соответствии с международными правовыми актами, в частности с Основными принципами независимости судебных органов (предусматривающими личный иммунитет судей от судебного преследования) и с Рекомендацией N R (94)12 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о независимости, эффективности и роли судей, предписывающими, в частности, что в процессе принятия решения судьи должны быть независимыми и действовать без каких-либо ограничений, постороннего влияния, воздействия, давления, угроз или вмешательства, прямого и косвенного, с какой бы то ни было стороны или по любой причине.

Вместе с тем то же российское общественное мнение, те же международные акты, как и отечественное федеральное законодательство, не воспринимают судейскую неприкосновенность как абсолют, могущий привести к судейской вседозволенности и абсолютной безнаказанности и фактически выводящий судей из числа субъектов, на которых распространяется действие ст. 19 Конституции и ст. 7 Всеобщей декларации прав человека, о равенстве всех (а значит - независимо от должностного положения данного лица) перед законом и судом. Наоборот, именно наличие четко установленных законом и гарантированно верно реализуемых на практике случаев, условий и оснований привлечения судьи в той или иной ответственности обеспечивает общественное одобрение существованию самого института судейского иммунитета. И это естественно - совершая какой-либо противоправный проступок (тем паче - преступление), судья не только и не столько нарушает свои служебные обязанности и обязанности, возлагаемые на него законом и Кодексом судейской этики, сколько - что наверняка более значимо для общества - нарушает права и свободы участников судебного процесса (иных лиц, причастных к делу, находящемуся в производстве данного судьи).

Современное российское законодательство регулирует вопросы гражданской, уголовной, административной и дисциплинарной ответственности судей, хотя совсем недавно двух последних видов ответственности судей оно вообще не предусматривало, что свидетельствует об определенных подвижках общественного сознания в восприятии проблемы и отыскании путей ее решения.

Общими правовыми элементами ответственности современных российских судей являются:

а) принятие решений о привлечении к ответственности и назначении наказаний на основе регулирования вопросов исключительно федеральными актами - федеральными законами (о судебной системе РФ, о Конституционном Суде РФ, о статусе судей, "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации") и актами федеральных органов судейского сообщества; это означает, что неприкосновенность всех судей не может быть изменена ни законодательными актами субъектов Федерации, ни актами органов местного самоуправления, ни актами органов судейского сообщества субъектов РФ;

б) конституционный принцип неприкосновенности судей распространяется на всех судей;

в) в решении вопросов о привлечении судьи к какой-либо ответственности (кроме гражданско-правовой) исключительно велика роль (или - должна быть велика) соответствующих квалификационных коллегий судей (что соответствует п. 5.1 Европейской хартии о статусе судей, где сказано: невыполнение судьями любого из обязательств, ясно обозначенного в статусе, может привести к применению санкции только по решению, по предложению, рекомендации или с согласия судебной инстанции или иной инстанции, не менее половины состава которой представляют избранные судьи, в рамках состязательной процедуры, при которой судья, чье дело рассматривается, может прибегнуть к помощи защитника...);

г) любое решение о применении меры ответственности к судье может быть им обжаловано, в том числе в судебном порядке.

В Определении КС РФ от 21.12.2006 N 529-О указано, что положения ст. 16 "Неприкосновенность судьи" Закона о статусе судей, в том числе ее п. 1, не могут быть истолкованы как препятствующие защите прав граждан от злоупотреблений властью и осуществлению ими права на доступ к правосудию, поскольку установленные этой статьей юридические гарантии независимости и неприкосновенности судей не затрагивают закрепленное ч. 2 ст. 46 Конституции право граждан на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц, а также не препятствуют гражданам направлять жалобы и сообщения о дисциплинарных проступках судей в соответствующие квалификационные коллегии и иные органы судейского сообщества. В то же время, отмечается в Определении, из положений Конституции, гарантирующих каждому судебную защиту его прав и свобод, а также возмещение вреда, причиненного незаконными действиями и решениями государственных органов и должностных лиц, не следует право гражданина самостоятельно определять вид и меру ответственности судей, действиями или решениями которых могли быть нарушены его права и законные интересы. Их юридическая ответственность, если она выходит за рамки восстановления нарушенных неправомерным деянием отношений или возмещения причиненного этим деянием вреда, является средством публично-правового реагирования на правонарушающее поведение, в связи с чем вид и мера ответственности лица, совершившего правонарушение, а равно усложненный порядок ее реализации в отношении судей, обусловленный конституционно установленным судейским иммунитетом, должны определяться федеральным законодателем исходя из публично-правовых интересов.

Гражданско-правовая ответственность судьи базируется на соответствующих нормах ГК, находящихся в соответствии с п. 5.2 Европейской хартии о статусе судей, предусматривающей, что возмещение ущерба, понесенного на незаконной основе вследствие решения или поведения судьи при исполнении им полномочий, обеспечивается государством; а статус может предусматривать возможность государства потребовать судебным путем у судьи возмещения в определенных пределах понесенных расходов в случае грубого нарушения последним правил, в рамках которых осуществлялась его деятельность. Причем подача жалобы в компетентную судебную инстанцию должна быть предварительно согласована с инстанцией, независимой от исполнительной и законодательной власти, не менее половины членов которой составляют судьи, избранные своими коллегами в соответствии с правилами, гарантирующими самое широкое представительство.

Конституционный Суд РФ Постановлением от 25.01.2001 N 1-П признал не противоречащим Конституции оспоренное положение, содержащееся в п. 2 ст. 1070 ГК, согласно которому вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу, поскольку на основании этого положения подлежит возмещению государством вред, причиненный при осуществлении правосудия посредством гражданского судопроизводства в результате принятия незаконных судебных актов, разрешающих спор по существу. Данное положение в его конституционно-правовом смысле, указал Конституционный Суд, выявленном в настоящем Постановлении, и во взаимосвязи со ст. 6 и 41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не может служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства в иных случаях (а именно когда спор не разрешается по существу) в результате незаконных действий (или бездействия) суда (судьи), в том числе при нарушении разумных сроков судебного разбирательства, - если вина судьи установлена не приговором суда, а иным соответствующим судебным решением. Подпункт "б" п. 1 Перечня поручений Президента РФ по итогам VII Всероссийского съезда судей, предусматривающий подготовку изменений в законодательные акты РФ в сфере развития судебной системы, прямо указывает на реализацию Постановления КС РФ от 25.01.2001 N 1-П об урегулировании в законодательном порядке оснований и порядка возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) суда (судьи), в соответствии с п. 2 ст. 1070 ГК РФ.

Административная ответственность судьи была отменена в 1989 г. Законом СССР "О статусе судей в СССР" в целях исключения давления на судей со стороны ведомств, за деятельностью которых стал осуществляться судебный контроль. Несмотря на возражения органов судейского сообщества России (в постановлении Совета судей РФ от 15.11.2001 N 57, например, указывалось: "очевидно, что принятие судьей основанного на законе решения, не удовлетворяющего ведомственным интересам соответствующих органов власти, чревато необоснованным преследованием судьи (особенно в регионах РФ) путем привлечения его к административной ответственности в целях последующего прекращения его полномочий"), Федеральным законом от 15.12.2001 N 169-ФЗ административная ответственность судей была восстановлена.

Однако восстановление этого вида ответственности современного российского судьи не означает восстановление прежней процедуры привлечения судьи к административной ответственности. Теперь, во-первых, с представлением о таком привлечении должен обращаться Генеральный прокурор РФ, во-вторых, решение о привлечении судьи к административной ответственности - на основании представления Генерального прокурора РФ и в 10-дневный срок после поступления этого представления - принимается: а) в отношении судей высших судов страны, судей верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда, арбитражного суда - судебной коллегией в составе трех судей ВС РФ; б) в отношении судьи иного суда - судебной коллегией в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа; в-третьих, при рассмотрении вопроса о привлечении судьи к административной ответственности суд, установив, что производство по этому привлечению обусловлено позицией, занимаемой судьей при осуществлении им судейских полномочий, отказывает в таком привлечении.

Таким образом, можно сказать, что создан эффективный фильтр против случаев необоснованного привлечения судей к административной ответственности. Однако странным представляется фактическое отстранение законодателем органов судейского сообщества, прежде всего соответствующих квалификационных коллегий судей, от участия в решении вопросов о привлечении судей к административной ответственности.

Справедливости ради следует отметить, что случаи привлечения российских судей к административной ответственности редки.

Дисциплинарная ответственность судей. Этот вид ответственности судей имел под собой законодательное регулирование в СССР, а значит - в дореформенной (до 1992 г.) России; однако затем он был отменен и все предложения о его законодательном урегулировании Советом судей РФ отвергались (например, 4 апреля 1997 г. им было принято постановление с красноречивым названием "О нецелесообразности введения дисциплинарной ответственности судей в законодательном порядке"; позднее, в постановлении от 30.01.2001 N 43 прямо отмечалось: "Совет судей не разделяет предложений о необходимости введения дисциплинарной ответственности судей" (фактически с обоснованием: законом уже предусмотрена самая строгая мера ответственности судей - прекращение полномочий за совершение проступка, позорящего его честь и достоинство или умаляющего авторитет судебной власти).

Между тем во всех других государствах бывшего СССР институт дисциплинарной ответственности судей либо не отменялся, либо после кратковременного перерыва был восстановлен; есть он (и эффективно действует) и в странах дальнего зарубежья; закреплен он и в международных документах - принцип VI (невыполнение своих обязанностей и дисциплинарные нарушения) Рекомендации N R (94)12 Комитета Министров государствам-членам о независимости, эффективности и роли судей (принята Комитетом министров Совета Европы 13 октября 1994 г.) провозгласил, что в случаях, когда судьи выполняют свои обязанности неэффективно и ненадлежащим образом или когда имеют место дисциплинарные нарушения, должны приниматься необходимые меры, не наносящие ущерба независимости судебных органов; при этом в зависимости от конституционных принципов, юридических положений и традиций каждого государства такие меры могут содержать следующее: а) отзыв дел у судьи; в) перевод судьи на другую работу в суде; с) материальные санкции, например временное снижение оклада; d) временное отстранение от должности.

И Федеральным законом от 15.12.2001 N 169-ФЗ институт дисциплинарной ответственности российских судей был введен (фактически - восстановлен); при этом дисциплинарный проступок, за совершение которого на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание, определен как нарушение норм Закона о статусе судей, а также положений Кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей; сама же дисциплинарная ответственность (взыскание) судьи законом устанавливалась двух видов: предупреждение и досрочное прекращение полномочий судьи. В этом Законе указывается, что решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения. Здесь любопытен особый иммунитет судей - членов органов судейского сообщества: на председателей, заместителей председателей федеральных судов, за исключением районных, на судей высших судов страны, за исключением Конституционного Суда, на судей арбитражных кассационных судов, арбитражных апелляционных судов и окружных (флотских) судов дисциплинарные взыскания налагает Высшая квалификационная коллегия судей РФ, а на судей иных судов, в том числе на председателей и заместителей председателей районных судов - квалификационная коллегия судей субъектов Федерации, но на судей - членов Совета судей РФ, судей - членов Высшей квалификационной коллегии судей РФ, председателей, заместителей председателей советов судей и квалификационных коллегий судей субъектов РФ, даже если они мировые судьи или судьи районных судов, дисциплинарные взыскания налагает исключительно Высшая квалификационная коллегия судей РФ). При этом если в течение года после наложения дисциплинарного взыскания судья не совершил нового дисциплинарного проступка, то он считается не привлекавшимся к дисциплинарной ответственности.

Сказанное относится к судьям системы судов общей юрисдикции и арбитражно-судебной системы. Судьи Конституционного Суда РФ к дисциплинарной ответственности привлекаются, как это закреплено в ст. 15 Закона о Конституционном Суде РФ, дополнительно за нарушение норм самого этого Закона, а дисциплинарное взыскание (также в виде предупреждения и прекращения полномочий судьи) налагается самим Судом. Основания, условия и порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей конституционных (уставных) судов субъектов Федерации определяются законодательством самих субъектов РФ, хотя и не во всех, где созданы такие суды.

Практика свидетельствует - органы судейского сообщества активно борются с недостатками судейского корпуса: квалификационными коллегиями судей ежегодно в отношении около 70 судей выносятся решения о досрочном прекращении их полномочий, в отношении примерно 300 судей - о дисциплинарных взысканиях в виде предупреждения. Одновременно практика свидетельствует - наличие всего лишь двух видов дисциплинарной ответственности судей зачастую не обеспечивает необходимую адекватность дисциплинарного проступка дисциплинарному взысканию, необходима более детальная шкала видов дисциплинарной ответственности судей.

С принятием 31 мая 2007 г. Пленумом ВС РФ указанного выше Постановления N 27 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности", несмотря на то что, судя по названию Постановления, практика привлечения к дисциплинарной ответственности судей арбитражных судов и судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ не обобщалась и не анализировалась, институт дисциплинарной ответственности судей в России получил возможность более эффективного правоприменения. В частности, п. 2 данного Постановления расширено понятие дисциплинарного проступка, влекущего дисциплинарную ответственность судьи, в него добавлено "...и нарушение общепринятых норм морали, обязанности при отправлении правосудия, правил поведения при исполнении иных служебных обязанностей и во внеслужебной деятельности". В п. 4 Постановления указано, что запрет привлечения судьи к какой-либо ответственности за выраженное им при отправлении правосудия мнение или принятое судом решение (с двумя вышеназванными исключениями) не исключает дисциплинарную ответственность судьи за нарушение требований Закона о статусе судей или Кодекса судейской этики, допущенное при осуществлении правосудия, и т.д. Представляется, что необходимы четкие критерии оценки поведения судей при определении меры ответственности за нарушение этических норм, которые существенно менее формализированы по сравнению с нормами права.

Заслуживает внимание абз. 2 п. 4 Постановления, в силу которого при рассмотрении заявлений об оспаривании решений квалификационных коллегий судей следует принимать во внимание тяжесть дисциплинарного проступка, степень нарушения прав и законных интересов граждан и организаций, наступившие последствия, данные о профессиональных и моральных качествах судьи и иные обстоятельства. Принимать все перечисленные факторы и обстоятельства во внимание как квалификационным коллегиям судей, так и судам, рассматривающим жалобы на их решения, имело бы смысл - в полном объеме - если бы шкала видов дисциплинарных взысканий судей была дифференцированной, когда осмысленная и проанализированная совокупность этих факторов и обстоятельств позволила бы точно выбрать и назначить меру наказания судье (вид дисциплинарного взыскания), адекватную совершенному им дисциплинарному проступку. Сегодня же любой по тяжести и последствиям дисциплинарный проступок судьи от самого незначительного до серьезного, тяжкого, но не дотягивающего до уровня наказания в виде досрочного прекращения полномочий судьи, может влечь лишь одно-единственное дисциплинарное взыскание - предупреждение, автоматически (если без рецидива) исчезающее через год.

Между тем, как отмечено выше, Рекомендация N R (94)12 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о независимости, эффективности и роли судей содержит в принципе VI "невыполнение своих обязанностей и дисциплинарные нарушения" четыре меры воздействия на судью, допустившего дисциплинарное нарушение. В п. 5.1 Европейской хартии о статусе судей прямо сказано: набор санкций, которые могут быть вынесены (речь идет о санкциях за невыполнение судьями любого из обязательств, явно обозначенного в статусе, и применяемых только по решению, по предложению, рекомендации или с согласия судебной инстанции, не менее половины состава которой представляют избранные судьи, т.е. речь в действительности идет о а) дисциплинарной ответственности судей, б) применяемой соответствующими квалификационными коллегиями судей), детально изложен в статусе, и их применение осуществляется в соответствии с принципом пропорциональности. Зарубежное законодательство в этом вопросе еще более дифференцировано, - например, ст. 112 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей (по состоянию на 5 марта 2007 г.) перечисляет пять видов дисциплинарных наказаний судьи: замечание, выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, понижение в квалификационном классе судьи на срок до шести месяцев, освобождение от должности; при этом указано, что при наложении взыскания учитываются характер нарушения и его последствия, тяжесть проступка, личность судьи, степень его вины. Таким образом, можно сделать вывод, что в настоящее время весь огромный потенциал института дисциплинарной ответственности российских судей работает неэффективно. Совершенствование института дисциплинарной ответственности судей должно осуществляться с учетом Постановления КС РФ от 28.02.2008 N 3-П*(1145), согласно которому за совершение дисциплинарного поступка наложение дисциплинарного взыскания на судью в виде досрочного прекращения его полномочий предполагает возможность применения данной меры взыскания лишь за совершение такого проступка, который порочит честь и достоинство судьи, является несовместимым со статусом судьи, и лишь на основе соразмерности, что должно гарантироваться независимым статусом органов судейского сообщества, осуществляющих досрочное прекращение полномочий судьи, а также справедливой процедурой рассмотрения соответствующих дел.

2. Конституционное закрепление в ч. 2 комментируемой статьи невозможности привлечения судьи к уголовной ответственности иначе, как в порядке, определяемом федеральным законом, т.е. выведение на конституционный уровень судейского иммунитета (в этой части) и уголовной ответственности судей как вида ответственности по отношению к иным видам юридической ответственности, обусловлено помимо того, что уголовная ответственность хотя и является одним из видов юридической ответственности, но наступает за совершение наиболее тяжких правонарушений - преступлений, также и несоизмеримо большими, иногда необратимыми по значимости последствиями привлечения любого человека именно к уголовной ответственности по сравнению с административной и дисциплинарной.

Необходимость практического исключения необоснованного начала уголовного преследования судьи вызвана двумя причинами: а) исключением возможности оказания давления на привлеченного к уголовной ответственности судью, находящегося в состоянии соответствующего ограничения его прав и свобод (ведь раньше, как известно, имели место случаи, когда судья днем в судебном процессе допрашивает следователя, а ночью этот следователь допрашивает этого же судью по другому уголовному делу со всеми вытекающими отсюда последствиями); б) исключением необходимости для судьи, привлеченного к уголовной ответственности и не отстраненного в связи с этим от исполнения обязанностей судьи, либо заявлять самоотвод в процессе, либо в ходе ведения судебного процесса чувствовать себя дискомфорт но, неуверенно, а значит неэффективно выполнять свою работу, с искажением соответствующих начал судопроизводства и вынесением неадекватного материалам и обстоятельствам дела судебного акта.

Этими причинами объясняется усложненный, регулируемый исключительно федеральными законами (прежде всего Законом о статусе судей и УПК) порядок привлечения современного российского судьи к уголовной ответственности, создающий в совокупности механизм гарантии от необоснованного привлечения судьи к уголовной ответственности.

Звеньями этого механизма служат нормы федерального законодательства, устанавливающие, что:

- судья, задержанный по подозрению в совершении преступления или по иному основанию либо принудительно доставленный в любой государственный орган, если личность этого судьи не могла быть известна в момент задержания, после установления его личности подлежит немедленному освобождению. При том что личный осмотр судьи, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом в целях обеспечения безопасности других людей, вообще не допускается. А осуществление в отношении судьи оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий (если в отношении судьи не возбуждено уголовное дело либо он не привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу), связанных с ограничением его гражданских прав либо с нарушением его неприкосновенности, допускается не иначе, как на основании решения, принимаемого судом соответствующего уровня;

- решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи (как и о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу) принимается: в отношении судьи КС РФ - Председателем Следственного комитета при Прокуратуре РФ с согласия - что важно - КС РФ; в отношении судьи ВС РФ, ВАС РФ, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда - Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ; в отношении судьи иного суда - Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ с согласия квалификационной коллегии судей соответствующего субъекта РФ. Важным в этом случае является законодательное закрепление гарантийного положения, аналогичного положению при принятии решения о привлечении судьи к административной ответственности, согласно которому при рассмотрении вопросов о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу, о производстве в отношении судьи оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий суд либо квалификационная коллегия судей, установив, что производство указанных мероприятий или действий обусловлено позицией, занимаемой судьей при осуществлении им судейских полномочий, отказывают в даче согласия на производство указанных мероприятий или действий;

- решение об избрании в отношении судьи любого из высших судов страны, судьи суда уровня субъекта РФ обеих судебных систем страны, меры пресечения заключение под стражу принимается судебной коллегией в составе трех судей ВС РФ по ходатайству Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ; а в отношении судьи иного суда - судебной коллегией в составе трех судей соответствующего суда общей юрисдикции субъекта РФ. При этом заключение судьи под стражу производится с согласия соответственно КС РФ либо соответствующей квалификационной коллегии судей на основе представления Председателя следственного комитета при Прокуратуре РФ, а мотивированное решение указанных органов о даче такого согласия принимается в течение пяти дней со дня поступления названного представления;

- если судья до начала судебного разбирательства заявит об этом ходатайство, уголовное дело в отношении него будет рассматриваться ВС РФ;

- составы судебных коллегий соответствующих судов, принимающие решения по указанным вопросам, ежегодно утверждаются соответствующими квалификационными коллегиями судей. При этом все решения, принятые данными коллегиями, могут быть обжалованы в установленном федеральным законом порядке.

Вместе с тем, как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 16.12.2004 N 394-О "По жалобе Генерального прокурора Российской Федерации на нарушение конституционных прав граждан пунктом 3 статьи 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации"*(1146), такой усложненный по сравнению с обычным порядок возбуждения уголовного дела в отношении судей и привлечения их в качестве обвиняемых по уголовному делу выступает, однако, лишь в качестве одного из элементов процедурного механизма осуществления уголовного преследования в отношении судьей и способа обеспечения их неприкосновенности и независимости; он не предполагает ограждение судьи от ответственности в случае совершения им преступления; иное приводило бы к искажению конституционного смысла судейского иммунитета, а также к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (ст. 52 Конституции). Рассмотрение квалификационной коллегией судей вопроса о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или на привлечение его к уголовной ответственности призвано определить, имеется ли связь между уголовным преследованием и деятельностью судьи по осуществлению им своих полномочий, включая его позицию при разрешении того или иного дела, и не является ли такое преследование попыткой оказать давление на судью с целью повлиять на выносимые им решения. А непосредственно по обжалуемой норме Конституционный Суд РФ в этом Определении указал, что оспариваемое положение Закона, согласно которому решения квалификационных коллегий судей, за исключением решений о приостановлении либо прекращении полномочий судьи, привлечении его к дисциплинарной ответственности, об отставке судьи и о ее приостановлении, а также об отказе в рекомендации на должность судьи, могут быть обжалованы в суд лишь по мотивам нарушения процедуры их вынесения, не может служить препятствием для судебного обжалования гражданами, пострадавшими от противоправных действий судьи, решений квалификационных коллегий судей об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или на привлечение его в качестве обвиняемого по уголовному делу по мотивам, касающимся существа таких решений. Правда, при этом Суд добавил, что этим не исключается возможность дополнительного урегулирования в федеральном законодательстве процедуры судебного оспаривания указанных решений квалификационных коллегий судей.

Приходится констатировать, что число привлеченных к уголовной ответственности судей растет: всеми квалификационными коллегиями судей страны в 2005 г. было дано согласий на возбуждение уголовных дел в отношении 11 судей, в 2007 году - в отношении 22 судей, а всего в период между VI и VII Всероссийскими съездами судей (2004-2008 гг.) - в отношении 64 судей; отказано же в удовлетворении представлений об этом - в 9-ти случаях.







Здесь могла быть ваша реклама!


Перепечатка материалов данного сайта разрешена только со ссылкой на Комментарии.org. Все права защищены 2010 г.










А также читайте:


          МЕНЮ

Бесплатные консультации:
- Юридическая консультация
- Медицинская консультация


Главная
- Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ
- Налоговая энциклопедия
- Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник
- Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности
- Жилищное право
- Ипотека в вопросах и ответах
- Все о доверенности
- Налоговые освобождения для физических лиц
- Налоги и сборы России в вопросах и ответах
- Оплата труда
- Справочник риэлтора
- Сборник хозяйственных договоров
- Комментарий к ФЗ Об охране окружающей среды
- Комментарий к ФЗ Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих...
- Комментарий к ФЗ О государственной гражданской службе РФ
- Комментарий к ФЗ О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ...
- Комментарий к ФЗ Об экологической экспертизе
- Комментарий к ФЗ О негосударственных пенсионных фондах
- Комментарий к ФЗ Об ипотеке
- Комментарий к ФЗ О Центральном банке РФ
- Комментарий к ФЗ Об основных гарантиях прав ребенка в РФ
- Комментарий к ФЗ О наркотических средствах
- Комментарий к Конституции РФ
- Комментарий к ФЗ Об исполнительном производстве
- Комментарий к ГПК РФ
- Комментарий к Семейному кодексу РФ
- Комментарий к ФЗ О защите конкуренции
- Комментарий к ФЗ об акционерных обществах работников
- Комментарий к Таможенному кодексу РФ

Наши счетчики::

Rambler's Top100

На правах рекламы: