Комментарии.org
Комментарии
Российского
законодательства.
ГЛАВНАЯ                                  КАРТА САЙТА                       О ПРОЕКТЕ                            КОНТАКТЫ


























Статья 2

1. Наличие Конституции еще не есть свидетельство того, что государство по своей природе является конституционным. Конституция РФ, явившаяся результатом общедемократических преобразований и своеобразной моделью демократической организации публичной власти, суверенитета и свободы личности, из средства и способа узурпации права относительно небольшим по численности слоем общества, как это было в отечественной истории, должна превратиться и постепенно превращается в средство и способ легализации права всем обществом и во имя интересов общества и его членов. Из закона, установленного государством и ограничивающего права общества, а также закрепляющего формы государственного контроля над проявлениями социальной и индивидуальной активности людей и их ассоциаций, Конституция постепенно и с немалыми издержками становится законом, предусматривающим обязательства государства перед своими сочленами, различными объединениями граждан и обществом в целом.

С демократическим видением организации социума несовместима абсолютизация суверенитета государства, свободного от ответственности и не несущего никаких обязанностей. Фундаментальный принцип правового положения законодательной, исполнительной и судебной властей заключается в признании и конституционном закреплении доминирующего положения в обществе и государстве народа, выступающего в качестве особого юридического лица, которое стоит над всеми властями и обладает первоначальным и неотчуждаемым верховенством. Государство, его органы и должностные лица выступают в качестве представителей народа.

Из этого прежде всего следует, что законодательная власть, наиболее полно выражающая волю народа, а также органы исполнительной власти, действующие на основе и в соответствии с законом, не всесильны, как это было характерно для абсолютного государства, напротив, они ограничены обязательствами по отношению к народу в целом и гражданам в отдельности. Причем общество, это уместно подчеркнуть еще раз, не восприняло навязывавшуюся ему в период разработки проекта Конституции 1993 г. концепцию "государства - ночного сторожа", свободного от социальных функций и обязанностей по формированию условий для достойной жизни своих граждан; Конституция провозгласила Российскую Федерацию не только правовым, но и социальным государством, несущим обязанности по отношению к личности, объединениям граждан, обществу в целом во всех сферах социальной действительности.

Конституционные обязанности государства, как отмечалось ранее, отражены прежде всего в гл. 1 Основного Закона, закрепляющей основы конституционного строя, а также в его гл. 2, определяющей права и свободы человека и гражданина. Отсюда следует, что обязанности государства, во-первых, обладают двойственной юридической природой и двояким назначением: с одной стороны, они проистекают из функции публичной власти по организации социума и обеспечению его жизнедеятельности, а с другой - они персонализированы по отношению к индивиду как субъекту правопритязания и выступают в качестве гарантий прав личности; во-вторых, они не образуют самостоятельную систему внутри Основного Закона или наряду с ним, но составляют часть Конституции, находящуюся в системном единстве со всеми иными ее положениями - прежде всего принципами конституционного строя РФ, правами и свободами человека и гражданина.

Словосочетание "обязанность государства" встречается в Конституции лишь раз: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью, - сказано в комментируемой статье. - Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства". Конституционный Суд РФ более 740 раз в своих решениях ссылался на это положение, раскрывая различные его аспекты. В контексте настоящего комментария возможно обратить внимание на несколько аспектов данного положения, имеющих существенное значение для составления адекватного представления об указанной конституционной обязанности государства. Прежде всего речь идет о том, что человек есть цель в себе. Это означает, что Конституция трактует человека как самоценность. Тем самым исключается его использование в качестве средства достижения общего блага, защиты интересов народа или обеспечения потребностей государства.

Далее подчеркивается связь рассматриваемой обязанности государства со всей системой защищаемых Конституцией ценностей, в иерархии которых именно человек, его права и свободы занимают доминирующее положение.

При этом в данной системе отношений личность и государство выступают не как соподчиняющиеся субъекты, а как равные стороны своеобразного общественного договора - Конституции, который накладывает на государство юридическую обязанность признать естественные права человека, соблюдать их и защищать от всяких покушений, от кого бы они ни исходили. Тем самым одновременно подчеркивается, что права человека - не дар государства и не оказываемое им человеку благодеяние, а его атрибутивные качества.

Отсюда с неизбежностью вытекает право человека и гражданина в установленных Конституцией и принятых на ее основе законах формах и соответствующими способами контролировать выполнение государством данной обязанности, а государство в свою очередь обязано предусмотреть правозащитные механизмы, гарантирующие пользование человеком и гражданином своими правами и свободами и заключенными в них социальными благами. Тем самым указанное конституционное положение обладает и определенным программным значением, ибо программирует деятельность законодателя, исполнительной власти и правосудия.

Этим положением также подчеркивается не дарованная, а естественная природа прав человека: государство не октроирует, а признает права человека, которые сложились до и вне государственного регулирования в качестве атрибутивных свойств и качеств личности, на него же возлагается обязанность соблюдать и защищать признанные им права и свободы человека; тем самым одновременно определяются пределы публичной власти, границы усмотрения государства, которые не могут им быть преодолены без риска утраты своей легитимности. Эти права и свободы являются непосредственно действующими, стало быть, выступают в качестве субъективных прав, подлежащих государственно-правовой защите, а не как элементы правоспособности, требующие в качестве непременного предварительного условия реализации конкретизации в федеральном законе.

Отсюда также следует, что законодатель не может принимать законов, не согласующихся с основными правами; точно так же исполнительная власть, как и местное самоуправление, в своей деятельности по исполнению законов связана правами и свободами человека и гражданина; судебная же власть является главной гарантией прав человека и гражданина, в том числе от возможных покушений на основные права законодательной и исполнительной власти.

Не развивая далее этот перечень, поскольку это не продиктовано целями комментария, тем не менее обратим внимание еще на одно обстоятельство, осознание которого, особенно в практике правоприменения, происходит так непросто и с большими издержками. Статья 2 Основного Закона (и не только она) означает конституционную фиксацию новых, нетрадиционных для отечественной правовой системы и практики правоприменения подходов к правопониманию, в основе которого - различение права и закона. Интересно отметить, что Конституционный Суд РФ в своих первых актах проводил такое различение и активно использовал общие принципы права в процессе разрешения рассматривавшихся им конституционных споров. В частности, в Постановлении от 27.01.1993 N 1-П*(3), оценивая правоприменительную практику ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, Конституционный Суд указал, что она противоречит общеправовым принципам справедливости, юридического равенства, гарантированности государством прав и свобод человека и гражданина, возмещения государством всякого ущерба, причиненного личности незаконными действиями государственных органов и должностных лиц. Эти принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, отраслевых прав граждан, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений. Общеобязательность таких принципов состоит как в приоритетности перед иными правовыми установлениями, так и в распространении их действия на все субъекты права.

Многократно ссылался Конституционный Суд на эти принципы и в последующем (более чем в 30 постановлениях).

1.1. В самом деле, характеристика нормативного содержания данной конституционной обязанности государства начинается с указания на признание государством прав и свобод человека, под которыми изначально понимались права, принадлежащие каждому члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределявшихся в зависимости от занимаемого индивидом на лестнице социальной иерархии места. Стало быть, права человека есть атрибутивные свойства личности, они проистекают из достоинства, присущего всякому человеку. Именно в этом смысле прежде всего Конституция оперирует категорией прав человека.

Представляется, однако, что в указанное словосочетание Основным Законом вкладывается и другой смысл: права человека - это в отличие от отраслевых прав есть конституционные права, которые предопределяют смысл и содержание отраслевых прав. Наконец, права человека - это такие права, которые принадлежат всякому человеку независимо от его гражданской принадлежности, т.е. гражданам, иностранцам, лицам без гражданства. Именно в этом смысле сформулирована ч. 1 ст. 17, согласно которой в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. Тем самым одновременно закрепляется приоритет общепризнанных принципов и норм международного права в установлении стандартов прав человека и их конституционное восприятие Россией, что порождает вполне определенные обязательства для законодателя, исполнительной власти и суда.

Отсюда следует, что Конституция, обязывая признать права человека, накладывает на государство обязанность юридически закрепить права человека, существующие до и вне государства, а также воспроизвести в законодательстве РФ международные стандарты прав человека; при этом умолчание законодателя о каком-либо праве, вытекающем из общепризнанных принципов и норм международного права, не являются препятствием для судебной или иной защиты этого права, поскольку указанные принципы в силу ч. 4 ст. 15 Конституции являются частью правовой системы России.

Кроме того, следует иметь в виду, что Конституция понимает права человека значительно шире, чем только гражданские и политические права - права первого поколения. Из конституционно закрепленного в ст. 7 Основного Закона принципа социального государства в его системной связи со ст. 2, 17, 18 и другими вытекает, что обязанность признания распространяется также на права второго поколения - экономические, социальные и культурные, равно как и на права третьего поколения, которые нередко именуют правами солидарности, - право на развитие, право на здоровую окружающую среду, право на мир, право на владение общим наследием человечества, право на доброкачественные продукты питания, права меньшинств, право на объективную информацию, право на безопасность в различных сферах и др.

Права человека часто выводят исключительно из ценности человеческой личности. Высокое достоинство личности - вот основа прав человека. Такое объяснение и в прошлом, и теперь занимает доминирующее положение в произведениях как философов, так и юристов. Причем одни делают упор на волевую характеристику человека, другие акцентируют внимание на том, что человек - единственно свободное и ответственное существо.

Конституционное право, как правило, абстрагируется от различий между понятиями человека и личности, ибо они не влияют на конституционный статус лица, не имеют принципиального юридического значения. Личность в праве - любой и всякий человек, наделенный определенными правами и несущий установленные государством обязанности. В государственном праве и конституционной практике понятия человека и личности употребляются как синонимические, носят собирательный и обобщающий характер и подчеркивают наличие определенной связи между индивидом и государством, отличающейся взаимными правами и ответственностью. Отсюда права человека и личности суть совпадающие по содержанию и объему понятия. Права человека - это такие права, которые принадлежат каждой личности как члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределяемых в соответствии с сословной принадлежностью или занимаемым в должностной иерархии государства местом. Права человека обладают всеобщим характером и принадлежат всякой личности, не находящейся в состоянии прямой зависимости (ранее - рабской, вассальной, крепостной, теперь - в более замаскированной, но не менее изощренной) от других людей.

Не столь однозначен ответ на вопрос о соотношении прав человека и прав гражданина. Сама постановка этого вопроса обусловлена тем, что действующая Конституция закрепила дуалистическое видение гражданского и политического общества и обусловленное таким видением восприятие личности одновременно как члена гражданского общества и гражданина, что в свою очередь предполагает разграничение категорий прав человека и прав гражданина. Конечно, между правами человека и правами гражданина нельзя проводить резкой и непреодолимой грани. Права человека - общесоциальная категория. Они складываются объективно в результате развития и совершенствования общественного производства и политической системы общества в виде социальных возможностей пользоваться различными экономическими, политическими и духовными благами и существуют еще до государственного их признания. А права гражданина - это такие права человека, которые находятся под охраной и защитой государства. Именно государственное признание прав человека представляет собой форму их трансформации в права гражданина, которые есть лишь превращенные права человека. Основные права и свободы гражданина - это юридическая форма прав человека, включенного в определенную социальную систему. Стало быть, права человека существуют до и вне государственного их признания, они непосредственно вытекают из достоинства личности, но будучи закрепленными в Конституции и иных государственно-правовых актах, они приобретают качество прав гражданина, не утрачивая, однако, самостоятельного существования. Права гражданина - это форма опосредования прав человека, которые признаны государством и поставлены под его защиту.

В связи с этим обратим внимание еще на два обстоятельства, получившие отражение в Конституции. Во-первых, права человека в указанном смысле сохраняют свое значение как критерий правоустановительной и правоохранительной деятельности государства, его органов и должностных лиц. Права человека адекватны всякому демократически организованному обществу, и государство, претендующее на то, чтобы называться правовым, не вправе, а обязано в своем законодательстве предусмотреть и реально гарантировать юридическими и иными средствами эти права, которые в силу конституционного закрепления приобретают характер субъективных юридических прав.

Во-вторых, в результате восприятия государством международных стандартов само понятие человека во внутригосударственном праве приобретает правовой характер и обозначает граждан данного государства, а также иностранцев и лиц без гражданства, находящихся на его территории. И права человека в этом смысле - это такие права, которые принадлежат каждому человеку независимо от его гражданской принадлежности. Что же касается прав гражданина - ими наделены только те лица, которые состоят с государством в отношениях гражданства. Стало быть, в Конституции получили отражение оба эти значения категории прав человека, что имеет не только доктринальное, но и существенное практическое значение.

Это особенно важно учитывать в связи с тем, что в результате интеграции России в систему признаваемых и поддерживаемых международным сообществом ценностей конституционной нормой стало непосредственное действие и обязательность для всех субъектов права в России общепризнанных принципов и норм международного права и ратифицированных ею международных договоров, а также право граждан обращаться за защитой своих прав в существующие в международном сообществе структуры.

Таким образом, права человека - это такие права, которые принадлежат каждому члену гражданского общества, в отличие от привилегий, распределяющихся в зависимости от занимаемой индивидом ступени на социальной лестнице; права человека как идея и социальная категория обладают внеформационным характером, являются атрибутом каждой личности и всякого демократически организованного общества и в силу восприятия международным сообществом и их конвенционного закрепления входят в систему общечеловеческих гуманитарных ценностей; права гражданина - это такие права человека, которые оформлены юридически, признаны государством в Конституции и поставлены под его охрану.

Права и свободы человека и гражданина, будучи выражением социально и юридически признанной свободы личности, обладают двойственной природой. Прежде всего, они призваны гарантировать личность в ее отношениях с государством и его агентами, они обеспечивают автономию личности от государственного вмешательства в некоторые наиболее значимые для человека сферы его жизнедеятельности, гарантируют статус личности от нарушений со стороны государства. Основные права и свободы есть узда для государства, его органов и должностных лиц. Но это только один - пассивный (негативный) - аспект функционального назначения основных прав и свобод.

1.2. Другой, позитивный, аспект заключается в том, что эти права и свободы накладывают на государство обязанность юридически гарантировать конституционный статус человека. Речь идет о том, что важным элементом конституционализации прав человека - естественных, неотчуждаемых и принадлежащих каждому человеку от рождения, международно признанных - является возложение на государство обязанности соблюдения этих прав, которые в результате их государственного признания обрели качество юридических прав граждан, а также иностранцев и лиц без гражданства, пребывающих на территории РФ.

При этом понятие соблюдения прав человека и гражданина означает не только пассивную, но и активную обязанность государства. Проблема не сводится только к нормированию государством пределов этих прав и установлению юридических механизмов их реализации, подразумевается также гарантирование пользования указанными правами и теми социальными благами, которые в этих правах сокрыты. Это особенно важно в сопоставлении указанной обязанности государства с экономическими, социальными и культурными правами, которые заключают в себе обширную социальную программу и требуют соответствующих бюджетных ассигнований.

Содержание конституционной обязанности государства соблюдать права и свободы человека и гражданина проецируются на многие положения Основного Закона, главным образом конституционные гарантии от произвола государства. Особенно важное значение в данном контексте имеют ч. 1 и 2 ст. 55 Конституции, в которых данная обязанность представлена в ее двух аспектах. Во-первых, перечисление в Конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, следовательно, под защитой Основного Закона находятся и другие, помимо перечисленных в нем, общепризнанные права и свободы. При этом указанное качество - общепризнанность прав и свобод - устанавливается не только законодателем, но и правоприменителем, прежде всего судом. Во-вторых, в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, стало быть, эти права и свободы есть "узда" для законодателя.

Иными словами, основные права и свободы, закрепленные в Конституции, накладывают на государство не только пассивную обязанность воздержания от вмешательства в границы свободы личности, индивида, но и активную (позитивную) обязанность, выражающуюся в законодательной, управленческой и судебной деятельности, направленной на содействие в практическом осуществлении индивидом принадлежащих ему прав и свобод. Именно в гарантиях прав и свобод может быть реализован конституционный строй, моделируемый Основным Законом.

Конституция содержит перечень не только гражданских и политических, но и основных экономических, социальных, культурных и иных прав, реализация которых, как правило, невозможна без участия государства. Тем самым Основной Закон воспринял получившую широкое признание типологию прав человека - разделение их на три поколения:

1) гражданские и политические права, провозглашенные западными демократами и закрепленные в их первых конституционных актах;

2) экономические, социальные и культурные права, в основе которых различные социалистические доктрины и конституционная практика социалистических государств;

3) коллективные права, провозглашенные главным образом государствами, освободившимися от колониальной зависимости (право на мир, благоприятную окружающую среду и др.).

Такое восприятие является естественным и оправданным, поскольку развитие общества привело к тому, что реальная свобода личности, рамки которой не остаются неизменными на различных этапах общественно-исторического развития, зависит теперь не только от личного иждивения индивида, но во все большей степени от создаваемых государством материальных условий и гарантий. Проблема сводится главным образом к деятельности законодательной и исполнительной власти, поскольку речь в конечном счете идет о финансировании. Что же касается суда, то его роль заключается преимущественно в защите названных прав и их эффективном восстановлении, если они нарушаются государственными и общественными органами и их должностными лицами.

1.3. Отсюда естественным образом вытекает следующий элемент анализируемой конституционной обязанности государства - защищать права и свободы человека и гражданина. При этом в Конституции словосочетание "защита прав и свобод" используется при изложении нормативного содержания не только в комментируемой статье, но и в иных статьях Конституции, в том числе в ч. 1 ст. 38 ("Материнство и детство, семья находятся под защитой государства"), ч. 1 ст. 45 ("Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется"), ч. 1 ст. 46 ("Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод"), п. "в" ст. 71 ("В ведении Российской Федерации находятся: ... регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; ... регулирование и защита прав национальных меньшинств"), п. "б" ч. 1 ст. 72 ("В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся: ... защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств") и др. Многократно Конституция для обозначения соответствующих процессов пользуется терминами "охрана", "обеспечение", "гарантирование" и т.п.

Иначе говоря, Конституция формулирует институт защиты прав человека и гражданина, устанавливая систему государственной защиты прав и свобод человека и гражданина (государство как учреждение в целом, все органы публичной власти и их должностные лица, в том числе глава государства, Федеральное Собрание и Правительство, органы правоприменения, субъекты Федерации и их органы государственной власти, органы местного самоуправления и т.д.), разграничивая полномочия этих органов, определяя пределы их усмотрения и ограничивая в смысле их вторжения в сферу основных прав, предусматривая механизмы реализации и гарантии от злоупотребления правом и т.д. Новым для России является институт Уполномоченного по правам человека, действующий в соответствии с Законом об Уполномоченном по правам человека.

Особо важное значение для адекватного представления о содержании закрепленной в комментируемой статье обязанности государства имеет формула ст. 18 Конституции: "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием". Речь идет о том, что права и свободы человека и гражданина непосредственно обязывают законодателя, исполнительную власть и местное самоуправление. Главную роль в обеспечении прав человека играет правосудие. Иначе говоря, обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина охватывает как нормотворчество, так и правореализацию на всех стадиях и в любых формах, и невыполнение этой конституционной обязанности государства, его органов и должностных лиц не может быть оправдано так называемыми "эксцессами исполнителя", поскольку последний действовал в пределах установленных государством нормативных правовых актов. Конституционная ответственность за выполнение актов публичной власти не может возлагаться на непосредственного исполнителя, субъектом такой ответственности является само государство в лице своих органов и должностных лиц.

При этом, как следует из ст. 2 Конституции, обязанностью государства является соблюдение и защита всех прав и свобод человека и гражданина, однако характер и содержание этой обязанности различны и предопределяются характером и содержанием соответствующих прав. В частности, в зависимости от масштаба участия государства в их обеспечении, как и во времена знаменитого Георга Еллинека, предложившего данную типологию прав, возможно различать несколько категорий субъективных прав человека и гражданина.

Первая группа прав характеризуется тем, что государство признает за личностью определенную сферу отношений, которая отдана на усмотрение индивида и не может быть объектом притязаний государства. В эту группу, которая составляет так называемый отрицательный правовой статус, входят права личной свободы (неприкосновенность личности и жилища, тайна переписки, свобода передвижения и др.), а также права общественной свободы, включая свободу мысли, совести и религии, свободу слова, печати, собраний и митингов, уличных шествий и демонстраций, свободу ассоциаций и др.

Вторая группа прав характеризуется правом индивида требовать от государства положительной деятельности по созданию условий для реализации индивидом признаваемых за ним прав. Они составляют так называемый положительный статус, включающий, к примеру, право на труд, на образование, на материальное обеспечение в старости, по болезни, в случае потери кормильца, полной или частичной утраты трудоспособности и др.

Наконец, третью группу прав отличает признание государством за личностью права на участие в управлении государством и в политической деятельности вообще. К данной группе можно отнести политические права, хотя грань между ней и двумя предыдущими довольно условна.

Если в случае с гражданскими и политическими правами правозащитная обязанность государства заключается в невмешательстве в сферу самоопределения и индивидуальной автономии личности и их ограждении от посягательств как органов публичной власти, так и их должностных лиц, то в сфере экономических, социальных и культурных прав речь уже идет о позитивных обязанностях государства по отношению к гражданам как субъектам правопритязаний; государство предоставляет личности соответствующие блага или гарантирует их от посягательств иных лиц. Как подчеркнуто в Постановлении КС РФ от 01.12.1997 N 18-П, эта экстраординарная по своим последствиям техногенная авария ХХ века привела к неисчислимым экологическим и гуманитарным потерям. В результате были существенно нарушены не только право на благоприятную окружающую среду (ст. 42 Конституции), но и, как следствие этого, другие конституционные права и интересы граждан, связанные с охраной жизни, здоровья, жилища, имущества, а также право на свободное передвижение и выбор места пребывания и жительства, которые были ущемлены столь значительно, что причиненный вред оказался реально невосполнимым. Это порождает особый характер отношений между гражданином и государством, заключающийся в том, что государство принимает на себя обязанность возмещения такого вреда, который, исходя из его масштаба и числа пострадавших, не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством. Данная конституционно-правовая обязанность государства корреспондирует праву граждан на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологической катастрофой, и вытекает из положений ст. 2 и 18 Конституции, согласно которым признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, а также из ст. 53 Конституции, закрепляющей обязанность возмещения государством вреда, связанного с осуществлением государственной деятельности в различных ее сферах, независимо от возложения ответственности на конкретные органы государственной власти или должностных лиц.

Как видно из указанного Постановления КС РФ, государство одновременно выступает в двух ипостасях: с одной стороны, в государственно организованном обществе именно оно является главным гарантом прав личности, с другой - государство является и потенциальным нарушителем этих прав. Осознание указанной коллизии генерировало в свое время принцип разделения властей и его восприятие отечественной конституционно-правовой практикой с присущими ему "сдержками и противовесами": судебная власть, образующая в Конституции триаду, контролирует органы государства и их должностных лиц, которые способны неправомерно вторгаться в сферу основных прав. В данном контексте нельзя преуменьшать значение гарантийной функции Президента, деятельности Правительства, прокуратуры или института Уполномоченного по правам человека, которые при этом сами находятся под судебным контролем.

Причем обязанность защиты конституционных прав коррелирует конституционному праву на государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, которое должно интерпретироваться во взаимосвязи с равенством всех перед законом и судом, правом на судебную защиту прав и свобод и другими "правозащитными" положениями Конституции.

Это, однако, не означает тождества права на защиту и обязанности защиты прав и свобод, поскольку последнее связано с вторжением государства как гаранта в сферу прав и свобод нарушителя. Право на защиту изначально выступает в качестве субъективного конституционного права, обязанность же защищать как часть нормативной характеристики одного из принципов конституционного строя РФ выступает в качестве объективно-правового веления, обращенного к государству, которое конкретизируется в федеральных конституционных и федеральных законах. Речь идет о формулировании материально-правовых и процедурных средств и способов защиты прав и свобод человека и гражданина уполномоченными на то органами публичной власти и их должностными лицами.

Федеративное устройство России обусловливает участие в этом процессе не только органов Федерации в целом, но и субъектов Федерации. Отсюда следует, что в качестве средства защиты выступает не только федеральный закон, но и закон субъекта РФ. При этом, однако, исходные начала правозащитной деятельности субъекта Федерации закладываются федеральным законом. Не случайно регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина отнесены к ведению Федерации, тогда как защита прав и свобод человека и гражданина входит в совместное ведение РФ и ее субъектов. Этим предопределяется и доминирующая роль Федерации в установлении правовых механизмов защиты прав и свобод и материально-правового содержания и процессуальных правил осуществления обязанности государства защищать права и свободы человека и гражданина. В упомянутом Постановлении КС РФ N 18-П особо подчеркивалось, что обязанность государства по возмещению вреда от экологических бедствий предопределена также правом нынешнего и будущих поколений на защищенность от радиационного излучения, связанного с использованием ядерной энергетики, которая согласно п. "и" ч. 1 ст. 71 Конституции находится в ведении РФ и объекты которой относятся исключительно к федеральной собственности. Данная конституционно-правовая обязанность государства конкретизируется в Федеральных законах от 21.11.1995 N 170-ФЗ "Об использовании атомной энергии" (в ред. от 14.07.2008), от 21.12.1994 N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" (в ред. от 30.10.2007) и от 09.01.1996 N 3-ФЗ "О радиационной безопасности населения" (в ред. от 22.08.2004), предусматривающих систему мер, направленных на обеспечение радиационной безопасности населения и защиту его от чрезвычайных ситуаций, к которым относится и ситуация, возникшая в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС.

Забота государства о восстановлении нарушенных вследствие этой катастрофы конституционных прав и интересов граждан, в том числе путем возмещения вреда, реализуется в русле обеспечения радиационной безопасности и экологического благополучия исходя из целей и принципов правового и социального государства, провозглашенных в ст. 1, 2 и 7 Конституции.

При этом конституционная обязанность защиты прав человека и гражданина сопрягается с иными положениями Конституции и раскрывается в них. Именно человек, его права и свободы, жизнь и здоровье, честь и достоинство, личная неприкосновенность и безопасность - высшая ценность, признаваемая и защищаемая Российской Федерацией. В частности, федеральная Конституция устанавливает, что Россия обеспечивает права и свободы человека и гражданина согласно положениям самой Конституции и общепризнанным принципам и нормам современного международного права.

Речь и здесь идет о том, что, с одной стороны, права человека не октроированы государством, не дарованы им, оно лишь признало и конституционно закрепило их, а с другой стороны - что, коль скоро права человека представляют собой общечеловеческую ценность, они обеспечиваются в соответствии с теми стандартами, которые выработаны человечеством. Конституция устанавливает, что государство исходит из приоритета прав и свобод человека и гражданина. Именно основные права и свободы, занимающие центральное место в системе всех прав и свобод, выступают критерием конституционности деятельности законодательной, исполнительной и судебной властей.

Государство связано ими и не может по своему усмотрению отменить или ограничить эти права и свободы. Основные права человека есть своеобразный барьер, который в демократическом обществе не может быть преодолен по собственному усмотрению ни законодательной, ни исполнительной, ни судебной властью: законодатель не может принимать законов, не согласующихся с основными правами; судебная власть не может затрагивать основные права в процессе судебного производства и в содержании своих решений, ее функция - обеспечение прав; исполнительная власть точно так же связана в сфере высшей государственной власти основными правами, хотя и издает свои распоряжения в отношении лиц с особым статусом подчинения и в пределах допустимых ограничений.

Тем самым категория прав человека выступает теперь в качестве сердцевины идеологии и практики демократического переустройства общества. Это не просто подтверждение развивавшейся ранее концепции прав человека, а новое по своему существу концептуальное решение проблемы взаимоотношений личности и государства, придающее проблеме прав человека современный вид и последовательно гуманистический характер.







Здесь могла быть ваша реклама!


Перепечатка материалов данного сайта разрешена только со ссылкой на Комментарии.org. Все права защищены 2010 г.










А также читайте:

          МЕНЮ

Бесплатные консультации:
- Юридическая консультация
- Медицинская консультация


Главная
- Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ
- Налоговая энциклопедия
- Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник
- Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности
- Жилищное право
- Ипотека в вопросах и ответах
- Все о доверенности
- Налоговые освобождения для физических лиц
- Налоги и сборы России в вопросах и ответах
- Оплата труда
- Справочник риэлтора
- Сборник хозяйственных договоров
- Комментарий к ФЗ Об охране окружающей среды
- Комментарий к ФЗ Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих...
- Комментарий к ФЗ О государственной гражданской службе РФ
- Комментарий к ФЗ О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ...
- Комментарий к ФЗ Об экологической экспертизе
- Комментарий к ФЗ О негосударственных пенсионных фондах
- Комментарий к ФЗ Об ипотеке
- Комментарий к ФЗ О Центральном банке РФ
- Комментарий к ФЗ Об основных гарантиях прав ребенка в РФ
- Комментарий к ФЗ О наркотических средствах
- Комментарий к Конституции РФ
- Комментарий к ФЗ Об исполнительном производстве
- Комментарий к ГПК РФ
- Комментарий к Семейному кодексу РФ
- Комментарий к ФЗ О защите конкуренции
- Комментарий к ФЗ об акционерных обществах работников
- Комментарий к Таможенному кодексу РФ

Наши счетчики::

Rambler's Top100

На правах рекламы: