Комментарии.org
Комментарии
Российского
законодательства.
ГЛАВНАЯ                                  КАРТА САЙТА                       О ПРОЕКТЕ                            КОНТАКТЫ


























§ 15. Порядок урегулирования споров

Неисполнение или ненадлежащее исполнение внешнеторговых контрактов международной купли-продажи кем-либо из субъектов внешнеторгового оборота может являться основанием возникновения спора. Разрешение таких споров имеет особенности, связанные с характером внешнеторговой деятельности, а также выработанной в этой области международной практикой.
В силу принципа автономии воли стороны внешнеторговых отношений вправе заключать соглашения о том, кому доверить разрешение возникшего или возможных споров, связанных с договорными отношениями. Это может быть соглашение о передаче спора государственному суду в определенной стране (общей или специальной юрисдикции) или утвержденному сторонами для разрешения спора конкретному международному коммерческому арбитражу (третейскому суду): институционному (постоянно действующему) и изолированному (ad hoc)*(106).
В разделе "Рассмотрение споров" сторонам рекомендуется оговаривать порядок предъявления и рассмотрения неурегулированных претензий, порядок платежей по претензиям, рассмотрение спорных вопросов в арбитраже, а также указывать, правом какого государства будут регулироваться отношения по контракту.
Традиционно разрешение правовых конфликтов осуществляется с помощью правосудия. Однако в сфере внешнеторгового оборота не всегда целесообразно решать возникающие конфликты при помощи суда. Это связано с тем, что рассмотрение спора в государственном суде зачастую связано с многочисленными рисками и трудностями.
А. Тынель к таковым относит следующие:
незнание обязательного для применения иностранным государственным судом процессуального порядка, что на практике означает необходимость обращения к услугам местного адвоката;
обязательность осуществления судебного разбирательства на языке государства местонахождения суда, в связи с чем возникает необходимость перевода всех документов, касающихся спора, на язык, подлежащий применению;
наличие нескольких инстанций и свойственный государственному суду процессуальный формализм, что способствует затягиванию разбирательства и влечет за собой дополнительные расходы;
отсутствие необходимой компетенции у судей, поскольку подготовка судей государственных судов рассчитана на применение норм национальной правовой системы, хотя условия контракта не всегда подчиняются материальному праву данного государства;
неравное отношение к сторонам спора, в силу того что судьи государственных судов достаточно часто склонны более снисходительно относиться к участникам разбирательства, которые являются субъектами данного государства;
ограниченная возможность исполнения решения государственного суда на территории иностранного государства в силу отсутствия универсальных международных договоров, позволяющих осуществлять принудительное исполнение решения государственного суда одного государства на территории другого государства*(107).
Кроме того, отсутствие у судей государственных арбитражных судов опыта и устойчивых традиций применения гражданско-правового регулирования, построенного на частноправовых началах, а также недостаточная осведомленность о текущей деловой практике ставят их в безусловно трудное положение. Такая ситуация заканчивается порой принятием судебных решений, которые не соответствуют духу частного права и задаче создания правовой среды, необходимой для развития предпринимательской деятельности*(108).
Желание участников контракта внешнеторговой купли-продажи избежать рассмотрения дела в суде иностранного государства, а следовательно, и свести к минимуму влияние вышеперечисленных негативных моментов, возникающих при рассмотрении дела в суде иностранного государства, и способствовало поиску новых, экономичных, эффективных и простых методов урегулирования конфликтов. Очевидным фактом является то, что для разрешения споров стороны внешнеторговых контрактов выбирают альтернативные способы урегулирования конфликтов, прежде всего речь идет о международном коммерческом арбитраже.
Ценность арбитража как метода урегулирования споров, возникающих в контексте международных коммерческих отношений, была подтверждена в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 4 декабря 2006 г. N 61/33. Как отмечает А.С. Комаров, такая оценка является следствием признания того, что международный арбитраж представляет собой правовой механизм, позволяющий равноправно участвовать в международном экономическом сотрудничестве всем участникам этого процесса независимо от уровня их экономического развития и политического влияния в мире*(109).
О международном коммерческом арбитраже можно говорить лишь в том случае, когда разбирательство касается международных договоров, заключенных между частными лицами, а именно когда затронуты интернациональные коммерческие интересы, т.е. речь идет прежде всего о внешнеторговых сделках. К ним согласно российской правовой доктрине относятся сделки, в которых хотя бы одна из сторон представлена иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом.
Международные коммерческие арбитражи, с одной стороны, имеют частный характер, поскольку образуются самими участниками гражданско-правовых отношений, отсюда - свобода выбора сторонами в любом контракте правил арбитражной процедуры; при этом государство не участвует в их формировании и деятельности, ограничиваясь установлением общих правил их создания и функционирования. В этом смысле можно утверждать, что арбитраж является институтом, противоположным институту государственных судов, которые представляют собой органы судебной системы какого-либо государства.
С другой стороны, выполняемая международным коммерческим арбитражем функция - защита нарушенных гражданских прав - имеет и публично-правовой аспект, так как является одним из правовых инструментов, обеспечивающих состояние правопорядка в государстве. Это очевидно по таким юридическим конструкциям, при помощи которых обеспечивается эффективность деятельности международного коммерческого арбитража, как принятие обеспечительных мер, принудительное исполнение арбитражных решений и т.д.
Действительно, в соответствии с законодательством о судебной системе международные коммерческие арбитражи не являются элементами государственной системы. Однако, как отмечает О.Ю. Скворцов, они представляют собой своеобразный институт, который приобретает самобытность в результате особенностей формирования правил и специфики разрешения споров, осуществляемых негосударственными органами. При этом арбитражи входят в юрисдикционную систему государства, поскольку эти органы разрешают споры о праве*(110).
Споры между их участниками, возникающие из договорных и других гражданских правовых отношений при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, нуждаются в урегулировании.
Кроме того, международный коммерческий арбитраж создается для разрешения особой категории споров, а именно споров, носящих коммерческий характер, т.е. вытекающих из гражданско-правовых и, главным образом, торговых сделок, а также включающих в себя "иностранный элемент".
Так, в силу п. 2 ст. 1 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" (далее - Закон об арбитраже) специфика споров, передаваемых в МКАС, связана, во-первых, с их правовой природой; во-вторых, с основаниями их возникновения; в-третьих, с субъектным составом, а именно МКАС компетентен рассматривать споры, возникающие:
1) при осуществлении международных экономических связей при условии, что коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за пределами территории Российской Федерации.
В данном случае речь идет о следующих субъектах:
а) обе спорящие стороны являются иностранными лицами по отношению как друг к другу, так и к государству, где расположен рассматривающий их спор международный коммерческий арбитраж.
Рассмотрим ряд дел из практики МКАС, когда обе стороны спора - иностранные организации, но дело рассматривалось в Российской Федерации в МКАС.
По делу от 17 июля 2001 г. N 419/1995 иск был предъявлен германской фирмой (продавец) к английской фирме (покупатель) на основании контракта международной купли-продажи, заключенного сторонами 21 марта 1995 г. Предъявление иска было вызвано тем, что ответчиком не был оплачен поставленный товар.
Компетенция МКАС по рассмотрению данного дела предусмотрена сторонами в п. 4 контракта*(111).
По делу от 19 октября 2006 г. N 53/2006 иск был предъявлен украинской организацией (покупатель) к фирме из США (продавец) в связи с поставкой товара ненадлежащего качества по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 31 мая 2005 г. Истец требовал уплаты договорного штрафа за поставку товара ненадлежащего качества и возмещения расходов по арбитражному сбору.
Пункт 9 контракта от 31 мая 2005 г. N 2917, составленного на английском и украинском языках, предусматривал рассмотрение споров в МКАС. В английском тексте, которому соответствовал украинский текст, было указано следующее:
"9.1. The parties shall try to adjust the disputes and differences that can arise from this Contract or in connection with it by means of negotiations and consultations.
9.2. If there is no agreement, then the disputes shall be referred to the International Commercial Arbitration Court at the Chamber of Commerce and Industry of the RF, Moscow in according to the Rules of that Court the decisions of which shall be binding for the Parties.
...
9.4. The arbitration language shall be Russian"*(112).
По делу от 27 апреля 2005 г. N 5/2004 иск был предъявлен эстонской фирмой (продавец) к австрийской фирме (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенного сторонами 15 июня 2003 г. Требования истца включали в себя: погашение задолженности, уплату договорного штрафа за просрочку платежа и возмещение расходов по арбитражному сбору и на юридических представителей в связи с ведением данного дела.
При рассмотрении вопроса о компетенции МКАС по разрешению данного спора состав арбитража установил: п. 6.4 контракта предусматривал, что если стороны не пришли к соглашению путем переговоров, то все споры, которые могут возникнуть между сторонами при заключении, исполнении и (или) расторжении данного контракта, подлежат передаче в МКАС для их разрешения в соответствии с его Регламентом*(113);
б) спорящие стороны являются иностранными лицами по отношению друг к другу, но арбитраж расположен на территории государства, к которому принадлежит одна из сторон.
Рассмотрим ряд судебных дел из арбитражной практики МКАС, когда спор между российскими и иностранными контрагентами внешнеторгового контракта передан на рассмотрение в МКАС.
По делу от 15 января 2001 г. N 381/1999 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к монгольской организации (покупатель), с которой был заключен 3 августа 1998 г. контракт международной купли-продажи товаров и к монгольскому банку (гарант), выдавшему гарантию исполнения покупателем обязательств платежа по контракту, предоставлявшему отсрочку платежа на 120 дней.
В заключенном продавцом и покупателем контракте (п. 1.6) содержится арбитражная оговорка, которая предусматривает рассмотрение споров, вытекающих из контракта МКАС*(114).
По делу от 9 апреля 2004 г. N 129/2003 иск был предъявлен германской фирмой (покупатель) к российской организации (продавец) в связи с нарушением обязательств по поставке товаров по соглашению и контракту, заключенным сторонами 22 июля 2002 г. В связи с невыполнением продавцом его обязательств 7 февраля 2003 г. покупатель заявил о расторжении договорных отношений.
Статьей 10 заключенного сторонами соглашения от 22 июля 2002 г. и ст. 11 контракта от 22 июля 2002 г. предусмотрено, что все споры и разногласия, возникающие из указанных соглашения и контракта, подлежат разрешению в МКАС в соответствии с Регламентом указанного суда*(115).
По делу от 17 февраля 2003 г. N 168/2001 иск был предъявлен российской организацией к фирме из США в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 1 марта 2000 г.
Компетенция МКАС рассматривать настоящий спор вытекала из арбитражной оговорки заключенного между сторонами контракта от 1 марта 2000 г. (п. 11). Компетенция МКАС была подтверждена истцом в исковом заявлении и не оспаривалась ответчиком. По мнению сторон, в названии суда "Международный Арбитражный Суд при Российской Торговой Палате, г. Москва", указанном в контракте, допущена неточность. Следовательно, МКАС на основании п. 2 и 3 § 1 Регламента обладает компетенцией на рассмотрение данного спора*(116);
2) между сторонами, одной из которых является предприятие с иностранными инвестициями или международная организация, созданная на территории Российской Федерации, независимо от характера спора.
Здесь имеются в виду споры между:
а) коммерческими организациями с иностранными инвестициями;
б) коммерческой организацией с иностранными инвестициями и российским юридическим лицом без иностранного участия (либо российским индивидуальным предпринимателем), включая споры с российским участником данной организации;
в) российскими участниками коммерческой организации с иностранными инвестициями (если спор возник из учредительного договора или в связи с ним);
г) международными объединениями (организациями), созданными на российской территории;
д) упомянутыми объединением (организацией) и чисто российским юридическим лицом (в том числе участником) либо российским индивидуальным предпринимателем;
е) российскими участниками международного объединения (организации), если спор возник из учредительного договора или в связи с ним.
Рассмотрим ряд дел из практики МКАС, где одна из сторон спора - российская организация с иностранными инвестициями.
По делу от 3 июля 2006 г. N 99/2005 иск был предъявлен российским банком с иностранным капиталом к российской организации из договора залога движимого имущества от 27 декабря 2004 г., заключенного сторонами в обеспечение исполнения кредитного соглашения от той же даты.
Пунктом 10.5 заключенного сторонами договора залога имущества от 27 декабря 2004 г. было предусмотрено, что споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора или связанные с ним, подлежат рассмотрению в МКАС в соответствии с его Регламентом. С учетом изложенного и руководствуясь ст. 16 Закона об арбитраже и п. 3 и 5 § 1 Регламента, МКАС признал свою компетенцию по разрешения настоящего дела*(117).
По делу от 24 апреля 2001 г. N 379/1999 иск был предъявлен российской организацией (со 100-процентным иностранным участием) к другой российской организации (с участием иностранного капитала) на основании заключенного сторонами 26 февраля 1999 г. договора поставки.
Пункт 10 договора от 26 февраля 1999 г. предусматривает рассмотрение вытекающих из него споров и разногласий МКАС, что означает заключение сторонами письменного соглашения о передаче на разрешение МКАС могущего возникнуть спора (п. 3 § 1 Регламента МКАС). Заявленные ответчиком возражения против компетенции МКАС рассматривать данный спор в ходе арбитражного процесса были им отозваны. На основании арбитражной оговорки договора МКАС признал, что в его компетенцию входит разрешение данного спора*(118).
Итак, гражданско-правовые отношения, споры из которых могут быть переданы на разрешение МКАС, включают в себя, в частности, отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.
По мнению А.С. Комарова, в современных условиях российская правовая действительность должна практически заново осознать значение и роль третейского правосудия во всей глубине и многообразии этого правового явления. Поэтому перед юридическим корпусом и предпринимательским сообществом должна стоять цель, заключающаяся в том, чтобы международный коммерческий арбитраж занял такое же место в правовом поле России, какое отводится ему в странах с высоким уровнем развития позитивного права и правовой культуры, где законодательству об арбитраже (третейском суде), практике его применения и соответствующей научной доктрине уделяется постоянное внимание наравне с другими важными институтами частного права*(119).
В юридической литературе обращается внимание на наличие у арбитражной (негосударственной) формы рассмотрения международных коммерческих споров определенных преимуществ по сравнению с процессуальной формой рассмотрения таких споров в государственных судах.
Т. Бендевский приводит следующие аргументы в пользу разрешения споров по договорам в области международного оборота товаров и услуг в порядке международного коммерческого арбитража:
стороны договора больше доверяют арбитражу и арбитрам, которых они сами избирают, чем суду государства ответчика;
внешнеторговый арбитраж и арбитры специализируются на рассмотрении споров по договорным отношениям, связанным с оборотом товаров и услуг с заграницей;
процесс в судах общей юрисдикции протекает несоизмеримо дольше из-за специализации на делах, не осложненных иностранным элементом, и из-за многоступенчатости процесса;
подача иска в суд общей юрисдикции, как правило, влечет за собой нарушение и прекращение деловых отношений между сторонами договора в отличие от рассмотрения спора в порядке арбитража или арбитрами, избранными сторонами для разрешения спора;
стороны больше верят в объективность и беспристрастность арбитража как негосударственного института;
решение арбитража окончательно и не подлежит обжалованию;
арбитражный процесс и арбитражные решения обладают свойством дискретности;
стороны спора обязуются исполнять арбитражное решение*(120).
Е.В. Брунцева рассматривает привлекательность международного коммерческого арбитража по следующим причинам*(121):
1) нежелание передавать споры на рассмотрение в национальный суд другой стороны;
2) возможность выбора места разрешения споров.
Право места проведения арбитражного разбирательства регулирует процедуру арбитража и может оказывать значительное влияние на разрешение споров. Каждое государство имеет свои национальные обычаи, особенности, а также концепцию того, как арбитраж должен проводиться на его территории. Как отмечает А.Г. Федоров, взаимообмен между арбитражным процессом и национальной системой права является как бы фундаментом правильного подхода к оценке развития международного коммерческого арбитража*(122);
3) возможность выбора арбитров. В отличие от государственных судов, где стороны не имеют возможности влиять на распределение дел между судьями, стороны в арбитраже самостоятельно назначают арбитров;
4) нейтральность арбитров. Арбитры при рассмотрении дела обязаны сохранять нейтральность и рассматривать дело непредвзято;
5) разрешение споров специалистами в соответствующей области.
Следует отметить, что судьи государственных судов иногда недостаточно представляют себе предмет спора и его существо, поскольку не являются специалистами в области внешней торговли, а это приводит к необходимости привлекать для ведения процесса высококвалифицированных экспертов и, следовательно, увеличивать судебные расходы сторон;
6) установление порядка арбитражного разбирательства самими сторонами. Сторонам разрешено определять порядок осуществления разбирательства арбитражем;
7) выбор сторонами применимого материального права;
8) закрытость арбитражного разбирательства.
Рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании принципа конфиденциальности. Доступ в арбитражное разбирательство представителей средств массовой информации, публики не допускается, а рассмотрение дел в государственных судах осуществляется, как правило, публично.
Конфиденциальное рассмотрение споров является отличительной чертой арбитражного разбирательства по сравнению с государственным арбитражным процессом, где в соответствии с ч. 1 ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. В этом проявляется основной принцип арбитражного судопроизводства - принцип гласности, являющийся одной из предпосылок вынесения обоснованных и законных судебных актов;
9) окончательность арбитражного решения.
Важно отметить, что в международных арбитражных судах отсутствуют апелляционные, кассационные, надзорные инстанции. Кроме того, международные договоры и национальные законы большинства государств устанавливают недопущение обжалования арбитражного решения по существу и в государственный суд. Данные правила способствуют быстрому обращению вынесенного решения к исполнению, вносят стабильность и определенность в правоотношения сторон;
10) возможность принудительного исполнения арбитражного решения практически в любом государстве. Закон об арбитраже предусматривает, что арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается в России обязательным и приводится в исполнение. Иными словами, иностранные арбитражные решения приводятся в исполнение в России независимо от того, имеется ли у Российской Федерации международный договор в названной области с соответствующим государством, т.е. на условиях фактической взаимности.
На международном уровне признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений было унифицировано в результате принятия Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (Нью-Йоркская конвенция 1958 г.).
Статистические данные МКАС за 2005-2008 гг.*(123).
2005 г.
За 2005 г. в МКАС поступило 148 исков по спорам компаний из 41 страны мира.
По отдельным иностранным государствам участники споров были представлены следующим образом: Украина - 24, Германия - 15, США - 13, Казахстан - 7, Великобритания - 7, Швейцария - 7, Польша - 5, Кипр - 4, Люксембург - 4, Сербия и Черногория - 4, Австрия - 3, Белоруссия - 3, Венгрия - 3, Ирландия - 3, Китай - 3, Нидерланды - 3, Турция - 3. Из Австралии, Дании, Латвии, Таджикистана, Эстонии и Японии - в арбитражных разбирательствах в МКАС участвовали по 2 компании; из Алжира, Армении, Багамских островов, Болгарии, Индии, Италии, Литвы, Лихтенштейна, Молдавии, Монголии, Норвегии, Словении, Финляндии, Франции, Чехии, Швеции - по одной компании из каждой указанной страны.
Как и в 2004 г., среди иностранных участников споров в 2005 г. преобладали стороны из стран СНГ и Балтии - всего 43 компании.
В 2005 г. количество споров с участием российских компаний составило 136, включая 16 споров между двумя российскими предприятиями, одно из которых является предприятием с иностранными инвестициями.
Итоги года по предметной разновидности контрактов, из которых возник спор, показывают, что, как и в прежние годы, продолжают существенно преобладать споры, связанные с договором внешнеторговой купли-продажи (поставки) - 107 споров (73% от общего количества споров).
Второе место поделили споры из договоров по оказанию услуг и выполнению работ и споры из отношений займа и кредита - по 13 споров в каждой группе (по 8,5%).
Третье место по итогам 2005 г. вместе заняли споры из договоров строительного подряда и договоров перевозки - по 5 споров в каждой группе (по 3,5%).
Споры, вытекающие из остальных групп внешнеторговых обязательств (аренда, страхование, коммерческое представительство и другие), составили менее 2% по каждой группе, а вместе взятые - порядка 5%.
По сумме исковых требований дела распределились следующим образом: до 10 000 дол. - 11, от 10 000 до 50 000 дол. - 35, от 50 000 до 100 000 дол. - 28, от 100 000 до 200 000 дол. - 16, от 200 000 до 500 000 дол. - 22, от 500 000 до 1 000 000 дол. - 13, от 1 000 000 до 2 000 000 дол. - 6, от 2 000 000 до 5 000 000 дол. - 8, от 5 000 000 до 10 000 000 дол. - 3, свыше 10 000 000 дол. - 5.
Наибольшая сумма исковых требований среди поступивших в 2005 г. исков составила 26 880 000,00 дол. США (спор компании из Люксембурга (истец) и российской компании (ответчик) в связи с договором займа.
2006 г.
За 2006 г. в МКАС поступило 120 исков по спорам компаний из 38 стран мира.
По отдельным иностранным государствам участники споров были представлены следующим образом: Украина - 22, Великобритания - 14, Германия - 7, Казахстан - 6, Азербайджан - 5, США - 5, Австрия, Грузия, Молдавия, Польша, Сирия, Таджикистан, Тайвань, Эстония, Финляндия - по 2 участника из страны. Из Афганистана, Боснии и Герцеговины, Египта, Канады, Киргизии, Китая, Монако, Нидерландов, Объединенных Арабских Эмиратов, Румынии, Турции, Швеции участвовали по одной компании из каждой страны.
Как и в предыдущие годы, среди иностранных участников споров за рассматриваемый период преобладали стороны из стран СНГ - всего 47 компаний.
В 2006 г. участниками споров явились 114 российских компаний (103 спора, включая 8 споров между двумя российскими предприятиями, одно из которых является предприятием с иностранными инвестициями).
Итоги рассматриваемого периода по предметной разновидности контрактов, из которых возник спор, показывают, что, как и в прежние годы, продолжают существенно преобладать споры, связанные с договором внешнеторговой купли-продажи (поставки), - 65 споров (60% от общего количества споров).
Второе место занимают споры из договоров по оказанию услуг и выполнению работ - 14 (13%).
Следом идут споры из договоров аренды - 5 споров (4,5%) и споры из договоров строительного подряда - 4 (3,6%), а также из договоров перевозки - 4 (3,6%).
МКАС было рассмотрено по 2 спора, вытекающих из таких групп внешнеторговых обязательств, как кредит и строительный подряд, что составило почти 2% по каждой группе.
Количество дел, поступивших по разнообразным спорам, отнесенным к числу прочих (например, по договору поручительства или договору займа), составило 9 (8%) от общего числа дел.
Самое малое количество споров составили споры из отношений коммерческого представительства - 1 (что менее 1%).
По сумме исковых требований дела распределились следующим образом: до 10 000 дол. - 13, от 10 001 до 50 000 дол. - 32, от 50 001 до 100 000 дол. - 13, от 100 001 до 200 000 дол. - 13, от 200 001 до 500 000 дол. - 17, от 500 001 до 1 000 000 дол. - 11, от 1 000 001 до 2 000 000 дол. - 7, от 2 000 001 до 5 000 000 дол. - 4, от 5 000 001 до 10 000 000 дол. - 2, свыше 10 000 000 дол. - 3.
2007 г.
За 2007 г. в МКАС поступило 141 исковое заявление от компаний из 40 стран мира.
Принято к производству - 141 дело (в том числе встречных исков - 2).
Завершено производством - 136 дел (в том числе встречных исков - 4), из них дела, поступившие: в 2004 г. - 3; 2005 г. - 15; 2006 г. - 76; 2007 г. - 42.
В 2007 г. с участием иностранных арбитров рассмотрено 15 дел.
По отдельным странам наибольшее число спорящих сторон по поступившим в 2007 г. в МКАС искам: из Украины - 21, Германии - 16, Великобритании и Кубы - по 8, Австрии и Казахстана - по 7, США - 6, Белоруссии, Латвии и Эстонии - по 5. Венгрия, Италия, Канада, Сербия, Швейцария - по 3 участника из каждой страны. Азербайджан, Армения, Кипр, Молдова, Польша, Словакия, Таджикистан, Турция, Финляндия, Югославия - по 2 участника из каждой страны. Из Болгарии, Британских Виргинских островов, Греции, Индии, Ирака, Китая, Киргизии, Кореи, Литвы, Лихтенштейна, Норвегии, Португалии, Таиланда, Франции, Узбекистана - по 1 компании из каждой страны.
За прошедший год среди иностранных участников споров преобладали стороны из стран СНГ - всего 43 компании.
В течение 2007 г. 128 споров происходили с участием 148 российских компаний, включая 12 споров между двумя российскими предприятиями, одно из которых является предприятием с иностранными инвестициями. 7 споров с участием только иностранных компаний.
За истекший 2007 г. преобладали споры, связанные с договором внешнеторговой купли-продажи, - 87 споров; далее споры по оказанию услуг и выполнению работ - 19 споров; споры из договоров кредита - 11 споров; аренды - 8 споров; строительного подряда - 5 споров; перевозки - 3 спора; споры, вытекающие из всех остальных групп (подряд, коммерческое представительство, исключительные права, страхование и другие), составили от 2 до 1 спора по каждой группе.
По делам МКАС, завершенным в 2007 г., в основном рассматривались споры, возникшие из контрактов, которые были заключены между сторонами в 2002-2006 гг. Наибольшее количество споров приходилось на контракты, заключенные в 2005 г., - 34 спора (2006 г. - 25 споров; 2004 г. - 19 споров; 2003 г. - 14 споров; 2002 г. - 7 споров, 2007 г. - 1).
2008 г.
За прошедший 2008 г. в МКАС поступило 158 исков (в том числе 4 встречных) от компаний из 38 стран мира.
Спорящими сторонами выступали лица из следующих стран: Украина - 16; Германия - 12; Турция - 12; Белоруссия - 8; Китай - 8; Казахстан - 8; Италия - 7; Австрия - 7; Литва - 5; Польша - 5; Канада - 5; Великобритания - 4; Кипр, Сербия, Узбекистан, Чехия, Швейцария - по 3; Азербайджан, Бельгия, Киргизия, острова Гернси, Панама, США, Таджикистан, Финляндия - по 2; Болгария, Бразилия, Британские Виргинские острова, Венгрия, Голландия, Индия, Ирландия, Корея, Лихтенштейн, Малайзия, Монако, Эстония - по 1.
Среди иностранных участников споров за рассматриваемый период преобладали стороны из стран Евросоюза - всего 63 компаний.
В 146 спорах участвовали российские компании. Среди них 20 споров было разрешено между двумя российскими предприятиями с иностранными инвестициями. В МКАС поступило 8 споров, в которых обе стороны являлись иностранными компаниями.
Итог истекшего 2008 г. по предметной разновидности контрактов, из которых возникали споры, показывает, что, как и в прежние годы, продолжают существенно преобладать споры, связанные с договором внешнеторговой купли-продажи (поставки), - 90 споров (58% от общего количества).
Далее следуют:
споры из договоров по оказанию услуг и выполнению работ - 17 споров (11%);
споры из договоров аренды - 13 споров (8%);
споры из договоров строительного подряда - 10 споров (6%);
споры из договоров перевозки - 6 споров (3,8%);
споры из договоров коммерческого представительства - 6 споров (3,8%).
Споры, вытекающие из всех остальных групп внешнеторговых обязательств (кредит, подряд, страхование, лизинг, исключительные права и другие), составили по 0,5-3% по каждой группе, а вместе взятые - около 9,4%.
Итак, к числу преимуществ арбитражной формы рассмотрения споров относятся следующие:
арбитражные суды не являются государственными органами, не входят в систему государственных судов конкретного государства, вследствие чего они свободны от национальной пристрастности и протекционизма по отношению к субъектам какого-либо государства;
процессуальная форма рассмотрения спора в арбитраже менее формализована, чем в государственном суде. За сторонами признается право по взаимному соглашению определить место, время, язык разбирательства, а также урегулировать большинство иных вопросов, связанных с порядком рассмотрения дела;
арбитражные суды, как правило, специализируются на рассмотрении определенных категорий споров, например в области международных экономических связей;
в международном коммерческом арбитраже за сторонами признается право выбора не только самого арбитражного суда, компетентного рассматривать дело, но и конкретных лиц (арбитров), которые будут его рассматривать;
рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании принципа конфиденциальности;
вынесенное на территории конкретного государства решение арбитражного суда, как правило, значительно проще принудительно исполнить за границей, чем решение государственного суда*(124).
Здесь могла быть ваша реклама!


Перепечатка материалов данного сайта разрешена только со ссылкой на Комментарии.org. Все права защищены 2007 г.










А также читайте:


          МЕНЮ

Бесплатные консультации:
- Юридическая консультация
- Медицинская консультация


Главная
- Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ
- Налоговая энциклопедия
- Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник
- Индивидуальный предприниматель: правовое положение и виды деятельности
- Жилищное право
- Ипотека в вопросах и ответах
- Все о доверенности
- Налоговые освобождения для физических лиц
- Налоги и сборы России в вопросах и ответах
- Оплата труда
- Справочник риэлтора
- Сборник хозяйственных договоров
- Комментарий к ФЗ Об охране окружающей среды
- Комментарий к ФЗ Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих...
- Комментарий к ФЗ О государственной гражданской службе РФ
- Комментарий к ФЗ О страховых взносах в Пенсионный фонд РФ...
- Комментарий к ФЗ Об экологической экспертизе
- Комментарий к ФЗ О негосударственных пенсионных фондах
- Комментарий к ФЗ Об ипотеке
- Комментарий к ФЗ О Центральном банке РФ
- Комментарий к ФЗ Об основных гарантиях прав ребенка в РФ
- Комментарий к ФЗ О наркотических средствах
- Комментарий к Конституции РФ
- Комментарий к ФЗ Об исполнительном производстве
- Комментарий к ГПК РФ
- Комментарий к Семейному кодексу РФ
- Комментарий к ФЗ О защите конкуренции
- Комментарий к ФЗ об акционерных обществах работников
- Комментарий к Таможенному кодексу РФ

Наши счетчики::

Rambler's Top100

На правах рекламы: