Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">

Административное право в вопросах и ответах. Страница 4

Страницы 01 >> 02 >> 03 >> 04 >> 05 >> 06 >> 07 >> 08 >> 09
style="max-height: 50vh;">
Вопрос: Банк выдал кредиты без обеспечения гражданину XXX и ООО "YYY". Сроки возврата денежных средств по кредитным договорам наступили. На сайте арбитражного суда появилась информация о принятии к рассмотрению заявлений о признании вышеуказанных заемщиков банкротами.
Банк рассматривает возможность заключения договоров цессии с третьими лицами и передачи по ним права требования к гражданину XXX и ООО "YYY".
Существует ли риск признания сделок, заключенных в преддверии банкротств, недействительными?

Ответ: По нашему мнению, риски признания недействительными рассматриваемых сделок по искам должников можно оценить как маловероятные, если условиями кредитных договоров, требования по которым планируются к передаче третьим лицам, не установлен прямой запрет на совершение уступки прав требования, а в случае с заемщиком-гражданином, кроме того, содержится условие о праве банка передавать права (требование) к заемщику третьим лицам (в том числе не обладающим лицензией на осуществление банковской деятельности). При этом нельзя исключить вероятности того, что в случае неполучения удовлетворения от должников по указанным в тексте вопроса кредитным договорам цессионарием может быть инициирован иск о признании сделок цессии недействительными. Кроме того, в случае определения цены договоров цессии в сумме, существенно превышающей рыночную (справедливую) стоимость уступаемых прав цессионарием или лицом, права которого нарушены при исполнении этих сделок, может быть инициирован иск о признании недействительными договоров цессии.

Обоснование: Согласно предоставленной информации банк планирует заключение сделок уступки прав (требования) по просроченным кредитам относительно заемщиков, по которым в суд поданы заявления о признании банкротами. Как мы понимаем, уступая права (требования) по кредитным договорам в приведенных обстоятельствах, банк опасается признания таких сделок недействительными.
Общие положения о недействительности сделок законодатель определил в параграфе 2 гл. 9 "Сделки" Гражданского кодекса РФ. В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). На основании п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. При этом оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Наряду с этим в случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц. Однако сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.
Согласно нормам ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Как предусмотрено п. 1 ст. 129 ГК РФ, объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте. Таким образом, право денежного требования по кредитному договору, являясь по смыслу ст. 128 ГК РФ имуществом, может свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому, если такое право не ограничено в обороте. Так, в соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты (п. 1 ст. 384 ГК РФ).
Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ). При этом в силу норм ст. 383, п. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (в частности, требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью). Наряду с этим п. 2 ст. 382 ГК РФ сказано, что запрет перехода прав кредитора к другому лицу может быть предусмотрен договором. В этом случае сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете. Однако предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).
По мнению консультантов, на основании приведенных положений ГК РФ можно сделать вывод о том, что обозначенные в тексте вопроса сделки уступки прав (требования) могут быть признаны недействительными по иску должника, требование к которому передается, в случае если:
- уступка таких прав противоречит закону;
- запрет на уступку прав является одним из условий кредитных договоров, права по которым планируется уступить.
Следует отметить, что при отсутствии запрета об уступке непосредственно в кредитном договоре не противоречит закону уступка прав по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации", п. 16 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров"). Наряду с этим, если иное не установлено законом или договором, содержащим условие о праве банка или иной кредитной организации передавать лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом), передача указанного права противоречит Закону РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"). Вместе с тем на основании п. 3 ст. 388 ГК РФ соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.
Гражданин, который не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, может быть признан несостоятельным (банкротом) по решению арбитражного суда. Основания, порядок и последствия признания арбитражным судом гражданина несостоятельным (банкротом), очередность удовлетворения требований кредиторов, порядок применения процедур в деле о несостоятельности (банкротстве) гражданина устанавливаются Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", регулирующим вопросы несостоятельности (банкротства). Это предусмотрено ст. 25 ГК РФ. Аналогичные положения в отношении юридического лица, не являющегося казенным предприятием, учреждением, политической партией, религиозной организацией, фондом, государственной корпорацией или государственной компанией, закреплены в ст. 65 ГК РФ.
Основания признания должника несостоятельным (банкротом), порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов, определены в Федеральном законе N 127-ФЗ. Содержательный анализ норм Федерального закона N 127-ФЗ свидетельствует об отсутствии в данном нормативном правовом акте ограничений на совершение кредиторами должника, в отношении которого подано заявление о признании банкротом, операций уступки третьим лицам прав (требования) к должнику на любой стадии рассмотрения указанного иска.
На основании изложенного приходим к выводу о том, что риски признания недействительными рассматриваемых сделок по искам должников можно оценить как маловероятные, если условиями кредитных договоров, требования по которым планируются к передаче третьим лицам, не установлен прямой запрет на совершение уступки прав требования, а в случае с заемщиком-гражданином, кроме того, содержится условие о праве банка передавать права (требование) к заемщику третьим лицам (в том числе не обладающим лицензией на осуществление банковской деятельности).
На основании п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. При этом в соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Пункт 5 ст. 10 ГК РФ закрепляет презумпцию добросовестности и разумности действий участников гражданских правоотношений.
Согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. При наличии условий, предусмотренных п. 1 ст. 178 ГК РФ, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности, если (п. 2 ст. 178 ГК РФ):
1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;
4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.
По мнению консультантов, нельзя исключить вероятности того, что в случае неполучения удовлетворения от должников по указанным в тексте вопроса кредитным договорам цессионарием может быть инициирован иск о признании сделок цессии недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 178 ГК РФ. Такая вероятность, по нашему мнению, возрастает, если цессионарием будет являться физическое лицо, а также в случае, когда цена цессии существенно превышает рыночную (справедливую) стоимость уступаемых прав. Однако для признания сделок цессии недействительными по основаниям ст. 178 ГК РФ, в нашем понимании, цессионарий должен будет представить суду неопровержимые доказательства своего заблуждения о перспективах исполнения должниками приобретенных им прав требования. При этом, как указано в п. 5 ст. 178 ГК РФ, суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон. В частности, иск цессионария о признании сделок цессии недействительными, в соответствии с правилами ст. 178 ГК РФ, может быть отклонен судом по причине признания судом факта непроявления цессионарием должной осмотрительности при приобретении требований к должникам, в отношении которых инициированы иски о банкротстве. Такой вывод следует из содержания п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 "Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации", Определения Верховного Суда РФ от 09.08.2016 N 308-ЭС16-9146 по делу N А32-35875/2014.
Кроме того, в случае определения цены договоров цессии в сумме, существенно превышающей рыночную (справедливую) стоимость уступаемых прав, иск о признании недействительными договоров цессии может быть инициирован цессионарием или лицом, права которого нарушены при исполнении этих сделок, на основании ст. 168 ГК РФ, как по сделкам, противоречащим положениям ст. 575 ГК РФ. Так, в Определении от 01.12.2015 N 305-ЭС15-5505 Верховный Суд РФ признал верными доводы и выводы судов о том, что, поскольку право требования, не обладающее рыночной ценностью, было уступлено по номинальной стоимости, в отношениях между сторонами договора имеются признаки дарения первым последнему денежных средств в размере разницы между номинальной и рыночной стоимостью права требования к третьему лицу.
В соответствии с пунктом ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила. В соответствии со ст. 575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями запрещено. Соответствующие сделки являются ничтожными на основании ст. 168 ГК РФ.
Вместе с тем, как указано в п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 120, несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями, и при оценке договоров уступки права требования на предмет ничтожности в силу притворности надлежит оценивать конкретные обстоятельства дела, свидетельствующие о действительной стоимости спорного права требования. В Определении N 305-ЭС15-5505 по делу N А41-42963/2013 Верховный Суд РФ указал, что при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления, в частности, должны учитываться: степень платежеспособности должника, степень спорности передаваемого права (требования), характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (требование) (ответственность лишь за действительность права (требования) или также и за его исполнимость должником), а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права (требования), являющегося предметом уступки.

Аудиторско-консультационная группа
"Коллегия Налоговых Консультантов"
30.10.2016




правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2018 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!