Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
§ 2. Обстоятельства, не подлежащие доказыванию
в гражданском и арбитражном процессах,
административном судопроизводстве

Общее правило распределения бремени (обязанности) доказывания закреплено в ч. 1 ст. 65 АПК РФ, ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, ч. 1 ст. 62 КАС РФ и заключается в том, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований, возражений, доводов.
Вместе с тем существенное отличие доказывания в рамках административного судопроизводства от доказывания в гражданском и арбитражном процессах находит свое отражение в закрепленном ч. 7 ст. 6 КАС РФ принципе состязательности и равноправия сторон административного судопроизводства при активной роли суда (выделено мной. - Р.О.).
Как разъяснено в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. N 36, доказывание по административным делам осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон при активной роли суда (ч. 7 ст. 6, ст. 14 КАС РФ).
Указанный принцип выражается в том числе в принятии предусмотренных Кодексом мер для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу, для выявления и истребования по собственной инициативе доказательств в целях правильного разрешения дела (ч. 1 ст. 63, ч. ч. 8, 12 ст. 226, ч. 1 ст. 306 КАС РФ).
Подобная активность суда выступает отличительной (сущностной) чертой административного судопроизводства в подавляющем числе стран континентальной правовой семьи. Она призвана обеспечить своего рода опеку суда над слабой стороной публично-правового спора - гражданином, организацией.
В целом принятый 8 марта 2015 г. КАС РФ позволил создать процессуальную форму рассмотрения и разрешения административных дел, в рамках которой начало активной роли суда в процессе последовательно реализуется на всех стадиях судопроизводства. Созданная данным Кодексом административная процессуальная форма предусматривает наиболее широкие полномочия судов, направленные на установление материально-правовых и процессуально-правовых фактов, а также на правильное применение норм права.
Например, как следует из ч. 2 ст. 62, ч. 11 ст. 226 КАС РФ, обязанность доказывания оснований для принятия оспариваемого акта, совершения оспариваемого действия (бездействия), их соответствия нормативным правовым актам возлагается на орган государственной власти, орган местного самоуправления, должностное лицо.
В силу ч. 1 ст. 63, ч. 12 ст. 226 КАС РФ суд вправе истребовать доказательства по административным делам по своей инициативе.
Согласно ч. 3 ст. 62, ч. 8 ст. 226 КАС РФ при проверке законности оспариваемого акта, решения, действия (бездействия) суд не связан основаниями и доводами заявленных требований и выясняет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, в полном объеме.
Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 308 КАС РФ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях, относительно жалобы, представления.
Как следует из ч. 2 ст. 329 КАС РФ, по административным делам, затрагивающим интересы неопределенного круга лиц, а также по административным делам, указанным в гл. 28 - 31 КАС РФ, в которых затрагиваются интересы физического лица, суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления.
В гражданском, арбитражном и административном судебных процессах существуют также обстоятельства, не подлежащие доказыванию или не требующие его.
Во-первых, не подлежат доказыванию общеизвестные факты (ч. 1 ст. 69 АПК РФ, ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, ч. 1 ст. 64 КАС РФ). Определенные обстоятельства по усмотрению суда могут быть признаны общеизвестными, если они известны широкому кругу лиц, в том числе составу суда, рассматривающему дело. Такие факты принято делить на всемирно известные, известные на территории Российской Федерации, локально известные (например, пожары, наводнения). Об общеизвестности последних должна быть сделана отметка в судебном решении (на случай апелляционного, кассационного или надзорного обжалования решения).
Во-вторых, не подлежат доказыванию преюдициальные факты, т.е. факты, установленные ранее принятым и вступившим в законную силу актом правосудия (ч. ч. 2 - 4 ст. 69 АПК РФ, ч. ч. 2 - 4 ст. 61 ГПК РФ, ч. ч. 2, 3 ст. 64 КАС РФ). Преюдициальные факты не могут быть опровергнуты, если судебный акт, которым они установлены, не отменен в предусмотренном законом порядке.
Однако преюдициальность имеет свои субъективные и объективные пределы. Субъективный предел заключается в том, что преюдиция сохраняется до тех пор, пока в разных делах участвуют одни и те же лица или их правопреемники, представители. Объективный предел очерчивает совокупность (объем) фактов, установленных вступившим в законную силу актом правосудия, которые не подлежат доказыванию при рассмотрении другого дела.
У преюдициальности судебных актов по гражданским делам, приговоров по уголовным делам и судебных актов по административным делам разные объективные пределы.
Так, вступивший в законную силу судебный акт по ранее рассмотренному гражданскому или административному делу обязателен для суда, рассматривающего другое гражданское или административное дело, по вопросам обо всех обстоятельствах, установленных этим актом и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Вступивший же в законную силу приговор суда по уголовному делу, постановление суда по делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего гражданское, административное дело, лишь по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.
Подобные различия обусловлены разными стандартами доказывания в разных видах процесса. Так, в гражданском, арбитражном, административном судебном процессе субъект спорного правоотношения, как правило, самостоятельно доказывает свои требования и возражения. Напротив, в уголовном процессе, процессе, регулируемом нормами КоАП РФ, значительная роль в доказывании отводится не потерпевшим, а органам власти и суд при вынесении приговора, постановления руководствуется презумпцией невиновности. Справедливо поэтому, что если орган государственной власти не смог доказать, к примеру, определенный размер вреда, причиненного потерпевшему, последний не должен лишаться возможности доказать соответствующий факт в гражданском, арбитражном судебном процессе.
В судебной практике возникал вопрос: имеют ли преюдициальное значение содержащиеся во вступивших в законную силу судебных актах выводы о неустановленности (недоказанности) тех или иных фактических обстоятельств (например, факта заключения договора)?
В данном случае следует отметить, что еще М.А. Гурвич писал о том, что суд прежняя оценка доказательств, произведенная другим судом, ни в какой мере не связывает <1>. Думается, что если суд не пришел к выводу о незаключенности договора, о причинении вреда и т.п., но лишь констатировал недоказанность стороной подобных фактов, мы имеем дело с выводом об оценке доказательств, но не с выводом о факте.
--------------------------------
<1> См.: Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955 (цит. по: Гурвич М.А. Избранные труды. Т. 1. Краснодар, 2006. С. 430).

Согласно нормам ст. 69 АПК РФ, ст. 61 ГПК РФ, ст. 64 КАС РФ лишь обстоятельства, установленные вступившим в законную силу актом правосудия, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела. Поэтому, на наш взгляд, на неустановленные (недоказанные) факты преюдициальность не распространяется. Такая позиция находит отражение в судебной практике <1>.
--------------------------------
<1> Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2011 г. N 14АП-570/11, ФАС Северо-Кавказского округа от 9 сентября 2011 г. N Ф08-5081/11; Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 ноября 2010 г. N ВАС-15238/10 (СПС "КонсультантПлюс").

Новеллой в сфере доказательственного права является также норма ч. 2 ст. 64 КАС РФ, в соответствии с которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному им гражданскому или административному делу либо по делу, рассмотренному ранее арбитражным судом, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого административного дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица, относящиеся к категории лиц, в отношении которых установлены эти обстоятельства.
Как разъясняется в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2016 г. N 36, при применении данной правовой нормы нужно исходить из того, что под лицами, относящимися к категории лиц, в отношении которых установлены названные выше обстоятельства, понимаются, в частности, органы государственной власти, входящие в единую систему государственных органов (например, налоговые органы, таможенные органы и т.п.), должностные лица соответствующей системы государственных органов.
В-третьих, по общему правилу лица, участвующие в деле, освобождаются от доказывания обстоятельств, признанных сторонами спора. Так, согласно ч. ч. 2 и 3 ст. 70 АПК РФ признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания. Достигнутое в судебном заседании или вне судебного заседания соглашение сторон по обстоятельствам удостоверяется их заявлениями в письменной форме и заносится в протокол судебного заседания.
Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств. Факт признания стороной обстоятельств заносится арбитражным судом в протокол судебного заседания и удостоверяется подписью стороны. Признание, изложенное в письменной форме, приобщается к материалам дела.
В гражданском процессе, в отличие от арбитражного и административного судебного процессов, существуют односторонние судебные признания, но нет признаний в форме соглашения сторон по фактическим обстоятельствам дела (ч. 2 ст. 68 ГПК РФ).
Напротив, в административном судебном процессе, в отличие от арбитражного и гражданского процессов, к числу обстоятельств, не нуждающихся в доказывании, не отнесены обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия (см. ч. 5 ст. 69 АПК РФ, ч. 5 ст. 61 ГПК РФ).
Подробно виды судебных признаний рассмотрены в настоящем издании в параграфе "Правовая природа признания как особой разновидности объяснений лиц, участвующих в деле". Здесь же остановимся лишь на новом виде признаний, появившемся в арбитражном процессе сравнительно недавно.
Теоретико-прикладная проблема отнесения к обстоятельствам, не подлежащим доказыванию, фактов, установленных на основании пассивного поведения участника арбитражного процесса. Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" <1>, вступившим в силу 1 ноября 2010 г., в ст. 70 АПК РФ введена ч. 3.1, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований. По смыслу процитированной правовой нормы оспаривание фактов может быть как прямым (когда несогласие с утверждением процессуального противника выражено в форме адресованного суду суждения, сделанного в устной либо письменной форме), так и косвенным (когда несогласие стороны вытекает из представленных ею доказательств).
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4197.

Формально, исходя из местоположения процитированной нормы в ст. 70 "Освобождение от доказывания обстоятельств, признанных сторонами" АПК РФ, можно прийти к выводу о том, что в данном случае мы имеем дело с новым основанием освобождения от доказывания обстоятельств по делу. Вместе с тем придется дать самую подробную интерпретацию процессуального закона, чтобы опровергнуть это кажущееся вполне очевидным суждение.
Рассматриваемая правовая норма в сочетании с новеллой, согласно которой представление отзыва на иск является обязанностью ответчика <1>, создала предпосылки для более эффективной реализации в российском арбитражном процессе правила о предварительном раскрытии доказательств, пришедшего к нам из правовых систем стран общего права <2>, однако в теории и судебной практике возник целый ряд сложностей ее толкования <3>.
--------------------------------
<1> Следует отметить, что ранее вопрос о том, является ли представление отзыва на иск правом либо обязанностью ответчика, относился к числу дискуссионных. Так, М.И. Клеандров высказывал позицию о том, что представление отзыва на иск является обязанностью, не обеспеченной санкцией (см.: Клеандров М.И. Арбитражный процесс: Учебник. М., 2006. С. 213). Напротив, В.М. Шерстюк, М.Р. Загидуллин исходили из отсутствия у ответчика обязанности по представлению отзыва на иск (см.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003. С. 383; Арбитражный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. Я.Ф. Фархтдинова и др. СПб., 2004. С. 220). Федеральный закон от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3642) изменил редакцию ст. 131 АПК РФ. В новой редакции данной статьи прямо указано, что ответчик обязан направить или представить в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, отзыв на исковое заявление, и предусмотрена ответственность за непредставление отзыва в виде отнесения на ответчика судебных расходов независимо от результатов рассмотрения дела.
<2> См., например: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, 1997. С. 25 и др.
<3> См. об этом подробнее: Опалев Р.О. Пассивное поведение стороны спора как основание считать признанными обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу // Вестник гражданского процесса. 2012. N 2; Он же. Комментарии к Рекомендациям НКС при Федеральном арбитражном суде Уральского округа по вопросам применения законодательства о судопроизводстве в арбитражных судах // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2012. N 1. С. 51 - 55; Он же. Особенности доказывания и судопроизводства в арбитражных судах: научно-прикладной анализ. Saarbrucken, 2012. С. 11 - 19; Opalev R.O. General Provisions of the Doctrine of Evidence in the Russian Commercial Litigation Procedure // Russian Law: Theory and Practice. 2012. N 2. P. 70 - 75.

В настоящее время в судебной практике арбитражных судов начал формироваться единый подход, который состоит в том, что рассматриваемая норма не освобождает суд от обязанности оценки совокупности представленных истцом доказательств <1>. Иными словами, ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ не снимает со стороны обязанности доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 АПК РФ). Сегодня можно достаточно уверенно опровергнуть вариант толкования, согласно которому с появлением в ст. 70 АПК РФ ч. 3.1 общее правило распределения обязанности по доказыванию начинает действовать лишь после того, как противоположная сторона прямо или косвенно оспорит обстоятельство, положенное в основу требований или возражений своего оппонента <2>.
--------------------------------
<1> См.: Протокол заседания круглого стола по вопросам применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с участием Т.К. Андреевой от 18 марта 2011 г. // Вестник Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2011. N 2. С. 27; Рекомендации Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Поволжского округа, утвержденные президиумом ФАС Поволжского округа 3 июня 2011 г. (вопрос 15) (указанные Рекомендации размещены в сети Интернет по адресу: http://faspo.arbitr.ru/pract/recommend_nks); Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 29 июня 2011 г. N А78-8139/2010, от 22 февраля 2011 г. N А19-4380/09, ФАС Московского округа от 11 декабря 2012 г. по делу N А40-26671/12-44-76, от 19 декабря 2012 г. по делу N А40-32523/12-44-86 (СПС "КонсультантПлюс").
<2> См., например: Шеменева О.Н. Неоспоренные обстоятельства в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 2.

Очень отчетливо просматривается отличие признания, совершенного путем подачи стороной (сторонами) письменного документа или дачи устного заявления под протокол судебного заседания, от признания, предусмотренного ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ. Согласно ч. 4 названной статьи суд вправе не принять первый вид признания, только если он располагает доказательствами, дающими основание полагать, что оно совершено в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения. В силу ч. 5 ст. 70 АПК РФ обстоятельства, признанные и удостоверенные сторонами в порядке, установленном указанной статьей, в случае их принятия арбитражным судом не проверяются им в ходе дальнейшего производства по делу.
Напротив, пассивное поведение может и не повлечь вывода о признании обстоятельств, входящих в предмет доказывания, даже при отсутствии в распоряжении суда сведений о сокрытии определенных фактов, обмане, насилии, угрозе, заблуждении стороны спора.
Решение вопроса о квалификации пассивного поведения в качестве признания факта в значительной степени зависит от оценки судом доказательств по делу. Непредставление или несвоевременное представление, в частности, ответчиком своей позиции и доказательств может послужить основанием для наступления правовых последствий, которые заключаются в выводе суда о том, что определенные юридические факты признаны им при условии, что соответствующие факты подтверждаются имеющимися в деле доказательствами.
Нужно отметить, что такой вывод, как правило, не имеет серьезного практического значения, поскольку в отечественном арбитражном процессе, в отличие от процесса стран общего права, отсутствует развернутое предварительное производство по гражданскому делу, состоящее из детальных и разнообразных процедур, в рамках которых еще до того, как суд приступает к рассмотрению спора по существу, определяется круг признанных сторонами фактов <1>. В отечественном судопроизводстве вывод о признании обстоятельств делается уже на стадии судебного разбирательства и с учетом выводов, к которым пришел суд по результатам исследования иных доказательств. Поэтому, на наш взгляд, рассматриваемое признание мало чем облегчает процессуальную деятельность суда по разрешению спора. Собственно говоря, как правило, с абсолютно равным успехом суд мог бы рассмотреть дело по существу и удовлетворить иск либо отказать в его удовлетворении (в зависимости от качества доказательственного материала, представленного активной стороной спора), не делая выводов о признании фактов лицом, не предпринявшим действий к отстаиванию своих интересов в процессе <2>.
--------------------------------
<1> См. об этом, например: Бернам У. Правовая система США. Вып. 3. М., 2007. С. 385 - 407.
<2> Показательно, что на начало марта 2013 г., т.е. более чем через два года после введения в АПК РФ обсуждаемой новеллы, в судебной практике каждого из федеральных арбитражных судов округов насчитывалось лишь от 20 до 60 случаев ее применения.

Несмотря на сказанное, наличие в АПК РФ фикций надлежащего извещения лица, участвующего в деле (ч. 4 ст. 123 АПК РФ) <1>, привело к формированию в судебной практике достаточно осторожных подходов к применению ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ.
--------------------------------
<1> Так, согласно ч. 4 ст. 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если, несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд; копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

Так, в п. 11 Рекомендаций Научно-консультативного совета при ФАС Уральского округа N 2/2011 по итогам заседания, состоявшегося 10 - 11 ноября 2011 г. в г. Екатеринбурге, отражена позиция, согласно которой ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ применяется при условиях извещения стороны о начавшемся процессе, в частности, по правилам, предусмотренным ч. 4 ст. 123 АПК РФ, и совершения ею в рамках данного процесса действий, позволяющих суду считать признанными стороной обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу (например, подача отзыва, не содержащего опровержения определенных обстоятельств по делу, фактическое участие в судебном заседании без заявления каких-либо возражений относительно конкретных юридических фактов).
Столь осторожный и взвешенный подход обусловлен, на наш взгляд, необходимостью предоставить стороне спора (прежде всего ответчику) фактическую возможность оспорить и не согласиться с позицией, доказательствами процессуального противника. Только если такая возможность существовала, преднамеренное либо просто безразличное, пассивное поведение лица может привести к последствиям, которые заключаются в том, что суд делает вывод о признании стороной обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу. Наличие указанной возможности налицо, когда ответчик проявил хоть какое-то участие в рассмотрении спора (подал отзыв, пришел в судебное заседание).
В п. 2 Рекомендаций Научно-консультативного совета при ФАС Северо-Западного округа по итогам заседания 16 - 17 июня 2011 г. (г. Архангельск) сказано: "По смыслу части 3.1 статьи 70 АПК РФ факт отсутствия возражений не может свидетельствовать о согласии с обстоятельствами, на которые ссылается другая сторона в обоснование своих требований. Таким образом, в случае если ответчик не представляет отзыв на иск, суд должен вынести решение с учетом совокупности всех иных обстоятельств дела.
Часть 3.1 статьи 70 АПК РФ не может быть применена в случае неявки в судебное заседание стороны, прежде всего ответчика.
Из системного толкования частей 3 и 3.1 статьи 70 и части 4 статьи 268 АПК РФ следует вывод, что часть 3 статьи 70 АПК РФ имеет в виду буквальное установление обстоятельств, а часть 3.1 статьи 70 АПК РФ - косвенное признание. Таким образом, правило части 4 статьи 268 АПК РФ может быть применимо только к обстоятельствам, которые признаны и удостоверены в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 70 АПК РФ. Кроме того, часть 4 статьи 268 АПК РФ имеет в виду обстоятельства, которые признаны и удостоверены определением суда о принятии признания стороны. В отношении обстоятельств, которые признаны и удостоверены в порядке части 3.1 статьи 70 АПК РФ, не может быть вынесено определение суда, в связи с чем правило части 4 статьи 268 АПК РФ может быть применимо только к обстоятельствам, которые признаны и удостоверены в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 70 АПК РФ" <1>.
--------------------------------
<1> http://fasszo.arbitr.ru/welcome/showall/102

Интересные разъяснения по применению ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ выработаны также в Рекомендациях Научно-консультативного совета при ФАС Поволжского округа от 20 - 22 апреля 2011 г. (г. Ульяновск): "Необходимо исходить из конституционных гарантий сторон и общих принципов процессуального законодательства.
Соблюдение правил надлежащего извещения лиц, участвующих в деле (статьи 121 - 123 АПК РФ), является соответствующей гарантией для реализации права на судебную защиту, а также принципа состязательности сторон.
Таким образом, если ответчик извещен о месте и времени судебного разбирательства и не явился в судебное заседание, соответственно не оспорил обстоятельства, положенные в основание требований, в этом случае также подлежат применению правила ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ.
Положения указанной нормы не могут рассматриваться в качестве перераспределения бремени доказывания между участниками процесса.
Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений" <1>.
--------------------------------
<1> http://faspo.arbitr.ru/images/%D0%9D%D0%9A%D0%A10308.pdf

Еще один вопрос, связанный с толкованием и применением ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, заключается в том, распространяется ли она на третьих лиц. Например, в советский период развития отечественной доктрины утверждалось, что субъектом признания может быть и третье лицо <1>, т.е. действие норм права, регулирующих признание фактов, по кругу лиц не ограничивалось сторонами и третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, которые пользуются правами и несут обязанности истца. Вместе с тем в настоящее время высказывается позиция, согласно которой ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ регулирует правила распределения бремени доказывания между сторонами по делу. Она не распространяется на третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора <2>.
--------------------------------
<1> См. об этом, например: Курылев С.В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. М., 1956. С. 122.
<2> Протокол заседания круглого стола по вопросам применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с участием Т.К. Андреевой от 18 марта 2011 г. С. 26.

На наш взгляд, арбитражное процессуальное законодательство не содержит никаких препятствий для распространения действия ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ на третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. Конечно, в названной норме говорится только о таких субъектах процесса, как стороны. Вместе с тем в соответствии с ч. 2 ст. 51 АПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, предъявление встречного иска, требование принудительного исполнения судебного акта. Данное нормативное положение позволяет сделать вывод о возможности применения нормы ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ в отношении третьих лиц без самостоятельных требований.
Заслуживает обсуждения и теоретический вопрос о правовой природе признания, закрепленного в ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ.
В дореволюционной доктрине цивилистического процесса признание факта рассматривалось в том числе как акт распоряжения правом <1>, возможность которого обусловлена действием принципа диспозитивности.
--------------------------------
<1> См.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. Краснодар, 2005. С. 255; Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 245.

В середине прошлого века под влиянием принципа объективной истины, который, безусловно, не позволяет сторонам спора распоряжаться фактами дела, возникли острые дискуссии по поводу того, является ли признание фактов актом распоряжения правом либо доказательством по делу (видом объяснений лиц, участвующих в деле), оцениваемым судом по своему внутреннему убеждению наряду с другими имеющимися в деле доказательствами <1>.
--------------------------------
<1> См. об этом, например: Курылев С.В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. С. 113 - 142; Пучинский В.К. Признание стороны в советском гражданском процессе. М., 1955. С. 19 - 26; Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. С. 518 - 524.

Сегодня мы видим, что в результате этих дискуссий преобладающим оказался взгляд, согласно которому признание фактов рассматривается как вид объяснений сторон и третьих лиц <1>.
--------------------------------
<1> См., например: Гражданский процесс России: Учебник / Под ред. М.А. Викут. М., 2005. С. 183 (авторы соответствующей главы - И.М. Зайцев, С.Ф. Афанасьев); Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., 2006. С. 598; Гражданское процессуальное право: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2007. С. 183 (автор главы - А.К. Сергун).

Вместе с тем представляется, что ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ не укладывается ни в рамки теории, согласно которой признание представляет собой акт распоряжения правом (материальным правом, как в теории распоряжения, либо процессуальным правом, как в теории отречения <1>), ни в рамки теории, согласно которой признание является разновидностью объяснений лиц, участвующих в деле.
--------------------------------
<1> См. об этом, например: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 163 - 164; Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. С. 518 - 519.

Признание по ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ трудно отнести к акту распоряжения правом ввиду изложенной выше специфики применения соответствующей правовой нормы, которая обусловлена систематическим толкованием действующего законодательства. Специфика эта заключается в том, что пассивное поведение стороны спора, о котором сказано в гипотезе ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, может повлечь самые разные правовые последствия в зависимости от обстоятельств конкретного процесса, от поведения иных участников спора и даже от усмотрения суда, т.е. оно не влечет с необходимостью или даже с высокой степенью вероятности наступление последствий в виде вывода суда о признании стороной обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу.
Невозможность квалификации признания, предусмотренного ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, в качестве объяснения лица, участвующего в деле, на наш взгляд, не вызывает сомнений, ведь под объяснением понимается сообщение лица о фактах, имеющих значение для разрешения дела <1>.
--------------------------------
<1> Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 2006. С. 231 (автор главы - И.В. Решетникова).

С учетом изложенного думается, что если в будущем признание, совершаемое путем пассивного поведения стороны спора, не найдет более детального и последовательного правового регулирования, которое встроило бы его в рамки теории распоряжения, теории отречения и позволило бы говорить об основаниях такого признания как о волевых актах, то ученым-процессуалистам придется предложить новое теоретическое толкование феномена признания, закрепленного в ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ.
Представляется, что данный вид судебного признания можно рассматривать как особый доказательственный факт. Необходимость придания доказательственного значения поведению сторон подробно обоснована в современной доктрине цивилистического процесса А.Т. Боннером <1>.
--------------------------------
<1> См.: Боннер А.Т. Доказательственное значение поведения сторон в гражданском и арбитражном процессах // Закон. 2009. N 2. С. 101 - 112.

Безымянная страница

Юридическая литература:
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!