Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
§ 1. Понятие и содержание бремени доказывания

Вопросы о правовой природе и содержании института распределения доказательственных обязанностей остаются сложными и дискуссионными, несмотря на длительную историю их исследования в науке гражданского процессуального права.
Имеется неопределенность в вопросе о том, является ли данный институт процессуальным либо материально-правовым. На первый взгляд основания для дискуссии отсутствуют: поскольку вопросы доказывания и доказательств относятся к процессуальному праву, то и вопросы распределения бремени доказывания являются исключительно процессуальными. Однако простота решения проблемы только кажущаяся.
В литературе высказывались мотивированные мнения о наличии у рассматриваемого института материально-правового значения наряду с процессуальным. Более того, отдельные ученые утверждали, что распределение обязанностей по доказыванию - институт материального права. В начале прошлого века принадлежность норм о бремени доказывания к материальному праву обосновывалась Б.В. Поповым <1>. В советский период М.А. Гурвич писал, что "распределение бремени доказывания - материально-правовой институт, регулирующий взаимоотношения между сторонами в гражданском правоотношении" <2>.
--------------------------------
<1> См.: Попов Б.В. Распределение доказательств между сторонами в гражданском процессе: критико-догматическое исследование. Харьков, 1905. С. 8.
<2> Гурвич М.А. Является ли доказывание в гражданском процессе юридической обязанностью? С. 14 - 15.

Постановка вопроса о распределении доказательственного бремени в материальном праве, в котором нет доказывания в юридическом смысле, представляется излишне прямолинейной и потому неверной. Субъекты материальных правоотношений получают возможность осуществлять доказательственную деятельность только в рамках юрисдикционной процедуры. Участники гражданского правоотношения могут доказывать что-либо друг другу и обычно делают это, как, например, участники дорожно-транспортного происшествия обосновывают друг другу свою невиновность и отсутствие нарушения правил дорожного движения. Однако это доказывание в обыденно-практическом понимании, не подчиненное формальным правилам, спор. Результат подобного доказывания не будет иметь юридических последствий, поскольку такого рода последствия в гражданском праве признаются только за соглашением сторон. Способы формализации такого соглашения определены гражданским законодательством (например, отступное (ст. 409 ГК РФ), новация (ст. 414 ГК РФ)) и не имеют прямого отношения к процессуальной деятельности.
Также очевидно, что стороны материального правоотношения не могут распределить между собой обязанности по доказыванию, даже опираясь на установленные законодательством правила, поэтому непосредственное использование института распределения доказательственного бремени до возникновения процесса лишено смысла. Распределение и сообщение сторонам их обязанностей по доказыванию - функция суда.
Материально-правовое значение будет иметь не само процессуальное доказывание, а его результат - вступившее в законную силу судебное решение, которым установлены обстоятельства, имеющие правовое значение, которое подтверждает возникновение, изменение, прекращение гражданских правоотношений.
Позиция о процессуальном характере института бремени доказывания неравнозначна отрицанию его роли и значения в материальном праве. Нормы института (в том числе специальные, закрепляющие доказательственные презумпции) прямо либо опосредованно указывают на участника (участников) материальных правоотношений, который должен совершить действия по закреплению определенных юридических фактов, наличия и содержания права. Тем самым институт реализует одну из своих функций - побуждение участников материальных отношений к оформлению своих прав либо имеющих правовое значение обстоятельств.
Вопрос о причинах наличия в процессуальном законодательстве института распределения доказательственных обязанностей многогранен.
Диспозитивный характер норм гражданского права, законодательно закрепленная для граждан и юридических лиц возможность по своему усмотрению осуществлять принадлежащие им гражданские права предполагают и ответственность за совершение или несовершение действий в материальных правоотношениях. Субъект права волен действовать в соответствии с предписаниями нормативных актов, правовыми обычаями либо отклониться от них, но если он в силу каких-то причин не предпринял действий по закреплению своего права, сохранению документов, его подтверждающих, он не вправе рассчитывать, что оно будет защищено так же, как право субъекта, предпринявшего необходимые действия по закреплению наличия и объема прав.
Действиями в гражданских правоотношениях и их надлежащим оформлением лицо создает предпосылки для защиты своих прав в случае возникновения спора. Следовательно, задолго до возможного процесса формируются условия для надлежащего исполнения доказательственных обязанностей.
В литературе подчеркивается необходимость учитывать допроцессуальные интересы и действия при распределении бремени доказывания <1>. Действительно, при формулировании общего и в особенности специальных доказательственных правил учитываются возможности сторон зафиксировать свои сделки, действия и решения. Значительное число специальных доказательственных правил возлагают бремя доказывания на субъекта, который располагал реальными возможностями обеспечить свои интересы необходимыми доказательствами.
--------------------------------
<1> См.: Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. С. 127 - 130; Попова Ю.А. Судопроизводство по делам, возникающим из публично-правовых отношений (теоретические проблемы). Краснодар, 2002. С. 139 - 140.

Таким образом, функция института бремени доказывания - побудить участников материальных правоотношений заранее позаботиться о подготовке к вероятному процессу, выполнении указаний закона о надлежащем оформлении отношений, наличии достоверных письменных и иных доказательств.
Правила распределения доказательственного бремени выступают также как движущее начало процесса в целом и доказывания в частности. Первоначально суд относится (или по крайней мере должен относиться) к версиям о доказанности и недоказанности искомых фактов как к равновероятным. Такое отношение могло бы сохраняться неопределенное время, если бы у кого-либо из участников процессуальных отношений не возникла необходимость предпринять действия к установлению обстоятельств предмета доказывания. Кто и какие действия должен предпринять - на этот вопрос отвечают положения рассматриваемого института.
Установление обязанностей по доказыванию преследует также цель устранения неопределенности, возникающей в правоотношениях в случае невозможности достоверно выяснить обстоятельства, имеющие значение для дела.
В случае если по делу получено достаточное количество доказательственного материала для достоверного установления юридических фактов, необходимость прямого применения правил о последствиях неисполнения бремени доказывания отсутствует. Иное дело, когда достоверные выводы об обстоятельствах дела невозможны в связи с отсутствием доказательств либо их недостаточностью. Суд не может уклониться от вынесения решения и его мотивировки, сославшись на недостаточность доказательств и невыясненность фактических обстоятельств дела. Для устранения неопределенности объективно необходим механизм, который в том числе исключил бы возможность произвольной оценки судом обстоятельств дела, вынесения субъективного решения. В качестве механизма, способствующего, с одной стороны, устранению неопределенности и ограничивающего, с другой стороны, произвольность в оценке наличия либо отсутствия искомых фактов, используется институт распределения доказательственного бремени.
Распределить доказательственное бремя означает в том числе сделать предположение о наличии либо отсутствии юридических фактов в пользу одной из сторон. Если другая сторона утверждениями и доказательствами не сможет убедить суд в ложности такого предположения, то предположение трансформируется в утверждение о наличии искомого факта, которое будет отражено в мотивировочной части судебного решения.
Неоднозначно решается в литературе вопрос о круге участников процесса, между которыми распределяется бремя доказывания. Бесспорно, бремя доказывания распределяется между сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Однако вопрос о том, возлагается ли бремя или обязанность доказывания на суд, остается спорным.
В литературе высказывались мнения о том, что суд не должен рассматриваться как субъект бремени доказывания <1>.
--------------------------------
<1> См.: Лилуашвили Т.А. Предмет доказывания и распределение бремени доказывания между сторонами в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1961. С. 11 - 12.

Приведенная точка зрения вызывает возражения. Разумеется, у обязанностей суда и доказательственного бремени, возложенного на лиц, участвующих в деле, различная природа. Необходимость для суда совершить какие-либо действия по установлению юридически значимых обстоятельств обусловлена не материально-правовой заинтересованностью в исходе дела, а законодательно определенной ролью как органа правосудия и возложенными функциями. Стороны же, напротив, доказывают, потому что судебное решение повлияет на их правовой статус, на объем и характер их прав и обязанностей в материальном правоотношении.
Однако, несмотря на различные задачи и мотивы, которыми руководствуются суд и стороны, осуществляя доказательственную деятельность, они тем не менее ее осуществляют. Суд не может уклониться от участия в доказывании и выполнения действий, необходимость совершения которых предусмотрена законом. С процессуальной точки зрения действия суда и действия иных участников процесса по установлению фактических обстоятельств дела однородны. Это, на наш взгляд, определяет необходимость и возможность распространения института бремени доказывания в равной степени и на суд, и на лиц, участвующих в деле.
В теории процессуального права и в процессуальном законодательстве традиционно используется термин "обязанность доказывания". Об обязанности доказывания говорится и в ст. 56 ГПК РФ, и в ст. 65 АПК РФ.
Несмотря на использование приведенной терминологии в законодательстве, проблема правомерности рассмотрения доказательственной деятельности как юридической обязанности была и остается дискуссионной.
Многие процессуалисты рассматривают доказывание как юридическую обязанность.
Такова, например, позиция М.К. Треушникова, который подчеркивает дискуссионность вопроса о мерах обеспечения обязанности доказывания <1>. По его мнению, обеспечение данной обязанности государственным принуждением следует понимать в том смысле, что суд может отвергнуть как несуществовавший факт, в подтверждение которого стороной не представлено доказательств.
--------------------------------
<1> См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 54 - 58.

А.Ф. Клейнман писал о доказывании как о юридической обязанности участников процесса, невыполнение которой влечет истребование доказательств и невыгодные материальные последствия, например удовлетворение иска, отказ в иске <1>.
--------------------------------
<1> См.: Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. С. 23.

С.В. Курылев также считал доказывание юридической обязанностью сторон, отмечая, что ее невыполнение влечет применение санкций в виде неблагоприятного исхода дела, невозможности повторного обращения в суд с тождественным иском <1>.
--------------------------------
<1> См.: Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. С. 99 - 113.

И.В. Решетникова, определяя обязанность доказывания как юридическую, в качестве санкций за ее неисполнение рассматривала, с одной стороны, неблагоприятный результат по делу в целом, с другой - более частные меры реагирования на ненадлежащее поведение участника процесса: рассмотрение дела в отсутствие неявившегося участника, установление факта как признанного участником при неисполнении им обязанности по представлению доказательств, истребованных судом <1>.
--------------------------------
<1> См.: Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М., 2000. С. 154 - 155; Она же. Доказывание в гражданском процессе. С. 118 - 121.

Как обязанность, подкрепленную санкциями, в частности возможностью принятия неблагоприятного для стороны решения, рассматривала доказывание Е.А. Нахова <1>.
--------------------------------
<1> См.: Нахова Е.А. Роль презумпций и фикций в распределении обязанностей по доказыванию: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 17.

Наличие процессуальной обязанности доказывания признается Т.В. Сахновой <1>.
--------------------------------
<1> См.: Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. С. 391 - 393.

В литературе высказывались и противоположные мнения о невозможности рассмотрения доказывания как юридической обязанности лиц, участвующих в деле.
Дореволюционный процессуалист Е.В. Васьковский, рассматривая содержание обязанности доказывания, писал, что такой обязанности вообще не существует, поскольку стороны вольны не совершать вообще никаких процессуальных действий <1>. Аналогичную - и в плане общего вывода, и в отношении категоричности - позицию высказывал Т.М. Яблочков, по мнению которого "наука процессуального права установила, что "обязанности" к представлению доказательств не существует" <2>.
--------------------------------
<1> Хрестоматия по гражданскому процессу. М., 1996. С. 108.
<2> Яблочков Т.М. К учению о принципе диспозитивности в гражданском процессе // Памяти Александра Владимировича Завадского: Сб. ст. по гражд. и торг. праву и гражд. процессу. Казань, 1917. С. 59.

В советский период сходной точки зрения придерживался К.С. Юдельсон, отмечавший, что независимо от того, какая сторона доказывает обстоятельства дела, суд обязан всецело стремиться к выяснению действительных отношений тяжущихся <1>. Думается, приведенный в обоснование точки зрения аргумент утратил значение в связи с законодательным освобождением суда в гражданском судопроизводстве от обязанности устанавливать "действительные обстоятельства дела". Однако сама позиция о невозможности определения доказывания как юридической обязанности представляется обоснованной.
--------------------------------
<1> См.: Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. С. 84 - 85.

В учебнике по курсу "Гражданский процесс" отмечается, что законодатель не случайно использовал в ГПК РФ для обозначения необходимости доказать обстоятельства, на которые стороны ссылаются, слово "должен", а не "обязан", поскольку "долженствование предполагает возможность выбора поведения, обязанность такого выбора не допускает" <1>.
--------------------------------
<1> Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.К. Треушникова. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2014. С. 280.

Как полагают авторы комментария к АПК РФ, "анализ норм доказательственного права показывает, что для лиц, участвующих в деле, предписания закона имеют характер долженствования. Порядок доказывания, закрепленный в ч. 1 ст. 65 АПК РФ, означает не что иное, как способ определения предмета доказывания каждой стороной, круг тех обстоятельств, которые следует установить стороне по делу с помощью доказательств для достижения своих целей, детерминированных материально-правовым интересом" <1>.
--------------------------------
<1> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. Д.А. Фурсов. М., 2011.

На наш взгляд, обязанность доказывания не отвечает традиционному пониманию обязанности в праве, при условии, что речь идет о доказывании материально-правовых фактов.
Доказывание процессуальных фактов имеет особенности, которые позволяют при определенных условиях рассматривать доказывание как обязанность участника процесса. Например, если сторона ходатайствует об обеспечении иска, она должна доказать наличие оснований для этого, в противном случае суд сошлется на их отсутствие и в удовлетворении ходатайства будет отказано. Этот отказ уже может рассматриваться как процессуальная санкция. При заявлении ходатайства о предоставлении отсрочки в уплате государственной пошлины заинтересованное лицо должно представить суду доказательства наличия оснований к этому, иначе отсрочка не будет предоставлена. В соответствии с ч. 1 ст. 167 ГПК РФ лицо, участвующее в деле, несет обязанность известить суд о причинах неявки в заседание и представить доказательства уважительности этих причин, в противном случае суд получит право рассмотреть дело без участия неявившегося участника.
Таким образом, факты, имеющие процессуальное значение, и материально-правовые факты различаются, помимо прочего, и по природе необходимости для участника процесса принять меры к их доказыванию.
Первоначально следует определиться с характером необходимости для стороны доказать факты предмета доказывания, после чего можно будет перейти к рассмотрению особенностей установления иных обстоятельств, входящих в состав пределов доказывания.
Поскольку обязанность является мерой должного поведения, в таком смысле понятие неприменимо к доказыванию в целях рассмотрения спора по существу. При детальном рассмотрении выясняется, что участник процесса в доказательственной деятельности не несет обязанность совершить какие-либо конкретные процессуальные действия. Это проявляется, в частности, и в том, что к исполнению обязанности доказать обстоятельства, на которые лицо ссылается, нельзя понудить.
Попытки провести аналогию и утверждать, что в правовых отношениях довольно часто встречаются случаи, когда к исполнению обязанности невозможно понудить, вызывают возражения. Нельзя, например, обязать передать индивидуально-определенную вещь, если она не существует к моменту рассмотрения спора. Однако сразу можно заметить неуместность такого рода аналогий. Недопустимо смешивать невозможность понудить к исполнению обязанности вообще, безотносительно к конкретной ситуации (как это имеет место в случае неисполнения обязанности доказывания фактов основания иска), и невозможность понудить в связи с наступлением каких-либо обстоятельств, преодолеть которые участник правоотношений не в состоянии в силу объективных причин.
Представляется, что сфера доказывания обстоятельств дела свободна от принуждения. По общему правилу лица, участвующие в деле, за исключением определенных законом субъектов, не могут быть обязаны к представлению доказательств, не несут ответственность за отказ от дачи объяснений. Нельзя согласиться с авторами, утверждающими, что принуждение в доказывании играет значительную роль <1>. Принуждение к исполнению доказательственного бремени не может иметь больше значения для сторон и других лиц, участвующих в деле, чем их заинтересованность в исходе дела, и потому не имеет смысла. Участник процесса либо отстаивает свой материальный интерес в деле, либо нет, и какие-либо иные, кроме заинтересованности в деле, факторы не могут оказывать на его процессуальную деятельность сколько-нибудь серьезного влияния.
--------------------------------
<1> См.: Мохов А. Личные неимущественные права и их ограничения в гражданском процессе // Российская юстиция. 2001. N 9. С. 26.

Для рассматриваемого вопроса значение имеет правило ч. 2 ст. 66 АПК РФ, в соответствии с которым арбитражный суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Показательно, что суд именно предлагает, а не обязывает стороны представить дополнительные доказательства. Предложение суда оставляет свободу выбора: стороны вольны выбирать соответствующую их интересам и фактическим возможностям линию поведения.
Высказываемое в литературе мнение о том, что можно рассматривать как санкцию за неисполнение обязанности доказывания признание судом несуществующим факта, на который сторона ссылается, но в обоснование которого не представила доказательств, представляется спорным. В данном случае речь идет не о санкции, а о способе установления искомого факта.
Если предположить, что содержанием бремени доказывания является юридическая обязанность, то сложно объяснить, почему за неисполнение процессуальной обязанности неблагоприятные последствия наступают в сфере материального права. Можно утверждать, что необходимость устранить данное противоречие - одна из причин существования позиции о том, что институт распределения доказательственного бремени - это институт не только процессуальный, но и материально-правовой <1> либо только материально-правовой.
--------------------------------
<1> См.: Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. С. 112.

Могут возразить, что нельзя понимать санкцию узко, есть масса примеров, когда нормы одной отрасли права предписывают субъектам определенное поведение, нормы же другой отрасли устанавливают ответственность за неправомерные действия. Действительно, таких примеров достаточно много, однако к рассматриваемому вопросу они не имеют отношения. Очевидно, что одна и та же санкция в виде привлечения к гражданско-правовой ответственности не может быть следствием одновременно двух нарушений - причинения убытков и неисполнения возложенных законом доказательственных обязанностей.
Представляется, что неблагоприятные последствия для стороны в материально-правовых отношениях - это результат ее действий именно в этих отношениях. Возложение на лицо ответственности за причинение вреда есть результат его виновных противоправных действий, но не его отношения к исполнению доказательственных обязанностей. Участник процесса по-разному может относиться к исполнению своих процессуальных обязанностей, в том числе и по доказыванию, и такое отношение может сказаться на результате рассмотрения дела, но может и не сказаться. В связи с этим еще раз подчеркнем, что непосредственное материально-правовое содержание у процессуального института распределения доказательственного бремени отсутствует.
С.В. Курылев предлагал рассматривать в качестве санкции за неисполнение доказательственных обязанностей невозможность вторичного обращения в суд с тем же иском, невозможность вторичного выдвижения проверенных ранее судом обстоятельств, невозможность требовать пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам, ссылаясь на новые доказательства. На наш взгляд, оснований соглашаться с приведенной аргументацией нет.
Сторона в процессе, исполняя доказательственную обязанность, может доказывать активно, но все равно получить в результате санкцию в виде невозможности повторного обращения в суд. Как отмечалось, сама по себе активность стороны не является достаточным основанием для удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований.
Более того, если квалифицировать невозможность повторного предъявления иска как санкцию, то получится, что она в равной мере применяется и к стороне, исполнившей доказательственные обязанности и в результате полностью либо в части выигравшей дело, и к проигравшей стороне, не исполнившей доказательственных обязанностей. Очевидно, исключительность решения, т.е. недопустимость повторного обращения в суд с тождественным иском, следует рассматривать как правовое последствие вступления решения в законную силу и не придавать этому институту значения, ему не свойственного.
Интересная точка зрения относительно сущности рассматриваемого явления была высказана М.А. Гурвичем. Он характеризовал бремя доказывания как "нетипичное", "промежуточное" явление, не требующее, однако, изменения оснований существующей классификации <1>. По его мнению, обязанность доказывания не обладает существенным признаком юридической обязанности - обеспеченностью государственным принуждением, однако все равно должна рассматриваться как юридическая обязанность, поскольку иное понимание ослабит регулирующий судопроизводство порядок и "выхолостит" процессуальную форму.
--------------------------------
<1> Гурвич М.А. Является ли доказывание в гражданском процессе юридической обязанностью? С. 16.

Соглашаясь с точкой зрения об отсутствии у обязанности доказывания основного признака любой юридической обязанности, тем не менее считаем, что это достаточная причина для того, чтобы рассматривать бремя доказывания как особое правовое явление, не вписывающееся в традиционную классификацию на права и обязанности сторон.
В отдельных предусмотренных законом случаях необходимость представления доказательств или ссылки на доказательства можно рассматривать как юридическую обязанность лица, участвующего в деле, в точном значении этого слова.
Юридическая обязанность стороны представить доказательства довольно часто закрепляется в процессуальном законодательстве, но не для подтверждения участником процесса основания иска или основания возражений против иска, т.е. не для исполнения доказательственного бремени, а для решения разного рода процессуальных вопросов, возникающих в ходе рассмотрения дела либо после принятия решения.
Так, для принятия судом заявления об отмене заочного решения заинтересованная сторона, в соответствии с требованиями ст. ст. 238, 242 ГПК РФ, должна не только указать в заявлении доказательства, подтверждающие уважительность причин ее отсутствия, и доказательства, которые могут повлиять на содержание принятого решения, но и приложить их. В случае непредставления требуемых материалов в пересмотре заочного решения будет отказано.
Имеет смысл уточнить, что необходимость доказывания процессуальных фактов не всегда нужно рассматривать как юридическую обязанность. В ряде случаев необходимость для стороны доказать заявленное ходатайство как бы замещается обязанностью суда выяснить обстоятельства. К примеру, поскольку закон устанавливает обязательность приостановления производства по делу по основаниям, перечисленным в ст. 215 ГПК РФ, суд вне зависимости от представления стороной доказательств должен будет принять меры для установления обстоятельств, влекущих приостановление.
Таким образом, определить, является ли юридической обязанностью необходимость для участника процесса доказать процессуальные факты, можно лишь для конкретного вида процессуальных действий, а в качестве критерия определения будет выступать предписание процессуального закона.
Отдельные характеристики института распределения доказательственных обязанностей могут меняться с изменением законодательства. Так, прежние процессуальные кодексы не предусматривали обязанность истца приложить к исковому заявлению документы, подтверждающие указанные в нем обстоятельства. Действующие кодексы такую обязанность устанавливают: ГПК РФ - в ст. 132, АПК РФ - в ст. 126. За неисполнение обязанности приложить к заявлению необходимые документы суды могут применить процессуальную санкцию - оставление заявления без движения.
Следует отметить, что рассмотренный пример является частным и не затрагивает характеристик всего комплекса доказательственных прав участников процесса, тяжести доказывания, т.е. не меняет коренным образом природу института бремени доказывания. Истец может представлять доказательства и позднее, например в предварительном заседании, может заявлять ходатайства об истребовании доказательств, но может и не делать этого без каких-либо неблагоприятных процессуальных последствий для себя.
По конкретному делу, подчеркивая различную природу бремени доказывания и обязанности приложить к исковому заявлению документы, на которые истец ссылается, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отметил, что положения ст. 65 АПК РФ подлежат применению при рассмотрении дела по существу и не регулируют процессуальные действия суда при решении вопроса о принятии искового заявления к производству <1>. Следует отметить, что практика Верховного Суда РФ по данному вопросу отличается: как правило, Верховный Суд констатирует недопустимость оставления искового заявления без движения по мотиву отсутствия копий всех документов, на которых истец основывает заявленные требования <2>.
--------------------------------
<1> Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 2009 г. N 1492/09 // СПС "КонсультантПлюс".
<2> Определение Верховного Суда РФ от 16 сентября 2014 г. N 53-КГ14-16 // СПС "КонсультантПлюс".

Гражданское процессуальное законодательство предусматривало и предусматривает право суда обязать сторону представить доказательства и обеспечивает эту обязанность санкцией, но не для доказывания обстоятельств, на которые она ссылается, а для исполнения соответствующего требования суда, т.е. для установления фактов, входящих в состав предмета доказывания, хотя бы это и могло противоречить интересам представляющей стороны.
Возможность наложения штрафа как общее последствие непредставления доказательств предусматривается ч. 3 ст. 57 ГПК РФ. В арбитражном процессуальном законодательстве также используется механизм обеспечения исполнения требований суда о представлении доказательств. Возможность наложения штрафа на лицо, не представившее по требованию арбитражного суда доказательства, предусмотрена ч. 9 ст. 66 АПК РФ.
В рассмотренных случаях речь идет о применении к виновному лицу санкций (штраф, обоснование выводов объяснениями противоположной стороны) за неисполнение юридической обязанности представить доказательства. Однако обеспеченная санкцией обязанность представления доказательств в приведенных примерах существенно отличается от необходимости исполнить бремя доказывания, закрепленное в ст. 56 ГПК РФ и ст. 65 АПК РФ. В первом случае речь идет о необходимости исполнить требование суда, во втором - о необходимости доказать обстоятельства, на которые сторона ссылается, с тем чтобы эти обстоятельства были установлены судом.
Таким образом, обязанность представления доказательств в подтверждение фактов предмета доказывания появляется обычно в силу специального указания закона, закрепляется в ситуациях, когда на определенного субъекта возлагается обязанность фиксировать юридически значимые обстоятельства (работодатель, орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, арбитражный управляющий), при этом одним из условий признания возложенных законом либо судом на сторону действий юридической обязанностью является то, что их совершение может находиться в противоречии с интересами стороны.
Предусмотренная законодательством возможность наложения на сторону штрафа за неисполнение обязанности представить истребованные судом доказательства в литературе часто критикуется.
В.М. Шерстюк писал, что "правило, возлагающее на лицо, участвующее в деле, обязанность представлять суду доказательства, подтверждающие обоснованность требований или возражений противной стороны, т.е. по существу против самого себя, не соответствует принципу состязательности и должно быть пересмотрено" <1>.
--------------------------------
<1> Шерстюк В.М. Комментарий к постановлениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам арбитражного процессуального права. М., 2000. С. 20.

М.З. Шварц указывал, что наложение на сторону штрафа за непредставление доказательства по требованию суда противоречит состязательному характеру процесса, фактически лишает сторону возможности защиты своих интересов и превращает право представления доказательств в обязанность <1>.
--------------------------------
<1> См.: Шварц М.З. К вопросу о предпосылках и основаниях дифференциации правового регулирования деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: теория и практика: Сб. науч. статей. Краснодар, 2004. С. 222.

В тех случаях, когда участниками процесса являются государственные органы, органы местного самоуправления либо организации, для которых законом установлена обязанность совершать или фиксировать юридически значимые действия, подход к возможности закрепления обязанности представления доказательств должен быть иным.
В отдельных случаях, исходя из характера спорных отношений и наличия у какого-либо из участников обязанности фиксировать юридические факты и представлять доказательства, к нему могут быть применены санкции за непредставление доказательств.
По одному из дел арбитражные суды наложили штрафы за непредставление проектно-сметной документации на фирмы, выполняющие функции застройщиков; Высший Арбитражный Суд РФ согласился с позицией судов <1>.
--------------------------------
<1> Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 апреля 2011 г. N ВАС-4765/11 // СПС "КонсультантПлюс".

С учетом изложенного в отношении необходимости для стороны доказать обстоятельства, на которые она ссылается, должны использоваться термины "бремя доказывания" или "тяжесть доказывания" как отражающие правовую природу института.
Используемый в законодательстве и в теории применительно к доказыванию материально-правовых фактов термин "обязанность"
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!