Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
§ 4. Допустимость доказательств

Содержание и форма судебных доказательств неотделимы друг от друга. Относящиеся к делу факты не могут служить доказательством, если они не получены из установленных законом средств доказывания (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ). Допустимость доказательств представляет собой ограничение, связанное с установлением неизвестных фактов, имеющих правовое значение, с помощью заранее предписанных нормами права доказательств, а не любых видов судебных доказательств, предусмотренных в законе <1>.
--------------------------------
<1> См.: Гордейчик А.В. Допустимость доказательств в гражданском и арбитражном процессах. Хабаровск, 2000. С. 25.

Значимость допустимости доказательств в состязательном процессе трудно переоценить. В свое время известный русский цивилист Г.Ф. Шершеневич указывал на "бытовую опасность некоторых сделок, представляющих особенный соблазн для ложных свидетельских показаний" <1>. В.Л. Исаченко обращал внимание на целесообразность ограничения свободного распоряжения сторон доказательствами в интересах прочности форм гражданского оборота, получения верного знания о действительных обстоятельствах дела, предупреждения и искоренения злоупотреблений недобросовестной стороны <2>. Необходимость ограничения свободного распоряжения сторон средствами доказывания объясняется интересами прочности гражданского оборота, получения верного знания о действительности, гарантированностью от злоупотреблений недобросовестной стороны <3>.
--------------------------------
<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1912. С. 189.
<2> См.: Исаченко В.Л. Гражданский процесс: Практический комментарий на вторую книгу Устава гражданского судопроизводства: В 6 т. Минск, 1890 - 1896. Т. 2. С. 52 - 57.
<3> См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 138.

В юридической литературе правило допустимости средств доказывания рассматривалось как процессуальное начало <1>, принцип процесса <2>.
--------------------------------
<1> См.: Калпин А.Г. Указ. соч. С. 13.
<2> См.: Прохоров А.Г. Принцип допустимости средств доказывания в советском гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1979. С. 8 - 10.

Сторонником понимания допустимости доказательств как принципа гражданского процесса выступал А.Г. Прохоров. По его мнению, правило допустимости средств доказывания выражает одну из определяющих идей, которая лежит в основе доказательственной деятельности субъектов судопроизводства и направлена на установление истины по делу. Поэтому есть все основания рассматривать его как принцип права <1>.
--------------------------------
<1> См.: Там же. С. 9.

Гражданский процессуальный принцип пронизывает всю процессуальную деятельность по отправлению правосудия, различные стадии судопроизводства и институты гражданского процессуального права. Допустимость доказательств доказывания является основополагающей лишь в доказательственной деятельности. Как справедливо отметил М.К. Треушников, нормы права, регулирующие допустимость доказательств, не имеют свойства всеобщности, характерного для любого принципа процесса <1>. В то же время требует уточнения утверждение М.К. Треушникова о том, что "употребление понятия "принцип допустимости доказательств" применительно к гражданскому процессу является просто традицией, так как оно слишком преувеличивает значение и сущность этого явления" <2>. Действительно, значимость исследуемого явления преувеличивается, если рассматривать допустимость доказательств как принцип гражданского процессуального права или арбитражного процессуального права. Допустимость доказательств является одним из основополагающих начал представления, исследования и оценки доказательств на всех стадиях гражданского и арбитражного процессов. Поэтому допустимость доказательств правильнее рассматривать как принцип доказывания.
--------------------------------
<1> См.: Треушников М.К. Относимость и допустимость доказательств в гражданском процессе. С. 61.
<2> См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 139.

Неоднозначно в специальной литературе решался вопрос о содержании допустимости доказательств. На протяжении многих лет оно связывалось с установленными законом формами сделок <1>. А.Г. Калпин включал в содержание допустимости доказательств три элемента: 1) использование для установления истины лишь предусмотренных законом средств доказывания; 2) допустимость любых средств доказывания, за исключением свидетельских показаний; 3) допустимость лишь письменных доказательств определенных содержания и формы, устранение всех других средств доказывания, а также письменных доказательств иных содержания и формы <2>. В современных условиях содержание рассматриваемого принципа было предложено В.В. Молчановым, который обозначил пять требований: "а) допустимость использования в процессе доказывания только предусмотренных ГПК РФ средств доказывания; б) допустимость из числа предусмотренных ГПК РФ любых средств доказывания, кроме свидетельских показаний; в) допустимость использования предусмотренных законом средств доказывания без исключения иных средств доказывания; г) допустимость использования только письменных доказательств; д) допустимость письменных доказательств только определенной формы и содержания, а также любых других средств доказывания" <3>.
--------------------------------
<1> См.: Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М., 1950. С. 51.
<2> См.: Калпин А.Г. Указ. соч. С. 7.
<3> Молчанов В.В. Допустимость доказательств в гражданском судопроизводстве // Законодательство. 2006. N 1. С. 71; Он же: Свидетели и свидетельские показания в гражданском судопроизводстве. С. 416.

Указанное структурирование допустимости доказательств позволяет более детально раскрыть его содержание, однако приводит к определенному дублированию его элементов. Думается, что предложенная В.В. Молчановым система элементов, составляющих содержание допустимости доказательств, в конечном счете может быть сведена всего к двум видам допустимости доказательств: допустимость средств доказывания с позитивным содержанием и допустимость средств доказывания с негативным содержанием <1>.
--------------------------------
<1> Допустимость доказательств с негативным содержанием связана с формой сделки и последствиями ее несоблюдения. Допустимость доказательств с позитивным содержанием означает прямое указание закона на необходимость определенного средства доказывания (см.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 135 - 147).

Допустимость средств доказывания с позитивным содержанием распространяется на различные средства доказывания (например, ст. 283 ГПК РФ). В.В. Молчанов ограничивает ее "допустимостью только письменных доказательств" и "допустимостью письменных доказательств только определенной формы и содержания". Между тем в современном законодательстве трудно найти предписания о том, что допустимость письменных доказательств исключает использование других доказательств. В.В. Молчанов справедливо отмечает, что несоблюдение письменной формы сделки влечет за собой недействительность сделки и договора (он считается незаключенным). Письменное доказательство является необходимым, однако это не препятствует использованию наряду с письменными других доказательств.
В другом случае заключение договора в конкретной письменной форме не связывается законом с недействительностью сделки (ст. 785 ГК РФ). В силу указания закона необходимыми доказательствами являются билет и багажная квитанция (правило допустимости с позитивным содержанием). Договор перевозки оформляется в простой письменной форме. Поэтому в силу ст. 162 ГК РФ наряду с перечисленными могут использоваться любые средства доказывания, за исключением свидетельских показаний.
Таким образом, и в случае, когда закон связывает действительность сделки с письменной ее формой, и в случае, когда действительность сделки не связана с соблюдением простой письменной формы сделки, обязательность использования определенных средств доказывания (письменные доказательства) не исключает применения иных средств доказывания (с учетом ограничения на использование свидетельских показаний - ст. 162 ГК РФ). Поэтому п. "г" о допустимости использования только письменных доказательств не следует рассматривать в качестве самостоятельного элемента содержания допустимости доказательств.
Правило допустимости доказательств с негативным содержанием исключает из числа средств доказывания свидетельские показания. Ограничение допустимости свидетельских показаний явилось результатом усиления формализации гражданского судопроизводства. В древние времена для признания юридического факта было достаточно свидетельских показаний. Постепенно свидетельские показания вытесняются письменными документами. Распорядительные акты стали считаться совершенными только тогда, когда начали облекаться в письменную форму, становясь доказательствами. Волевые действия удостоверялись официальными лицами и без этого считались несуществующими. Согласно ст. 409 Устава гражданского судопроизводства свидетельские показания могли признаваться доказательством только тех событий, для которых не требовалось письменного удостоверения. Содержание письменных документов не могло быть опровергнуто показаниями свидетелей, за исключением споров о подлоге (ст. 419 Устава). Из общего правила существовали исключения: свидетельские показания были применимы, если документ был составлен, а затем утрачен вследствие какого-либо бедствия; если письменный акт о передаче имущества нельзя было восстановить по причине пожара, наводнения и т.п.; если право на недвижимое имущество основывалось на давности (ст. 409 Устава).
В зависимости от формы все сделки подразделяются на четыре группы: 1) сделки, для которых законом определена простая письменная форма, причем ее нарушение лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания; 2) сделки, для которых установлена простая письменная форма, причем ее нарушение влечет недействительность сделки; 3) сделки, для которых установлена обязательная нотариальная форма, нарушение которой влечет ее ничтожность; 4) сделки, для которых законом установлена государственная регистрация, а в случае уклонения одной из сторон от регистрации, по требованию другой стороны, они могут быть зарегистрированы на основании решения суда.
И.М. Резниченко и А.Т. Боннер высказывали мнение о том, что правило допустимости доказательств распространяется только на сделки, по отношению к которым, в связи с нарушением их формы, запрещено ссылаться на свидетельские показания <1>. Другие авторы (А.Ф. Клейнман, А.Г. Калпин, М.К. Треушников) распространяют действие правил допустимости на все группы сделок <2>. Последняя позиция представляется убедительной, однако с определенными оговорками.
--------------------------------
<1> См.: Резниченко И.М. О принципе объективной истины в советском гражданском судопроизводстве // Труды ВЮЗИ. М., 1965. Т. 4. С. 185; Боннер А.Т. Правило допустимости доказательств в гражданском процессе: необходимость или анахронизм? // Советское государство и право. 1990. N 10. С. 21 - 30.
<2> См.: Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. С. 159; Калпин А.Г. Указ. соч. С. 14; Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 141 - 147.

Несоблюдение требования закона об обязательном нотариальном удостоверении сделки влечет ее ничтожность (п. 3 ст. 163 ГК РФ). При нарушении нотариальной формы сделки факты, относящиеся к заключению сделки и ее условий, свидетельскими показаниями доказывать нельзя.
Действующее гражданское законодательство не связывает требование о соблюдении государственной регистрации сделки с ее недействительностью, поскольку правовые последствия сделки наступают только после ее регистрации (п. 1 ст. 164 ГК РФ). До этого момента сделки между сторонами не существует. В соответствии с п. 2 ст. 165 ГК РФ, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, то суд по требованию другой стороны вправе вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда. Соответственно факты уклонения одной из сторон от регистрации сделки могут доказываться при помощи любых доказательств.
В юридической литературе высказывалось предложение об использовании свидетельских показаний в случае утраты письменного доказательства не по вине стороны <1>. Данное предложение представляется обоснованным и соответствующим традициям отечественного судопроизводства. Статья 409 Устава гражданского судопроизводства предусматривала возможность доказывания существования и содержания акта показаниями свидетелей и другими доказательствами, если составленный акт по причине, не зависящей от воли тяжущихся, был утрачен, уничтожен или похищен. Поскольку письменный документ был составлен, значит, договор был заключен. Запрет на использование свидетельских показаний выступает санкцией за нарушение установленной законом формы сделки. Так как утрата документа произошла не по вине стороны, то использовать недопустимость свидетельских показаний как санкцию было бы несправедливо.
--------------------------------
<1> См.: Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М., 1989. С. 68.

Представляется неубедительным следующий контраргумент: "...признание факта соблюдения формы сделки, по существу, означает признание факта ее совершения. Поэтому... в контексте правила допустимости доказательств более адекватным представляется рассмотрение письменных доказательств и других средств доказывания, но не свидетельских показаний" <1>.
--------------------------------
<1> Молчанов В.В. Допустимость доказательств в гражданском судопроизводстве. С. 66.

Данная позиция является примером недоверия - типичного отношения как теоретиков, так и практиков к свидетелю в гражданском процессе. Различное отношение к свидетелю в гражданском и уголовном процессах объясняется предметом судебного исследования. По многим уголовным делам основным видом средств доказывания выступают свидетельские показания - с их помощью устанавливается искомый факт по составам преступлений. Гражданские договоры заключаются, как правило, без свидетелей или в присутствии лиц, находящихся в близких отношениях со сторонами, что оказывает влияние на правдивость показаний. Поэтому более предпочтительным было бы не игнорирование свидетельских показаний, а создание действенного механизма предупреждения и изобличения лжи в свидетельских показаниях. Тогда исчезнут сомнения в возможности замены (в исключительных случаях) письменных доказательств свидетельскими показаниями.
Таким образом, материально-правовая сторона допустимости доказательств включает в себя допустимость любых средств доказывания; допустимость средств доказывания, непосредственно предусмотренных законом; допустимость любых средств доказывания или средств доказывания, непосредственно предусмотренных законом, за исключением свидетельских показаний.
Судебная практика. В удовлетворении требования отказано, поскольку отсутствуют надлежащие доказательства, свидетельствующие о наличии договорных отношений и задолженности, соглашения о внесении паевого взноса не являются допустимыми доказательствами наличия задолженности общества перед заявителем (Постановление ФАС Московского округа от 4 апреля 2013 г. по делу N А40-79131/11-74-3486).
Судебная практика. Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку вывод судебной коллегии о том, что копия квитанции, представленная истцом, не является допустимым доказательством, подтверждающим внесение денежных средств, не может служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований (Определение Верховного Суда РФ от 21 июня 2016 г. N 5-КГ16-91).
Судебная практика. В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о том, что отсутствие экспедиторской расписки не исключает ответственность экспедитора и не является единственным допустимым доказательством передачи груза (Определение Верховного Суда РФ от 20 апреля 2017 г. N 309-ЭС17-3184 по делу N Ф71-2378/2016).
Судебная практика. Дело направлено на новое рассмотрение, так как в материалах дела отсутствуют доказательства получения истцом спорных денежных средств от коллегии адвокатов, а свидетельские показания, исходя из характера спорного правоотношения, требованиям допустимости не отвечают (Определение Верховного Суда РФ от 8 августа 2016 г. N 49-КГ16-11).
В науке гражданского процессуального права допустимость доказательств связывается с ориентацией на материальное право, с исследованием взаимодействия норм материального и процессуального права: "В гражданском (арбитражном) процессе средства доказывания допускаются или исключаются из процесса судебного познания в силу разрешений или запретов, содержащихся, как правило, в материальном праве" <1>. Такой вывод в целом верен и соответствует законодательству. В то же время, как представляется, он неполно раскрывает содержание принципа допустимости, не учитывает процессуальных критериев допустимости доказательств.
--------------------------------
<1> Молчанов В.В. Допустимость доказательств в гражданском судопроизводстве. С. 139.

Классическая французская правовая доктрина исходит из процессуальной квалификации правил, регламентирующих допустимость доказательств. В ее основе лежат взгляды французского юриста А. Батиффоля, впервые отстоявшего идею отнесения правил допустимости доказательств к процедуре <1>.
--------------------------------
<1> См.: Медведев И.Г. Письменные доказательства в частном праве России и Франции. С. 191 - 201.

Интересные разработки процессуальных критериев допустимости доказательств ведутся в науке уголовного процесса <1>.
--------------------------------
<1> См.: Зажицкий В. Вопросы доказательственного права. С. 3; Лупинская П. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. N 11. С. 2 - 5; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. С. 13 - 27; Зеленский Д.В. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 1995. С. 7; Иванов А.П. Проблемы процессуального доказывания. Ибреси, 1997. С. 26; Золотых В.В. Проверка допустимости доказательств в уголовном процессе. М.; Ростов н/Д, 1999. С. 59 - 228.

Представляется необходимым выделить процессуальные критерии, которые могут быть использованы в гражданском и арбитражном процессах при определении допустимости доказательств. Подобная попытка была предпринята О.В. Ивановым, указавшим два критерия: 1) вид источника получения фактических данных; 2) способ получения от каждого такого источника информации фактических данных в рамках судебного процесса <1>.
--------------------------------
<1> См.: Иванов О.В. Судебные доказательства в гражданском процессе: Курс лекций. С. 31.

Процессуальные критерии допустимости доказательств в гражданском, арбитражном процессах, административном судопроизводстве следует рассматривать в более широком аспекте. Следует отметить, что Кодекс административного судопроизводства РФ сделал шаг вперед в решении вопроса о допустимости доказательств. Доказательства являются допустимыми, если получены в порядке, установленном КАС РФ (ч. 1 ст. 61). Процессуальные критерии допустимости доказательств в гражданском, арбитражном процессах, административном судопроизводстве следует рассматривать идентично. Процессуальная составляющая допустимости доказательств включает следующие критерии: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства <1>.
--------------------------------
<1> См.: Фокина М.А. Совершенствование правового регулирования доказывания по гражданским делам: вопросы унификации // Современное право. 2015. N 9. С. 105.

В состязательном процессе главная роль в доказательственной деятельности отводится сторонам. Реализуя обязанности по доказыванию, лица, участвующие в деле, вправе представлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям и экспертам, заявлять ходатайства, давать устные и письменные объяснения суду (ст. 35 ГПК РФ).
ГПК РФ определяет порядок совершения процессуальных действий, нарушение которого влечет недопустимость доказательств. На практике имеют место случаи нарушения порядка совершения процессуальных действий, выполняемых согласно судебному поручению. В частности, Верховным Судом РФ указывалось на недопустимость допроса свидетелей, осуществляемого в порядке судебного поручения техническими работниками суда. Осмотр и исследование на месте письменных и вещественных доказательств должны производиться судом <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 13.

Статья 55 ГПК РФ приводит исчерпывающий перечень источников доказательств: граждане, наделенные в установленном порядке процессуальным положением стороны, третьего лица, свидетеля, эксперта; документы, материальные предметы (вещи). Получение фактических данных из неустановленного источника должно всегда повлечь за собой недопустимость доказательства. В частности, в ГПК РФ устанавливаются ограничения на использование таких источников доказательств, как свидетель и эксперт. В соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК РФ запрещается допрашивать в качестве свидетелей: а) представителей по гражданскому делу, или защитников по уголовному делу, делу об административном правонарушении, или медиаторов - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя, защитника или медиатора; б) судей, присяжных или арбитражных заседателей - о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора; в) священнослужителей религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, - об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди. Нельзя признать допустимым доказательством заключение эксперта, если оно сделано лицом, подлежащим отводу в качестве эксперта.
Значительно сложнее решается вопрос об источниках доказательственной информации в современном арбитражном процессе. Иные документы и материалы как источники неформализованных доказательств в арбитражном процессе заставляют иначе взглянуть на проблему допустимости доказательств. Как отмечалось выше, ст. 64 АПК РФ содержит открытый перечень доказательств, поэтому вопрос о допустимости доказательств, источником которых выступают иные документы и материалы, отнесен на усмотрение суда.
Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Представление доказательств состоит в том, что участвующее в деле лицо указывает суду, какие фактические данные в подтверждение каких обстоятельств можно получить из определенного источника, а также место нахождения этого источника. Конкретное содержание действий по представлению доказательств зависит от средства доказывания. Нарушение порядка представления доказательств может повлечь признание их недопустимыми. Так, представленное по инициативе сторон заключение эксперта не может быть признано допустимым доказательством, поскольку действующее процессуальное законодательство предусматривает возможность проведения только судебной экспертизы. Суд не вправе принять в качестве заключения эксперта результаты экспертизы, судом не назначавшейся и проведенной вне процесса. Такое заключение может быть допущено в судопроизводство в качестве письменного доказательства.
Верховный Суд РФ обратил внимание на недопустимость нарушения порядка собирания доказательств при рассмотрении административных дел об оспаривании решений квалификационной коллегии судей о привлечении судей к дисциплинарной ответственности. Доказательства, полученные с нарушением положений п. 1 ст. 16 Закона РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей Российской Федерации" о неприкосновенности судей, по смыслу ч. 3 ст. 59 КАС РФ, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда <1>.
--------------------------------
<1> См.: пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 2016 г. N 13 "О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 6.

Существенное значение в решении вопроса о допустимости доказательств имеют вопросы методики формирования и тактики исследования отдельных средств доказывания. Применяемые в суде тактические приемы перекрестного допроса, направленные на изобличение лжесвидетельства, а также используемые экспертные методики не должны нарушать предусмотренных Конституцией РФ и международными актами гарантий прав человека. Например, нельзя признать заключение эксперта судебным доказательством, если будет установлено, что в ходе исследования эксперт применил методики, связанные с психическим насилием, угрозой здоровью, и т.п. <1>. Следует поддержать мнение разработчиков Концепции единого ГПК РФ о том, что применение в ходе доказывания методов, противоречащих современным научным знаниям, является основанием для признания доказательств недопустимыми <2>. В то же время нельзя не обратить внимания на то, что научные методы, являясь составной частью механизма доказывания, реализуются в доказывании через процессуальные действия по собиранию, представлению и исследованию доказательств.
--------------------------------
<1> Подробнее об этом см.: Сахнова Т.В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. Красноярск, 1996.
<2> См.: Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2015. С. 49.

Соблюдение установленных законом пределов доказывания как критерий допустимости доказательств актуален на проверочных стадиях судопроизводства. В рамках настоящей работы ранее рассматривался вопрос о допустимости новых доказательств в суде второй инстанции и делались предложения по закреплению в законодательстве четких критериев их допустимости.
Таким образом, допустимость доказательств подразумевает наличие материально-правовой и процессуальной сторон.
К сожалению, в отдельных случаях высшие судебные органы, осуществляя толкование закона, санкционируют нарушение процессуального порядка представления доказательств. Комментируя порядок применения положений, обеспечивающих своевременное раскрытие доказательств, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал: "Доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств" <1>. С учетом разъяснений высшей судебной арбитражной инстанции еще в меньшей степени следует считать обеспеченным право участника процесса на своевременность раскрытия доказательств. Позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, очевидно, свидетельствует о том, что нарушение правил раскрытия на практике не будет отражаться на допустимости доказательств. О.В. Баулин делает критический вывод относительно появления оснований для выделения так называемых несущественных нарушений порядка собирания и исследования доказательств <2>.
--------------------------------
<1> Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник ВАС РФ. 2004. N 10. С. 115.
<2> См.: Баулин О.В. Определение допустимости доказательств в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 4.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 июня 2004 г. N 10 (в ред. от 21 декабря 2017 г.) "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" указывается: "Нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для отказа в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности (ч. 2 ст. 206 АПК РФ) либо для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (ч. 2 ст. 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело (п. 10) <1>.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 2004. N 8.

Существенный характер нарушений определяется исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны, и возможности устранения этих последствий при рассмотрении дела".
Таким образом, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ существенность нарушений связывает с тремя факторами: 1) с последствиями нарушения; 2) с невозможностью устранения нарушений; 3) с невозможностью всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. Следует обратить внимание на то, что толкование "существенных нарушений" Высший Арбитражный Суд РФ дает только применительно к рассмотрению дел об административных правонарушениях.
Анализ правоприменительной практики по административным делам показывает, что суды к существенным нарушениям закона относят фактически любые нарушения закона, допущенные при получении доказательств. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 13 июня 2017 г. N 21 "О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел" определил нарушение установленных в суде правил как неисполнение процессуальных обязанностей, предусмотренных КАС РФ и (или) возложенных судом на определенное лицо в соответствии с положениями КАС РФ, в том числе обязанностей добросовестно пользоваться процессуальными правами, представлять доказательства <1>.
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. N 8.

Судебная практика. Доказательства, полученные с нарушением положений п. 1 ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" о неприкосновенности судьи, по смыслу ст. 59 КАС РФ являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 2016 г. N 13 "О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей") <1>.
--------------------------------
<1> Там же. 2016. N 6.

Судебная практика. Таможенным органом не представлено в суд доказательств того, что протокол об административном правонарушении от 5 февраля 2004 г. был составлен в присутствии законного представителя ОАО "ВАСО", а также доказательств разъяснения этому лицу прав и обязанностей, предусмотренных КоАП РФ. Из этого следует, что указанный протокол был составлен с нарушением закона и является недопустимым доказательством (Постановление ФАС Центрального округа от 15 октября 2004 г. по делу N А14-5927-04/137/14).
Вместе с тем по ряду дел арбитражные суды вообще не обратили внимания на степень существенности нарушения закона, допущенного при получении доказательств (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 18 мая 2009 г. по делу N А44-1267/2007, от 12 февраля 2009 г. по делу N А05-10141/2008; Постановления ФАС Московского округа от 19 июля 2011 г. N КГ-А40/7205-11 по делу N А40-149657/09-136-940, от 6 июля 2011 г. N КГ-А40/6921-11 по делу А40-98225/10-4-449).
Судебная практика (позиция Верховного Суда РФ). При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами ГПК РФ, а также на доказательствах, полученных с нарушением норм федеральных законов (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, ст. ст. 181, 183, 195 ГПК РФ) (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" <1>).
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

Судебная практика (позиция Европейского суда по правам человека). Европейский суд не вмешивается в правила о допустимости доказательств. В частности, его задачей не является рассмотрение ошибок по вопросам фактов и права, предположительно допущенных национальными судами, если только эти ошибки не нарушили права и свободы, защищаемые Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Более того, хотя ст. 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, она не содержит правил о допустимости доказательств или о способах их оценки, поскольку
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!