Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
§ 3. Исследование и оценка заключения эксперта

Исходя из общего определения исследования доказательств исследование заключения эксперта можно определить как восприятие и изучение судом, а также лицами, участвующими в деле и их представителями информации о фактах, составляющей содержание данного вида доказательств.
Исследование заключения эксперта не только судом, но и всеми лицами, участвующими в деле, и их представителями происходит в процессе разбирательства дела в судебном заседании, поскольку согласно ч. 2 ст. 195 ГПК РФ, ч. 2 ст. 176 КАС РФ и ч. 2 ст. 10 АПК РФ суд и арбитражный суд основывают решения лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.
В соответствии с принципом непосредственности судебного разбирательства, закрепленным в ч. 1 ст. 157 ГПК РФ, ст. 13 КАС РФ, а также в ст. ст. 10 и 162 АПК РФ, суд и арбитражный суд обязаны лично воспринять представленное письменное заключение эксперта, с тем чтобы дать ему правильную оценку при вынесении решения.
Способом личного и непосредственного восприятия заключения эксперта судом и лицами, участвующими в деле, является его оглашение в судебном заседании, что прямо предписано ст. 187 ГПК РФ, ст. 168 КАС РФ, а также ст. 86 АПК РФ и полностью согласуется с принципом устности судебного разбирательства (ч. 2 ст. 157 ГПК РФ, ст. 140 КАС РФ). Этим процессуальным действием письменная форма заключения переводится в устную, более доступную форму восприятия доказательства.
После оглашения заключения эксперту с разрешения суда могут быть заданы вопросы в целях разъяснения и дополнения его заключения. Это происходит в рамках допроса эксперта. В соответствии с ч. 1 ст. 187 ГПК РФ и ст. 168 КАС РФ первым задает вопрос лицо, по заявлению которого назначен эксперт, и его представитель, а затем - другие лица, участвующие в деле, и их представители. Эксперту, назначенному по инициативе суда, первым предлагает вопросы истец. Судьи вправе задавать вопросы эксперту в любой момент его допроса.
Согласно ч. 3 ст. 86 АПК РФ по ходатайству лица, участвующего в деле, или по инициативе арбитражного суда эксперт может быть вызван в судебное заседание. Эксперт после оглашения его заключения вправе дать по нему необходимые пояснения, а также обязан ответить на дополнительные вопросы лиц, участвующих в деле, и суда. При этом, согласно ч. 4 ст. 162 АПК РФ, первым задает вопросы лицо, по ходатайству которого был вызван эксперт. Ответы эксперта на дополнительные вопросы заносятся в протокол судебного заседания.
Результаты допроса эксперта не являются самостоятельным доказательством искомого юридического факта, поскольку в ходе допроса эксперт не сообщает новые сведения о фактах, а лишь уточняет те, которые были указаны им в заключении. В процессе допроса эксперту не могут быть заданы новые вопросы, которые не были предметом экспертизы, он не вправе формулировать новые выводы. Допрос эксперта предназначен лишь для уточнения и разъяснения хода экспертного исследования и тех выводов, к которым пришел эксперт.
Допрос эксперта производится тогда, когда для разъяснения и дополнения его заключения не требуются дополнительные исследования. В противном случае должна быть назначена дополнительная экспертиза.
Под разъяснением заключения эксперта обычно понимают доведение экспертом до участников судебного разбирательства смысла как отдельных положений, так и всего заключения в целом. При этом следует отметить, что неясность заключения эксперта, требующая его разъяснения, может быть связана не только с упущениями самого эксперта при его составлении, но и возникнуть по причине недостаточной осведомленности участников процесса об отдельных видах судебной экспертизы.
Под дополнением заключения эксперта понимается формулирование дополнительных обоснований ранее сделанных выводов.
Нет необходимости вызывать эксперта в суд только для того, чтобы он устно подтвердил свое заключение, данное в письменном виде, как это время от времени имеет место на практике.
В ходе допроса эксперту могут быть заданы вопросы, касающиеся: компетентности эксперта и его объективности, избранной им методики исследования, ее правомерности, использованных научно-технических средств, достаточности представленного в распоряжение эксперта материала, причин расхождения выводов экспертов по одним и тем же вопросам, противоречий между исследовательской частью и выводами, расхождений между объемом поставленных вопросов и выводами, характера выявленных признаков, критериев, которыми руководствовался эксперт при определении совокупности признаков, отдельных терминов и формулировок заключения и т.д. При этом недопустима постановка вопросов, не относящихся к компетенции эксперта.
Если проводилась комиссионная экспертиза и эксперты пришли к общему выводу, то суду достаточно допросить одного эксперта из комиссии.
Допрос эксперта может иметь место и в том случае, если экспертом было составлено сообщение о невозможности дачи заключения, с целью получения более детальных объяснений относительно ее причин.
В ходе исследования заключение эксперта сопоставляется с другими доказательствами по делу, выявляется степень его полноты и обоснованности, проверяется соблюдение процессуальных прав субъектов процесса, связанных с назначением и проведением экспертизы. В то же время допрос эксперта не является необходимым и обязательным элементом исследования экспертного заключения. Если суд не находит оснований для допроса эксперта, заключение исследуется выше приведенными способами (оглашается в судебном заседании, воспринимается, сопоставляется с другими доказательствами по делу).
Весь ход исследования заключения эксперта должен быть отражен в протоколе судебного заседания. В нем должны содержаться вопросы, которые были заданы эксперту, и его ответы на них. В связи с этим представляется неправильной довольно распространенная практика составления протоколов, когда фиксируются только ответы эксперта и при этом не записываются соответствующие вопросы суда, лиц, участвующих в деле, и их представителей. В результате становится довольно трудно понять смысл ответов эксперта, которые имеют сжатую разговорную форму, и поэтому в них не повторяются заданные эксперту вопросы.
В соответствии со ст. 230 ГПК РФ лица, участвующие в деле, и их представители вправе ходатайствовать об оглашении в судебном заседании какой-либо части протокола, а в соответствии со ст. 231 ГПК РФ они имеют право знакомиться с протоколом судебного заседания и в течение определенного срока (пяти дней после его подписания) подавать письменные замечания на него с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту. Аналогичные права предоставлены лицам, участвующим в деле, в соответствии с ч. 7 ст. 155 АПК РФ и ст. 207 КАС РФ.
Эксперту, который не относится к числу лиц, участвующих в деле, а является лицом, содействующим осуществлению правосудия, ГПК РФ, равно как и АПК РФ, и КАС РФ, таких прав не предоставляет. Между тем вопросы, заданные эксперту, и, самое главное, его ответы на них обладают определенной спецификой, отличающей показания эксперта от показаний свидетеля, связанной с использованием первым при разъяснении своего заключения научных положений и специальной терминологии, не знакомой судьям и секретарям судебного заседания, в связи с чем показания эксперта не всегда полно и точно фиксируются в протоколе судебного заседания, что в дальнейшем может негативно отразиться на оценке заключения эксперта судом первой инстанции, а также не позволит суду вышестоящей инстанции проверить правильность этой оценки.
Руководствуясь этими соображениями, Л. Уразгильдеев предложил законодательно закрепить право эксперта на ознакомление с той частью протокола судебного заседания, которая содержит записи вопросов, предложенных ему, и его ответы <1>. Однако предоставление эксперту только права на ознакомление с протоколом судебного заседания явно недостаточно для того, чтобы гарантировать правильность фиксации его показаний в протоколе судебного заседания. Для этого ему можно было бы предоставить право ходатайствовать об оглашении в судебном заседании той части протокола, в которой зафиксированы его показания, а также о внесении необходимых уточнений и дополнений с целью правильной передачи смысла сообщенных экспертом сведений, предусмотренное ч. 2 ст. 230 ГПК РФ для лиц, участвующих в деле, и их представителей. Примечательно, что примерно такой подход реализован в п. 6 ч. 13 ст. 49 КАС РФ, согласно которому эксперт имеет право делать подлежащие занесению в протокол судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками судебного процесса его заключения или показаний.
--------------------------------
<1> Уразгильдеев Л. Допрос эксперта в суде // Российская юстиция. 1997. N 6. С. 28.

Оценка заключения эксперта как одного из видов доказательств должна, безусловно, базироваться на общих положениях, касающихся оценки всех доказательств по гражданскому делу. В то же время она обладает определенной спецификой, которая связана с тем, что заключение эксперта появляется в результате исследования, проведенного лицом, обладающим специальными знаниями в той или иной области науки (экспертом), на основе этих своих знаний с целью получения новых сведений о фактах, подлежащих установлению по делу. Такая особенность заключения эксперта накладывает определенный отпечаток прежде всего на свойства доказательств, установление которых составляет содержание их оценки и наличие которых у заключения эксперта позволяет суду признать его доказательством.
Несмотря на то что исследование, проводимое экспертом, базируется на определенных научных положениях, его заключение не может расцениваться как особое, исключительное доказательство.
Для того чтобы избежать подобного заблуждения относительно значения заключения эксперта, ГПК РФ и КАС РФ даже дважды обращают внимание судей на то, что заключение эксперта необязательно для суда, оценивается судом наряду с другими доказательствами по правилам, предусмотренным ГПК РФ и КАС РФ, и не имеет для него заранее установленной силы. Несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в решении по делу или в определении о назначении дополнительной или повторной экспертизы (ч. 3 ст. 86, ч. 2 ст. 187 ГПК РФ; ч. 8 ст. 82, ч. 2 ст. 168 КАС РФ). Согласно ч. 5 ст. 71 АПК РФ никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы, в том числе и заключение эксперта.
Вопросы оценки заключения эксперта судом затронуты и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебном решении", в п. 7 которого обращается внимание судов на то, что заключение эксперта не является исключительным средством доказывания, а должно оцениваться в совокупности со всеми другими доказательствами. Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.
В то же время в соответствии с ГПК РФ, ч. 1 ст. 84 КАС РФ, ч. 1 ст. 71 АПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
Таким образом, закон не допускает как произвольной оценки судом доказательств в целом и заключения экспертов в частности, так и произвольных, не основанных на доказательствах выводов суда, в связи с чем недопустимо не только безусловное принятие судом любого заключения эксперта без какого-либо его критического анализа, но и произвольное исключение заключения эксперта из числа доказательств без каких-либо объективных причин для этого и без мотивирования соответствующего вывода суда в решении.
Так, отменяя Апелляционное определение Брянского областного суда от 23 июня 2015 г. и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что суд апелляционной инстанции без указания мотивов и без оценки доказательств отверг выводы экспертов о том, что восстановление надлежащей заводской грунтовки и окраски автомобиля путем его окраски в ремонтной мастерской невозможно, привести автомобиль в надлежащее состояние возможно только путем замены кузова.
Как следует из Апелляционного определения и материалов дела, доказательств, опровергающих выводы эксперта и подтверждающих устранимость дефекта окраски без несоразмерных расходов и несоразмерных затрат времени продавцом, не представлено <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2016 г. N 83-КГ16-3 // СПС "КонсультантПлюс".

В другом Определении Верховный Суд РФ указал, что хотя заключение эксперта не обязательно для суда, но должно оцениваться не произвольно, а в совокупности и во взаимосвязи с другими доказательствами.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, сославшись на свидетельские показания, исходил из того, что доказательств в подтверждение своих доводов Г.А.В. не представлено. Заключения почерковедческих экспертиз, безусловно, не подтверждают довод истца о том, что в договоре купли-продажи квартиры проставлена не его подпись. По мнению суда, Г.А.В. имел намерение продать квартиру и распорядился ею по своему усмотрению.
При этом, отвергая в качестве доказательств по делу заключения экспертов, суд не учел и не дал оценки тому обстоятельству, что заключение эксперта от 1 августа 2013 г., выполненное в рамках расследования уголовного дела, а также заключение судебной почерковедческой экспертизы от 15 октября 2013 г. по настоящему делу не содержат ответ на вопрос, кем, Г.А.В. или другим лицом, выполнена подпись в договоре купли-продажи от 2 апреля 2013 г., только из-за недостаточности представленных для исследования документов.
После представления необходимых материалов по делу была проведена дополнительная судебная почерковедческая экспертиза, согласно заключению которой от 26 декабря 2013 г., а также согласно заключению комиссионной судебной почерковедческой экспертизы от 29 апреля 2014 г. подпись в указанном договоре купли-продажи квартиры выполнена не Г.А.В.
Между тем суд не принял заключения дополнительной и комиссионной экспертиз в качестве допустимых доказательств, не указав при этом причин, по которым он пришел к такому выводу, что не соответствует требованиям ст. 67 ГПК РФ, а других доказательств, в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, опровергающих заключения экспертов, не привел, сославшись исключительно на показания свидетелей, которые не давали пояснения об обстоятельствах подписания оспариваемого договора <1>.
--------------------------------
<1> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 июля 2015 г. N 18-КГ15-82 // СПС "КонсультантПлюс".

Содержание оценки заключения эксперта, как и любого другого доказательства, составляет выявление у него свойств относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи с другими доказательствами, что делает необходимым анализ этих свойств не в общем, а применительно именно к заключению эксперта.
Установление относимости заключения эксперта не имеет каких-либо существенных особенностей по сравнению с установлением свойства относимости применительно к другим доказательствам по делу и предполагает выявление наличия или отсутствия связи сведений о фактах, составляющих содержание заключения эксперта, с соответствующим обстоятельством, имеющим значение для правильного разрешения дела и в связи с этим подлежащим доказыванию. Оценка относимости заключения эксперта предполагает анализ преимущественно его вывода, поскольку именно в этой части заключения содержится информация об интересующем суд факте.
Необходимо отметить, что такая оценка производится судом уже в процессе принятия решения о вынесении определения о назначении экспертизы, поскольку прежде чем назначить экспертизу, суд должен решить, позволят ли ее результаты установить наличие или отсутствие обстоятельства, имеющего значение для правильного разрешения спора. Однако эта предварительная оценка не исключает необходимости окончательной оценки относимости заключения эксперта после его исследования судом, поскольку в процессе рассмотрения дела истец имеет право изменить предмет или основание иска (ч. 1 ст. 39 ГПК РФ), и соответственно факт, доказыванию которого должно было служить заключение эксперта, больше не будет иметь значение для правильного разрешения дела.
Если относимость судебных доказательств определяется качеством их содержания, то допустимость доказательств связана с их процессуальной формой, т.е. с характером процессуальных средств доказывания независимо от того, какая информация содержится в них.
Заключение эксперта будет признано допустимым доказательством только в том случае, если судом будет установлено соблюдение предусмотренного законом порядка получения данного доказательства, а именно соблюдение процессуальных норм при назначении, проведении экспертизы, оформлении и представлении суду ее результатов в виде заключения. Суд обязательно проверяет, был ли соблюден порядок назначения экспертизы, направления материалов и объектов на экспертизу, соблюдены ли права заинтересованных лиц при назначении и проведении экспертизы, в соответствии ли с законом эксперт реализовал обязанность по даче заключения и полномочия в ходе исследования, соответствует ли заключение по форме и содержанию требованиям закона.
Существенные нарушения процессуального порядка производства судебной экспертизы неизбежно ставят под сомнение правильность, по существу, самих выводов эксперта.
Что же касается узкого значения правила допустимости доказательств, в соответствии с которым накладывается определенное ограничение на использование средств доказывания в процессе установления обстоятельств, имеющих значения для правильного разрешения дела, то в отношении заключения эксперта может действовать только правило допустимости с "позитивным содержанием", причем его действие обусловлено видом судебной экспертизы, в результате проведения которой было получено соответствующее заключение. Речь идет прежде всего о судебно-психиатрической экспертизе, проведение которой необходимо для признания гражданина недееспособным или, наоборот, признания недееспособного дееспособным, поскольку эти факты не могут быть установлены без использования соответствующего заключения (гл. 31 ГПК РФ).
Наиболее сложным этапом в оценке заключения эксперта представляется оценка его достоверности. Под достоверностью все авторы единодушно понимают соответствие сведений о фактах, содержащихся в доказательстве, фактам реальной действительности.
Правильная оценка достоверности заключения эксперта предполагает четкое представление суда о том, из каких компонентов складывается это свойство, поскольку их совокупность в значительной степени отличается от тех моментов, которые он должен выявить, оценивая достоверность других доказательств. Кроме того, значительные трудности у неспециалистов в определенной области науки, каковыми в большинстве своем являются судьи, вызывает сам анализ этих компонентов применительно к конкретному заключению эксперта.
Ю.К. Орлов понимает достоверность заключения эксперта, с одной стороны, как его правильность, соответствие объективной действительности (истинность), с другой - как его обоснованность, убедительность <1>.
--------------------------------
<1> Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М., 1982. С. 72.

Ю.Г. Корухов, не давая определения понятия "достоверность", выделяет несколько аспектов, которые должны быть подвергнуты анализу в процессе оценки достоверности заключения эксперта: компетентность эксперта, доброкачественность материалов экспертизы, научная обоснованность выводов эксперта <1>.
--------------------------------
<1> Корухов Ю.Г. Достоверность экспертного заключения и пути совершенствования ее оценки // Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных учреждений: Сб. науч. тр. М., 1988. С. 14 - 15.

В отличие от указанных выше ученых, которые рассматривают обоснованность заключения эксперта как составную часть его достоверности, Л.Е. Ароцкер четко разграничивает эти понятия, определяя достоверность заключения эксперта как истинность его выводов, полное соответствие их объективной действительности, а обоснованность заключения - как наличие у него достаточных объективных оснований или доказательств правильности выводов эксперта, в результате чего обоснованность заключения эксперта служит необходимой предпосылкой его достоверности <1>.
--------------------------------
<1> Ароцкер Л.Е. Оценка Верховным Судом СССР и Верховным Судом УССР научной обоснованности заключения эксперта-криминалиста // Криминалистика и судебная экспертиза. Республиканский межведомственный сборник научных и научно-методических работ. Киев, 1967. Вып. 4. С. 179 - 180.

Схожую позицию относительно соотношения понятий достоверности и обоснованности заключения эксперта занимает А.А. Эйсман, признавая достоверным такой вывод из исследования, истинность которого обеспечена заранее, гарантирована соответствующим выбором метода исследования <1>.
--------------------------------
<1> Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. С. 111.

Для того чтобы определить те компоненты, которые составляют содержание понятия достоверности заключения эксперта и которые суд в обязательном порядке должен проанализировать, прежде чем сделать вывод о достоверности или недостоверности конкретного заключения эксперта, необходимо отталкиваться от наиболее полного определения достоверности доказательств, сформулированного Б.Т. Матюшиным, основанного на выделении двух групп признаков, от которых зависит достоверность доказательства. В первую группу он включает признаки, касающиеся содержания доказательства, а именно: 1) внутренняя согласованность между собой сведений о фактах; 2) внешняя согласованность сведений о фактах, содержащихся в одном доказательстве, со сведениями о фактах, содержащимися в других доказательствах, а также с общей схемой рассматриваемого правоотношения и с практикой общественной жизни; 3) надлежащий процесс формирования фактических данных. Вторую группу составляют признаки, связанные с процессуальной формой судебных доказательств: 1) индивидуальные особенности лица, от которого получены сведения о фактах; 2) наличие или отсутствие заинтересованности в исходе дела лиц, дающих объяснения, показания, заключения; 3) форма восприятия сведений о фактах <1>.
--------------------------------
<1> Матюшин Б.Т. Общие вопросы оценки доказательств в судопроизводстве. С. 33.

Оценка достоверности заключения эксперта прежде всего предполагает анализ лица, от которого исходит это доказательство - эксперта - с точки зрения его незаинтересованности в исходе дела (объективности) и компетентности в разрешении вопросов, которые поставлены перед ним.
Компетентность эксперта проверяется прежде всего путем выяснения его квалификации: образования, специализации, стажа экспертной работы, прохождения им периодической аттестации, подтверждающей его право на проведение судебных экспертиз соответствующего вида. Вывод о компетентности эксперта суд может сделать также в результате анализа хода и результатов экспертного исследования, ознакомления с содержанием самого заключения.
Следующим моментом, гарантирующим достоверность заключения эксперта, является доброкачественность исходного материала, который был предоставлен в распоряжение эксперта для проведения исследования, как с точки зрения достаточности его объема, так и с точки зрения его качественности, достоверности источника его происхождения, правильности исходных данных.
Самым трудным и в связи с этим чаще всего упускаемым судьями из виду этапом оценки достоверности заключения эксперта является оценка его научной обоснованности, которая складывается из двух моментов: оценки исходного научного положения, использованного экспертом для обоснования своего вывода, а также примененных им методов и методик с точки зрения их современности, теоретической обоснованности, проверенности на практике, стабильности и надежности результатов, получаемых в результате их применения <1>; и оценки правильности применения экспертом избранных им методов исследования, что неизбежно предполагает проверку правильности выявленных экспертом признаков (промежуточных фактов) и правильности их оценки экспертом. Однако, как верно указывает Т.А. Лилуашвили, "проверка правильности использованных экспертом научных положений и методов исследования необходимо предполагает глубокое знание основ той отрасли знания, которой разработаны указанные методы и положения" <2>.
--------------------------------
<1> Для того чтобы суд мог произвести такую оценку, эксперт в своем заключении должен перечислить методики, которые он использовал для проведения исследования, а также источники, из которых может быть почерпнута информация о них.
<2> Лилуашвили Т.А. Экспертиза в советском гражданском процессе. Тбилиси, 1967. С. 150.

Поскольку на практике судьи такими знаниями не обладают, они довольно часто игнорируют этот важнейший элемент оценки заключения эксперта, обусловленный спецификой данного вида доказательства, полученного в результате проведения специальных исследований лицом, обладающим необходимыми специальными знаниями. В связи с этим Т.В. Сахнова предложила такой подход к этой проблеме, с которым, на наш взгляд, следует согласиться. По ее мнению, не следует обязывать суд выступать в роли специалиста, исследующего экспертное заключение с точки зрения специальных знаний, суд обязан проверить наличие в заключении обоснования выбора методик исследования и ссылки на их апробированность. Если такое обоснование или научное описание процедуры их применения отсутствует, суд вправе сделать вывод о недостоверности заключения <1>.
--------------------------------
<1> Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. С. 254 - 256.

Достоверность заключения эксперта кроме всего прочего определяется также полнотой заключения эксперта, в связи с чем судом должны быть проанализированы следующие моменты: применение экспертом при проведении исследования всех необходимых методик, исследование им всех представленных на экспертизу объектов, полнота ответов эксперта, т.е. ответил ли он на все поставленные перед ним вопросы, а при отказе эксперта дать ответ на один из вопросов - обоснован ли такой отказ, полнота описания хода и результатов исследования.
Наконец, для того чтобы в полной мере признать заключение эксперта достоверным, суд должен проверить логическую обоснованность хода и результатов экспертного исследования посредством анализа последовательности стадий экспертного исследования, логической обусловленности этой последовательности, логической обоснованности экспертных выводов проведенным исследованием и установленными промежуточными результатами.
Оценка заключения эксперта с точки зрения достаточности доказательств и их взаимной связи предполагает его сопоставление с другими имеющимися по делу доказательствами. Выявленное в результате такой оценки расхождение выводов эксперта с другими доказательствами по делу может быть вызвано двумя причинами: с одной стороны, эксперт мог допустить ошибку при проведении экспертизы; с другой - остальные доказательства могут быть ложными при истинности выводов эксперта. Задача суда состоит в том, чтобы устранить это противоречие, либо проверив заключение эксперта с помощью повторной экспертизы, либо предложив лицам, участвующим в деле, представить другие доказательства.
В связи с рассмотрением вопросов оценки судом заключения эксперта особого внимания заслуживают вероятные заключения. Спорными являются два вопроса: о допустимости вероятных заключений и о возможности их использования в качестве доказательств.
В отношении первого вопроса существуют две противоположные точки зрения: одни ученые считают, что если установленных экспертом данных недостаточно для категорического вывода, то эксперт должен дать заключение о невозможности ответить на поставленный вопрос (например, В.Д. Арсеньев) <1>. Другие же ученые придерживаются мнения о том, что при недостаточности данных для категорического вывода эксперт может составить вероятное заключение (С.А. Кондранин) <2>.
--------------------------------
<1> Арсеньев В.Д. К вопросу о внутреннем убеждении судебного эксперта // Труды ВНИИСЭ. Вып. 5. С. 165 - 166.
<2> Кондранин С.А. О доказательственном значении вероятного заключения судебного эксперта // Вопросы теории судебной экспертизы и совершенствования деятельности судебно-экспертных учреждений: Сб. науч. трудов. М., 1988. С. 175 - 176.

Продолжает оставаться дискуссионным и вопрос о доказательственном значении вероятных заключений. В целом сложились три основные позиции:
1) доказательственное значение могут иметь лишь категорические выводы, но не вероятные (например, А.Я. Палиашвили, Т.В. Устьянцева) <1>;
--------------------------------
<1> Устьянцева Т.В. Формы выводов экспертов в заключениях по судебно-техническому исследованию документов // Труды ВНИИСЭ. М., 1973. Вып. 5. С. 229; Палиашвили А.Я. Условные и вероятные заключения при производстве экспертиз // Советская юстиция. 1973. N 17. С. 13.

2) вероятный вывод может быть использован для построения версий, имеет ориентирующее значение (например, А.И. Винберг, А.Р. Шляхов, Е.Р. Россинская) <1>;
--------------------------------
<1> Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 127; Шляхов А.Р. Судебная экспертиза: организация и проведение. М., 1979. С. 77 - 78; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996. С. 45.

3) вероятное заключение или промежуточные факты, содержащиеся в нем, являются косвенными доказательствами (например, Ю.М. Жуков, Ю.К. Орлов, М.К. Треушников, Т.А. Лилуашвили, А.Г. Давтян, М.В. Жижина) <1>.
--------------------------------
<1> Жуков Ю.М. Указ. соч. С. 12; Орлов Ю.К. Заключение эксперта как источник выводного знания в судебном доказывании (уголовно-процессуальные, криминалистические и логико-гносеологические проблемы): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1985. С. 42 - 43; Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1999. С. 264; Лилуашвили Т.А. Экспертиза в советском гражданском процессе. С. 166 - 167; Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе. М., 1995. С. 75; Жижина М.В. Криминалистическая экспертиза документов в арбитражном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 186.

В последнее время все большее признание находит последняя из вышеприведенных позиций. Этой же точки зрения придерживается и Т.В. Сахнова. Однако она считает, что в качестве косвенного доказательства может быть использован именно вероятный вывод эксперта, но не промежуточные факты в отрыве от вывода, так как их интерпретация требует применения специальных знаний <1>.
--------------------------------
<1> Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. С. 218, 235. Эта мысль высказывалась и ранее. См., например: Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. С. 97; Устьянцева Т.В. Указ. соч. С. 229 - 230.

Кроме того, Т.В. Сахнова считает, что двучленная классификация выводов эксперта по степени категоричности на категорические и вероятные является упрощенной. В связи с этим она предлагает подразделять выводы на категорические, предположительные и вероятные. Предположительный вывод определяет лишь предпосылку (потенциальную допустимость) факта. Такого рода заключение эксперта прямого доказательственного значения иметь не может. Вероятный вывод предполагает установление степени вероятности наличия (отсутствия) устанавливаемого факта. Определение доказательственной значимости такого вывода зависит от того, насколько вероятность близка к действительности. При этом в заключении должна быть определена не только сама вероятность, но ее степень (математическим путем). Оценить эту степень вероятности должен суд: если, по мнению суда, степень вероятности позволяет установить причинно-следственную связь, то такое заключение эксперта может быть признано прямым доказательством и положено в обоснование судебного решения <1>.
--------------------------------
<1> Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. С. 236 - 237.

Критикуя Т.В. Сахнову, М.В. Жижина справедливо отмечает, что отнесение заключения эксперта к прямому или косвенному доказательству не может быть поставлено в зависимость от степени вероятности вывода эксперта, поскольку деление доказательств на косвенные и прямые предопределено видом причинной связи с предметом доказывания (непосредственная, опосредованная), следовательно, значимостью доказательства и его достаточностью <1>.
--------------------------------
<1> Жижина М.В. Криминалистическая экспертиза документов в арбитражном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 184 - 185.

Косвенное доказательство отличается от прямого многозначностью его связей с доказываемым фактом (прямое хара
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!