Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
§ 3. Особенности доказывания по делам особого производства
в гражданском и арбитражном процессах

Нормативное указание о рассмотрении дел особого производства в гражданском и арбитражном процессах <1> по общим правилам искового производства с определенными особенностями (ч. 1 ст. 263 ГПК РФ, ч. 1 ст. 217 АПК РФ) в полной мере относится и к сфере доказательственной деятельности. Нормы о доказательствах и доказывании (гл. 6 ГПК РФ, гл. 7 АПК РФ) применимы и в делах особого производства. Однако правовая природа дел особого производства, раскрываемая через особенности предмета судебной защиты, отсутствие спора о праве, субъектный состав и другие компоненты (анализ которых не относится к целям настоящего исследования), накладывает серьезный отпечаток на доказательственную деятельность по таким делам.
--------------------------------
<1> Необходимо сразу сделать оговорку в отношении некоторой противоречивости использования выражения "особое производство в арбитражном процессе", что, хотя и не составляет предмет настоящего исследования, нуждается в определенных комментариях. Несмотря на то что законодатель в АПК РФ неоднократно оперирует термином "особое производство" - применительно к средствам обращения в суд (ч. 4 ст. 4), к определению перечня дел, не подлежащих рассмотрению с участием арбитражных заседателей (ч. 3 ст. 17), к подведомственности арбитражному суду дел особого производства (ст. 30), к составу лиц, участвующих в деле (ст. 40), - этот вид производства так и не получает окончательного оформления и не институционализируется в качестве вида, поскольку существует в Кодексе на правах "отдельной категории дел", что следует как из наименования соответствующей главы (гл. 27 "Рассмотрение дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" АПК РФ), так и из ее размещения в структуре Кодекса (разд. IV "Особенности производства в арбитражном суде по отдельным категориям дел" АПК РФ). Более подробно см.: Юдин А.В. Виды судопроизводств в арбитражном процессе. Самара, 2002. С. 74 - 76.

1. По нашему мнению, главной особенностью доказывания в делах особого производства является то, что суду (арбитражному суду) принадлежит активная роль в сфере доказательственной деятельности. По этому моменту положение суда сопоставимо с положением суда по делам административного судопроизводства, однако если при нормативной регламентации рассмотрения последних КАС РФ и АПК РФ прямо указывают на возможность суда истребовать доказательства по собственной инициативе в целях правильного рассмотрения дела (ч. 2 ст. 14 КАС РФ, ч. 5 ст. 66 АПК РФ), то по делам особого производства в гражданском процессе такое указание имеет эпизодический характер и относится к установлению отдельных групп фактов, а в арбитражном процессе и вовсе отсутствует. Даже в период господства принципа объективной истины авторы замечали, что обязанность суда по собиранию доказательств специально конкретизирована только в некоторых категориях дел особого производства <1>.
--------------------------------
<1> См.: Чечот Д.М. Процессуальные особенности рассмотрения дел особого производства // Курс советского гражданского процессуального права. Т. 2: Судопроизводство по гражданским делам. С. 193.

Тем не менее рискнем предположить, что активность суда в доказывании по делам особого производства (в литературе встречается указание на это обстоятельство <1>) претендует на роль общего правила, относящегося ко всем категориям гражданских дел, рассматриваемых в подобном порядке.
--------------------------------
<1> См., например: Аргунов А.В. Особое производство в гражданском процессуальном праве России и Франции: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 195.

В отдельных категориях дел особого производства указание на такую возможность сформулировано вполне определенно. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 272 ГПК РФ при рассмотрении дел об усыновлении суд при необходимости может затребовать и иные документы (помимо тех, которые прямо указаны в законе). По делам о безвестном отсутствии гражданина или объявлении его умершим судья при подготовке дела к судебному разбирательству запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, воинские части об имеющихся о нем сведениях (ч. 1 ст. 278 ГПК РФ). По делам о признании имущества бесхозяйным судья при подготовке дела к судебному разбирательству запрашивает сведения о принадлежности имущества у соответствующих организаций (ч. 1 ст. 292 ГПК РФ).
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" сформулирован тезис следующего содержания: "По делам особого производства не исключается право суда истребовать доказательства по собственной инициативе" (абз. 3 п. 10). Данный тезис дополнен ссылкой на ч. 1 ст. 272 ГПК РФ, в соответствии с которой судья при подготовке дела к судебному разбирательству обязывает органы опеки и попечительства по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка представить в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка. Оставляя за рамками обсуждения тот факт, что заключение органа опеки и попечительства, даваемое в порядке ст. 47 ГПК РФ, к числу средств доказывания по делу, по мнению большинства ученых-процессуалистов <1>, и в силу ч. 1 ст. 55 ГПК РФ все же не относится, заметим, что из данного пункта Постановления неясно, претендует ли правило, предлагаемое Верховным Судом РФ, на роль общего правила, применимого ко всем категориям дел особого производства, или речь идет о конкретном примере, для которого сформулирован общий тезис.
--------------------------------
<1> Обзор точек зрения по этой проблеме см.: Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. С. 85 - 89.

Полагаем, что правилу о возможности суда истребовать доказательства по делам особого производства по собственной инициативе должен быть придан общий характер.
Активная роль суда (арбитражного суда) в доказывании по делам особого производства проявляется также в том, что орган судебной власти обязан поставить на обсуждение определенные группы фактов и добиться их установления. Установление подобных групп фактов связывается с самой возможностью рассмотрения судом дела особого производства. Центральными здесь выступают факты, относящиеся к возможному наличию спора о праве по делам особого производства (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ). Нет никаких сомнений в том, что выявление подобных фактов является прямой обязанностью суда (разумеется, что лица, участвующие в деле, не лишены права ссылаться и доказывать данное обстоятельство). Установление круга заинтересованных по делу лиц, как потенциально способных к заявлению (обнаружению) правового спора, также относится к обстоятельствам, подлежащим выяснению по инициативе суда. Факты, которые необходимо установить, могут относиться и к другим аспектам дела особого производства. Так, например, обязательному выяснению подлежат обстоятельства, относящиеся к юридическому значению устанавливаемых фактов (ч. 1 ст. 264, ст. 267 ГПК РФ).
Применительно к сфере арбитражного процесса можно отметить, что ч. 3 ст. 221 АПК РФ вменяет арбитражному суду в обязанность при рассмотрении дела об установлении факта, имеющего юридическое значение, "проверить", "установить", "выяснить", не предусмотрен ли законом или иным нормативным правовым актом иной внесудебный порядок установления данного факта; имелась ли у заявителя другая возможность получить или восстановить необходимые документы; порождает ли данный факт юридически значимые последствия для заявителя в связи с осуществлением им предпринимательской или иной экономической деятельности; не затрагивает ли права других лиц установление требуемого факта; не возник ли спор о праве. Выполнение всех этих задач требует обращения к содержанию ряда доказательств, которые могут и отсутствовать у арбитражного суда, а лица, владеющие указанными доказательствами, могут быть не заинтересованы в их представлении. В данной ситуации для выполнения задач, возложенных на арбитражный суд законом, он не должен быть лишен права истребования доказательств по собственной инициативе.
2. По делам особого производства правило об истребовании судом доказательств по собственной инициативе может выступать как необходимость суда (арбитражного суда) побудить других лиц к совершению действий, направленных на получение и представление определенных доказательств. Так, по делам вызывного производства суд в своем определении обязывает лицо опубликовать в местном периодическом печатном издании информацию, содержащую предложение держателю документа, об утрате которого заявлено, в течение трех месяцев со дня опубликования подать в суд заявление о своих правах на этот документ (ч. 1 ст. 296 ГПК РФ). В подобном предложении содержится в числе прочего предложение представить доказательства, важные для рассматриваемого дела.
В литературе было высказано предложение применять процедуру публичного судебного вызова не только по делам вызывного производства, но и по другим категориям дел особого производства: о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права на бесхозяйную недвижимую вещь, а также о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявлении гражданина умершим <1>. При условии восприятия данного предложения сформулированный тезис мог бы приобрести общий характер.
--------------------------------
<1> См.: Аргунов В.В. Вызывное производство в гражданском процессе / Вступ. ст. М.К. Треушникова. М., 2006.

Описанное здесь "побуждение" лиц к представлению доказательств должно пониматься не в контексте указания ч. 1 ст. 57 ГПК РФ ("суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства"), а как императивное и безусловное требование, без исполнения которого дальнейшее рассмотрение дела будет немыслимо.
3. Круг необходимых доказательств по делу особого производства в гражданском процессе <1> заранее определен законом (сходная особенность выделялась нами выше применительно к делам административного судопроизводства). ГПК РФ в достаточно казуистичной манере (что вызвано особенностями соответствующих правоотношений) указывает на документы, необходимые для рассмотрения отдельных категорий дел особого производства. Так, например, в ч. 1 ст. 271 ГПК РФ приводится перечень документов, прилагаемых к заявлению об усыновлении (копия свидетельства о рождении усыновителя - при усыновлении ребенка лицом, не состоящим в браке; копия свидетельства о браке усыновителей (усыновителя) - при усыновлении ребенка лицами (лицом), состоящими в браке, и т.д.). Также указано на то, что все документы представляются в двух экземплярах (ч. 5 ст. 271 ГПК РФ). Не менее подробно описывает закон документы, которые необходимо приложить к заключению органов опеки и попечительства (ч. 2 ст. 272 ГПК РФ).
--------------------------------
<1> В арбитражном процессе особое производство исчерпывается только одной категорией дел - делами об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и выделяемая закономерность могла бы приобрести актуальность для сферы экономического правосудия при условии восприятия предложений ученых о расширении состава дел особого производства в арбитражном процессе (в частности, за счет изъятия ряда дел особого производства из гражданского процесса и передачи их в ведение арбитражных судов (например, по заявлениям юридических лиц и индивидуальных предпринимателей о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам; о признании имущества бесхозяйным в случае, когда заявителем выступает юридическое лицо или индивидуальный предприниматель)), что, впрочем, выступает не в качестве самоцели, а служит логическим результатом последовательного применения основных критериев подведомственности.

В качестве иллюстрации необходимого доказательства можно привести заключение судебно-психиатрической экспертизы о психическом состоянии лица по делу о недееспособности (ст. 283 ГПК РФ) - классический пример нормы о допустимости доказательств с позитивным содержанием, вытекающей "из прямого предписания закона о необходимости подтверждения фактов определенным средством доказывания, но без исключения возможности использования других доказательств" <1>.
--------------------------------
<1> Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2005. С. 141.

Если закон и не называет напрямую доказательства, которые необходимо представить по делу особого производства, то достаточно определенно указывает на группы фактов, подлежащих установлению с помощью таких доказательств. Например, в заявлении о признании движимой вещи бесхозяйной должны быть приведены доказательства, свидетельствующие об отказе собственника от права собственности на нее, и доказательства, свидетельствующие о вступлении заявителя во владение этой вещью (ч. 1 ст. 291 ГПК РФ).
4. По делам особого производства специфическим образом распределяется бремя доказывания. Данный компонент доказательственной деятельности вытекает из предыдущих, выделенных нами моментов, касающихся круга необходимых доказательств, используемых по делу (см., например, ч. 1 ст. 291 ГПК РФ). В большинстве случаев бремя доказывания обстоятельств дела возлагается на заявителя, добивающегося установления определенных юридических фактов.
Заинтересованные лица, привлеченные судом к участию в деле, доказывают по общим правилам (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, ч. 1 ст. 65 АПК РФ) факты, на которые они ссылаются в обоснование своих возражений против (или доводов в поддержку) заявления по делу особого производства. Однако в ряде случаев ГПК РФ требует от заинтересованных лиц специального доказывания фактов, на которые они ссылаются. Так, в соответствии со ст. 297 ГПК РФ держатель документа, об утрате которого заявлено, обязан до истечения трех месяцев со дня опубликования сведений об утрате ценной бумаги подать в суд, вынесший определение, заявление о своих правах на документ и представить при этом подлинные документы.
Активность суда, которой мы посвятили выше несколько тезисов, нисколько не опровергает обязанности заявителя доказать факты, на которые он ссылается в обоснование своих требований. Как и в исковом производстве, заявитель не может бездействовать, перекладывая свои обязанности в сфере доказывания на суд, под страхом того, что ему будет отказано в удовлетворении заявления.
Однако по делам особого производства отдельные утверждения или возражения заинтересованных лиц зачастую не требуют представления доказательств в их обоснование и могут вызвать определенные правовые последствия, даже не будучи доказанными лицом, выдвинувшим такие возражения. Прежде всего это касается утверждений в отношении наличия по делу особого производства спора о праве. Указание ч. 3 ст. 263 ГПК РФ на то, что спор о праве по делу особого производства "устанавливается", вероятно, следует трактовать как "выясняется", но не как "доказывается". Часть 4 ст. 221 АПК РФ в этом плане оказывается более точной: если в ходе судебного разбирательства по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, выяснится, что возник спор о праве, арбитражный суд оставляет заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, без рассмотрения.
Таким образом, закон не требует, чтобы наличие спора о праве было с необходимостью доказано заинтересованным лицом; для констатации спора о праве достаточно будет утверждения заинтересованного лица об этом обстоятельстве, которое позволило бы сделать предположительный вывод о наличии спора. Иными словами, имеющиеся обстоятельства дела не должны исключать вероятность спора о праве.
Доказывание наличности спора о праве, его качеств, участвующих в нем субъектов, других характеристик должно происходить уже в исковом производстве и должно быть направлено на разрешение спора. Даже если предположить, что суд бездоказательно признал наличие спора о праве, процедура искового производства будет способна обеспечить наиболее универсальную защиту прав и законных интересов лиц, в действительности призванных быть субъектами особого производства. Иное могло бы привести к ситуации, при которой суд (арбитражный суд) вынуждался бы к рассмотрению спорного дела в особом порядке, только в силу того, что заинтересованное лицо не сумело доказать наличие спора о праве.
В связи с изложенным мы полагаем возможным выдвинуть тезис, согласно которому заинтересованное лицо, утверждающее наличие спора о праве по делу особого производства, вправе, но не обязано представлять доказательства в обоснование спора о праве, не опасаясь того, что суд продолжит рассмотрение спорного дела в порядке особого производства.
5. В широком смысле основанием для обращения к процедурам доказывания по делу особого производства выступает объективная недостаточность познавательных (доказательственных) возможностей несудебных органов, отказавших заявителю в установлении или подтверждении некоего юридического факта. Разумеется, что непосредственным основанием для применения положений норм доказательственного права (стартом доказательственной деятельности) выступает возбуждение дела особого производства по заявлению заинтересованного лица. Однако несложно сделать вывод о том, что доказательственная деятельность суда по делу особого производства в каждом конкретном случае призвана восполнить деятельность органов, на которых лежит функция по установлению, удостоверению, регистрации юридических фактов. А.Д. Золотухин выделял такое свойство судопроизводства по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, как компенсационность, понимая под ним то обстоятельство, что исследуемая категория дел либо компенсирует ошибки законодателя при определении порядка установления или регистрации юридических фактов, либо компенсирует деятельность административных органов в случаях, когда регистрация юридических фактов становится невозможной <1>. Суд (арбитражный суд), приступая к рассмотрению дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, должен удостовериться в том, что соответствующий орган отказал лицу в восстановлении или в выдаче документов, подтверждающих факт; по делу о внесении изменений или исправлений в записи актов гражданского состояния суд должен убедиться в наличии оснований для внесения соответствующих изменений или исправлений; по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении суд также определяет наличие оснований для совершения действия или отказа в его совершении. Бездействие определенного органа власти в части установления (подтверждения) юридического факта, бездействие загса или нотариуса в части совершения требуемых действий может быть продиктовано недостаточностью известных им сведений, дающих основание для совершения определенных действий <2>. В связи с этим задача суда по таким делам (которая и предопределила отнесение их к особому производству) заключается не в проверке законности произведенного отказа, а в использовании своих доказательственных возможностей для установления наличия оснований совершения юридически значимых действий соответствующим органом.
--------------------------------
<1> См.: Золотухин А.Д. Проблемы судопроизводства по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, в особом производстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2009.
<2> Это наиболее распространенная, но не единственная причина отказа; он может быть вызван также тем, что, например, нотариус не управомочен на совершение требуемых от него заявителем действий или на совершение их в той форме, в которой их требует совершить заявитель.

6. Одно из направлений деятельности суда (арбитражного суда) в сфере доказывания по делам особого производства - это противодействие возможной недобросовестности заявителей. В литературе указывается, что в делах особого производства создается благоприятная почва для необоснованного получения материальных благ и выгод, чему способствует ряд факторов, главный из которых состоит в том, что рассматриваемому виду производства свойственна односторонность, заключающаяся в отсутствии ответчика; "заинтересованные лица не всегда могут оказать существенное влияние на ход процесса, что позволяет заявителю бесконтрольно утверждать свою правоту, не встречая с другой стороны серьезных возражений" <1>. Так, в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 г. N 9 "О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение" <2> высшая судебная инстанция страны специально ориентировала нижестоящие суды на то, чтобы "пресекать попытки отдельных лиц использовать судебный порядок установления фактов в целях последующего неправомерного получения льгот и иных имущественных выгод". Многие приводимые Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 17 февраля 2004 г. N 76 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" <3> примеры юридических фактов, установления которых заявители добивались от арбитражных судов (например, факт исполнения обязанности по уплате налога, факт незаключенности договора), красноречиво свидетельствуют о том, что лица пытались избрать "обходной путь" для получения выгодного юридического результата, тогда как на "прямом" (и законном) пути их подстерегали бы серьезные проблемы.
--------------------------------
<1> См.: Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб., 2005. С. 268 - 269.
<2> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам.
<3> Вестник ВАС РФ. 2004. N 4.

Два специальных случая ответственности за процессуальную недобросовестность сформулированы законодателем применительно к делам особого производства: "Суд, установив, что лицо, подавшее заявление, действовало недобросовестно в целях заведомо необоснованного ограничения или лишения дееспособности гражданина, взыскивает с такого лица все издержки, связанные с рассмотрением дела" (ч. 2 ст. 284 ГПК РФ); "При заведомо ложном заявлении судебные расходы, связанные с возбуждением дела по заявлению о восстановлении утраченного судебного производства, взыскиваются с заявителя" (ч. 2 ст. 319 ГПК РФ).
Пленум Верховного Суда РФ в абз. 5 п. 3 Постановления "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей" специально заостряет внимание судов на необходимости выявлять случаи возможной недобросовестности участников процесса: "При решении вопроса о допустимости участия в деле переводчика суду следует выяснить место его работы, жительства, обстоятельства знакомства с заявителями, а также не является ли он бывшим либо действующим работником органа опеки и попечительства или учреждений, в которых воспитываются дети, подлежащие усыновлению. Установление данных обстоятельств необходимо для того, чтобы не допустить фактов незаконной посреднической деятельности лиц в процедуре усыновления детей (статья 126.1 СК РФ). В случае установления указанных фактов, а также при наличии иных оснований для отвода суд может по своей инициативе решить вопрос об отводе переводчика (статьи 16, 18, 19 ГПК РФ)".
Таким образом, установление фактов, относящихся к добросовестности поведения заявителя, является задачей суда (арбитражного суда), поскольку возложение ее на заинтересованных лиц может оказаться недостаточно эффективным.
7. Суд зачастую вынужден преодолевать объективную неполноту доказательств, вызванную отсутствием (потерей, уничтожением) архивов. В литературе неоднократно указывалось на жесткую зависимость дел особого производства от исторических событий эпохи <1>. В частности, К.С. Юдельсон показал в своей работе влияние на гражданский процесс событий военного времени <2>. Действительно, дела особого производства часто оказываются вызваны к жизни глобальными историческими событиями (войны, революции), разрушающими порядок в обществе и в том числе негативно влияющими на сохранность различных документов. Как известно, прошедший XX в. был богат на события такого рода.
--------------------------------
<1> См., например: Аргунов В.В. Вызывное производство в гражданском процессе. С. 60 - 61.
<2> См.: Юдельсон К.С. Вопросы советского гражданского процесса военного времени. Свердловск, 1943.

От этих сложностей во многом оказались избавлены арбитражные суды, что связано с временем их создания (как органов судебной власти) и с особенностями компетенции, определяющей круг юридических фактов, подлежащих установлению (ч. 2 ст. 218 АПК РФ). Во-первых, деятельность организаций в гораздо большей степени формализована, чем деятельность граждан, и, как правило, юридическая фиксация такой деятельности является не просто более вероятной, а выступает как необходимое условие ее осуществления (например, осуществление предпринимательской деятельности без регистрации образует состав преступления, предусмотренный ст. 171 УК РФ). Во-вторых, многие юридические факты, установление которых отнесено к компетенции арбитражных судов, связаны с новыми формами хозяйствования, зародившимися чуть более 25 лет назад в связи с проводимыми экономическими реформами, допустившими свободное осуществление предпринимательской деятельности и обусловившими все сопутствующие явления (лицензирование, возможность наделения имуществом определенных хозяйствующих субъектов и др.). Возникновение правовой неопределенности в существовании таких фактов маловероятно. В-третьих, в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности действуют специальные системы учета и регистрации юридических фактов, не позволяющие юридически значимым обстоятельствам пребывать в состоянии неопределенности. В-четвертых, объективной причиной сложившейся ситуации выступают также присущие предпринимательской деятельности динамизм и конкуренция, не допускающие существования субъектов и объектов права вне какого-либо определенного правового статуса. Возможно, что перечисленными факторами и объясняется наметившаяся тенденция к уменьшению числа дел рассматриваемой категории в практике арбитражных судов (так, если в 2008 г. арбитражные суды рассмотрели 3 332 дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, то в 2017 г. - всего 1 015 дел данной категории).
Доказательственная деятельность суда и сторон по делам особого производства (прежде всего об установлении фактов, имеющих юридическое значение) часто заходит в тупик в связи с тем, что архивы не располагают необходимой доказательственной информацией. В результате перед судом возникает дилемма: воспроизвести в отрицательном для заявителя решении архивный ответ о том, что информация, документы отсутствуют, не сохранились, и соответственно отказать в требовании; либо взять за основу другие доказательства, прежде всего показания свидетелей, приглашенных заявителем, и удовлетворить заявленные требования. Первый путь чреват тем, что пострадают законные интересы заявителя, на которого нельзя всецело возлагать вину за несохранность документации; второй путь может привести к вынесению необоснованного решения, тем более что допрошенные в судебном заседании свидетели (как правило, родственники заявителя различных степеней родства) не являются современниками и очевидцами имевших место фактов, а знают об их существовании от предыдущих поколений.
Вероятно, что при оценке доказательств по таким делам суд обязан обнаружить, с одной стороны, известное критичное отношение к неполноте доказательств по делу, но, с другой стороны, не лишить заявителя шансов на судебную защиту только лишь в силу объективной несохранности доказательств. Для этого орган судебной власти должен мобилизовать все имеющиеся у него и перечисленные выше доказательственные возможности по делам особого производства.
Однако вряд ли можно полностью согласиться с предлагаемой в литературе моделью сотрудничества суда и заявителя по делу особого производства, при котором суд оказывает заявителю всемерное содействие в получении доказательств по делу особого производства <1>. Действительно, заявитель, может быть, отчасти и "не виноват" в отсутствии документов, подтверждающих устанавливаемый факт, однако данный вывод не является безусловным для всех встречающихся на практике ситуаций, поскольку возможно, что гражданин сам не позаботился о сохранении документов или об их своевременном получении.
--------------------------------
<1> См.: Аргунов В.В. Вызывное производство в гражданском процессе. С. 197.

8. По ряду дел особого производства доказательства зачастую образуются за счет непосредственного наблюдения суда за определенными событиями или явлениями (сходная особенность выделялась нами выше применительно к делам административного судопроизводства). Данный тезис согласуется с высказанной С.В. Курылевым теорией опосредованного познания, когда суд непосредственно познает факты, не требующие для их познания специальных знаний и доступные для непосредственного чувственного восприятия; "такими фактами является большинство фактов-состояний, ими могут быть действия и события" <1>.
--------------------------------
<1> Курылев С.В. Основы теории доказывания в советском правосудии. С. 23.

По ряду дел особого производства суд также может установить искомые факты на основе своих непосредственных наблюдений. Так, в случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, суд новым решением отменяет свое ранее принятое решение (ст. 280 ГПК РФ). Очевидно, что отмена решения здесь основана на личном созерцании судом объявившегося гражданина.
В Постановлении Европейского суда по правам человека от 27 марта 2008 г. "Дело "Штукатуров (Shtukaturov) против Российской Федерации" <1> Европейский суд в числе прочего акцентировал внимание на том, что судья был обязан иметь хотя бы короткий визуальный контакт с заявителем, чтобы сформировать собственное мнение о его психическом состоянии. В силу ст. 286 ГПК РФ при отпадении оснований для ограничения или лишения гражданина дееспособности суд принимает решение об отмене ограничения гражданина в дееспособности и признании гражданина дееспособным. В отличие от ранее установленного порядка в настоящее время данный вопрос решается в порядке судебного заседания (ч. 3 ст. 286 ГПК РФ). Предполагается, что суд также обязан путем личного наблюдения убедиться в выздоровлении гражданина или в отпадении оснований для ограничения дееспособности.
--------------------------------
<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. N 2.

Иногда доказыванию по делам особого производства подлежат весьма экзотические факты, а именно факт нахождения лица в живых, иными словами, факт физического бытия заявителя. В силу различных субъективных и объективных обстоятельств (ошибочная запись о смерти лица, потеря документов и пр.) выясняется, что некое физическое лицо не имеет доказательств факта своего существования. Подобная нелепая, но не единичная ситуация <1> порождает немало проблем юридического характера, особенно когда лицо встречается с реальными затруднениями в осуществлении своих прав.
--------------------------------
<1> См., например: Куликов В. Докажи, что ты живой. Ветеран через суд убедил чиновников, что он не погиб // Российская газета. 2005. 1 нояб.; Дементьева Е. Да я живой! Житель Забайкалья через суд вынужден опровергать сведения о своей смерти // Российская газета. 2011. 1 сент.; и др.

9. По делам особого производства лица, участвующие в деле, могут обязываться к формированию доказательств по делу. Ранее нами отмечалась такая особенность доказывания по делам особого производства, как побуждение судом других лиц к совершению действий, направленных на получение доказательств по делу, притом что их совершение является для лиц обязательным. Не исключено, что совершение таких действий может оказаться безрезультатным (например, держатель ценной бумаги не откликнется на публикацию заявителя в местной газете, тем самым оставив суд и участников процесса в неведении относительно своего существования, но в то же время создав своим молчанием доказательство отрицательного факта - факта отсутствия держателя документа). В рассматриваемом случае речь идет о том, что лица сами выступают "творцами" необходимых доказательств. Так, на основании ч. 1 ст. 272 ГПК РФ судья при подготовке дела об усыновлении к судебному разбирательству обязывает органы опеки и попечительства по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка представить в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка.
В данном случае речь идет не о произвольном образовании доказательства, имевшем место до процесса и ставшем следствием динамики материальных правоотношений, а о формировании доказательства исключительно в связи с рассматриваемым делом.
Некоторые категории дел особого производства обнаруживают особенности доказательственной деятельности частного характера. В качестве примера обратимся к такой категории дел особого производства, как дела о восстановлении утраченного судебно
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!