Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
§ 1. Общая характеристика судебного познания по гражданским
и административным делам, экономическим спорам

Знание, получаемое в ходе судебного разбирательства по гражданскому или административному делу, так же как и в других областях человеческой деятельности, является результатом познания. Однако, как подчеркивалось еще в дореволюционной процессуальной литературе, основная проблема состоит в характере данного познания, в его отличительных особенностях с учетом того, что "деятельность суда заключается в такой логической операции: из фактов, утверждаемых сторонами, и из "приличного" закона суд делает вывод о правильности требований истца; к этой работе суд приступает не раньше, чем составит себе убеждение в правдивости утверждений той и другой стороны" <1>.
--------------------------------
<1> Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. С. 86.

Советская и российская процессуальная мысль данную проблему также решала и продолжает решать далеко не однозначно <1>. Так, одни авторы полагают, что судебное познание представляет собой звено научного познания, его разновидность, поскольку познавательные процессы, происходящие в суде, полностью соответствуют научным стандартам, резко отличающимся от обыденных <2>.
--------------------------------
<1> См.: Фокина М.А. Механизм доказывания по гражданским делам: теоретико-прикладные проблемы. М., 2010. С. 7 - 20.
<2> См.: Ванеева Л.А. Судебное познание в советском гражданском процессе. Владивосток, 1972. С. 43; Козлов А.С. Теоретические вопросы установления истины в гражданском процессе. Иркутск, 1980. С. 45.

Другие считают судебное познание самостоятельным видом познания. По их мнению, оно весьма специфично и занимает промежуточное положение между познанием научным и обыденным. Обосновывается это тем, что обыденное познание эпизодично по своей сути, а потому знания в нем не систематизированы и не могут раскрыть существо закономерностей жизни. Научное же познание - это упорядоченный процесс получения полного и исчерпывающего знания об окружающей нас действительности. Судебное познание преднамеренно, в нем заранее установлен круг фактов, подлежащих исследованию, но оно не претендует на раскрытие всеобщих взаимосвязей, что означает промежуточность судебного познания <1>.
--------------------------------
<1> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 1. С. 320 - 321; Иванов О.В. Принцип объективной истины в советском гражданском процессе. М., 1964. С. 26; Явич Л.С. Сущность права. Л., 1985. С. 133; Осипов Ю.К. К вопросу о соотношении судебного познания и судебного доказывания // Сборник ученых трудов. Вып. 7. Свердловск, 1967. С. 211; Ткачев Н.И. Законность и обоснованность судебных постановлений по гражданским делам. Саратов, 1987. С. 46 - 47.

Наиболее верной представляется вторая теоретико-практическая точка зрения по следующим причинам.
Известно, что в основе судебного познания лежит тезис диалектического материализма о принципиальной возможности получения субъектом (индивидом, группой людей) истинного знания о разнообразных явлениях реальности благодаря процессам отражения. Восприятие судей, как и восприятие любого человека, суть сложный биологический механизм воспроизведения действительности, где всякий отражаемый сигнал, претерпевая в нервной системе ряд перекодирований, дает верное представление о параметрах отражаемого объекта <1>. Но функция восприятия здесь не есть просто созерцание посредством органов чувств, это результат познавательных и мыслительных способностей субъекта, связанный с физиологическим состоянием сигнальной системы организма. Более глубокое знание о правовой коллизии формируется преимущественно с помощью мыслительных операций, приводящих к анализу и синтезу понятий, суждений и умозаключений.
--------------------------------
<1> См.: Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы. М., 1978. С. 345 - 346.

Причем необходимо обратить внимание на то, что мышление бывает наглядно-действенным (имеет место непосредственный контакт субъекта познания с познаваемым объектом, а решение познавательных задач идет при непосредственном наблюдении двигательного акта), наглядно-образным (имеет место непосредственный контакт субъекта познания с познаваемым объектом, но воссоздается многообразие качественных характеристик объекта, одновременно закрепляется его образ), а также словесно-логическим (непосредственного контакта нет, но гносеологический образ создается за счет знаковых или словесных логических форм) <1>. В судебном познании все названные виды мышления сосуществуют и используются судьей в совокупности, так как сложная деятельность предполагает сложную схему движения к более или менее объективному знанию.
--------------------------------
<1> См.: Алексеев П.В., Панин А.В. Теория познания и диалектика. М., 1991. С. 149 - 168.

Отсюда можно утверждать, что достижение объективного знания в сфере судебного функционирования принципиально возможно. В судебном познании, как и в любой сфере общественных познавательных отношений, присутствует субъект, правильно отражающий объект; действия субъекта направлены строго на достижение знаний, для чего используются определенные средства и способы; получаемые сведения систематизируются, что говорит об отличии этого типа познания от познания обыденного.
Однако данные выводы не дают права заявить о научности познавательной судебной деятельности. Познание в суде не согласуется с чертами научного познания <1>, оно имеет сугубо утилитарную, практическую направленность и обусловлено узостью поставленных перед ним целей и задач (ст. 2 ГПК РФ, ст. 2 АПК РФ, ст. 3 КАС РФ). Именно поэтому деятельность суда как властного государственного органа построена таким образом, чтобы обеспечить минимальный объем знаний, необходимых для своевременного и правильного разрешения правового конфликта (т.е. законного, обоснованного и справедливого <2>), и не более <3>. Законодатель четко предусмотрел  рамки познавательных действий, которые осуществляются судом общей или арбитражной юрисдикции поэтапно.
--------------------------------
<1> См.: Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. С. 65 - 70.
<2> См.: Финнис Д. Естественное право и естественные права. М., 2012. С. 205 - 209.
<3> См.: Авдеенко Н.И. Механизм и пределы регулирующего воздействия гражданско-процессуального права. Л., 1969. С. 49.

По общему правилу судебное познание не может быть реализовано без волеизъявления или согласия на это заинтересованных лиц и проходит при соблюдении единой процессуальной формы <1>, в условиях действия процессуальных фикций и презумпций, а также системы принципов (в том числе первоначал диспозитивности, состязательности <2>, равноправия сторон при активной роли суда). Объектом исследования являются правоотношения, права и обязанности сторон, знания о которых постигаются посредством изучения юридически значимых фактов, т.е. познание в суде фактологично по своей сути, что сужает объем познаваемого. Для связи структуры "субъект - объект" используются весьма специфичные способы, средства и источники получения информации. Более того, субъектом познания может быть не только суд первой инстанции. Вышестоящие инстанции также осуществляют рестриктивные познавательные действия при пересмотре постановленных актов <3>. И наконец, особую организацию подчеркивает цель, являющаяся соединительным доминантным звеном между описанными элементами.
--------------------------------
<1> См.: Рассахатская Н.А. Гражданская процессуальная форма: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1995. С. 6 - 7.
<2> См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 6.
<3> См.: Зайцев И.М. Теоретические вопросы устранения судебных ошибок в гражданском процессе: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 1987. С. 16 - 17.

Деятельность суда никак не соотносится с решением фундаментальных проблем и выявлением всеобщих взаимосвязей бытия. Она не состоит в интуитивном или эмпирическом раскрытии каких-либо природных, социальных, философских закономерностей, влияющих на ход познавательного классического либо неклассического научного рационального процесса. Напротив, ее направленность предопределена материальным и процессуальным законом, а итоговое знание, получаемое судом, уже в большинстве своем известно лицам, участвующим в деле, которые лишь излагают имеющиеся в их распоряжении сведения о фактах, обосновывая тем самым свои требования или возражения. Следовательно, судебное познание - это специальное (юридическое) познание, занимающее промежуточное место между познанием обыденным и научным. Следует согласиться с С.Ш. Болтуевым, который конкретизирует специальное судебное познавательное отношение, относя его с присущим только ему набором признаков к профессиональному <1>.
--------------------------------
<1> См.: Болтуев С.Ш. Проблема доказывания в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 1985. С. 8 - 9.

Итак, судебное познание - это категория, отображающая реальные процессы, происходящие при рассмотрении и разрешении конкретного гражданского или административного дела. С этим соглашаются почти все ученые-процессуалисты. Но познание трактуется ими по-разному: и как синоним судебного доказывания, и как самостоятельная процессуальная категория.
Одни авторы рассматривают познавательную деятельность в виде доказывания, которое представляет собой опосредованный процесс получения истинного знания об искомых фактах, реализуемый с помощью суда и лиц, участвующих в деле, с использованием предусмотренных законом средств <1>.
--------------------------------
<1> См.: Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. С. 33; Гуреев П.П. Судебное разбирательство гражданских дел. М., 1958. С. 122; Силагадзе М.Д. Доказывание в советском юридическом процессе, его предмет и пределы: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 1986. С. 8 - 9; Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С. 16; Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском процессе. С. 24 - 25.

Иные правоведы полагают, что суть судебного познания и доказывания различна. Доказывание интерпретируется ими как деятельность сторон и иных участников процесса, назначение которой состоит в обосновании истинности предъявленных требований или возражений; познание же рассматривается только как судебная деятельность, допускающая непосредственную форму восприятия, цель которой установление действительно существующего правового отношения <1>.
--------------------------------
<1> См.: Ванеева Л.А. Указ. соч. С. 43; Чистякова О.П. Проблема активности суда в гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1997. С. 22.

Придерживаясь первой точки зрения, Ю.К. Осипов высказал мысль о том, что доказывание можно толковать только как вид опосредованного судебного познания. Последнее кроме опосредованного включает в себя и непосредственное познание <1>.
--------------------------------
<1> См.: Осипов Ю.К. К вопросу о соотношении судебного познания и судебного доказывания. С. 228.

Представляется, что проблема соотношения судебного познания и судебного доказывания должна решаться в свете их исконной гетерогенности, а также модернизации конституционного принципа состязательности. В настоящее время одно из основных назначений этого принципа состоит в том, чтобы эффективно регулировать перераспределение процессуальных функций между судом и сторонами, как это имеет место в большинстве стран с состязательной моделью правосудия <1>. Очевидно, что в соответствии с законом главная процессуальная функция истца и ответчика выражается в их доказательственной деятельности в противовес функции суда - познать действительные права и обязанности сторон, возникшее между ними спорное или бесспорное материальное правоотношение. Вряд ли поэтому целесообразно отрицать необходимость разграничения судебного познания и судебного доказывания, тем самым признавая их гомогенность.
--------------------------------
<1> См.: Клейменов А.Я. Состязательность в гражданском судопроизводстве США. М., 2012. С. 18 - 19; Ярков В.В. Юридические факты в цивилистическом процессе. М.; Берлин, 2012. С. 348 - 349.

В связи с этим представляется небезынтересным анализ причин отождествления исследуемых категорий, проведенный Л.А. Ванеевой. По мнению автора, они заключаются в том, что, во-первых, в качестве предмета судебного познания рассматриваются только юридические факты, относящиеся к предмету доказывания, чем обусловливается тезис об опосредованном характере судебного познания. Во-вторых, некоторые процессуалисты смешивают понятие доказывания в процессуальном смысле и понятие доказывания в логическом смысле, а потому суд определяется как субъект доказывания, а прочие участники процесса - как субъекты судебного познания. Критикуя эти положения, Л.А. Ванеева справедливо отмечает, что в целом судебное познание по сути своей опосредованное, но осуществляется оно не только через исследование доказательств, ведь предмет судебного познания - спорное правоотношение <1>.
--------------------------------
<1> См.: Ванеева Л.А. Указ. соч. С. 38.

При этом толкование нормы права применительно к взаимоотношениям сторон, ведущее к выводу о правовом характере изучаемого отношения, невозможно назвать доказыванием. Непосредственное восприятие судом отдельных фактов также не доказывание, а часть познавательной судебной деятельности. Что касается смешения доказывания в процессуальном и логическом смыслах, то здесь действительно усматривается тесная связь. Однако это не должно вызывать подмену понятий, поскольку подобное уводит в сторону от выяснения подлинного значения доказывания в цивилистическом процессе и его связи с судебным познанием. Законы логики воздействуют на процессуальное законодательство так, чтобы деятельность участников гражданского процесса способствовала установлению истины в суде, но обязанность по ее установлению возложена лишь на суд <1>.
--------------------------------
<1> См.: Там же. С. 38 - 43.

В контексте сказанного выше обратимся к основным элементам судебного познания.
Первым и наиболее важным элементом судебного познания является его предмет. Единого представления о предмете познания в цивилистическом процессе нет, так же как не существует и единого подхода к определению системы судебного познавательного отношения. Так, С.В. Курылев, отрицая объективное существование правового отношения, под предметом познания понимал имеющие значение для дела фактические обстоятельства <1>. Подобной точки зрения придерживался и М.Г. Авдюков. Однако, по его мнению, факты, познаваемые судом, не обладают юридическим качеством, так как познавательные средства идеологического и чувственного миров отличны <2>.
--------------------------------
<1> См.: Курылев С.В. Установление истины в советском правосудии: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1967. С. 9.
<2> См.: Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. С. 87.

Суть иной точки зрения в том, что предметом истинных знаний является правоотношение <1>. О.В. Иванов полагал, что представления человека об окружающем его мире касаются не только материальных объектов, но и закономерностей человеческого мышления, поэтому складывающиеся между людьми правовые отношения могут быть предметом познания в суде. Сложность же заключается в том, что правоотношение не имеет предметного воплощения, в связи с чем судебное познание носит опосредованный характер <2>.
--------------------------------
<1> См.: Козлов А.С. Теоретические вопросы установления истины в гражданском процессе. С. 52; Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. С. 47 - 50.
<2> См.: Иванов О.В. Вопросы теории и истории государства и права. Иркутск, 1971. С. 16; Гагарин В.В. К вопросу о реальности правоотношений как объектов деятельности суда // Актуальные проблемы теории юридических доказательств. Иркутск, 1984. С. 144 - 145.

Вместе с тем не совсем ясно, способен ли суд общей или арбитражной юрисдикции получить истинное знание о состоянии правового отношения истца и ответчика, или орган правосудия познает лишь факты, отдельные права и обязанности, фактический состав дела.
Как отмечалось, процесс восприятия у человека достаточно сложный. Воздействие внешней окружающей среды на человеческие органы чувств, последующие мыслительные операции ведут к появлению знания в идеальной субъективной форме, которое преобразовывается в суждения и понятия. Как известно, всякое понятие не возникает из ничего, напротив, субъективное понятие отражает и характеризует определенный предмет объективного мира. Стало быть, умозаключения суда по поводу правового отношения сторон не могут существовать без того, чтобы данное правоотношение не имело места в действительности. Если признать, что правоотношение есть только идеальное образование, то логично предположить и то, что информация, значимая для суда, не есть часть материального мира. Между тем в общей теории права давно обосновывается положение, свидетельствующее о том, что право действительно принадлежит к надстроечным, идеологическим явлениям. Но одновременно указывается на то, что такой подход ведет к толкованию права как "чисто" субъективного, поэтому важно выделять в самом праве его субъективные и объективные аспекты <1>. По мнению С.С. Алексеева, объективное в праве представляет собой то, что в его содержании обусловлено экономическим базисом, потребностями общественного развития. Кроме того, по отношению к индивидуальному сознанию право также выступает как объективная специфическая реальность, получающая определенную независимость от сознания <2>.
--------------------------------
<1> См.: Витрук Н.В. К вопросу об объективном и субъективном в праве и о понятиях "объективное право" и "субъективное право" // Труды Томского университета. Т. 18. Сер. юридическая. Томск, 1966. С. 3.
<2> См.: Алексеев С.С. Объективное в праве // Правоведение. 1971. N 1. С. 113.

Другим вопросом является то, что, будучи объективной специфической реальностью, право не имеет явных форм обнаружения, его проявления невозможно физически осязать или, как выразился С.С. Алексеев, "невозможно "увидеть" правоотношения, "подержать в руках" гипотезу юридической нормы" <1>. Однако это не означает, что право (правовое отношение) необъективно и не может быть воспринято, ведь его познание идет посредством логического мышления, применяемого к юридическим фактам и действию правовой нормы, которая регулирует взаимоотношение истца и ответчика.
--------------------------------
<1> См.: Там же. С. 115.

Итак, благодаря тому, что правовое отношение существует как объективная специфическая реальность, которая независима от субъекта познания, истинное знание о нем возможно. Иными словами, функция суда состоит в том, чтобы в ходе разрешения гражданского или административного дела правильно познать суть фактических обстоятельств и на основе этого установить и защитить субъективные права, существовавшие до судебного разбирательства, либо отказать в их защите за отсутствием таковых <1>. То, что правовые отношения, субъективные права и обязанности объективны и не обусловлены исключительно нормой права, подтверждает и судебная практика. В частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <2> указывается, что субъективные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из конклюдентных действий лиц (ст. 158 ГК РФ). Это позволяет отвергнуть положение о том, что правоотношение есть только идеальная идеологическая оболочка, которая не может быть предметом судебного познания.
--------------------------------
<1> См.: Треушников М.К., Чешка З. Основные принципы гражданского процесса. М., 1991. С. 39.
<2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.

Высказанное предположение необходимо конкретизировать, так как судебному рассмотрению подлежат правовые отношения различных отраслей права. Так, суду подведомственны дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, административных или иных публичных правоотношений, а равно связанные с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью реализации государственных или иных публичных полномочий и других правоотношений (ст. 22 ГПК РФ, ст. 27 АПК РФ, ст. 17 КАС РФ). Причем законодатель подчеркнул один немаловажный момент, а именно наличие спора, который в целом свойствен исковому виду судопроизводства <1>. Вследствие этого нужно отметить, что в рамках судебного познания внимание акцентируется не просто на реально существующих правовых отношениях, а на спорных правовых отношениях, т.е. на тех, в которых присутствуют помехи осуществлению права, устраняемые, согласно закону, через суд <2>.
--------------------------------
<1> См.: Викут М.А. О видах судопроизводства по гражданским делам // Вестник Саратовской государственной академии права. 1996. N 1. С. 38 - 39.
<2> См.: Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 160.

Наряду с этим может показаться, что дела особого производства, затрагивающие установление фактов, имеющих юридическое значение, о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным, о признании гражданина безвестно отсутствующим и об объявлении гражданина умершим и пр., являются исключением из общего правила, поскольку в них нет спора о праве. Это не совсем так, ведь суд создает условия для нормальной реализации гражданами и организациями принадлежащих им прав путем установления юридических фактов. Л.А. Ванеева верно подчеркивает, что предметом судебного познания в делах особого производства будут факты и "потенциальные" спорные правоотношения между заявителем и обязанными лицами, воздействие на которые производится через установление фактов <1>.
--------------------------------
<1> См.: Ванеева Л.А. Указ. соч. С. 16.

Второй элемент или черта судебного познания - его поэтапность. Исходя из смысла ст. 330 ГПК РФ, ст. 270 АПК РФ, ст. 310 КАС РФ суд производит свою исследовательскую деятельность пошагово, в силу чего он должен: правильно определить юридически значимые обстоятельства; установить обстоятельства, имеющие значение для дела, посредством доказывания; логически верно сделать выводы по рассматриваемому делу в соответствии с фактическими обстоятельствами, на основе объективного исследования и свободной оценки доказательств <1>.
--------------------------------
<1> См.: Конев В., Зайцев И., Ткачев Н. Основания к отмене определений суда первой инстанции // Советская юстиция. 1985. N 3. С. 11 - 12.

Прохождение всех обозначенных этапов должно привести к правильному применению норм материального и процессуального права, что гарантирует вынесение законного и обоснованного решения <1>.
--------------------------------
<1> См.: Беков Я.Х. Подготовка дела к судебному разбирательству в гражданском судопроизводстве. М., 2010. С. 30 - 33.

1. Правильное определение судом юридически значимых обстоятельств. Первоначальное определение и последующее исследование фактов начинаются на стадии возбуждения дела с тех фактических данных, которые истец указал в своем исковом заявлении.
Общепризнанным является положение, согласно которому основание иска составляют фактические данные <1>. Истец должен перечислить обстоятельства, но совсем не обязан ссылаться на юридические нормы, направляя тем самым суд. В исковом заявлении истец может изложить и такие факты, которые не относятся к существу спора или не имели места в действительности, поэтому нельзя отрицать наличие связи между обстоятельствами дела и нормами права (правовое основание иска) <2>. Так, основание иска о прекращении права собственности предопределяется совокупностью фактов. В эту совокупность, согласно ст. 235 ГК РФ, входит договор об отчуждении собственником своего имущества, а также какой-либо факт, предусмотренный в п. п. 1 - 9 ч. 2 данной статьи, т.е. взаимосвязь фактического состава основания иска легко прослеживается. Сопоставляя эти элементы, суд конкретизирует юридически значимые факты через правовую норму. Без связи с нормами права факты не имеют никакого юридического значения, пока закон не придаст им особую силу - правообразующую, правоизменяющую или правопрекращающую.
--------------------------------
<1> См.: Викут М.А. Иск как элемент права на судебную защиту, его юридическая природа и основание // Вопросы теории и практики гражданского процесса. Вып. 1. Саратов, 1976. С. 57.
<2> См.: Исаенкова О.В. К вопросу об основании иска // Вестник Саратовской государственной академии права. 1996. N 1. С. 87; Она же. Иск в гражданском судопроизводстве. Саратов, 1997. С. 59.

Следовательно, в вопросе об определении значимости обстоятельств нельзя сделать вывод о том, что орган правосудия полностью зависим от сторон (тезис находит свое подтверждение в ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, ч. 2 ст. 65 АПК РФ, ч. 3 ст. 62 КАС РФ). Напротив, суд самостоятельно сопоставляет норму материального права с обстоятельствами коллизии, выясняет ее соответствие доводам и ссылкам сторон, чем уточняет фактическое основание требования. Как правило, это происходит уже в ходе подготовки дела к судебному разбирательству <1>, одними из задач которой являются уточнение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, и определение правоотношений сторон и закона, которым следует руководствоваться.
--------------------------------
<1> См.: Гапеев В.Н. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству. Ростов н/Д, 1998. С. 12.

Итак, суд независим в собственных выводах не только от истца, но и от ответчика, в связи с чем, пожалуй, имеет наибольшее значение опрос ответчика на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Ответчик опрашивается по поводу его возражений. Он может указать обоснование возражений, которые различны по своим назначениям и целям. Так, ответчик вправе возразить против возникновения права истца, указав, что данное право больше не существует (например, в силу уплаты долга), что правоизменения произошли несоответствующим образом (правопреемство возникло незаконно), что право истца не подлежит судебной защите и т.п. <1>. Заявления ответчика судом оцениваются с тех же позиций. Полученное органом правосудия всестороннее знание о правовом споре гарантирует выявление истинного предмета и основания исковых требований, истинного предмета и основания возражений против иска, фактов, нуждающихся в доказывании.
--------------------------------
<1> См.: Молева Г.В. Право на судебную защиту ответчика: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1993. С. 14 - 16.

Можно сказать, что рассматриваемый этап познания вбирает в себя непосредственное знакомство с личностями сторон и является предварительным для последующих. Он складывается из определенных действий по уяснению сообщений о фактах-основаниях; отысканию судом материально-правовой нормы, содержащей формулу заявленных требований и возражений; конкретизации фактов-оснований в соответствии с материально-правовой нормой; определению предмета доказывания (thema probandum).
2. Установление судом обстоятельств, имеющих значение для дела, посредством доказывания. Более полное знание об обстоятельствах, имеющих значение для дела, возникает на втором этапе познавательной деятельности в ходе их доказывания в судебном разбирательстве.
В самом понятии "доказывание" заключено положение о том, что одно лицо, убежденное в истинности события или обстоятельства, предлагает другому лицу определенным образом собранные данные с целью создания у него аналогичного мнения <1>. В советском праве суть идеи была видоизменена, вследствие чего бремя доказывания (onus probandi) возлагалось как на стороны, так и на суд. Вместе с тем в отношении сторон такая обязанность на самом деле не являлась "бременем", так как никаких негативных последствий для лиц, участвующих в деле, если они не выполняли предписание закона, не возникало. На практике отсутствие серьезных санкций за непредставление доказательств, за неявку в судебное заседание без уважительных причин привело к тому, что стороны стали игнорировать обязанности по доказыванию. В результате суд как государственно-властный орган вынужден был самостоятельно изыскивать источники знания, автоматически становясь субъектом доказательственной деятельности <2>.
--------------------------------
<1> См.: Елизаров В.А. Доказывание сторонами оснований своих требований и возражений в гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1968. С. 4.
<2> См.: Вершинин А.П. Доказывание в гражданском процессе: новые правила // Правоведение. 1995. N 6. С. 64; Зайцев И.М. Основное противоречие современного гражданского процесса // Российский юридический журнал. 1995. N 3. С. 72 - 73.

В настоящий момент onus probandi по общему правилу возложено на лиц, участвующих в деле. В частности, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, ч. 1 ст. 65 АПК РФ, ч. 1 ст. 62 КАС РФ). Законодатель предусмотрел и реальную ответственность за неисполнение обязанности по собиранию и представлению в суд доказательственного материала для сторон в виде признания сведений установленными или опровергнутыми и т.д. (ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, ч. 5 ст. 77 КАС РФ и др.). В гражданском процессе институт заочного решения также связан с рассматриваемым бременем. Так, в случае неявки в судебное заседание ответчика, надлежаще извещенного о времени и месте судебного заседания, по делу может быть вынесено заочное решение, если истец против этого не возражает. Это означает, что в целом решение принимается на основании доказательств, собранных истцом. Суд не вправе по общему правилу, как это было ранее, заниматься сбором каких-либо доказательств по собственной инициативе. Исключение сделано только в отношении административного судопроизводства, поскольку в ч. 1 ст. 63 КАС РФ прямо сказано, что в целях правильного разрешения административных дел суд может истребовать доказательства по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по своей инициативе.
Кроме того, термин "доказывание" в материальном праве употребляется только применительно к действиям граждан и организаций. Например, перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предвидеть и устранение которых от него не зависело (п. 1 ст. 796 ГК РФ). Арендодатель вправе предъявить к арендатору регрессное требование о возмещении сумм, выплаченных третьим лицам, если докажет, что вред возник по вине арендатора (ст. 640 ГК РФ), и т.п.
В целом суд занимает совершенно иное положение. Он обязан исследовать, проверить и объективно оценить наличествующие доказательства. Согласно закону отношения между судом и другими участниками процесса строятся на основе власти и подчинения <1>. Задача судебного органа состоит в том, чтобы контролировать ход разбирательства, разрешить материально-правовой спор, правильно применить нормы материального и процессуального права, вынести законное и обоснованное решение <2>. На это у него имеются соответствующие полномочия: судья руководит судебным заседанием; разрешает вопрос о вызове свидетелей в судебное заседание; выявляет отношение свидетеля к лицам, участвующим в деле; предлагает свидетелю сообщить, что ему известно по делу, задает вопросы; предлагает сторонам представить дополнительные доказательства при их недостаточности; уточняет обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора; по собственному усмотрению назначает экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла; требует представления надлежащим образом засвидетельствованных выписок и производит осмотр на месте и др.
--------------------------------
<1> См., например: Савельева Т.А. Судебная власть в гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С. 15.
<2> См.: Чечина Н.А. Основные направления развития науки советского гражданского процессуального права. Л., 1987. С. 63.

Последние два случая не имеют ничего общего с собиранием доказательств. Производство экспертизы есть лишь средство пополнения судом недостающих сведений, относящихся к специфическому кругу знаний. Эксперт же выступает как своеобразный помощник правосудия, обладающий узкоспециализированной информацией. Что касается истребования и осмотра на месте, то и здесь нет признаков onus probandi, так как указание на предмет истребования или осмотра должно исходить от стороны. Все это познавательные акты по исследованию доказательств.
Таким образом, сущностное назначение органа правосудия в возникающем познавательном отношении между судом и лицами, участвующими в деле, заключается в определении значимости обсто
Безымянная страница

Юридическая литература:
- Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
- Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
- Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
- Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
- Административное право Российской Федерации: учебник
- Исполнительное производство: Учебник
- Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
- Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
- Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
- Адвокатура в России: учебник для вузов
- Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
- Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
- Правовые основы военно-технического сотрудничества
- Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
- Размышляя о судопроизводстве: Избранное
- Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
- Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
- О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
- Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
- E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
- Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
- Юридическая помощь: вопросы и ответы
- Трудовое право России: Учебник
- Наследственное право
- Юридический справочник застройщика
- Гражданское право: Учебник : Том 1
- Единый налог на вмененный доход: практика применения
- Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
- Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
- Бюджетное право: Учебник
- Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
- Договор трансграничного займа: право и практика
- Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
- Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
- Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
- Административное судопроизводство
- Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
- Гражданское право том 1
- Гражданское право том 2
- Защита интеллектуальных прав
- Право интеллектуальной собственности
- Земельное право
- Налоговое право
- Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
- Семейное право
- Конституционное право Российской Федерации
На правах рекламы:

Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!