Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Статья 27. Участие в определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей)

Комментарий к статье 27

Настоящая статья устанавливает основы регулирования участия заинтересованных лиц в процедурах определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей). Правовое регулирование данной области основывается на принципе обеспечения конкуренции, закрепленном ст. 8 Закона о контрактной системе. Таким образом, по общему правилу, предполагается возможность всех и каждого участвовать в закупочных процедурах, участие в определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей) может быть ограничено только в установленных Законом о контрактной системе случаях.
Данный подход крайне важен как для публично-правового образования, представителем которого выступают заказчики, так и для всего общества, поскольку именно обеспечение широкой конкуренции в вопросе определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей) для государственных и муниципальных нужд позволяет удовлетворять потребность в товарах, работах и услугах на наиболее выгодных для заказчика условиях (лучшие товары, работы, услуги - на лучших условиях - за наименьшие деньги), что в конечном счете дает возможность наилучшим образом удовлетворить общественные нужды. Для потенциальных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) реализация данного подхода дает возможность вступить в отношения с наиболее надежным контрагентом - казной, что приобретает дополнительную важность в условиях продолжающегося огосударствления экономики.
Возможность предоставления наиболее широкого доступа заинтересованных лиц к государственным (муниципальным) закупкам активно поддерживается и судебной практикой. Так, приобретение лицом статуса участника закупки не всегда связано с подачей таким лицом заявки на участие в закупке, в частности участник закупки, считающий незаконными положения документации о закупке, вправе обжаловать их без подачи заявки на участие в данной закупке (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 ноября 2011 г. N 6274/11).
В то же время в юридической литературе высказывается и сожаление относительно невозможности исключить из круга потенциальных участников закупки лиц, которые объективно не имеют возможности исполнить условия контракта/договора, поскольку принципиальная возможность прихода на закупку (и возможность стать победителем) лиц с авантюрным настроем велика и каждый раз становится головной болью заказчика при формировании документации о закупке <1>.
--------------------------------
<1> Иванова Ю.В., Озерова Д.Н., Притыковская Е.В. Публичные закупки бюджетных учреждений: опыт изнутри // Публичные закупки: проблемы правоприменения. Материалы IV Международной конференции (10.06.2016, МГУ имени М.В. Ломоносова). М., 2016.

Отметим также, что норма ранее действовавшего Закона о размещении заказов допускала ограничение на участие в закупках в случаях, предусмотренных не только этим законом, но и иными федеральными законами (ч. 2 ст. 8).
Часть 2 комментируемой статьи дополняет и казуистично конкретизирует положения ч. 1, указывая на обязательность размещения информации об ограничении участия в определении поставщика (подрядчика, исполнителя) с обоснованием его причин в извещении об осуществлении закупки. В развитие данной нормы ч. 4 ст. 42 Закона о контрактной системе предусматривается, что в извещении об осуществлении закупки должна содержаться информация об ограничении участия в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), установленном в соответствии с Законом. Аналогичные положения закреплены в ч. 5 ст. 56 Закона о контрактной системе.
Примером такого ограничения в свою очередь может служить положение ч. 3 ст. 30 Закона о контрактной системе, предусматривающая, что при определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей) в извещениях об осуществлении закупок устанавливается ограничение в отношении участников закупок, которыми могут быть только субъекты малого предпринимательства, социально ориентированные некоммерческие организации.
Следует отметить, что в комментируемой статье речь идет о законно установленных и обоснованных ограничениях участия в определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей), к которым не относятся, например: установление не предусмотренных законодательством требований к участникам закупок, включение в состав одного лота, объекта закупки товаров, работ, услуг, технологически и функционально не связанных между собой и иных действий, за совершение которых предусмотрена юридическая ответственность (например, ч. 4.1 ст. 7.30 КоАП РФ). Аналогичного подхода придерживается судебная практика (Постановления арбитражных судов Уральского округа от 15 апреля 2015 г. N А76-21254/2014, Западно-Сибирского округа от 24 марта 2015 г. по делу N А70-5252/2014, Московского округа от 13 марта 2015 г. по делу N А40-95847/14).
Третья часть комментируемой статьи является бланкетной и устанавливает возможность участников закупки выступать в отношениях, связанных с осуществлением закупки, как непосредственно, так и через своих представителей на основании доверенности. Представляется, что указанное положение является избыточным и включено в закон для предотвращения необоснованных ограничений прав участников закупки, вызванных осуществлением юридически значимых действий от их имени представителями, в том числе отказов в допуске к участию в определении поставщика (подрядчика, исполнителя).
К сожалению, указанные обстоятельства существенно повлияли на юридическую технику комментируемого Закона, из-за чего он перегружен большим количеством конкретизирующих и уточняющих норм, многие из которых дублируют положения того же гражданского законодательства и, очевидно, избыточны. Указанное в полной мере касается и комментируемой статьи. Закупочное законодательство основано в том числе на нормах ГК РФ, а определение поставщиков (подрядчиков, исполнителей) представляет собой, по существу, специальные способы заключения договора, регулируемые как нормами ГК РФ, так и положениями Закона о контрактной системе. При таких обстоятельствах право участника закупки выступать в закупочных отношениях через представителя органически вытекает из его статуса участника гражданско-правовых отношений и регламентировано соответствующими положениями ГК РФ о представительстве.
Более того, в связи с отсутствием единства мнений в науке гражданского права о статусе исполнительных органов юридических лиц можно утверждать и о представительстве в отношении юридических лиц на основании закона, устава либо договора на осуществление деятельности единоличного исполнительного органа юридического лица. Вместе с тем на основании ст. 53, 72, 84, 91, 103, 110 ГК РФ полномочия такого законного представителя юридического лица подтверждаются документами, удостоверяющими его должностное положение, а также учредительными и иными документами.
Однако же формальный подход, заложенный в нормы Закона о контрактной системе, находит свое отражение в практике административных органов. Так, разъяснениями Минфина и Минэкономразвития России указано, что подача заявки на участие в закупке от имени юридического лица, заключившего договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа, возможно лишь на основании выданной доверенности (письмо Минфина России от 5 октября 2017 г. N 24-05-09/65151), а также что заключение контракта с собственником жилого помещения, не являвшимся непосредственным участником закупки и действующим через представителя по доверенности, выданной позже подведения итогов электронных торгов, недопустимо (письмо Минэкономразвития России от 20 января 2017 г. N Д28и-194).
В то же время судебная практика исходит из приоритета материальной составляющей закупочных правоотношений над формальной, указывая, в частности, на возможность представлять интересы одного юридического лица - участника закупки другим юридическим лицом - представителем по доверенности (Постановление 10 ААС от 11 марта 2015 г. по делу N А41-53748/14).
Вместе с тем ч. 4 комментируемой статьи закрепляется возможность представления преимуществ при осуществлении закупок 4 категориям участников: учреждениям и предприятиям уголовно-исполнительной системы; организациям инвалидов; субъектам малого предпринимательства; социально ориентированным некоммерческим организациям. Подробное содержание указанных преимуществ раскрывается в ст. 28 - 30 Закона.
Возможность установления комментируемых преимуществ предусмотрена и на международном уровне. Так, согласно п. 40 Протокола о порядке регулирования закупок (приложение N 25 к Договору о Евразийском экономическом союзе (Астана, 29 мая 2014 г.)), в случаях и порядке, предусмотренных законодательством государства-члена о закупках, при осуществлении закупок могут устанавливаться преимущества для учреждений и предприятий уголовно-исполнительной системы, организаций инвалидов, субъектов малого и среднего предпринимательства, а также социально ориентированных некоммерческих организаций. Информация о таких преимуществах указывается заказчиком в извещении о проведении закупки и документации о закупке.
Такие преимущества получили в юридической науке наименование преференции. Преференции - это преимущества, льготы, предоставляемые отдельным государствам, предприятиям, организациям для поддержки определенных видов деятельности; осуществляются в форме снижения налогов, скидок с таможенных пошлин, освобождения от платежей, предоставления выгодных кредитов. Преференции предоставляются государством, носят адресный характер. Соответственно, определенные послабления в ходе получения прав на заключение выгодных государственных и муниципальных контрактов также следует относить к преференциям.
Такие преимущества могут выражаться как в ценовой форме (например, для учреждений, предприятий уголовно-исполнительной системы и организаций инвалидов), так и в неценовой (путем ограничения круга участников закупки до субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций).
В связи с этим возник вопрос, будет ли являться установленная заказчиком возможность закупки товаров, работ, услуг только у субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций преимуществом либо ограничением. В данной ситуации практики исходят из того, что при закупках для субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций возможно установить как преимущество (в блоке "Преимущества, требования к участникам"), так и ограничение участия (в блоке "Ограничение участия в определении поставщика (подрядчика, исполнителя)"), а также и преимущество, и ограничение одновременно (письмо Минэкономразвития России от 24 сентября 2015 г. N Д28и-2868, письмо ФАС России от 28 марта 2016 г. N ИА/19786/16).

правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:


Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!