Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
Статья 75. Особенности проведения запроса котировок для обеспечения деятельности заказчика на территории иностранного государства

Комментарий к статье 75

Комментируемая статья является центральной в гражданско-правовом обеспечении деятельности российских органов власти, которые осуществляют свою деятельность за рубежом.
Правовое положение дипломатического представительства определяется, прежде всего, Венской конвенцией о дипломатических сношениях (заключена в г. Вене 18 апреля 1961 г.) <1>. В свою очередь, определение консульского учреждение раскрывается в ст. 6 Консульского устава РФ <2>, согласно нему таковое является государственным органом внешних сношений Российской Федерации, выполняющим в пределах консульского округа на территории государства пребывания консульские функции от имени Российской Федерации.
--------------------------------
<1> Ведомости ВС СССР. 1964. 29 апр. N 18. Ст. 221.
<2> Федеральный закон от 5 июля 2010 г. N 154-ФЗ "Консульский устав Российской Федерации" // СЗ РФ. 2010. N 28. Ст. 3554.

Консульское учреждение входит в систему федерального органа исполнительной власти, ведающего вопросами иностранных дел.
Следует отметить, что цель комментируемой статьи - учесть специфику названных органов власти как заказчиков. Эта специфика столь серьезна, что логичным виделось бы и полное выведение закупок таких субъектов из-под действия законодательства о контрактной системе.
Часть 2 комментируемой статьи перечисляет все отличия запроса котировок на территории иностранного государства. При этом на заказчика также распространяются все особенности, предусмотренные ст. 111.1 комментируемого Закона. Иными словами, запрос котировок проводится по общим правилам, кроме семи пунктов, а также правил ст. 111.1 комментируемого Закона.
Во-первых, при проведении запроса котировок для обеспечения деятельности на территории иностранного государства на заказчика не распространяются формально-численные ограничения предельной суммы и доли запроса котировок в годовом объеме закупок. Отметим, что возможно и более узкое толкование этой нормы: на заказчика не распространяются ограничения по доле запроса котировок в годовом объеме закупок. Второе толкование могло бы быть поддержано аргументом о том, что в противном случае запрос котировок стал бы единственным конкурентным способом закупок для тех государственных нужд, которые будут реализовываться на территории других стран. Однако здесь необходимо учитывать, что по смыслу ст. 111.1 комментируемого Закона место исполнения контракта в подобных ситуациях - это иностранное государство, он даже может быть обеспечен по правилам иностранного законодательства. Таким образом, при втором толковании заказчик ставится в заведомо невыгодное положение в случае существенной разницы в уровне цен и при колебаниях курса. Из этого можно сделать вывод об обоснованности буквального толкования, при котором на заказчика не распространяются оба ограничения ч. 2 ст. 72 Закона.
Во-вторых, при обязательном направлении запроса котировок потенциальным контрагентам (см. комментарий к ст. 74) заказчик не включает в такой запрос сведения о преимуществах, предоставляемых отдельным участникам, но при этом обязан предупредить о широком спектре способов подачи заявки: допускаются любые средства связи, если даже они не соответствуют основному критерию - обязанности передать заявку в запечатанном конверте. Такая широкая норма призвана учесть специфику деятельности на территории иностранного государства.
В-третьих, вместо обязательности приложения к извещению (либо к рассылаемому запросу) проекта контракта законодатель указывает в п. 3 ч. 2 комментируемой статьи, что к извещению или запросу "может" прилагаться проект такового, соответствующий законодательству иностранного государства. Данная формулировка является двусмысленной: неясно, относится ли "может" к самому приложению проекта контракта или к тому, что он соответствует законодательству иностранного государства. В первом толковании получается, что при проведении такого запроса котировок проект контракта может не прилагаться, что является потенциально коррупциогенным, но объяснимым: заказчик не может знать, какая именно коллизионная привязка и какое именно регулирование будут распространяться на возникшие из такого контракта обязательства. Во втором толковании принцип профессионализма заказчика реализуется в большей мере, и получается, в комментируемом пункте законодатель признает возможность заказчика приводить проект контракта в соответствие с императивными правилами (в англоязычной терминологии международных актов - mandatory rules) зарубежного права. В любом случае формулировка неудачная, однако более верным представляется второе толкование, так как оно позволяет не нарушать принципы контрактной системы.
В-четвертых, заказчик наделяется правом отказаться от запроса котировок вплоть до заключения контракта, т.е. до стадии, когда организационное отношение по проведению запроса котировок трансформируется в договорное обязательственное отношение, т.е. закончится процедура определения поставщика как основной элемент процедуры закупки.
В-пятых, в п. 5 ч. 2 комментируемой статьи законодатель устанавливает особенности рассмотрения котировочных заявок. При этом для запроса котировок для обеспечения деятельности на территории иностранного государства имеется только одна особенность: заявка не может быть отклонена, если она не соответствует требованию о запечатанном конверте. Таким образом, сопоставление данного пункта с п. 3 позволяет сделать вывод, что при проведении запроса котировок по обеспечению деятельности заказчика на территории зарубежного государства котировочная заявка может быть подана и без запечатанного конверта. При очевидной коррупциогенности такой нормы (ведь открытая заявка может быть просмотрена заказчиком до заседания котировочной комиссии) ее наличие обусловлено столкновением различных принципов: законодатель обязан обеспечить конкуренцию в публичных закупках, но при этом безопасность посольств и подобных им организаций - это важнейший элемент национальной безопасности, и специальный режим может, в частности, заставлять вскрывать запечатанные конверты, поступающие заказчику. Отметим, что подобные риски (что конверт с котировочной заявкой будет содержать, например, отравляющие вещества) имеются и по отношению к заказчику, который действует на территории России, однако в таком случае законодатель отдает приоритет обеспечению конкуренции, полагаясь на наличие в России правоохранительных органов, призванных обеспечить, в том числе, безопасность заказчика. Получается, что в комментируемом Законе законодатель отождествляет себя с государством как исполнителем и позволяет заказчику самому обеспечить свою безопасность за счет снижения антикоррупционных и антимонопольных требований лишь в той ситуации, когда само государство не может этого сделать, а вынуждено полагаться на деятельность иностранного государства, за которую вследствие этого не может нести ответственность.
В-шестых, от заказчиков, которые функционируют за рубежом, не требуется размещать в ЕИС протоколы, иные документы и информацию.
В-седьмых, срок подписания контракта ограничивается только конечной, но не начальной датой. Это связано с особым характером деятельности заказчиков по комментируемой статье, а также с тем, что в отличие от внутрироссийских закупок снижается потенциальная необходимость в предоставлении времени на административное обжалование.

правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:


Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!