Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
style="max-height: 50vh;">
Статья 44. Ответственность членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, членов коллегиального исполнительного органа общества и управляющего

Комментарий к статье 44

1. В пункте 3 ст. 53 части первой ГК РФ в прежней редакции указывалось, что лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Там же устанавливалось, что оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" были даны разъяснения в связи с возникающими в судебной практике вопросами, касающимися возмещения убытков, причиненных действиями (бездействием) лиц, входящих или входивших в состав органов юридического лица.
На основании и в развитие указанных общих норм ГК РФ в комментируемой статье закреплены положения об ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, членов коллегиального исполнительного органа общества и управляющего. В этих положениях несложно увидеть аналогии с положениями ст. 71 Закона об АО об ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, единоличного исполнительного органа акционерного общества (директора, генерального директора) и (или) членов коллегиального исполнительного органа акционерного общества (правления, дирекции), управляющей организации и управляющего.
Законом 2014 г. N 99-ФЗ упомянутый выше пункт 3 ст. 53 ГК РФ изложен в новой редакции, содержащей следующие положения: лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно; такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.). Как видно, с этой редакцией положения комментируемой статьи (как и ст. 71 Закона об АО) согласуются в большей степени. Законом 2014 г. N 99-ФЗ также указанная статья 53 ГК РФ дополнена пунктом 4, согласно которому отношения между юридическим лицом и лицами, входящими в состав его органов, регулируются данным Кодексом и принятыми в соответствии с ним законами о юридических лицах. Наряду с этим Законом 2014 г. N 99-ФЗ часть первая ГК РФ дополнена статьей 53.1 "Ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица".
Добросовестность и разумность действий (бездействия) указанных лиц являются оценочными категориями, т.е. в каждом конкретном случае подлежат оценке все обстоятельства, с которыми связаны рассматриваемые действия (бездействие) и наступившие последствия. Единственное, что прямо предписывает учитывать комментируемая статья, - это принимать во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
В пункте 1 названного выше Постановления Пленума ВАС России от 30 июля 2013 г. N 62 предписывалось принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), т.к. возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Там же разъяснено, что, поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.
Необходимо иметь в виду, что в п. 5 ст. 10 части первой ГК РФ установлена презумпция добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений. Согласно указанной норме (в ред. Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ) добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
2. Развивая приведенное выше положение п. 3 ст. 53 части первой ГК РФ в прежней редакции, п. 2 комментируемой статьи предусматривает, что члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами. О понятии убытков см. комментарий к ст. 2 Закона.
Соответственно, в п. 2 комментируемой статьи подчеркнуто, что ответственность указанных лиц может наступить лишь при наличии вины (умысла или неосторожности), которая выражается в непринятии ими с должной степенью заботливости и осмотрительности всех необходимых мер для предотвращения нарушения. О понятии вины см. комментарий к ст. 3 Закона.
В пункте 2 комментируемой статьи также предусмотрено, что не несут ответственности члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании. Таким образом, ответственность может быть возложена только на тех членов указанных коллегиальных органов общества, которые голосовали по варианту "за" при принятии решения, повлекшего причинение обществу убытков. Голосование при принятии такого решения по варианту "воздержался" означает участие в голосовании, но основанием для привлечения к ответственности не является. В пункте 7 названного выше Постановления Пленума ВАС России от 30 июля 2013 г. N 62 наряду с прочим арбитражным судам предписано принимать во внимание ограниченные возможности членов коллегиальных органов юридического лица по доступу к информации о юридическом лице, на основании которой они принимают решения.
В действующей редакции ГК РФ соответствующие общие нормы закреплены в упомянутой выше новой статье 53.1 данного Кодекса:
лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу (ч. 1 п. 1);
лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, несет ответственность, если будет доказано, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей оно действовало недобросовестно или неразумно, в т.ч. если его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску (ч. 2 п. 1);
ответственность, предусмотренную пунктом 1 настоящей статьи, несут также члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании (п. 2);
лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания лицам, названным в п. п. 1 и 2 данной статьи, обязано действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно и несет ответственность за убытки, причиненные по его вине юридическому лицу (п. 3);
в случае совместного причинения убытков юридическому лицу лица, указанные в п. п. 1 - 3 данной статьи, обязаны возместить убытки солидарно (п. 4);
соглашение об устранении или ограничении ответственности лиц, указанных в п. п. 1 и 2 данной статьи, за совершение недобросовестных действий, а в публичном обществе за совершение недобросовестных и неразумных действий (п. 3 ст. 53 Кодекса) ничтожно (ч. 1 п. 5);
соглашение об устранении или ограничении ответственности лица, указанного в пункте 3 настоящей статьи, ничтожно (ч. 2 п. 5).
Как разъяснено в п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25, применяя положения ст. 53.1 ГК РФ об ответственности лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица, следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входило названное лицо, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности.
Как говорилось выше (см. комментарий к ст. 10 Закона), согласно рекомендации, изложенной в п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 мая 2012 г. N 151 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью", совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили.
В рамках регулирования трудовых отношений материальная ответственность руководителя организации регламентирована положениями ст. 277 ТК РФ, в соответствии с ч. 1 которой руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. В части 2 указанной статьи (в ред. Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ) установлено, что в случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями; при этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством. Согласно разъяснениям, данным в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю", учитывая, что полная материальная ответственность руководителя организации за ущерб, причиненный организации, наступает в силу закона (ст. 277 ТК РФ), работодатель вправе требовать возмещения ущерба в полном размере независимо от того, содержится ли в трудовом договоре с этим лицом условие о полной материальной ответственности; при этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямой действительный ущерб, убытки) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность.
3. Пункт 3 комментируемой статьи предписывает при определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, членов коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющего принимать во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
В пункте 3 названного выше Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 предписывалось давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было с учетом обычных условий делового оборота входить в круг обязанностей директора, в т.ч. с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т.п. При этом разъяснено, что неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).
4. В пункте 4 комментируемой статьи установлено, что в случае, если в соответствии с положениями данной статьи ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом является солидарной. Речь идет прежде всего об ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, членов коллегиального исполнительного органа общества, голосовавших по варианту "за" при принятии решения, повлекшего причинение обществу убытков. О понятии солидарной ответственности см. комментарий к ст. 2 Закона.
Как разъяснено в п. 7 названного выше Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62, не несут ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу, те члены коллегиальных органов юридического лица, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, или, действуя добросовестно (ст. 1 ГК РФ), не принимал участия в голосовании (п. 3 ст. 53 ГК РФ, п. 2 ст. 71 Закона об АО, п. 2 комментируемой статьи); кроме того, надлежит принимать во внимание ограниченные возможности членов коллегиальных органов юридического лица по доступу к информации о юридическом лице, на основании которой они принимают решения.
5. Пункт 5 комментируемой статьи определяет лиц, имеющих право на обращение в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим. Согласно данной норме таким правом обладает само общество или его участник. Причем в отличие от ст. 10 комментируемого Закона, предусматривающей право обращаться в суд с требованием об исключении из общества участника, ограничение по размеру доли в уставном капитале общества, дающему право на обращение в суд, не установлено.
Поскольку разумность и добросовестность участников гражданских правоотношений в силу приведенной выше нормы п. 5 ст. 10 ГК РФ презюмируются, бремя доказывания недобросовестности и неразумности действий (бездействия) указанных лиц возлагается на истца. Как разъяснено в п. 1 названного выше Постановления Пленума ВАС России от 30 июля 2013 г. N 62, в силу п. 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица; если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства. Кроме того, истец должен доказать факт причинения обществу убытков, их размер, противоправность действий (бездействия) указанных лиц, наличие причинной связи между их действиями (бездействием) и наступившими неблагоприятными последствиями (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 22 мая 2007 г. N 871/07 по делу N А32-56380/2005-26/1596).
Согласно разъяснению, данному в п. 8 Постановления Пленума ВС России от 26 июня 2018 г. N 27, отказ в иске о признании недействительной крупной сделки, сделки с заинтересованностью или то обстоятельство, что сделка не оспаривалась, сами по себе не препятствуют удовлетворению требования о возмещении убытков, причиненных обществу лицами, названными в п. 5 комментируемой статьи.
Дела по искам о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, подведомственны арбитражному суду (см. комментарий к ст. 43 Закона).
Рассмотрение дел по спорам о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, регламентировано ст. 225.8 АПК РФ (в ред. Закона 2009 г. N 205-ФЗ):
в случаях, предусмотренных федеральным законом, участники юридического лица вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных этому юридическому лицу. Такие участники пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца, а также обладают правом требовать принудительное исполнение решения арбитражного суда в пользу этого юридического лица (ч. 1);
решение об удовлетворении требования по иску о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. По ходатайству лица, обратившегося с иском о возмещении убытков, исполнительный лист направляется для исполнения непосредственно арбитражным судом (ч. 2);
судебные расходы, связанные с рассмотрением дела по иску участников юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, несут такие участники в равных долях (ч. 3);
возмещение судебных расходов производится по правилам, установленным ст. 110 данного Кодекса (ч. 4).
Как разъяснено в п. 68 Постановления Пленума ВС России от 21 декабря 2017 г. N 53 "О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве", согласно п. п. 1 и 2 ст. 61.20 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" со дня введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства помимо иных лиц правом на предъявление от имени должника требования о возмещении убытков, причиненных должнику членами его органов и лицами, определяющими действия должника, по корпоративным основаниям (ст. 53.1 ГК РФ, ст. 71 Закона об АО, комментируемая статья) наделяются конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, работники должника, в т.ч. бывшие, их представитель; соответствующее требование подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!