Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Доказывание и доказательства

Доказательственное право было кардинально изменено в 1864 г. - российское правосудие отказалось от формальной оценки доказательств и ввело свободную оценку. Данное изменение характерно именно для состязательного судопроизводства. В дореформенный период, когда существовал инквизиционный процесс, в основе судопроизводства лежала формальная, или законная, теория доказательств. Для формальной теории характерно законодательное придание силы доказательствам. Соответственно, не требовалось внутреннее судейское усмотрение при оценке собранных и исследованных доказательств. При формальной оценке доказательств одни из них признавались совершенными (например, подлинники письменных документов), другие несовершенными (к примеру, показание одного свидетеля). Преимущество отдавалось свидетелю мужчине перед свидетелем женщиной, знатному перед бедным, духовному перед светским и проч. <1>. С переходом от инквизиционного судопроизводства к состязательному Россия и иные европейские государства отказались от формальной оценки доказательств и восприняли свободную оценку доказательств, что отвечало духу состязательного процесса. Теперь суд мог обсуждать исследованные доказательства, оценивать их исходя из своего внутреннего убеждения. Закон уже не определял заранее доказательственный "вес" тех или иных доказательств.
--------------------------------
<1> Там же. С. 220.

Российское процессуальное законодательство вот уже 150 лет придерживается теории свободной оценки доказательств.
Другой кардинальный вопрос: должен ли суд устанавливать объективную (материальную истину)? Уголовный процесс при рассмотрении дел ориентирует суд на установление объективной истины, т.е. действительное установление реально имевших место обстоятельств. Применительно к гражданскому процессу в 1864 г. рассуждали по-другому: "Что касается гражданского процесса, то предмет его - право гражданское - подлежит распоряжению сторон. Поэтому если тяжущийся признает правильным притязания и уверения противника, то в этом признании выражается право распоряжения предметом спора, а потому судья, если бы даже он был убежден в том, что сторона в своем признании показывает неправду, то все-таки обязан считать эти показания согласными с истиной, так как иначе он нарушил бы право распоряжения стороны предметом процесса" <1>.
--------------------------------
<1> Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 221.

Необходимость установления объективной истины в советском гражданском процессе практически не обсуждалась. Это было основным правилом. Таким образом, стандарт доказывания в гражданских и уголовных делах был един - установление объективной (материальной) истины. Хотя и в тот период ученые писали о невозможности установления объективной истины по некоторым категориям дел (к примеру, установление отцовства до введения экспертизы ДНК) и об отсутствии необходимости установления объективной истины ввиду частноправовых отношений между участниками спора.
Лишь в 1995 г. ГПК РФ и в 2002 г. АПК РФ отказались от принципа объективной истины и вернулись к стандарту доказывания, заложенному в 1864 г., - установлению формальной истины на основании представленных сторонами доказательств. В связи с этим если сторона по каким-то причинам утратила право представления доказательств или не выполняет бремя доказывания, то суд выносит решение исходя из имеющихся доказательств, что полностью соответствует подходу к стандарту доказывания по реформе 1864 г. <1>. Однако именно переход к формальной истине дается российским юристам довольно сложно.
--------------------------------
<1> Там же. С. 222.

Что же касается составляющих современное доказательственное право, то и сейчас заложены те же подходы, что и в судебной реформе 1864 г.:
- обязательность решений судов друг для друга (преюдициальность судебных актов) (ст. 8 Устава гражданского судопроизводства, ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ);
- предмет доказывания складывается из объяснений и возражений сторон (ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ);
- выделение фактов, не подлежащих доказыванию (общеизвестные и презюмируемые факты) (ст. 130 Устава гражданского судопроизводства, ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ);
- распределение обязанности по доказыванию (ст. 366 Устава гражданского судопроизводства, ст. 55 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ);
- суд не собирает доказательства, основывает свое решение на представленных сторонами доказательствах (ст. 367 Устава [гражданского судопроизводства], ст. 57 ГПК РФ, ст. 66 АПК РФ);
- если суд найдет, что некоторые из обстоятельств не подтверждены доказательствами, он объявляет об этом сторонам (ст. 368 Устава [гражданского судопроизводства], ч. 1 ст. 57 ГПК РФ, ч. 2 ст. 66 АПК РФ);
- установление абсолютных и относительных привилегий от дачи свидетельских показаний (witness privilege) (ст. ст. 83, 370 - 371 Устава [гражданского судопроизводства], ст. 69 ГПК РФ, ст. 56 АПК РФ);
- виды доказательств (свидетельские показания, заключения экспертов, письменные и вещественные доказательства) (гл. 8 Устава гражданского судопроизводства, ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ);
- процедура исследования доказательств в судебном заседании;
- обеспечение доказательств (ст. ст. 82-1 - 82.8, 369-1 Устава [гражданского судопроизводства], ст. ст. 64 - 66 ГПК РФ, ст. ст. 72 - 74 АПК РФ);
- обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований (ч. 3.1 ст. 70 АПК, ст. ст. 444, 480, 492 Устава гражданского судопроизводства);
- оценка доказательств (ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 АПК РФ) и т.д.
При этом Устав гражданского судопроизводства предусматривал активность сторон в процессе доказывания. Именно стороны по взаимному согласию выбирали эксперта, вызов свидетелей осуществлялся судом по просьбе сторон. В основе доказывания лежал обмен состязательными документами и раскрытие доказательств, которые также введены в современный процесс и постепенно приживаются в нашей правовой реальности.
Законодательство второй половины XIX в. строго следовало правилу о наложении ответственности за несовершение действий на стороне спора. Так, если сторона не являлась на осмотр доказательства на месте, то она теряла право указывать последствия неправильности производства данного процессуального действия. Аналогичные положения действуют и в современном гражданском процессе. К примеру, дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств и суд признает эти причины уважительными (ч. 2 ст. 268 АПК РФ).
Уставом гражданского судопроизводства устанавливались определенные правовые фикции. Например, если сторона не могла представить доказательство, находящееся у другой стороны, а последняя его не представляла в суд, то такие обстоятельства суд признавал доказанными (ст. 444 Устава). Аналогичные подходы есть и в современном процессе, они упоминались выше (ч. 2 ст. 68 ГПК РФ и ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ).
Вместе с тем состязательное судопроизводство немыслимо без сильных, специально обученных представителей сторон. В современном российском процессе отсутствует профессиональное представительство. В коммерческих судах участие представителей [встречается] значительно чаще, чем в судах общей юрисдикции, что обусловлено характером спорящих сторон (в основном это организации и предприятия, индивидуальные предприниматели). Но и в этом случае в процессе участвуют корпоративные юристы. В судах общей юрисдикции граждане редко обращаются за помощью к профессиональному представителю, стараясь защитить свои интересы самостоятельно. К сожалению, российские представители сторон не стали "правовыми гладиаторами", как образно писал об английских представителях Д. Джейкоб <1>, но и суд не выглядит как рефери в теннисном матче, подобно английскому судье, как говорил М. Зандер <2>.
--------------------------------
<1> Jacob J. The Reform of Civil Procedural Law and Other Essays in Civil Procedure. L., 1982. P. 24.
<2> Zander M. A Matter of Justice. The Legal System of Ferment. N.Y., 1989. P. 140.

Отсутствие должной активности представителей [сторон] порой приводит к тому, что судья вынужден действовать активнее в процессе (самостоятельно задавать вопросы при исследовании доказательств и проч.).
Нельзя не отметить и то, что, основываясь на достижениях судопроизводства 1864 г., российский процесс движется вперед. Наиболее ярким проявлением можно назвать возможность электронной подачи состязательных документов в коммерческий суд. Более того, в коммерческих судах успешно применяется процедура упрощенного производства, предполагающая рассмотрение и разрешение дела сугубо "электронно". Следовательно, возникает и особенность в исследовании доказательств, которые представляются сторонами "электронно" и исследуются без выхода в судебное заседание.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!