Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Основополагающая концепция - развитие состязательности
судопроизводства

Еще в период разработки проекта последнего АПК РФ стало очевидным: основной идеей станет состязательность судопроизводства. Так и произошло. Более того, состязательность стала точкой опоры для развития всех отраслей процессуального права <1>.
--------------------------------
<1> Имеются в виду арбитражное, гражданское и уголовное процессуальное право как три процессуальные отрасли.

Основная черта, определяющая сущность состязательного судопроизводства в странах семьи общего права и отличающая его от российского варианта, - это активность сторон (их представителей) и пассивность суда. Именно на развитие активности сторон в первую очередь и была направлена реформа процесса: введение обязательного обмена состязательными документами, раскрытие доказательств, активность в представлении доказательств в суд и проч. При этом состязательность в форме активности сторон распространилась и на стадию подготовки дела к судебному разбирательству. Потребовалось несколько лет, чтобы суды стали внимательно относиться к ограничению в допуске нераскрытых доказательств в первой инстанции (ч. 4 ст. 65 АПК РФ), новых доказательств в апелляционном производстве (ч. 2 ст. 268 АПК РФ). Именно активизация сторон на всех стадиях процесса всегда рассматривалась в науке как одно из ярких проявлений состязательности <1>. При этом активность сторон неизбежно должна влечь за собой повышение ответственности участников процесса.
--------------------------------
<1> См., например: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. 2-е изд. М.: Городец, 1999. С. 24 - 36.

В связи с этим важной новацией стало введение нормы о процессуальном риске (ч. 2 ст. 9 АПК РФ) <1>. Риск в процессе отчасти является продолжением риска предпринимательской деятельности в гражданском праве.
--------------------------------
<1> О концепции процессуального риска подробнее см.: Решетникова И.В. Теория процессуального риска // Закон. 2012. N 6.

В состязательном процессе, в котором стороны наделены широкими полномочиями по защите своих прав, риск наступления последствия совершения ими действий (бездействия) становится реальным. Надо сказать, что в постреформенный период (имеется в виду судебная реформа 1864 г.) параллельно с развитием состязательности возрастала активность сторон. Е.А. Нефедьев, анализируя понятие гражданского процесса, отмечал, что законодательство, развиваясь, стремится к смягчению власти суда. Цель судопроизводства, по его мнению, должна достигаться при возможно меньшем употреблении прямого принуждения тяжущихся: "Прямое принуждение к совершению тех или иных действий заменяется указанием в законе невыгодных последствий, которые наступают для тяжущихся при их несовершении" <1>. Иными словами, Е.А. Нефедьев более 100 лет тому назад отметил важнейшую черту законодательного подхода к отражению состязательного начала: суд не принуждает лиц, участвующих в деле, к совершению определенных действий, но при их несовершении для них наступают негативные последствия, предусмотренные законом <2>.
--------------------------------
<1> Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 255.
<2> См. подробнее: Решетникова И.В. Судебные реформы XIX и XXI вв. в области гражданского судопроизводства // Кодификация российского частного права / Под ред. Д.А. Медведева. М.: Статут, 2008. С. 307 - 333.

Теория риска ориентирована на то, что субъект, наделенный правами и обязанностями, самостоятельно действует на свой риск, выбирая модель поведения, и может претерпеть негативные последствия, основными из которых являются проигрыш дела или недостижение промежуточной процессуальной цели (например, при заявлении ходатайства и проч.). Следовательно, лица, участвующие в деле, несут риск за свои действия (бездействие). Соответственно, и правовое регулирование должно причинно-следственной связью соединить действие (бездействие) лица, участвующего в деле, и возможность наступления негативных для него последствий, к которым прежде всего относится проигрыш в деле. Сегодня в арбитражном процессуальном законодательстве идеально прописана теория риска относительно судебного извещения, последовательного судебного обжалования и проч. Например, применительно к судебному извещению ч. 6 ст. 121 АПК РФ возложила на лиц, участвующих в деле, обязанность самостоятельно отслеживать информацию о движении дела. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия мер по получению информации о движении дела, если суд располагает информацией о том, что указанные лица надлежащим образом извещены о начавшемся процессе.
Однако переход к состязанию с возложением на стороны процессуального риска иногда не срабатывает в силу того, что в правовом регулировании совершаемые действия и последствия их совершения не связаны между собой причинно-следственной связью. Так, согласно ч. 5 ст. 46 АПК РФ "при невозможности рассмотрения дела без участия другого лица в качестве ответчика арбитражный суд первой инстанции привлекает его к участию в деле как соответчика по ходатайству сторон или с согласия истца". А если этого согласия нет, получается, что суд лишен полномочия привлечь соответчика? В итоге без привлечения соответчика вряд ли возможно вынести законное решение, ведь недаром закон и говорит о "невозможности рассмотрения дела без участия другого лица". Например, при предъявлении виндикационного иска, заявленного несколькими участниками общей долевой собственности, невозможно рассмотреть дело без привлечения всех соответчиков. В такой ситуации у суда должно быть предусмотренное законом полномочие на привлечение соответчиков по собственной инициативе, без ожидания согласия сторон.
В данном случае произошло смешение активности суда, активности сторон и их ответственности: если последние не желают привлечения соответчика, то и суд в силу указания закона самостоятельно не может его привлечь. В итоге такое решение суда подлежит отмене по безусловным основаниям (ввиду принятия судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ)). Получается, что логика права такова, что стороны становятся ответственными за правильное определение соответчиков, а это вряд ли правильно. Если выбирать именно такую модель активности сторон в процессе, то нелогичным является существование названного основания для отмены судебного акта.
Не спасает данную ситуацию ч. 6 ст. 46 АПК РФ: "...если федеральным законом предусмотрено обязательное участие в деле другого лица в качестве ответчика, а также по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений, арбитражный суд первой инстанции по своей инициативе привлекает его к участию в деле в качестве соответчика". Речь идет о так называемом обязательном соучастии, когда в силу федерального закона предусмотрено обязательное участие соответчиков. Справедливости ради приходится констатировать, что федеральное законодательство не акцентирует внимание на вопросах обязательного соучастия. Иногда в постановлениях высших судебных органов даются разъяснения по вопросам обязательного соучастия на стороне ответчика <1>.
--------------------------------
<1> См., например, ч. 3 п. 38, п. 39 Постановления Пленума ВС РФ N 33 и Пленума ВАС РФ N 14 от 4 декабря 2000 г. "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей"; п. 31 Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" и др.

Таким образом, правовое регулирование должно причинно-следственной связью соединить возможные модели поведения субъекта и наступление негативного для него последствия. Иными словами, кто несет ответственность за результат процессуального действия, тот и должен обладать правомочиями по совершению соответствующих действий.
Концептуальное положение о риске в арбитражном процессе как неотъемлемой части состязательности, пронизывая весь АПК РФ, способно выявить некоторые недостатки в правовом регулировании, помочь в правоприменении.
Состязательность в большой степени отразилась на регулировании доказывания и доказательств, поскольку именно через данный институт проявляется и активность сторон, и их противоборство. Причем развитие состязательности в доказывании идет поступательно, начиная с введения состязательных норм и институтов, стимулирующих активность сторон (раскрытие доказательств, обмен состязательными документами, инициативность сторон при назначении судебной экспертизы, запрет ссылаться на нераскрытые доказательства, презумпция молчаливого признания, ограничение представления доказательств в апелляции и проч.). Затем потребовался длительный период привыкания к таким революционным новациям.
Нельзя не отметить, что даже при введении новой процедуры упрощенного производства сохраняется состязательность в процессе доказывания <1>. Так, в силу ч. ч. 1, 3 ст. 228 АПК РФ стороны обмениваются отзывом на иск, отзывом на отзыв ответчика, доказательствами, подтверждающими их правовую позицию по делу. Более того, даже в упрощенном производстве существует запрет использовать нераскрытые доказательства по делу: если отзыв на исковое заявление, отзыв на заявление, доказательства и иные документы поступили в суд по истечении установленного арбитражным судом срока, они не рассматриваются арбитражным судом и возвращаются лицам, которыми они были поданы (ч. 4 ст. 228 АПК РФ). Из данного правила сделано исключение: если указанные лица обосновали невозможность представления указанных документов в установленный судом срок по причинам, не зависящим от них, они будут рассмотрены. В упрощенном производстве предусмотрены два этапа раскрытия доказательств. Иными словами, несмотря на то, что современное упрощенное производство представляет собой сугубо электронно-письменный арбитражный процесс, в его основе лежит состязание сторон - жесткое соблюдение обязанности по доказыванию, обмену состязательными документами и раскрытию доказательств.
--------------------------------
<1> Имеется в виду Федеральный закон от 25 июня 2012 г. N 86-ФЗ, внесший изменения в АПК РФ относительно упрощенного производства.

В настоящее время раскрытие доказательств стало привычным в арбитражных судах, и, наверное, пришло время продумать на законодательном уровне более детальную регламентацию процедуры раскрытия доказательств, возможно, включая даже личные доказательства (прежде всего свидетельские показания, объяснения третьих лиц, консультацию специалиста).
Неоправданно забыта замечательная для сторон возможность использования процедуры обеспечения доказательств, что произошло ввиду выбора законодателем нежизнеспособной модели - обеспечения доказательств по правилам обеспечения иска. В состязательном процессе, особенно при наличии профессиональных представителей сторон, интерес к мерам обеспечения доказательств должен возрастать, но для этого должна быть создана удобная процедура или хотя бы оставлена прежняя, которая в настоящее время действует в судах общей юрисдикции и в нотариате.
Нельзя не отметить и революционное для современного процесса введение презумпции молчаливого признания в ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ. Данное положение имеет свой прототип в процессуальном законодательстве некоторых зарубежных стран. Признание - это, как правило, волевой акт. Еще в конце XIX - начале XX в. обсуждалась возможность существования так называемого молчаливого признания <1>. В Уставе гражданского судопроизводства предусматривались два случая, которые можно отнести к молчаливому признанию:
--------------------------------
<1> Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 312 - 313.

1) в случае отказа стороны от представления требуемого у нее противником документа, когда она не отрицает, что он у нее находится, суд может признать доказанными обстоятельства, в подтверждение которых была сделана ссылка на документ (ст. 444);
2) отказ от принятия присяги, уже назначенной судом, или неявка к присяге должны считаться признанием уклонившейся стороной правильности противоположного утверждения другой стороны (ст. 492).
Помимо приведенных двух случаев Уставу гражданского судопроизводства было известно еще одно признание, которое могло носить и явный, и молчаливый характер: если сторона сама признает действительность такого обстоятельства, которое служит для утверждения прав ее противника, то оно считается не требующим дальнейших доказательств (ст. 480).
Введение в российский процесс молчаливого признания - это и проявление теории процессуального риска (выбрал модель поведения не отвечать на иск - суд вправе признать неоспоренные факты признанными ответчиком), и изменение подхода к стандарту доказывания.
Суд, разрешая дело, несет ответственность за законность и обоснованность судебного акта. В АПК РФ заложен логичный механизм распределения роли суда и сторон в процессе доказывания. В настоящее время суд определяет предмет доказывания (ч. 1 ст. 64 АПК РФ) исходя из нормы материального права и оснований иска, возражений на иск. Стороны, согласно лежащей на них обязанности по доказыванию, представляют доказательства, обосновывая те обстоятельства, на которые они ссылаются (ст. 65 АПК РФ). Если суд видит, что какие-то обстоятельства, подлежащие доказыванию, стороной не доказаны, то предлагает представить дополнительные доказательства (ч. 2 ст. 66 АПК РФ) <1>. Право представлять доказательства либо нет принадлежит стороне, несущей обязанность по доказыванию. Соответственно, и дело будет решено исходя из того, все ли обстоятельства предмета доказывания установлены. В противном случае выводы суда будут не соответствовать обстоятельствам дела или не все обстоятельства дела будут выявлены, что является основанием для отмены судебного акта вышестоящими инстанциями (ч. 1 ст. 270 АПК РФ). При этом крайне важно, что в качестве основания для отмены судебного акта вышестоящими судебными инстанциями закон говорит о неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 270 АПК РФ), а не об их установлении.
--------------------------------
<1> Интересно, что ч. 2 ст. 66 АПК РФ сформулирована диспозитивно: "Арбитражный суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом". Вместе с тем суды справедливо решили, что при системном толковании во взаимосвязи со ст. 268 АПК РФ, предусматривающей возможность представления дополнительных доказательств в апелляционном суде, ч. 2 ст. 66 АПК РФ лучше понимать императивно и предлагать сторонам представить доказательства при отсутствии доказательств относительно тех или иных фактов предмета доказывания.

Обязанность доказывания напрямую связана с так называемым стандартом доказывания. Термин "стандарт доказывания" <1> характерен для английского и американского процессов и означает тот момент, при достижении которого суд способен вынести судебное решение. В советские времена таким стандартом доказывания было достижение объективной истины. В настоящее время суд выносит решение в зависимости от доказанности обстоятельств дела, следовательно, исходя из выполнения сторонами обязанности по доказыванию.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. С. 133 - 134.

Иными словами, сегодня стандарт доказывания связан с выполнением сторонами своей обязанности по доказыванию. При этом при наличии обоснованного ходатайства сторон суд оказывает помощь в истребовании доказательств, но инициатором подобных действий выступают стороны или иные лица, участвующие в деле. Данный подход также говорит о состязательности процесса.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!