Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Конкуренция принципов в цивилистическом процессе <1>

--------------------------------
<1> Вестник гражданского процессуального права. 2013. N 5.

В любой отрасли права действует совокупность принципов, определяющих остов, на основе которого развиваются иные нормы, в совокупности составляющие ту или иную отрасль права. Процессуальное право не является исключением: оно создано и применяется исходя из общеправовых, межотраслевых и отраслевых принципов. Более того, в арбитражном процессуальном и гражданском процессуальном праве действует большая группа межотраслевых процессуальных принципов. Немало существует и межотраслевых процессуальных институтов: практически все институты общей части гражданского процессуального и арбитражного процессуального права носят межотраслевой характер. При этом несложно заметить, что нередко имеет место определенная конкуренция принципов. Говорить о конкуренции принципов у нас не принято. Мы скорее скажем, смягчив ситуацию, что имеются лишь некоторые исключения из принципов или правил. Тем не менее порой все-таки речь может идти именно о конкуренции. Наиболее очевидным примером является соотношение состязательности процесса как наиболее яркой современной тенденции развития процесса и отголосков принципа активности суда. Хотя в целом при решении определенных вопросов активность суда не может быть полностью устранена, вопрос лишь в мере. Даже в странах с классическим состязательным судопроизводством при определенных обстоятельствах суд активен (к примеру, при рассмотрении групповых исков в США и проч.).
Сегодня можно говорить о проявлении конкуренции принципов процесса в нескольких направлениях.

1. Конкуренция принципов диспозитивности и активности суда
в цивилистическом процессе в целях процессуальной экономии

В период судебной реформы 1864 г. важной чертой состязательного процесса было названо ограничение права суда на выход за пределы заявленных требований сторон <1>. Это положение также провозглашено в ныне действующих процессуальных кодексах (имеются в виду АПК РФ и ГПК РФ). Сегодня данное положение является проявлением скорее не состязательности судопроизводства, а диспозитивности, согласно которой лица, участвующие в деле, самостоятельно выбирают способ защиты своих интересов, самостоятельно распоряжаются предоставленными им законом правами и обязанностями.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 1876. Т. 1. С. 359; Решетникова И.В. Судебные реформы XIX и XXI вв. в области гражданского судопроизводства // Кодификация российского частного права / Под ред. Д.А. Медведева. М.: Статут, 2008. С. 307 - 333.

На практике выход суда за пределы заявленных требований - скорее исключение. Однако косвенный выход имеет место, особенно при определении способа защиты нарушенных прав. Так, при подаче заявления об обжаловании действий (бездействия) территориальных органов Росреестра по регистрации прав на недвижимость заявитель часто избирает путь административного производства - обжалование действий (бездействия) территориального органа Росреестра. Лицо оформляет заявление, уплачивает государственную пошлину в соответствии с обжалованием действий (бездействия) государственного органа. Судья, принимая заявление, видит, что дело должно быть рассмотрено по правилам искового производства, поскольку речь идет не об оспаривании действий (бездействия) по регистрации прав на недвижимость, а о материально-правовом споре о праве собственности на объект недвижимости. Однако судья не может самостоятельно изменить предмет требования, ибо сторона в силу принципа диспозитивности избрала неисковой путь защиты своих прав. Как быть, если заявитель не желает менять предмет требования? Должен ли суд вопреки воле истца рассмотреть дело в исковом порядке или оставить заявление без рассмотрения и предложить заявителю предъявить иск? На практике в арбитражном процессе используется первый путь, да и АПК РФ не предусматривает подобного основания для оставления заявления без рассмотрения.
ВАС РФ при рассмотрении аналогичного дела отметил следующее: "Заявленные обществом требования по существу имеют своим предметом изменение внесенной в государственный кадастр недвижимости органом кадастрового учета кадастровой стоимости земельного участка на его рыночную стоимость, а не оспаривание действий этого органа. Следовательно, такое требование, предъявленное к органу кадастрового учета, осуществляющему в том числе и функции по государственной кадастровой оценке, подлежит рассмотрению по общим правилам искового производства, включая правила о распределении бремени доказывания между истцом и ответчиком, в том числе и в отношении доказывания действительной рыночной стоимости земельного участка, для определения которой в случае необходимости судом в соответствии с правилами АПК РФ назначается экспертиза" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 28 июня 2011 г. N 913/11. Аналогичная практика: Определение ВАС РФ от 20 сентября 2011 г. N ВАС-10761/11 и др.

Получается, что суд активен, игнорируя волю заявителя по выбору способа защиты своих прав и законных интересов, самостоятельно определяет пределы рассмотрения дела. Иными словами, при конкуренции принципов диспозитивности и активности суда второй [принцип] в данном примере склоняет чашу незримых весов в свою пользу. Приоритетность активности предопределяется целью скорейшего восстановления нарушенного права или целью процессуальной экономии. Причем именно суд принимает решение вместо истца о том, какой способ защиты было бы правильно избрать для наиболее оперативной защиты интересов сторон. При этом в принципе ничьи интересы не страдают. Если истец категорически против такого развития ситуации, ему никто не мешает отказаться от заявленного требования.
С позиции классической диспозитивности такая практика судов спорна. Окончательный выбор должен сделать истец (заявитель). Именно поэтому нередко суды первой инстанции предлагают заявителю уточнить предмет требований. В любом случае заявитель должен знать, что суд решил перейти из административной процедуры в исковую. А еще лучше, если заявитель будет иметь право изменить в силу ст. 49 АПК РФ предмет требований на признание права собственности на объект недвижимости. И тогда ответчик также получает возможность для полноценной подготовки к делу. Таким образом, диспозитивность соблюдена.
Можно возразить на данный довод: при рассмотрении дел о привлечении к административной ответственности у суда есть право на переквалификацию правонарушения <1>. Но здесь явная особенность административных правоотношений, где правоприменитель, которым выступает суд, не может не иметь права на переквалификацию - в противном случае пройдут все сроки для привлечения к административной ответственности.
--------------------------------
<1> "В случае если заявление административного органа о привлечении к административной ответственности или протокол об административном правонарушении содержат неправильную квалификацию совершенного правонарушения, суд вправе принять решение о привлечении к административной ответственности в соответствии с надлежащей квалификацией. При этом указанное в протоколе событие правонарушения и представленные доказательства должны быть достаточными для определения иной квалификации противоправного деяния" (п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях").

Надо сказать, что в АПК РФ есть немало примеров соотношения диспозитивности и активности суда именно в пользу диспозитивности. Так, согласно ч. 5 ст. 47 АПК РФ <1>, если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика другим лицом или на привлечение этого лица в качестве второго ответчика, арбитражный суд рассматривает дело по предъявленному иску. В итоге суд отказывает в удовлетворении иска. Данный вопрос традиционно решается в духе диспозитивности, хотя и здесь суд мог бы заменить ненадлежащего ответчика на надлежащего и рассмотреть дело, но, к счастью, ни закон, ни судебная практика не пошли по этому пути. Суд действует соответственно выбору стороны, даже если сторона неправа. В итоге сам истец обрекает себя на проигрыш в деле, но это его выбор - в этом и состоит диспозитивность.
--------------------------------
<1> Сходная норма имеется в ГПК РФ (ст. 41).

ГПК РФ сначала пошел по иному пути: "В случае если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 настоящего Кодекса" (ч. 3 ст. 247). Безусловно, не всегда возможно определить характер спора на момент принятия заявления. Если позже выяснится, что дело из публичных правоотношений в действительности является спором о праве, то Пленум ВС РФ <1> рекомендовал применять по аналогии норму, регулирующую сходные отношения в особом производстве: "В случае если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства" (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ). ГПК РФ предлагает более верный, процессуально чистый путь решения вопроса о рассмотрении дела при ошибочном определении способа защиты нарушенных прав. Кстати, такой же путь был бы возможен и для арбитражного процесса, поскольку ч. 3 ст. 217 АПК РФ предусматривает возможность оставления заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение, без рассмотрения при выяснении спора о праве. Однако в настоящее время гражданский процесс, так же как и арбитражный, отдает предпочтение активности суда при неправильном выборе стороной способа судебной защиты.
--------------------------------
<1> Постановление Пленума ВС РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации".

2. Конкуренция принципов устного и письменного,
устного и электронного судопроизводства

В российском цивилистическом процессе действует принцип устности судопроизводства. В европейских странах устность судопроизводства пришла на смену письменному процессу при переходе от инквизиционного процесса к состязательному. По этой причине состязательность рассматривается во взаимосвязи с устностью процесса. Однако и в гражданском, и в арбитражном процессе есть исключения из этого принципа: в арбитражном процессе упрощенное производство представляет собой полностью письменный процесс; в судах общей юрисдикции письменный процесс представлен приказным производством. И в гражданском, и в арбитражном процессе возможно рассмотрение дела при отсутствии явки сторон по тем доказательствам, которые имеются в материалах дела, т.е. снова имеет место письменность судопроизводства.
Аналогичные примеры исключений из общего правила об устном судопроизводстве есть и за рубежом. Так, согласно § 128 Гражданского процессуального уложения Германии (Zivilprozessordnung (ZPO)) "суд, ссылаясь на собственное усмотрение, но только если стороны выразили на то согласие, может в исключительных случаях вынести решение без устного разбирательства". Опыт работы в 2002 г. мобильной бригады в Нидерландах ярко демонстрирует возможности рассмотрения дела на основании представленных документов <1>.
--------------------------------
<1> См.: Бабкин А.И., Решетникова И.В. и др. Делегация судей арбитражных судов посетила Голландию // Вестник ВАС РФ. 2005. N 6.

Здесь же нельзя не отметить появление сугубо электронного судопроизводства, которое не "вписывается" в действующий принцип устного судопроизводства. Речь идет об упрощенной процедуре в арбитражном процессе. При этом письменность дополняется как электронными формами подачи документов в суд, так и электронным способом ознакомления с материалами дел, рассмотрения дела судьей вне судебного заседания, ознакомления сторон с результатами такого рассмотрения снова в электронном виде и проч.

3. Конкуренция принципов гласности и доступности
судопроизводства

В настоящее время судопроизводство большинства государств основывается на принципах гласности и доступности. Более того, произошли удивительные трансформации: сегодня правосудие в странах с исторически сложившимся следственным процессом во многом более открыто, чем судопроизводство государств, в которых возникла и существует состязательная система рассмотрения дел <1>.
--------------------------------
<1> В судебных заседаниях таких классических стран с состязательным процессом, как Великобритания и США, лица, участвующие в деле, не могут вести аудио-, видеозапись процесса, делать фотографии. В судебных процессах этих стран присутствуют художники, зарисовывающие фрагменты судебного разбирательства. В то же время в России - стране с судопроизводством следственного типа - любое лицо, участвующее в деле, даже без разрешения суда может вести аудиозапись судебного заседания. Судебные заседания Президиума ВАС РФ транслируются в режиме онлайн.

Статья 10 ГПК РФ и ст. 11 АПК РФ раскрывают принцип гласности судопроизводства через два основных элемента:
1) открытое разбирательство дел в судах. Все желающие могут присутствовать при рассмотрении дела. Из этого правила есть исключение, продиктованное необходимостью рассмотрения дела или его части в закрытом судебном заседании. Кроме того, лица, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право делать заметки по ходу судебного заседания, фиксировать его с помощью средств звукозаписи. Кино- и фотосъемка, видеозапись, а также трансляция судебного заседания арбитражного суда по радио и телевидению допускаются с разрешения судьи, председательствующего в судебном заседании;
2) публичность оглашения судебных актов. Судебные акты судом объявляются публично. В последнее время демонстрация судебных заседаний в сети Интернет также свидетельствует о публичности не только судебного акта, но и самой процедуры судебного заседания.
Гласность судопроизводства тесно взаимосвязана с доступностью судебной защиты, которая выделяется в качестве самостоятельного принципа гражданского судопроизводства. В современном гражданском судопроизводстве предусматривается не только публичность судебного акта, но и его доступность для неопределенного круга лиц. Возможность всех желающих знакомиться с судебными актами делает деятельность судов прозрачнее, судебную практику - определеннее. Однако государство обязано обеспечить баланс между гласностью судопроизводства и защитой частной жизни гражданина. В связи с этим при принятии решения о размещении судебных актов для публичного ознакомления (в качестве проявления принципов и гласности, и доступности судопроизводства) - чаще всего в сети Интернет - неизбежно встают два вопроса:
1) размещать ли весь судебный акт или лишь извлечение из него, а возможно, даже основные выводы (резюме) <1>;
--------------------------------
<1> Проблема деперсонификации судебных актов не впервые возникла в России. В советские годы ВС СССР и ВС РСФСР принимали определенные меры к деперсонификации судебных актов. Так, в Бюллетене ВС РФ размещались извлечения из судебных актов высшей судебной инстанции, в которых вместо фамилии часто использовались ее первые буквы.

2) принимать ли меры к деперсонификации судебного акта и каковы пределы такой деперсонификации?
Далеко не во всех странах судебные акты размещаются для публичного ознакомления с ними в сети Интернет, средствах массовой информации. Например, все решения Апелляционного суда и Верховного суда Великобритании размещаются в сети Интернет. Решения Высокого суда и нижестоящих судов не размещаются в Интернете, но могут быть опубликованы в различных юридических журналах. При публикации судебных актов обычно указываются имена сторон, но не их адреса. Но имена не называются, если речь идет о вовлеченном в судебный процесс ребенке или лице, страдающем психическим заболеванием.
В Германии не существует обязательного размещения всех судебных актов в Интернете, но такое размещение возможно. По общему правилу в целях защиты частной жизни не допускается указание персональных данных участников судебного разбирательства (их имена, адреса и проч.).
В Финляндии имена граждан при публикации судебных актов не указываются - для этого используются указания типа A, B, C. Не принято при опубликовании судебных актов указывать и полное наименование частных предприятий. Публичные органы, общественные органы при опубликовании судебных актов называются полностью.
В Бразилии все судебные решения должны быть опубликованы в журнале "Diario official da justica". Некоторые суды имеют свой аналогичный электронный журнал - тогда судебные акты размещаются в Интернете. При опубликовании судебных актов не указываются фамилии и имена сторон, адреса и иная персональная информация.
В целях конфиденциальности в Италии не принято публиковать судебные акты.
В Украине создан Единый государственный реестр судебных решений (ЕДРСР) <1>. Законодательно определены порядок администрирования реестра, его наполнения судебными актами, а также анонимизация судебных актов. Так, сведения, которые не могут быть разглашены в текстах судебных решений, открытых для общего доступа, шифруются. Например, вместо фамилий участников процесса значится: ОСОБА 1, ОСОБА 2, ОСОБА 3.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Единий державний реестр судових рiшень (http://www.reyestr.court.gov.ua).

Мнения о необходимости анонимизации судебных актов при их опубликовании или размещении в сети Интернет в науке расходятся.
Одни авторы полагают, что анонимизация судебных актов нарушает принцип гласности судопроизводства и возможность получения достоверной информации по рассмотренным делам <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Поворова Е.А. Персональные данные в судебных актах vs. публичность, открытость судов общей юрисдикции // Транспарентность правосудия и права журналистов: Сборник материалов. М.: Новая юстиция, 2010; Поздняков М. Реализация принципа публичности (гласности) при оглашении судебного акта (http://www.zasudili.ru/news/index.php?ID=1671); Он же. Абсурдность и юридическая несостоятельность деперсонализации судебных актов (http://pravo.ru/review/view/66359).

Другие полагают необходимым в интересах защиты права на частную жизнь использовать деперсонификацию судебных актов <1>.
--------------------------------
<1> Исследование по реализации положений Федерального закона "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" в Республике Алтай (http://www.svobodainfo.org/ru/node/2138).

В российском цивилистическом процессе сложились два противоречащих друг другу подхода к размещению в сети Интернет судебных актов.
Арбитражные суды размещают все судебные акты в полном объеме в сети Интернет без их деперсонификации. Исключение составляют только те судебные акты, которые в силу процессуального законодательства не могут быть опубликованы. Такой подход полностью соответствует федеральному законодательству, а также демонстрирует процессуально-правовой подход: исключение из размещения в сети Интернет судебных актов предопределено требованиями АПК РФ, изложенными как содержание принципа гласности арбитражного процесса. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 8 октября 2012 г. N 61 "Об обеспечении гласности в арбитражном процессе" в силу п. 5 ч. 4 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" отмечается невозможность ограничения доступа к информации, недопустимость ограничения доступа к которой прямо установлена федеральными законами. Следовательно, достигается сбалансированность двух процессуальных принципов: гласности и доступности судопроизводства - в плане придания судебным актам качества публичности. Становится достижимой цель судопроизводства по предупреждению правонарушений в сфере экономических правоотношений и необоснованного заявления требований в суд: ознакомление с судебной практикой позволяет предвидеть последствия судебного разбирательства и говорить об определенности судебной практики.
При этом надо сказать, что судьи арбитражных судов, несмотря на возможность размещения всей информации, подошли к вопросу о персональных данных с осторожностью. Так, из судебных актов стали устранять информацию, которая необязательна. Например, ранее нередко в судебном решении указывались данные паспорта представителя. Постепенно их устранили из судебных актов: и закон не предусматривал их обязательное указание в судебном решении, и необходимости в этом нет. Представитель стороны предъявляет паспорт, суд устанавливает личность явившегося, но не отражает в судебном решении данные паспорта. В итоге постепенно сложился определенный процессуальный обычай по фиксации персональных данных в судебных актах многих арбитражных судов - размещать в судебном акте ту персональную информацию, без которой невозможно разрешить дело. Естественно, исключением из этого правила являются прямые указания в законе.
Подход судов общей юрисдикции основан на внутриведомственном акте. Президиум Совета судей РФ принял Постановление от 27 января 2011 г. N 253 "Об утверждении Регламента организации размещения сведений о находящихся в суде делах и текстов судебных актов в информационно-коммуникационной сети Интернет на официальном сайте суда общей юрисдикции" (далее - Регламент). Регламентом установлены процедура отбора судебных актов для размещения в Интернете и их деперсонификация. Соответственно, под "деперсонификацией судебного акта" понимается исключение из текста судебного акта персональных данных, кроме фамилий и инициалов истца, ответчика, третьего лица, гражданского истца, гражданского ответчика, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, секретаря судебного заседания, рассматривавших (рассматривавшего) дело судей (судьи), а также прокурора, адвоката и представителя, если они участвовали в судебном разбирательстве (вместо исключенных персональных данных используются инициалы, псевдонимы или другие обозначения, не позволяющие идентифицировать участников судебного процесса). "Сведения, подлежащие исключению" - это персональные данные, а также сведения, доступ к которым ограничен федеральным законом. К "персональным данным" отнесены фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация об участниках процесса.
Иными словами, суды общей юрисдикции в основу положили идею обязательной деперсонификации судебных актов; в итоге произошло формирование автономного блока правовых норм, не связанных с ГПК РФ: был расширен по сравнению с требованиями процессуального законодательства список дел, по которым не подлежали опубликованию судебные акты, из судебных актов устранялась конкретная информация <1>. При этом судья или лицо, ответственное за деперсонификацию судебного акта, с учетом действующего законодательства и информации, указанной в Регламенте, принимает решение об отнесении положений текста судебного акта к персональным данным и (или) сведениям ограниченного доступа. В Регламенте приведен примерный перечень персональных данных участников судебного процесса, подлежащих исключению из объема сведений о находящихся в суде делах и текстов судебных актов, размещаемых на сайте суда.
--------------------------------
<1> Поздняков М. Смысл против бессмысленности (http://www.svobodainfo.org/ru/node/1427).

При ознакомлении с судебными актами, прошедшими подобную деперсонификацию, нетрудно заметить, что иногда после "вымарывания" информации (деперсонификации) сложно понять суть спора <1>. При этом все равно персональные данные попадают в Интернет ввиду недоработок, неверного понимания процедуры деперсонификации и проч. Имеют место и случаи размещения судебных актов без какой бы то ни было деперсонификации. Так, на ноябрь 2011 г. доля судебных актов по гражданским делам, размещенных на сайтах районных судов без изъятий, составила 13,8% <2>.
--------------------------------
<1> При деперсонификации из судебных актов исчезает информация о месте нахождения спорного объекта; фамилии, имена и отчества сторон; обстоятельства по делу и т.д.
<2> Поздняков М. Смысл против бессмысленности.

Два подхода к деперсонификации судебных актов - это не пример противостояния двух судебных систем. Проблема уходит своими корнями значительно глубже - в поиск баланса между принципами открытости и доступности судопроизводства при необходимости обеспечения права на частную жизнь. Было бы правильным определение единой концепции в государстве, отражающей подход к стандартам опубликования судебных актов.
Какой же критерий должен быть взят за основу при наличии конкуренции не просто между нормами права, а между принципами для того, чтобы верно определиться в приоритетности действия? Наверно, таким ориентиром могут выступать цели и задачи арбитражного и гражданского процессов.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!