Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Правовая презумпция добросовестности в судебной практике

В практике Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ неоднократно подчеркивалось наличие презумпции добросовестности.
Практика толкования презумпции добросовестности по налоговым делам вполне устоялась. При оценке соблюдения требований Налогового кодекса (НК) РФ необходимо учитывать, что законодательство о налогах и сборах исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. Соответственно, на налоговом органе, оспаривающем реальность совершенных налогоплательщиком операций и обоснованность полученной в связи с этим налоговой выгоды, лежит бремя доказывания обстоятельств, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, местонахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг <1>.
--------------------------------
<1> См.: п. 31 Обзора судебной практики ВС РФ N 1 (2017) (утв. Президиумом ВС РФ 16 февраля 2017 г.).

Как отмечал Высший Арбитражный Суд РФ, "судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны" <1>. Верховный Суд РФ разъясняет: "Получение физическим лицом доходов, облагаемых НДФЛ, должен доказать налоговый орган в силу принципа добросовестности налогоплательщика, презумпции его невиновности (п. 6 ст. 108 НК РФ)" <2>...
--------------------------------
<1> См.: Там же.
<2> Вопрос 9 Обзора судебной практики ВС РФ N 2 (2015) (утв. Президиумом ВС РФ 26 июня 2015 г.).

Наличие презумпции добросовестности влияет на распределение обязанности по доказыванию...
Точно так же (как презумпция) добросовестность в гражданском праве широко применяется в судебных актах. Верховным Судом РФ указано: "Судами ошибочно не принято во внимание то, что презумпция добросовестности является опровержимой. В ситуации, когда лицо, оспаривающее совершенную со злоупотреблением правом сделку купли-продажи, представило достаточно серьезные доказательства и привело убедительные аргументы в пользу того, что продавец и покупатель при ее заключении действовали недобросовестно, с намерением причинения вреда истцу, на ответчиков переходит бремя доказывания того, что сделка совершена в интересах контрагентов, по справедливой цене, а не для причинения вреда кредитору путем воспрепятствования обращению взыскания на имущество и имущественные права по долгам" <1>.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 15 декабря 2014 г. по делу N 309-ЭС14-923.

При опровержении презумпции добросовестности в судебной практике стали активно говорить о перераспределении бремени доказывания. В реальности наличие правовой презумпции предполагает, что лицо не обязано доказывать презюмируемый факт - в нашем случае свою добросовестность. Но поскольку в российском праве все презумпции опровержимы, то противоположная сторона может ее опровергнуть, доказав недобросовестность. В этой ситуации правовая презумпция прекращает свое существование и бремя доказывания определяется в соответствии с общим правилом: каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 АПК, ч. 1 ст. 56 ГПК, ч. 1 ст. 62 КАС). В том числе допускается доказывание своей добросовестности.
При рассмотрении конкретного дела Президиум ВАС РФ также указал на перераспределение бремени доказывания: "В сходной ситуации вероятного конфликта интересов ожидаемым поведением абстрактного хорошего генерального директора, названного в п. 3.1.1 главы 4 Кодекса корпоративного поведения, являлось бы раскрытие акционерам информации об условиях взаимосвязанных сделок. Однако Семененко Г.П. не сделал этого ни в период совершения сделок, ни в ходе судебного разбирательства. Указанные обстоятельства, в свою очередь, не позволяют применить к ответчику презумпцию добросовестности и переносят на него бремя доказывания: именно Семененко Г.П., действующему с потенциальным конфликтом интересов, надлежало доказать то, что приобретение имущества Путиловским заводом со стопроцентным участием в его уставном капитале Кировского завода совершено в интересах этих юридических лиц, а не для извлечения самим Семененко Г.П. и его матерью частной финансовой либо иной выгоды" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. N 12505/11.

Подробно вопросы добросовестности и недобросовестности через призму бремени доказывания раскрыты в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица": "В силу п. 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.
Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.
В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (статья 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора" <1>.
--------------------------------
<1> См. также: Определение ВС РФ от 31 октября 2014 г. N 309-ЭС14-923.

В этом же Постановлении подробно раскрываются доказательства, подтверждающие недобросовестность действий директора (п. 2).
В приведенных выше примерах мы имеем дело с правовой презумпцией, закрепленной в материальном праве. Суд, рассматривая соответствующие категории дел, исходит из ее наличия. При этом правовая презумпция добросовестности может быть закреплена в праве непосредственно (как это имеет место в ГК) и косвенно (см. НК РФ).
Процессуальное право, основываясь на праве материальном, во многом сканирует правовые подходы. Достаточно сказать, что представительство, подведомственность, доказывание и другие процессуальные институты основаны на нормах материального права.
Добросовестность участников процессуальных правоотношений также презюмируется. В частности, при рассмотрении ходатайств и заявлений имеется локальный предмет доказывания как совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию. По общему правилу каждая сторона доказывает те обстоятельства, на которые ссылается. К примеру, сторона представляет доказательство в суд. Суд презюмирует, что сторона действует добросовестно, и принимает доказательство. Однако противоположная сторона вправе заявить о фальсификации доказательств, и если ей удастся доказать, что первая сторона представила в суд фальсифицированное доказательство, то оно будет исключено. Аналогичное распределение бремени доказывания существует и при рассмотрении заявления о приостановлении исполнения судебных актов арбитражными судами апелляционной и кассационной инстанций (ст. ст. 265.1, 283 АПК), об отмене мер обеспечения иска и проч.
Добросовестность в процессуальных отношениях распространяется на лиц, участвующих в деле, которые несут определенное бремя доказывания <1>.
--------------------------------
<1> Сериков Ю.А. Презумпции в гражданском судопроизводстве / Науч. ред. В.В. Ярков. М., 2006. С. 133.

Иные субъекты процессуальных отношений, к примеру, лица, содействующие осуществлению правосудия (представители, эксперты, специалисты, свидетели), также должны действовать добросовестно. Но это не презумпция, а ожидаемое нормальное поведение, что больше тяготеет к принципу правового регулирования как к общему требованию, предъявляемому к поведению участников процессуальных правоотношений. Предположим, эксперт подготовил заключение, которое может быть опорочено ввиду неправильно избранной методики исследования, неполноты проведенного исследования и проч. В этом случае суд дает оценку заключению экспертизы и может отклонить такое доказательство. Презумпции добросовестности эксперта нет, так как добросовестность или недобросовестность эксперта не влияет на распределение бремени доказывания. Недобросовестность эксперта, так же как и свидетеля, переводчика, специалиста, влияет на качество получаемого доказательства. Хотя добросовестность как общеправовое требование, конечно, распространяется на лиц, содействующих осуществлению правосудия.
Следует особо отметить, что презумпция добросовестности характерна для состязательного судопроизводства, в котором стороны самостоятельно собирают и представляют доказательства в суд, выполняя возложенное на них бремя доказывания.
Можно говорить даже более "широко": все отрасли права формируются исходя из презумпции добросовестности участников правоотношений, ибо, как известно, нормы права рассчитаны на абстрактную ситуацию, в которой предполагаются добросовестные действия субъектов. Пока не опровергнута презумпция добросовестности участников, в том числе процессуальных правоотношений, мы предполагаем, что они действуют именно так - добросовестно.
Е.М. Шайхутдинов предлагает определять добросовестность как общеправовое требование к поведению субъекта права, предполагающего его обязанность учитывать как частные интересы других участников правоотношений, так и интересы общества и государства (публичные интересы) <1>. Можно с уверенностью говорить, что добросовестность - это общеправовая категория и правовая презумпция. Нужно сказать, что сходным образом дело обстоит с такой презумпцией, не закрепленной в праве, как дееспособность совершеннолетнего гражданина: презумпция действует, пока она не опровергнута (не представлено решения суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным).
--------------------------------
<1> Шайхутдинов Е.М. Категория "добросовестность" в налоговых правоотношениях // Экономическое правосудие в Уральском округе. 2016. N 4. С. 79.

Процессуальным последствием недобросовестного поведения в процессуальном праве может быть не только так называемое перераспределение бремени доказывания. Как указано в АПК, злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в деле, влечет для этих лиц предусмотренные Кодексом неблагоприятные последствия (ч. 2 ст. 41 АПК). Сходное, но более детализированное положение содержится в КАС: недобросовестное заявление неосновательного административного иска, противодействие, в том числе систематическое, лиц, участвующих в деле, правильному и своевременному рассмотрению и разрешению административного дела, а также злоупотребление процессуальными правами в иных формах влекут наступление для этих лиц последствий, предусмотренных данным Кодексом (ч. 7 ст. 45 КАС).
Надо сказать, что и в материальном праве основным проявлением недобросовестного поведения является злоупотребление правом.
Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев, говоря о необходимости закрепления добросовестности как принципа процесса, отмечал, что "сегодня недобросовестность и злоупотребление правом довольно распространенное явление" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Пашина Е. Указ. соч.

Особенностями процессуальных санкций (например, штрафов) является то, что они носят характер государственного принуждения и в то же время могут быть сугубо судебными (например, отмена решения суда и направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции).
В целом негативными процессуальными последствиями, вызванными недобросовестным поведением лиц, участвующих в арбитражном деле, могут быть:
- ограничение по представлению доказательств (при недобросовестном поведении, выразившемся в непредставлении отзыва, нераскрытии доказательств);
- возвращение искового заявления (при несоблюдении обязательного досудебного урегулирования спора; см. ч. 5 ст. 4, п. 5 ч. 1 ст. 129 АПК);
- оставление заявления без рассмотрения (при повторной неявке в судебное заседание истца, в том числе по вызову суда, без заявления ходатайства о рассмотрении дела в его отсутствие или об отложении судебного разбирательства, если при этом ответчик не требует рассмотрения дела по существу; см. п. 9 ч. 1 ст. 148 АПК);
- отнесение арбитражным судом всех судебных расходов по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (ч. 2 ст. 111 АПК);
- отказ арбитражного суда в удовлетворении заявления или ходатайства в случае, если они не были своевременно поданы лицом, участвующим в деле, вследствие злоупотребления своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта, за исключением случая, если заявитель не имел возможности подать такое заявление или такое ходатайство ранее по объективным причинам (ч. 5 ст. 159 АПК);
- наложение арбитражным судом судебного штрафа на лицо, обратившееся в защиту прав и законных интересов группы лиц, в случае злоупотребления им своими процессуальными правами или невыполнения им своих процессуальных обязанностей (ч. 3 ст. 225.12 АПК) и т.д.
Иными словами, в процессуальных отраслях права также действует презумпция добросовестности лиц, участвующих в деле, несмотря на отсутствие в процессуальных кодексах указания на наличие указанной презумпции. Это положение сходно с тем, которое существовало в гражданском праве до внесения изменений в новую редакцию ГК.
Суд, занимая определенное место в рассмотрении и разрешении дел и будучи обязательным субъектом процессуальных правоотношений, также действует добросовестно. Но на него не распространяется презумпция добросовестности, ибо суд не несет бремени доказывания. Тем не менее добросовестность как общеправовое требование к поведению относится и к суду. В ч. ч. 1 и 2 ст. 11 Кодекса судейской этики от 19 декабря 2012 г. (утв. VIII Всероссийским съездом судей) говорится: "Компетентность и добросовестность являются необходимыми условиями надлежащего исполнения судьей своих обязанностей по осуществлению правосудия. Судья должен добросовестно, на высоком профессиональном уровне исполнять свои обязанности, принимать все меры для своевременного и квалифицированного рассмотрения дела, а также содействовать примирению сторон, мирному урегулированию спора". Судья также обязан добросовестно выполнять возложенные на него административные полномочия (ч. 2 ст. 12 Кодекса). Председатель суда должен добросовестно использовать свое право решать кадровые вопросы, избегая необоснованных назначений, покровительства, семейственности (ч. 6 ст. 12). Применительно к деятельности суда как субъекта процессуальных правоотношений, наделенного специальными полномочиями по осуществлению правосудия, правильнее говорить о презумпции его беспристрастности <1>.
--------------------------------
<1> Подробнее о презумпции беспристрастности суда см.: Сериков Ю.А. Указ. соч. С. 109 - 112.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!