Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
3.4. Преюдиция и бремя доказывания в современном арбитражном
процессе <1>

--------------------------------
<1> Закон. 2018. N 4.

Любая отрасль процессуального права подобна сложному алгоритму: небольшие процессуально-правовые изменения подобны брошенному в воду камешку - вроде бы и брызг немного, но волны пошли на все 360 градусов. Поэтому реформирование судопроизводства - сложная материя, прогнозировать все последствия которой бывает сложно, но необходимо. Незаменимым помощником в этом является сотрудничество процессуальной науки и судебной практики. Сказанное легко продемонстрировать на состоянии такого процессуально-правового института, как доказывание и доказательства, без которого невозможно рассмотреть и разрешить ни одно дело в суде. В настоящее время одним из наиболее активно обсуждаемых направлений судопроизводственной реформы является увеличение количества дел, завершаемых вынесением резолютивной части решения. Не давая оценку развернувшейся дискуссии по этому поводу, хотелось бы заметить, что у лиц, участвующих в деле, сохраняется право обратиться в суд с ходатайством об изготовлении решения в полном объеме, причем даже в том случае, если эти лица не намерены обжаловать решение (ч. 2 ст. 229 АПК). С учетом того, что в арбитражном процессе действует норма о процессуальном риске наступления для лиц, участвующих в деле, последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (ч. 1 ст. 9 АПК), решение о том, заявить ходатайство об изготовлении мотивированного судебного акта или не заявлять, остается выбором участника процесса.
При этом сокращение нагрузки судов через отказ от мотивировочной части судебного акта - это не самоцель, а, к сожалению, вынужденная мера. Арбитражные суды работают с запредельной нагрузкой, в результате чего судья вынужден оставлять на судебное заседание 15 минут, что не есть благо и для участников спора. Правосудие не терпит поспешности, но если количество дел в судах не позволяет обеспечить спокойную и размеренную процедуру разбирательства, значит, должны быть найдены пути решения этой проблемы. Сначала таким путем стало введение упрощенного производства, затем - приказного и, наконец, дозволение вынесения решений по делам упрощенного производства без мотивации. Предлагаемые меры по вынесению немотивированных судебных решений взаимосвязаны с таким элементом доказывания, как преюдициальность судебных актов.
В России преюдиция существовала в Уставе гражданского судопроизводства 1864 г. (ст. 130), а сегодня она закреплена, практически единообразно, во всех процессуальных кодексах - ст. 61 ГПК, ст. 69 АПК, ст. 90 УПК и ст. 64 КАС РФ.
Преюдиция как неотъемлемая часть процесса доказывания присутствует в любом виде процесса. Ее цель - обеспечить стабильность судебных актов, ибо обстоятельства, единожды установленные во вступившем в законную силу судебном акте, не могут передоказываться или опровергаться при рассмотрении взаимосвязанных дел при наличии в совокупности объективных и субъективных пределов преюдиции.
Объективные пределы преюдиции - наличие в новом деле тех же фактов, которые были установлены в первоначальном деле.
Рассмотрим пример из практики.
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решений налоговой инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению в части отказа в применении налогового вычета.
Налоговая инспекция настаивала на преюдициальности факта направленности действий заявителя во взаимоотношениях с двумя другими обществами на получение необоснованной налоговой выгоды, установленного по другому делу.
Ссылки инспекции на судебный акт по этому делу, который, по мнению инспекции, носит преюдициальный характер по отношению к новому делу, судом кассационной инстанции не были приняты во внимание.
Часть 2 ст. 69 АПК освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.
В основу судебных актов по ранее разрешенному делу, вынесенных в пользу налогового органа, положены выводы судов о направленности действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды. Указанная правовая оценка фактических обстоятельств, которая была дана судами, не является установлением факта в смысле ст. 69 АПК. Соответственно, данный судебный акт не носит преюдициального характера по отношению к рассматриваемому спору <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление АС Уральского округа от 20 февраля 2018 г. по делу N Ф09-100/18.

В этом же примере отсутствуют и субъективные пределы преюдиции. Как отметил Конституционный Суд РФ, в системе действующего правового регулирования предусмотренное ч. 2 ст. 69 АПК основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями ч. 1 ст. 64 и ч. 4 ст. 170 Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица <1>.
--------------------------------
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 6 ноября 2014 г. N 2528-О.

Таким образом, субъективные пределы преюдиции означают, что в первоначальном и последующих делах действуют одни и те же лица, участвующие в деле.
Если в новом деле участвуют и другие лица, то для них факты, установленные в предыдущем решении, не имеют преюдициального значения и устанавливаются на общих основаниях. Такие лица вправе подать самостоятельный иск. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 4 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 10/22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".

В ч. 2 ст. 64 КАС РФ субъективный критерий преюдиции формулируется несколько иначе, чем в АПК: "...не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого административного дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица, относящиеся к категории лиц, в отношении которой установлены эти обстоятельства". Ответ на вопрос о том, кто такие лица, в отношении которых установлены обстоятельства, дан Верховным Судом РФ: "...под лицами, относящимися к категории лиц, в отношении которой установлены названные выше обстоятельства, понимаются, в частности, органы государственной власти, входящие в единую систему государственных органов (например, налоговые органы, таможенные органы и т.п.), должностные лица соответствующей системы государственных органов" <1>.
--------------------------------
<1> Абзац 2 п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2016 г. N 36 "О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации".

Наличие преюдициальных фактов освобождает соответствующее лицо, участвующее в деле, от их доказывания или опровержения.
Преюдициальность гарантирует вынесение не противоречащих друг другу судебных актов. Помимо стабильности судебных актов, преюдициальность работает на принцип процессуальной экономии: рассмотрение последующих дел значительно ускоряется при отсутствии необходимости вновь доказывать то, что однажды уже было доказано. Как отметил Конституционный Суд РФ, "введение... института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства - с другой" <1>.
--------------------------------
<1> Пункт 3.1 Постановления КС РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко".

Преюдициальность судебных актов является также одним из последствий вступления судебного акта в законную силу. Иными словами, рассматриваемое правовое явление включено и в доказывание, и в регулирование законной силы судебного акта, а значит, концептуально связано как с теорией доказывания, так и с доктриной судебного акта, законной силой последнего.
Применительно к арбитражным делам все дела упрощенного производства (а это примерно каждое третье дело) завершаются вынесением решения в резолютивной форме. При увеличении суммы иска для дел упрощенного производства количество судебных актов без мотивировочной части возрастет. При этом современные дела упрощенной процедуры - это не бесспорные дела, для их разрешения необходимо установить факты по делу, что делается судом заочно по представленным сторонами доказательствам. Поскольку факты анализируются и устанавливаются в мотивировочной части судебного акта, отсутствие последней лишает их преюдициальности. Это означает, что при наличии этих же фактов в другом деле с теми же участниками они должны быть вновь доказаны, следовательно, не исключено вынесение противоречивого судебного решения. Нужно отметить, что лица, участвующие в деле, нечасто ходатайствуют о вынесении судебного решения в полном объеме. Статистика Уральского судебно-арбитражного округа показывает, что в среднем такие ходатайства подаются в 14% <1> случаев от количества рассмотренных дел в упрощенном порядке. То есть участников процесса устраивает вывод суда, и они не планируют оспаривать его в апелляции.
--------------------------------
<1> Данные статистической отчетности судов первой инстанции Уральского судебно-арбитражного округа // Сайт Арбитражного суда Уральского округа.

В связи с этим нельзя не сказать о разграничении таких конструкций, как "общеобязательность вступившего в законную силу судебного акта" и "преюдициальное значение фактов, ранее установленных судом при рассмотрении другого дела, как основание освобождения от доказывания данных фактов при рассмотрении нового дела с участием тех же лиц".
Содержание резолютивной части судебного акта является общеобязательным для всех органов государственной власти, юридических и физических лиц. Преюдициальность же прежде всего касается фактов, установленных в мотивировочной части судебного акта. На практике нередко происходит смешение преюдициальности и общеобязательности судебного акта.
В ч. 2 ст. 69 АПК говорится, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Следовательно, АПК признает преюдициальными все судебные акты, а именно: судебные приказы, решения, постановления, определения (ч. 1 ст. 15). Введение в арбитражный процесс приказного производства на практике должно было привести к изменению ст. 69 АПК, так как судебные приказы не могут быть преюдициальными, ибо в них не устанавливаются обстоятельства по делу. Да и многие определения арбитражного суда не обладают преюдициальностью, поскольку не устанавливают факты. В других процессуальных кодексах аналогичная норма изложена аккуратнее - как ограничивающая преюдициальность лишь судебными решениями.
При этом для арбитражных судов преюдициальными являются лишь решения суда общей юрисдикции, вступившие в законную силу по ранее рассмотренному гражданскому делу по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле (ч. 3 ст. 69 АПК).
В настоящее время АПК предусматривает ограниченную преюдициальность приговоров для арбитражных дел. Это обусловлено тем, что для арбитражного суда (так же как и для гражданского) преюдициальными являются лишь два факта, установленные в приговоре: имели ли место определенные действия и кем они совершены. При этом преюдициальными признаются лишь вступившие в законную силу приговоры суда. В проекте изменения АПК предлагается расширить ч. 4 ст. 69 Кодекса за счет придания преюдициальности также постановлениям по уголовным делам, в частности постановлению о прекращении производства по делу, и др. Вступивший в законную силу приговор и иные постановления по уголовному делу суда общей юрисдикции станут обязательными для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, в вопросах о том, имели ли место определенные действия и кем они совершены. Другими словами, сохранится ограничительный характер преюдициальности с расширением видов судебных актов по уголовным делам, которым предлагается придать преюдициальность. Очевидно, что иные обстоятельства, установленные приговором и постановлениями суда общей юрисдикции по уголовным делам, не будут обладать преюдициальностью для рассмотрения дела арбитражным судом. По такому же пути идет и проект ч. 4 ст. 61 ГПК. Рассмотренный подход практически заимствован из ст. 64 КАС, что свидетельствует об унификации процессуального законодательства о доказательствах.
Другим примером унификации можно считать предложение законопроекта о внесении изменений в ГПК по обязыванию лиц, участвующих в гражданском процессе, представлять копии документов другим участникам процесса (ст. 57 ГПК РФ). В науке принято в этом случае говорить о раскрытии доказательств. Данное правило существует в АПК с 2002 г., в КАС - с момента принятия (2015 г.). Теперь предложено включить его в ГПК, что вызвало немало споров <1>. Как правило, довод против этого заключается в том, что в гражданском процессе есть слабая сторона - гражданин. Гражданин действительно является слабой стороной, особенно если проживает в глубинке. Но там же живут и индивидуальные предприниматели, из которых далеко не все состоятельны.
--------------------------------
<1> См., например: Жуйков В.М. Так называемая оптимизация - это путь в никуда // Закон 2018. N 1. С. 6 - 27; Туманов Д.А., Стрельцова Е.Г. О некоторых концептуальных вопросах правосудия по гражданским делам // Закон. 2018. N 1. С. 28 - 45; и др.

Если гражданин способен отправить исковое заявление в суд (пока мы не обсуждаем электронную подачу иска), то почему он не может отправить такой же пакет документов должнику, тем самым раскрыв доказательства? Представляется, что суд не должен выполнять функцию посредника между лицами, участвующими в деле.
Процессуальный институт "доказательства и доказывания" является межотраслевым, по этой причине правовое регулирование доказывания имеет много общего во всех процессуальных кодексах (АПК, ГПК, КАС, УПК). В связи с этим унификация процессуального законодательства о доказательствах основывается на объективных критериях. Субъектный же характер участников процесса разнится, именно поэтому раскрытие доказательств, подача заявлений и доказательств в электронном виде и прочее вводятся в гражданский процесс существенно позднее. В настоящее время унификация законодательства о доказательствах и доказывании осуществляется на уровне содержания правовых норм при сохранении всех действующих процессуальных кодексов.
Одним из оснований освобождения от доказывания в гражданском, административном, арбитражном процессах является признание. Хорошо известно, что признание - разновидность объяснения сторон.
В развитии данного положения наиболее продвинутым можно считать положение ч. 3.1 ст. 70 АПК, введенное в 2010 г. и пока не воспринятое ни одним другим процессуальным кодексом России: "Обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований". Во взаимосвязи с принципом состязательности такой подход законодателя призван стимулировать стороны быть активными в процессе рассмотрения дела, доказывать свою правовую позицию.
В конце XIX - начале XX в. обсуждалась возможность существования так называемого молчаливого признания <1>. В Уставе гражданского судопроизводства предусматривались две ситуации, которые можно отнести к молчаливому признанию:
--------------------------------
<1> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. Краснодар, 2003. С. 312 - 313.

- в случае отказа стороны от представления требуемого у нее противником документа, когда она не отрицает, что он у нее находится, суд может признать доказанными обстоятельства, в подтверждение которых была сделана ссылка на документ (ст. 444);
- отказ от принятия присяги, уже назначенной судом, или неявка к присяге должны считаться признанием уклонившейся стороной правильности противоположного утверждения другой стороны (ст. 492).
Устав гражданского судопроизводства допускал и опровержение признания: сторона, учинившая признание, может опровергнуть его в таком только случае, когда признание относилось не к личным ее действиям и когда она может доказать, что была введена в заблуждение незнанием такого обстоятельства, которое открылось лишь впоследствии (ст. 481) <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Решетникова И.В. Молчание - знак согласия? // Юрист предприятия. 2011. N 12. С. 16 - 18.

По своей сути подобные случаи молчаливого признания сродни нормам, закрепленным в ч. 3.1 ст. 70 АПК и ч. 3 ст. 79 ГПК. Согласно ч. 3 ст. 79 ГПК при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое она для нее имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.
Нельзя сказать, что судебные акты часто построены на применении ч. 3.1 ст. 70 АПК. Тем не менее заложенный подход не теряет своей актуальности.
Как отмечено в одном из судебных актов, "судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Следовательно, нежелание представить доказательства должно квалифицироваться исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого аргументированно, со ссылкой на конкретные документы, указывает процессуальный оппонент. Участвующее в деле лицо, не совершившее процессуальное действие, несет риск наступления последствий такого своего поведения" <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 8 октября 2013 г. N 12857/12. Приведенная правовая позиция ранее была сформулирована в Постановлении Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. N 12505/11.

Однако следует различать нежелание представить доказательства и невозможность это сделать. Например, истец в обоснование своих требований представил различные доказательства того, что с момента ввода домов в эксплуатацию не выполнялись предусмотренные проектом работы по установке ограждений пандусов и ограждений крылец входа.
Арбитражные суды направляли копии судебных актов с указанием места и времени рассмотрения дела по адресу ответчика, указанному в выписке из Единого государственного реестра юридических лиц. Однако эти документы не были вручены в связи с отсутствием адресата по данному адресу, о чем организация почтовой связи уведомляла арбитражные суды, что в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 123 АПК признается надлежащим извещением. Несмотря на это, ответчик ни в одно судебное заседание своего представителя не направил, возражений относительно предъявленного иска не заявил.
Отклоняя при таких обстоятельствах представленные истцом в обоснование иска доказательства (на основании ч. 3.1 ст. 70 АПК), суд первой инстанции фактически исполнил обязанность ответчика по опровержению доказательств, представленных другой стороной, тем самым нарушив такие фундаментальные принципы арбитражного процесса, как состязательность и равноправие сторон, что могло привести к принятию неправильного решения. Кроме того, вступившим в законную силу решением арбитражного суда по другому делу уже был удовлетворен иск товарищества в части обязания комбината установить ограждения на приямках домов на том же самом объекте.
ВАС РФ отметил то, что арбитражный суд, приняв во внимание, что ответчик не оспорил обстоятельства, на которые ссылался истец, и руководствуясь положениями ч. 3.1 ст. 70 АПК, сделал вывод о том, что обстоятельства, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, считаются признанными ответчиком. Как отметил высший суд, при названных условиях оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому согласно п. 1 ч. 1 ст. 304 АПК подлежат отмене. В связи со сказанным дело было направлено на новое рассмотрение <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 15 октября 2013 г. N 8127/13.

На распределение обязанности по доказыванию влияет не только преюдициальность, но и наличие правовых презумпций, особенности конкретных дел.
Общее правило распределения обязанности по доказыванию звучит предельно просто: каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 АПК). Продемонстрируем действие этого общего правила.
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) гражданина банк обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требования банка в размере более 75 млн руб., в котором просил признать это требование обеспеченным залогом имущества должника. Банк представил договор залога, содержащий отметку о государственной регистрации ипотеки, вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции, которым удовлетворено требование залогодержателя об обращении взыскания на заложенное имущество, а также выписку из государственного реестра недвижимости. При таких обстоятельствах на лиц, оспаривающих статус банка как залогового кредитора, перешло бремя опровержения: именно они должны были доказать прекращение права собственности должника на заложенное имущество, в том числе вследствие его уничтожения, подтвердить прекращение залога <1>. Здесь имеет место действие общего правила о распределении обязанности доказывания: каждый доказывает то, на что ссылается.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 22 января 2018 г. по делу N 305-ЭС17-15723.

Вместе с тем, как свидетельствует судебная практика, есть много вариаций данного общего положения.
Первое касается дел, возникающих из публичных правоотношений, и сформулировано в ч. 1 ст. 65 АПК: "Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо". С учетом особенностей сторон публичных правоотношений и необходимости защиты слабой стороны процессуальное законодательство переносит обязанность доказывания на государственные и иные органы.
Вторая группа - особенности, продиктованные наличием правовых презумпций, которые также "сдвигают" обязанность по доказыванию.
В последнее время все чаще стала применяться презумпция добросовестности в арбитражном процессе <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Решетникова И.В. Презумпция добросовестности в арбитражном процессе // Закон. 2017. N 9. С. 120 - 127.

Установленные судом обстоятельства не позволяют применить к ответчику презумпцию добросовестности и переносят бремя доказывания на него: так, в одном из судебных дел именно ответчику, действующему с потенциальным конфликтом интересов, надлежало доказать то, что приобретение имущества завода со стопроцентным участием в его уставном капитале другого завода было совершено в интересах этих юридических лиц, а не для извлечения самим ответчиком частной финансовой либо иной выгоды <1>. Подход знаковый: правовая презумпция означает, что наличие факта (в нашем примере - добросовестности ответчика) предполагается имеющим место. Поскольку в российском процессе все правовые презумпции опровержимы, данная презумпция может быть опровергнута, что и произошло при рассмотрении упомянутого дела. Отсутствие презумпции (ее опровержение) означает, что ответчик доказывает ранее презюмируемый факт.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 г. N 12505/11.

Данный вывод четко обозначен Верховным Судом РФ: "Судами ошибочно не принято во внимание то, что презумпция добросовестности является опровержимой. В ситуации, когда лицо, оспаривающее совершенную со злоупотреблением правом сделку купли-продажи, представило достаточно серьезные доказательства и привело убедительные аргументы в пользу того, что продавец и покупатель при ее заключении действовали недобросовестно, с намерением причинения вреда истцу, на ответчиков переходит бремя доказывания того, что сделка совершена в интересах контрагентов, по справедливой цене, а не для причинения вреда кредитору путем воспрепятствования обращению взыскания на имущество и имущественные права по долгам" <1>.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 15 декабря 2014 г. по делу N 309-ЭС14-923.

Наличие правовых презумпций всегда связано с нормами о представлении доказательств, поскольку последние являются неотъемлемой частью бремени доказывания.
Если исходить из общего правила о распределении обязанности по доказыванию, то лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. При удовлетворении ходатайства суд истребует соответствующее доказательство от лица, у которого оно находится (ч. 4 ст. 66 АПК). Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его непосредственно в арбитражный суд или выдает его на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представления в суд (ч. 7 ст. 66 АПК). Недобросовестная сторона может не представить такое доказательство. Соответственно, имеет место опровержение презумпции добросовестности. В итоге обязанность по доказыванию переходит на данное лицо и ставит перед ним выбор: либо представить доказательство, либо проиграть дело ввиду невыполнения обязанности по доказыванию.
Третья группа - влияние особенностей дел на распределение обязанности доказывания. По конкретному делу Высший Арбитражный Суд РФ отметил: "Распределение бремени доказывания в споре о возврате неосновательно полученного должно строиться в соответствии с особенностями оснований заявленного истцом требования. Исходя из объективной невозможности доказывания факта отсутствия правоотношений между сторонами, суду на основании статьи 65 АПК необходимо делать вывод о возложении бремени доказывания обратного (наличие какого-либо правового основания) на ответчика" <1>. В судебной практике данный подход получил название "перераспределение обязанности по доказыванию". В данном примере речь идет об установлении так называемого отрицательного факта.
--------------------------------
<1> Определение ВС РФ от 9 октября 2015 г. по делу N 305-КГ15-5805.

Другой пример из практики. Поскольку возможность конкурсных кредиторов в деле о банкротстве доказать необоснованность требования другого кредитора, подтвержденного решением третейского суда, обычно объективно ограничена, то предъявление к ним высокого стандарта доказывания привело бы к неравному положению таких кредиторов. При рассмотрении подобных споров конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie, подтвердив существенность сомнений в наличии долга. Другой же стороне, настаивающей на наличии долга, присужденного третейским судом, не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником. В противном случае на конкурсного кредитора налагалось бы бремя доказывания отрицательного факта, что недопустимо с точки зрения поддержания баланса процессуальных прав и гарантий их обеспечения. Исходя из подобного распределения обязанности доказывания, суды должны были испрашивать соответствующие доказательства от заявителя, требующего признания и исполнения решения третейского суда, однако они этого не сделали, неправомерно возложив все бремя доказывания на конкурсных кредиторов.
Многочисленная практика Верховного Суда РФ <1> по вопросу распределения обязанности по доказыванию во многом основывается на последствиях опровержения правовых презумпций и подчеркивает активную роль суда в этих вопросах. Суд, будучи ответственным за определение предмета доказывания, принимает меры в том числе для правильного распределения обязанности по доказыванию.
--------------------------------
<1> Ранее практика ВАС РФ.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!