Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
Доказательственное право в состязательной
и следственной системах судопроизводства

В соответствии с подразделением права на две указанные выше правовые семьи возникло два типа гражданского и уголовного процесса, а именно следственный (инквизиционный) в странах романо-германского права и состязательный в странах общего права. Состязательное судопроизводство существует в Англии, США и других странах, принадлежащих к семье общего права, поэтому отличается преобладающим развитием процессуальных отраслей права, отсутствием кодификации, важной ролью судебного прецедента, большим значением судов в жизни государства.
Инквизиционная система получила распространение прежде всего в континентальной Европе, и ее часто называют континентальной системой. Ей свойственны такие общеправовые принципы, как верховенство закона, подчиненное закону положение судебной практики, преобладающее развитие гражданского права, кодификация правил об отправлении правосудия и проч.
В России с 988 г., т.е. со времен принятия христианства, отмечается заимствование сначала византийского права, затем германского, французского и др. Еще церковные уставы князей Владимира, Ярослава, Всеволода, Судный Закон отразили влияние византийского права. Как известно, в Византии (Восточная Римская империя) до XV в. применяли римское право. Так, обычаи были дополнены положениями канонического права. Позже в Соборном Уложении 1649 г. можно увидеть заимствование положений римского права, в частности применительно к свидетелям: наличие возрастного ценза (20 лет), физическая и психическая полноценность, лишение определенных лиц права давать показания (расточители, представители по делу, дети против родителей, подкупленные лица, лица, имевшие ранее со сторонами враждебные отношения, и т.д.) <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Салогубова Е.В. Римский гражданский процесс. М., 1977. С. 15 - 27; Кучма В.В. Государство и право Древнего мира. Волгоград, 1998.

Среди континентальных стран Россия занимает специфическое место, так как здесь не произошло прямой рецепции римского права. Сначала влияние римского права шло через Византию, затем - через Западную Европу. Времена Петра I отмечены активным восприятием зарубежного опыта российским правом. К XVII - XVIII вв. право Западной Европы значительно развило реципированное ранее римское право.
Судебная реформа 1864 г. кардинально изменила существовавший тогда гражданский процесс в России, развернув его от следственной модели судопроизводства к состязательности. На смену тайности судопроизводства пришла его гласность, письменность была заменена устностью, введены свободная оценка доказательств и институт представительства. Те же изменения в гражданском судопроизводстве происходили и в других странах со следственным типом судопроизводства в период буржуазных судебных реформ. Да и Устав гражданского судопроизводства России 1864 г. был разработан с использованием Французского гражданского кодекса, являвшегося примером рецепции римского права. Однако в результате столь революционных преобразований гражданское судопроизводство в России не перестало носить черты следствия, не слилось с состязательным типом правосудия.
Хотя английские и американские процессуалисты по-прежнему называют континентальный процесс инквизиционным, на самом деле это уже не его классическая форма.
Как справедливо отмечает польский процессуалист М. Чешлак, инквизиционная система в чистом виде перестала существовать еще в XIX в., в России - в 1864 г. <1>. Черты классического следственного процесса (тайность, письменность, отсутствие процессуального представительства) не характерны для современного следственного процесса. Например, в России действуют принципы открытости и устности судебного разбирательства дел, а институт процессуального представительства даже шире, чем в странах общего права, так как не только адвокаты выступают представителями сторон. Можно говорить о смешении инквизиционных и состязательных начал в континентальном процессе.
--------------------------------
<1> Cieslak M. Polska procedure karna Podsiawowe zalozenia leoretvczne. Warszawa, 1984. S. 81 - 82.

Таким образом, в настоящее время название "инквизиционный процесс" стало, скорее, данью истории и означает определенный отход от классической формы названного типа судопроизводства. Доказательственное право, развиваясь в рамках гражданского процессуального права, подчиняется общим началам соответствующей системы правосудия.
Состязательная и следственная системы отправления правосудия отличаются по ряду признаков, среди которых основополагающим является распределение ролей между сторонами и судом в процессе. В состязательной системе суд пассивен, стороны, наоборот, предельно активны.
Активность сторон в состязательном процессе - это не только наделение сторон равными правами при рассмотрении дела. Важно, что им предоставлена инициатива в ведении дела на всех стадиях процесса, возможность контролировать ход подготовки дела и его слушания, а в итоге они самостоятельно проводят следствие по делу <1>. Инициатива, контроль, наделение широкими правами на всех стадиях процесса - составные части активности сторон в состязательной форме правосудия.
--------------------------------
<1> "Следствие" как термин в российском гражданском процессе не применяется, но, устанавливая обстоятельства по гражданскому делу, суд проводит своеобразное "следствие".

Стороны через своих адвокатов собирают, представляют и исследуют доказательства, решают, кого из свидетелей вызвать в суд, проводить ли экспертизу по делу. Через своих адвокатов они обмениваются состязательными бумагами, представляют друг другу относящиеся к спору доказательства. При слушании дела адвокаты, а не суд, проводят допросы, исследуют письменные и вещественные доказательства. Адвокаты сторон порой ведут разбирательство дела в острой состязательной форме и бывают настолько активны, что получили название "правовые гладиаторы" <1>.
--------------------------------
<1> Jacob J. The Reform of Civil Procedural Law and Other Essays in Civil Procedure. L., 1982. P. 24.

Поскольку стороны являются "следователями" по делу, то они проводят расследование в собственных интересах, собирая доказательства, выгодные им. Суд не вмешивается в ведение дела. Он возвышается над этим "сражением" в роли стороннего, но внимательного и строгого наблюдателя. По образному выражению М. Зандера, в состязательном процессе судья подобен рефери в теннисном матче: следит за сторонами, наносящими удары по мячу, просто называя счет и результат, обеспечивая соблюдение правил <1>.
--------------------------------
<1> Zander M. A Matter of Juslice. The Legal System in Ferment. N.Y., 1989. P. 140.

Судья не занимается подготовкой дела к слушанию, ибо это функции сторон. Однако если у сторон возникают вопросы, требующие судебного вмешательства, как правило, носящие процессуальный характер (например, просьба о выдаче приказа), суд их разрешает. Часто эти действия совершает не судья, а мастер. Судья не назначает экспертизу по делу, не обязан вызывать свидетелей, не требует представления дополнительных доказательств. В итоге судья оценивает то, что собрали, представили и исследовали в суде стороны, и применяет надлежащий закон. Суд должен заставить стороны действовать в рамках закона и соблюдать установленный порядок слушания дела. Суд выносит решение на основе представленных сторонами доказательств, поэтому ни о каком установлении истины не приходится говорить, что отмечается самими английскими и американским учеными <1>.
--------------------------------
<1> Eggleston R. Evidence, Proof and Probability. 2nd ed. L., 1983. P. 32.

Отсутствие у суда инициативы при рассмотрении дела не расценивается как проявление его слабости, ибо в процессе каждый должен играть отведенную ему роль. Более того, как полагают сторонники состязательного процесса, лишь такое положение дел способно обеспечить справедливость судебного решения. Данный вывод обосновывается следующим. Во-первых, никто не может обвинить суд в его необъективности, предвзятости, так как он не собирал доказательства и не исследовал их в судебном разбирательстве. Во-вторых, сторонам были даны все шансы собрать нужные доказательства, самостоятельно проанализировать их в суде, отчего у них есть обоснованная уверенность, что их права и интересы представлены полно и верно <1>. В-третьих, поскольку стороны сами собирали доказательства по делу, то очевидно, что они собрали все доказательства, так как их интересы противоречат друг другу. По мнению М. Баулеса, сторона, против которой имеется большинство доказательств, как бы выполняет роль следователя в судебном процессе и пытается найти и представить наиболее веские контрдоказательства <2>. В-четвертых, каким бы ни было решение суда, тот факт, что сторона сама заключила договор с адвокатом, сама контролировала судебное разбирательство, помогает психологически спокойнее принять проигрыш. Но такая модель действует при том условии, что обе стороны имеют возможность пользоваться услугами равных по мастерству адвокатов.
--------------------------------
<1> См., например: Bayles M.D. Principles of Law: A Normative Analysis. Boston; Tokyo, 1984. P. 34 - 35.
<2> Ibid. P. 35.

Суд осуществляет контроль за ведением дела. Однако его контроль значительно уже, чем контроль сторон. Стороны контролируют исследование доказательств, разбирательство дела по существу. Суд же контролирует соблюдение процедуры, разрешает процессуальные разногласия, снимает вопросы и т.д., но не руководит собиранием, представлением и исследованием доказательств.
Несмотря на отсутствие инициативы, суд обладает непререкаемым авторитетом, так как именно за ним последнее слово в споре - вынесение решения по делу. Стороны, зная это, должны не только обеспечить необходимые доказательства, но и произвести на суд благоприятное впечатление. Авторитет суда поддерживается и его ролью создателя судебного прецедента. Все это ставит суд значительно выше сторон.
Активность сторон и пассивность суда обусловили определенные правила борьбы между сторонами - это так называемые партизанские методы ведения дела и перекрестный допрос (о перекрестном допросе см. в следующей главе).
Английские и американские юристы называют стороны "партизанами" <1>. "Партизаны" не претендуют на нейтральность и объективность при рассмотрении спора. В принципе они и не могут быть нейтральными и объективными, ибо наличие материально-правового спора уже предопределяет их заинтересованность, а передача в их руки инициативы в ведении дела придает этой заинтересованности еще большую силу. А потому стороны отбирают выгодные им доказательства, пытаются если не дискредитировать свидетеля, то хотя бы подорвать к нему доверие. В учебниках по доказательственному праву США целые главы посвящены допустимым средствам подрыва доверия к свидетелю противоположной стороны. Методика проведения перекрестного допроса является выразителем "партизанских" методов ведения дела.
--------------------------------
<1> В английском языке слово partisan толкуется так же, как приверженец определенной позиции, оказывающий ей сильную, не всегда обоснованную поддержку и не принимающий ничего другого. Отсюда "партизанские методы" - такое ведение дела, когда стороны, чтобы выиграть процесс, не прочь скрыть какие-то обстоятельства по делу, дискредитировать свидетеля противоположной стороны, не признавать даже самые обоснованные требования противника.

Сами авторы рассуждений о полезности партизанских методов ведения дела признают, что использование последних порой мешает мирному разрешению спора, усиливает напряженность в отношениях сторон, особенно если им придется общаться друг с другом после судебного разбирательства (разведенным супругам воспитывать детей и т.д.). Адвокат прилагает усилия для вынесения решения в пользу клиента, даже если это идет вразрез с истиной по делу. По мнению Дж. Франка, такой судебный метод подобен "бросанию пепла в глаза хирурга, делающего операцию" <1>.
--------------------------------
<1> Frank J. Courts on Trial Myth and Reality in American Justice. Princeton, 1973.

Однако трудно представить себе другой вариант поведения противоборствующих сторон в суде, когда вся инициатива по подготовке и ведению дела находится в их руках. Если в Средневековье английские судьи отстаивали правоту своего решения на рыцарских турнирах, то теперь черед сторон "драться" в зале суда за свои права.
Как отмечают юристы стран общего права, в состязательной системе остается риск, что некоторые адвокаты выиграют дело в ущерб истине по делу <1>. Хочется добавить, что в состязательной системе выигрывает тот, у кого хватило средств нанять лучшего адвоката.
--------------------------------
<1> Mc Ewan J. Evidence and the Adversarial Process. The Modern Law. Oxford, 1992. P. 12.

Нельзя не сказать, что в странах общего права разработаны механизмы, сдерживающие "агрессивность" адвокатов. Такие механизмы могут носить организационно-правовой и процессуально-правовой характер. К организационно-правовым механизмам следует отнести профессиональные правила поведения адвокатов, за нарушение которых можно лишиться практики. Развивается право общественного интереса как гарантия защиты прав неимущего населения и национальных, расовых меньшинств. Наконец, для разрешения многих споров есть система альтернативных судов.
Процессуальные меры предусмотрены, например, правилами о раскрытии доказательств, в силу которых каждая сторона обязана раскрыть другой стороне свои доказательства по делу. Если сторона отказывается представить доказательство, то противоположная сторона вправе обратиться в суд с ходатайством о принятии соответствующих мер. Специальные правила о доказательствах и об их исследовании в суде способны контролировать порядок представления доказательств, процедуру заявления ходатайств о снятии вопросов и т.д. И все-таки научным методом установления фактов, как считают зарубежные ученые, является инквизиционный метод <1>.
--------------------------------
<1> Delisle R.J. Evidence Principles and Problems. 2nd ed. Toronto, 1989.

В следственном процессе роли сторон и суда распределены диаметрально противоположно состязательному процессу: суд активен при рассмотрении дела, стороны относительно пассивны.
Далее при изложении черт инквизиционного процесса речь пойдет в основном о российском гражданском судопроизводстве.
Само название "следственный процесс" говорит о том, что судья при рассмотрении дела как бы играет роль следователя. Более того, в российском уголовном процессе одна из частей судебного разбирательства называется "судебное следствие". В российском гражданском процессе до 1996 г. суд был обязан, не ограничиваясь представленными материалами и объяснениями, принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон. Иначе говоря, суд должен был самостоятельно собирать доказательства по делу.
Таким образом, говорить об объективности суда было трудно. Сначала судья опрашивал истца на стадии подготовки дела к слушанию. Он был вынужден сказать истцу, как определить предмет и основание иска, какие документы должны быть приложены к исковому заявлению, какие доказательства надлежит представить в суд. Поскольку граждане, как правило, не обращались к адвокату за помощью, то его роль приходилось выполнять судье. Невольно судья направлял истца на поиск необходимых и выгодных доказательств. Ответчика же судья иногда впервые видел в зале суда, когда у него уже было определенное представление о деле и мнение о сторонах (в основном со слов истца). Даже сейчас, когда с суда снята обязанность собирать доказательства по делу, он ведет материалы дела на стадии подготовки. Согласно ст. 142 ГПК РСФСР суд назначает экспертизу, экспертов для ее проведения, в случаях, не терпящих отлагательства, производит осмотр на месте письменных и вещественных доказательств и т.д., а это не что иное, как (что было и ранее) собирание судом доказательств по делу. В отличие от судей стран состязательной системы российские судьи вправе обязать стороны представить дополнительные доказательства, назначить проведение повторной или дополнительной экспертизы и т.д.
Активность суда наиболее ярко проявляется во время исследования доказательств в судебном заседании. Судья в любой момент задаст вопросы свидетелям, экспертам, сторонам, может даже прервать свободный рассказ свидетеля об известных ему обстоятельствах по делу. Стороны и их адвокаты задают вопросы допрашиваемому лицу, но не непосредственно, а через суд. Суд же снимает вопросы, не дожидаясь ходатайства участвующих в деле лиц. Причем порядок допроса, урегулированный в ГПК, не препятствует активности сторон в исследовании доказательств. Но само положение суда как активного участника судебного разбирательства предопределяет сохраняющуюся ситуацию. Иногда весь допрос проводит судья, лишь потом сторонам предоставляется возможность задать вопросы. Но вопросы уже прозвучали и были заданы так, как суд считал необходимым.
Аналогичным образом обстоит дело, например, во Франции: судьи сами ищут доказательства, в ходе рассмотрения спора задают вопросы свидетелям, пользуясь тем, что они прочитали в материалах дела. Судья позволяет свидетелю рассказать свою историю и следит, чтобы его не перебивали. Вопросы свидетелю можно задавать только через суд.
В России, как, впрочем, и в других странах инквизиционной системы, отведенная суду роль следователя во время судебного разбирательства отражается на процедуре исследования доказательств. Свидетели, стороны, эксперты в свободной форме дают показания обо всем, что им известно по делу, затем им могут быть заданы вопросы. Это характерно только для проведения следствия, когда необходимо из первых уст услышать, что произошло. Здесь стороны не осуществляют контроль над дачей показаний, один лишь суд может прервать показания свидетеля и попросить быть ближе к делу. Подобная ситуация немыслима в судах состязательной системы, так как при свободном рассказе свидетель полностью выходит из-под контроля адвоката, что чревато дачей невыгодных для стороны показаний.
Пассивность сторон в инквизиционном процессе не означает, что они не обладают никакими правами. Наоборот, согласно закону они наделены широким спектром полномочий, ничуть не меньшим, чем в состязательной системе, отличается лишь их содержание. Например, в российском процессе стороны могут знакомиться с материалами дела, делать выписки и снимать копии. Такое полномочие обусловлено тем, что материалы дела ведет суд. В странах состязательной системы адвокаты сторон ведут свои материалы дела, которыми они обмениваются в определенное время и которые представляют суду. По собиранию доказательств стороны в российском процессе наделены широкими правами. Например, они могут представить суду вопросы, которые должны быть разъяснены экспертом. Однако окончательный круг таких вопросов будет определять судья (ст. 74 ГПК РСФСР).
Но не только наличие у сторон прав в процессе доказывания определяет их активность. В странах состязательной системы активность сторон слагается из широкого круга прав, а также из инициативы по ведению дела, контроля за судебным разбирательством и проведением следствия. В странах инквизиционного процесса ситуация иная. Можно сказать, что сторонам принадлежит ограниченная инициатива, т.е. они обладают инициативой в отношении распорядительных действий (признание иска, отказ от иска, заключение мирового соглашения и т.п.), некоторых процессуальных действий, опосредованных их правами (заявление ходатайств, отводов и т.д., предусмотренных в ст. 30 ГПК). Вместе с тем по закону они не могут проводить альтернативную судебную экспертизу по своему усмотрению, взять допрос свидетеля в свои руки, самостоятельно обмениваться состязательными бумагами и проч. Контроль за ведением дела осуществляют не стороны, а судья, он же ведет и следствие по делу. И хотя представители сторон и сами стороны собирают и исследуют доказательства, они действуют под жестким контролем и руководством суда.
Активность суда в инквизиционном процессе не позволила развиться даже какому-то подобию "партизанских" методов ведения дела и перекрестному допросу, так как для этого необходимо, чтобы инициатива и контрольные функции находились в руках адвоката (стороны), а не суда.
Пассивность сторон и активность суда в следственном процессе сказывается и на положении в суде представителя стороны. В России представитель участвует в судопроизводстве в интересах и по поручению доверителя, что не мешает стороне иногда действовать наравне с представителем. Так, сторона может сама проводить допрос свидетеля, хотя вопросы, заданные непрофессионалом, способны нанести вред правовой позиции, выстроенной адвокатом.
К этому надо добавить, что представители не всегда принимают участие в судебном разбирательстве, нет у нас и специальной системы подготовки адвокатов для ведения дел в суде. Между тем существует бесспорная взаимосвязь между отсутствием представителя в суде и обязанностью суда быть активным помощником сторон в процессе рассмотрения дела. При отсутствии представителя у одной из сторон суд вынужден оказывать ей помощь.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!