Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
2.4.2.2.8. Соотношение автономии воли
и принципа тесной связи

Российская доктрина в целом исходит из ключевого значения автономии воли сторон в области правового регулирования международных частных отношений <1>.
--------------------------------
<1> См.: Муранов А.И. К вопросу об "обходе закона" // Московский журнал международного права. 1997. N 3. С. 52.

Как подчеркивает М.М. Богуславский, "исходным принципом российского законодательства при определении права, подлежащего применению к правам и обязанностям сторон по внешнеэкономической сделке, является принцип автономии воли сторон" <1>. По мнению В.П. Звекова, "российское законодательство исходит из главенствующего значения автономии воли сторон при выборе правопорядка, которому они намерены подчинить права и обязанности по сделке..." <2>.
--------------------------------
<1> Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Юристъ, 1998. С. 204.
<2> Звеков В.П. Международное частное право. С. 286.

На первый взгляд кажется, что существует определенное противоречие между решающим значением с точки зрения доктрины принципом автономии воли, на основе которого определяется применимое право к спорному правоотношению с иностранным элементом, прежде всего обязательственному статуту, и закономерностью правового регулирования международных частных отношений, в соответствии с которой указанное право определяется на основе принципа тесной связи.
Однако проведенное выше исследование позволяет сделать вывод, что никакого теоретического и практического противоречия в действительности не существует. Принцип, предоставляющий сторонам выбор применимого права к возникшему между ними правоотношению, в силу его закрепления государством в соответствующей правовой системе отражает наиболее объективную связь международного частного отношения с имманентной ему правовой системой. Это предопределено природой международных частных отношений, отражающих взаимодействие систем внутригосударственных отношений и национальных правовых систем. Указанные отношения опосредуются в том числе и коллизионным принципом lex voluntatis, являющимся частным проявлением принципа тесной связи, который в реальной правовой действительности выступает основным правовым регулятором отношений в этой сфере. Именно на это обращает внимание Х. Кох, когда пишет о зависимой от lex causae: "...этот принцип ограничен определенными рамками. Свободный выбор права, применимого к договору, может повлечь за собой нарушения, если тем самым будут исключены важные защитные нормы того правопорядка, с которым договор объективно наиболее тесно связан" <1>.
--------------------------------
<1> Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Указ. соч. С. 143.

Закономерен вопрос: почему lex voluntatis соотносится с lex causae как частное и общее?
Указанное соотношение предопределено коллизионной природой lex voluntatis. А как было обосновано выше, опосредованное (коллизионное) регулирование является одним из проявлений сущностных свойств принципа тесной связи. Возникающие в результате выбора права связи между правоотношением с иностранным элементом и выбранной правовой системой отражают наиболее объективный способ правового воздействия на международные частные отношения, опосредующие частные интересы субъектов при взаимодействии национальных правовых систем. Сущностная связь между lex voluntatis и lex causae предопределена самой природой международного частного права, призванного обеспечить наиболее объективное и адекватное правовое воздействие на указанные отношения. В силу частной природы отношений закономерным является наделение их участников правом самостоятельно определять применимое право, которое наиболее полно отражает интересы сторон в возникающих правоотношениях. Именно в силу частного характера указанных отношений выбор права сторонами опосредует наиболее тесную связь, объективно возникающую при таком выборе между правоотношением с иностранным элементом и связанной с ним правовой системой, по своим характеристикам квалифицируемой в качестве одной из возможных форм принципа тесной связи.
При этом следует учитывать, что речь не может идти о неограниченности воли сторон при таком выборе. Она ограничена императивными нормами, имеющими особое значение, и императивными коллизионными нормами международного частного права. Необходимо подчеркнуть, что указанные нормы, в силу того что они обеспечивают интересы государства в правовом регулировании международных частных отношений, также являются частными проявлениями принципа тесной связи, т.е. обеспечивают объективно возникающие тесные связи между правоотношениями с иностранным элементом и правовыми системами, заинтересованными в осуществлении правового воздействия на такие отношения.
Таким образом, принцип тесной связи является общим принципом международного частного права, определяющим основополагающие начала в правовом регулировании международных частных отношений. В то же время коллизионный и материально-правовой методы являются частными принципами международного частного права, применимость которых обусловлена действием принципа тесной связи (особенно наглядно это проявляется в действии императивных норм, имеющих особое значение). Необходимо подчеркнуть, что изменение позитивного правового регулирования международных частных отношений в настоящее время и выдвижение на первое место принципа тесной связи являются результатом процессов глобализации, происходящих в мировом сообществе, и прежде всего интернационализации социально-экономических отношений между государствами.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!