Комментарии.org Комментарии Российского законодательства
style="max-height: 50vh;">
2.4.2.3.5.7. Права и обязанности коллизионных правоотношений

К элементам структуры коллизионного правоотношения также относятся права и обязанности его субъектов по определению применимого права.
Какими же правами и обязанностями обладают субъекты коллизионного правоотношения? Рассмотрим данный элемент на примере коллизионных норм, регламентирующих определение применимого права в отношении договорных отношений.
Общим правилом применительно к указанной категории правоотношений с иностранным элементом является определение применимого права на основе соглашения сторон (ст. 1210 ГК РФ). При этом следует уточнить, что, несмотря на специфику ВТС и выраженный в правовом регулировании этой сферы публичный интерес, российская правовая система не ограничивает стороны гражданского правоотношения, возникающего в связи с поставками ПВН, в выборе применимого права. Если выбор состоялся в установленном порядке, т.е. прямо выражен или определенно вытекает из условий договора либо совокупности дел, то суд обязан исходить из такого соглашения. То есть в данном случае право сторон договорного правоотношения на выбор применимого права налагает на суд обязанность исходить из волеизъявления сторон по данному вопросу, если оно состоялось.
Вместе с тем следует учитывать, что автономия воли сторон в выборе применимого права не безгранична и имеет вполне определенные законодательные ограничения, которые предоставляют соответствующие права и возлагают обязанности на суды и другие стороны коллизионного правоотношения. Автономия воли сторон ограничена императивными нормами, имеющими особое значение, и императивными коллизионными нормами МЧП.
Императивные коллизионные нормы нельзя обойти никаким соглашением, ибо государство в них установило степень возможного поведения субъектов права, степень их свободы. Эти нормы необходимо рассматривать как нормы специального законодательства, установленного для регулирования МЧО, и, соответственно, пользующиеся приоритетом по отношению к другим нормам. Они не могут быть изменены соглашением сторон. Если же такое соглашение состоялось, то оно недействительно.
Права и обязанности сторон коллизионного правоотношения также установлены п. 5 ст. 1210 ГК РФ. В соответствии с ним если из совокупности обстоятельств дела, существующих на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан. Соответственно, стороны обязаны учитывать указанные нормы, а суд имеет право при определении применимого права основывать свой выбор не только на соглашении сторон, но и исходя из таких норм.
Еще более жесткое ограничение прав субъектов договорного правоотношения по выбору применимого права установлено в случае, если возникшие между ними отношения регулируются императивными нормами, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права (ст. 1192 ГК РФ).
При этом в обязанности суда как стороны коллизионного правоотношения входит определение приоритета императивных норм, имеющих особое значение, либо императивных коллизионных норм, если и те и другие имеют основания для применения к спорному гражданско-правовому отношению.
Для того чтобы быть непосредственно применимыми, т.е. иметь эффект прямого действия, несмотря на возможность применения иностранного права, когда это предусмотрено императивными коллизионными нормами, нормы национального материального права должны обладать не просто императивными свойствами с точки зрения материального права, а именно особыми императивными свойствами, преодолевающими силу коллизионных, в том числе императивных, правил, отсылающих к иностранному праву. В обязанность суда входит оценка этих особых свойств для принятия решения об их применении и соответственно об исключении применения коллизионных норм.
Еще одним примером коллизионной нормы, в результате действия которой появляются права и обязанности сторон соответствующего правоотношения, является ст. 1193 ГК РФ об оговорке о публичном порядке. Собственно, сама норма, устанавливающая правило об исключении применения иностранного права, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка, не является коллизионной, как и возникающее на ее основе правоотношение, так как ее предметом является не определение применимого права, а исключение применения иностранного права в указанных случаях. Но само правоотношение из действия оговорки о публичном порядке непосредственно связано с ограничением действия действительного коллизионного правоотношения, в рамках которого было определено применимое право. В этом случае обязанность суда как стороны коллизионного правоотношения - оценить объективную возможность применения иностранного права либо, в случае исключения такой возможности на основе применения оговорки о публичном порядке, использовать предоставленное субъективное право по применению при необходимости соответствующей нормы российского права.
Существенные особенности имеют коллизионные правоотношения, если их стороной выступают не государственные (арбитражные и общей юрисдикции) суды, а международные коммерческие арбитражные суды.
Права сторон по определению применимого права в таком коллизионном правоотношении установлены ст. 28 Федерального закона от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже". Закон устанавливает два основополагающих правила:
1) суд разрешает спор в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора;
2) при отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.
В силу специального регулирования вопросов определения применимого права Федеральным законом "О международном коммерческим арбитраже" (далее - Закон о МКА) нормы ст. 28 Закона имеют приоритет перед общими нормами разд. VI ГК РФ. Однако нужно учитывать следующие моменты.
В ст. 28 Закона о МКА речь идет не об определении применимого права в целом, а только об особенностях такого определения. Указанные особенности четко сформулированы: в первую очередь учитывается право, выбранное сторонами, т.е. применяется принцип lex voluntatis, и только когда такой выбор не состоялся, по усмотрению суда применяются коллизионные нормы, которые суд считает применимыми.
При этом следует учитывать, что в области договорных правоотношений с иностранным элементом частично особенности определения применимого права международным коммерческим арбитражем совпадают с общим принципом, закрепленным в п. 1 ст. 1210 ГК РФ, т.е. право определяется на основании соглашения сторон. Отличие (особенность) проявляется, только если такой выбор не состоялся. Статьей 1211 ГК РФ определено, что в этом случае для определения применимого права используется принцип тесной связи, в то время как ст. 28 Закона о МКА таким полномочием наделяет суд в соответствии с его усмотрением.

 Скачать
правое меню
Реклама:

Счетчики:
На правах рекламы:
Copyright 2007 - 2019 гг. Комментарии.ORG. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!